Вопросы к зачёту по курсу социология! Все


Вопросы к зачёту по курсу «Социология»
Предмет и объект социологии.
Для того чтобы определить объект и предмет социологии как науки необходимо уточнить эти понятия. Под объектом исследования обычно понимают определенную часть реальности окружающего нас мира. Эта реальность существует независимо от нашего сознания и знания о ней. Окружающую нас реальность можно подразделить на физическую (материальную) – ту что можно зафиксировать в наших ощущениях – увидеть, потрогать, замерить приборами и т.п. Другая реальность – социальная, которую изучает социология, её нельзя потрогать, замерить приборами, она требует специального инструментария (об этом речь пойдет в следующей лекции). Социальная реальность состоит из отношений людей к чему бы то ни было, их связях и взаимодействиях. Следовательно, объектом социологии является социальная реальность и в первую очередь - общество, рассматриваемое как совокупность индивидов и взаимосвязей между ними.
А что же такое предмет исследования? Предмет исследования, наоборот существует только в голове исследователя и зависит от накопленного знания и является его составной частью. Другими словами – это информация об объекте, которую мы собираем, изучая его. В быту мы постоянно собираем информацию об окружающих нас людях. Например, молодые люди в определённый период своего существования начинают активно искать себе партнёра, с которым можно пройти по жизни рядом – создать семью. Из всего окружения выделяется определённый объект изучения, с начало по внешним данным, затем исследуются внутренние качества и характерологические особенности данного индивида. Как видите, данный социальный объект содержит несколько сторон изучения или предметов. Охватить все стороны объекта в одном исследовании не представляется возможным в связи с огромным количеством знаний, которые он несет в себе. Так, в нашем примере физиологические и анатомические особенности организма избранника, если нет очевидных патологий, познаются только при необходимости.
Итак, выделив объект и предмет, мы можем заключить что, социология - это наука, изучающая структуры общества, их элементы и условия существования, а так же социальные процессы, протекающие в данных структурах.
Сюда относятся:
Во-первых, личность как элемент любой социологической системы. Личность - это устойчивая система социально значимых черт, характеризующих индивида, продукт общественного развития и включения индивида в систему социальных отношений посредством активной предметной деятельности и общения.
Во-вторых, социальные общности - реально существующие, совокупности индивидов, отличающиеся относительной целостностью и выступающие самостоятельным субъектом исторического и социального действия. Сюда относятся большие (нации, классы, и т.д.) и малые – «контактные» социальные группы (семья, школьный класс, студенческая группа и т.д.)
В-третьих, социальные институты исторически сложившиеся устойчивые формы организации людей для совместной деятельности. К ним относятся: образование, государство, организации, армия, бизнес, семья, наука, политика, и т.д.
В-четвертых, социальные процессы, представляющие собой смену состояний или движение элементов социальных систем и подсистем, любого социального объекта. Они могут быть: стабильности и мобильности, интеграционные и дезинтеграционные стихийные и сознательные.
Социология в системе гуманитарного знания.
Социология как наука принадлежит к системе гуманитарных наук. Среди этих наук наиболее близкими по объекту исследования являются социальная психология и антропология. Иногда даже специалисты не могут разделить предметы, изучаемые этими дисциплинами.
Следует подчеркнуть особенности социологии:
Во-первых, в отличие от других гуманитарных дисциплин социология изучает общество в целом.
Во-вторых, ее конкретные разделы (социология труда, социология образования, социология семьи и др.) позволяют изучать глубже процессы, происходящие внутри той или иной подсистемы.
В-третьих, исследуя конкретную сферу жизни общества, социологи акцентируют свое внимание на том, как здесь преломляются общесоциальные свойства, связи, механизмы и т.д.
В–четвертых, данный анализ социолог проводит с точки зрения потребностей, интересов, предпочтений, ожиданий и настроений людей.
Структура социологического знания
Социологическое знание существует в нескольких видах и уровнях:
С середины ХХ века в социологии сосуществуют два уровня социологического анализа. Во-первых, - некоторые учёные - «теоретики», устремляются в социально-философские выси, анализируя процессы, охватывающие всё общество. Другие -«практики» углубляются в изучение социально-психологических корней социального взаимодействия. Именно поэтому сформировались два уровня социологических обобщений, которые относительно разделены и в современной науке:
макросоциология – теории, описывающие крупные закономерности в развитии общества; взаимодействие основных элементов общественной системы, межгрупповые отношения и фундаментальные процессы;
микросоциология – теории, описывающие влияние межличностных отношений, малых групп, коллективного поведения на процесс возникновения и развития конкретных социальных явлений.
Если попытаться пояснить различие между этими двумя подходами, то можно сопоставить их базовые понятия: общество – группа, власть – лидерство, норма – стереотип, революция – девиация и т.п.
Макросоциология и микросоциология изучают соответственно, как живет, по каким законам развивается общество и как живут в нем и влияют на остальных и на все общество в целом люди, объединившиеся друг с другом.
Таким образом, одни социологи, которые мысленным взором «парят» над обществом, изучая его основные пропорции, системные состояния и проблемы, другие социологи, исследуют реальные отношения и взаимодействия, исследуют микроскопическую «ткань» групповых и межличностных связей общества, выполняют тяжелый, но продуктивный труд по добыче нового знания о нашем человеческом мире. В борьбе этих двух направлений изучения общества родилось нечто среднее. Поэтому выделяют три уровня социологических исследований:
1. Общесоциологический уровень (фундаментальные общесоциологические исследования) изучает:
а) Социальные структуры,
б) Развитие глобальных социальных процессов. Например процессов интеграции и дезинтеграции в обществе;
в) Развитие личности
г) Модели, методики и техники развития социологических исследований
2. Теории среднего уровня изучают:
а) Социальные институты
б) Социальные общности (социология малых групп, социология страт, слоев, социально-профессиональных категорий, социология толпы, и др.)
в) Специализированные социальные процессы, которые охватывают только часть общества. Например, социология преступности, наркомании, алкоголизма, социология мобильности и миграции, социология конфликтов, и др.
3. Первичное обобщение эмпирических данных - проведение эмпирических исследований в социальных группах и институтах.
Как мы видим, социология охватывает все стороны жизнедеятельности общества и в процессе этого изучает его видоизменяющиеся элементы.
Социологические подходы.
Социологические подходы. Социологи при изучении и объяснении различных социальных фактов используют множество подходов. Рассмотрим пять основных.
Первый - демографический. Демография - это изучение населения, в особенности рождаемости, смертности, миграции и связанной с этим деятельности людей. Например, с помощью этого подхода анализ развивающихся афро-азиатских стран мог бы объяснить их экономическую отсталость тем, что им приходится тратить большую часть средств, чтобы прокормить быстро растущее население.
Второй подход психологический. Здесь изучается мотивы, навыки, социальные установки, представления человека о самом себе. Этот подход характерен для психологии, но он так же утвердился и в социологии
Третий коллективистский подход применяется, когда изучаем группу людей или организацию (например семью или школьный класс). С его помощью социологи могут анализировать конкуренцию между людьми в группе или политическими партиями. Данный подход можно так же применять при изучении групп, бюрократических организаций и различного рода общностей. Этот подход важен при анализе коллективного поведения, например действий толпы, реакции аудитории и т.д.
Четвертый подход выявляет взаимоотношения. Общественная жизнь рассматривается не через участвующих в ней людей, а через их взаимодействие друг с другом. Определив роли внутри группы мы можем выявить отношения между членами группы и следовательно, проанализировать ее структуру.
Пятый подход культурологический. Он применяется при анализе поведения людей на основе таких элементов культуры как общественные правила (действительные или подразумеваемые) и общественные ценности. При этом подходе правила поведения, или нормы, рассматриваются как факторы, регулирующие поступки отдельных людей и действия групп.
Первые социальные исследования.
С древнейших времен человека интересовали не только загадки природы, но и проблемы связанные с его собственным существованием среди других людей. Необходимость этих знаний диктовала сама жизнь. Как организовать коллективную охоту? Как выбрать место для жилья? Как вести себя с другом, и как с врагом? Эти знания и образцы поведения накапливались у отдельных индивидов рода - мудрецов, старейшин, колдунов и т.д. Они передавались из уст в уста в форме различных сказаний, легенд, песен, и т.п. Задача этих знаний состояла главным образом в том, чтобы согласовать внешний (часто враждебный) мир с природой самого человека.
Увеличение численности населения и появление государственных образований потребовало новых знаний: о государственном устройстве, мастерстве управления, военной организации и др. Поиск ответов на эти и другие вопросы заставил ученых и мыслителей древности обобщить опыт и изложить свой взгляд на человека и общество, чтобы согласовать окружающий мир и внутреннюю природу самого человека.
Истоки социологии можно найти в первых рукописных рассуждениях ученых-мудрецов. Где в форме советов по различным житейским вопросам излагался собранный по крупицам социальный опыт. Например, учение даосской школы Мо-цзы в Китае, и древнейший индийский рукописный источник «Махабхараты» и др. учения. Именно с этого момента начинается накопление социальных знаний о человеке и обществе в специальных хранилищах. (В дальнейшем они получат название - библиотеки.)
Таким образом, происходило совершенствование: самого человека, его социальных качеств, знаний об окружающем мире.
Условно накопление знаний можно разделить на два больших этапа, имеющих ряд под этапов.
Первый этап характеризуется обобщением имеющегося опыта и созданием основ научного анализа.
Второй этап можно назвать периодом становлении я социологии как науки.
Характеризуя первый этап, можно в его структуре выделить несколько подэтапов. Своё начало он берёт в работах античных мыслей – особенно в работах Платона «Государство» или «Законы», а так же «Политика» Аристотеля. Они положили начало исследования социальных институтов - государства, семьи и права. Эти исследователи поставили учение о человеке и обществе на теоретическую основу, дав образцы, эмпирико - научного (Аристотель), и историко-политического (Полибий) и логико-понятийного (Платон) анализа.
Платон считал лучшей формой государства - аристократию («тимократию»). Рассогласование социальной гармонии, по его мнению, вело к появлению извращенных форм государственного устройства - таких как: олигархия, демократия и тирания. Кроме того, Платон выделил и проанализировал типы личности, на его взгляд они соответствовали формам государственного устройства (аристократическая, олигархическая, демократическая и тираническая).
Аристотель проанализировал систему «человек - общество - государство» По мнению Аристотеля, государственное устройство это то же самое что и порядок государственного управления. Само же управление определяется характером верховной власти, которая классифицируется в зависимости от того кто осуществляет верховную власть - один человек, группа людей или большинство населения. Причем этот количественный показатель, не как не сказывается на характере власти. Все определяют цели преследуемые верховной властью - общие или узкокорыстные. Аристотель выделял три хороших и три плохих вида государственного устройства. К первым, он относил царскую власть (законную монархию), аристократию (власть лучшей части зажиточных слоев) и политию (разумную власть большинства). Ко вторым - тиранию, олигархию и демократию. Он писал «Наилучшее государственное общение - то, которое достигается посредством средних, те государства имеют хороший государственный строй , где средние представлены в большем количестве, где они - в лучшем случае - сильнее обоих крайностей или по крайней мере каждой из них в отдельности».
В период средневековья общественные отношения истолковывались в категориях этики, а они в свою очередь в категориях теологии.
Эпоха Возрождения по праву считается под этапом в развитии социологического знания. Этот длительный период был посвящен ломке церковно-феодальной идеологии. В работах ученых-утопистов - Э.Роттердамского, Т.Мора, Н.Макиавелли, М.Монтеня и др. складываются представления об идеальном устройстве общественных отношений. По мнению этих исследователей, общество.  0но должно напоминать общину, где порядок и моральные устои регулируются волей Бога и традициями. Человек в такой системе мироздания играл незначительную роль. Так например, Монтескье отмечал «Многие вещи управляют людьми: климат, религия, законы, принципы правления, примеры прошлого, нравы обычаи; как результат всего этого образуется дух народа. Чем более усиливается в народе действие одной из этих причин, тем более ослабляется действие прочих».
Деятели эпохи позднего Просвещения в корне изменили взгляд на роль человека в обществе. К. Гельвеций, Д. Дидро Ж. Руссо и др. начинают анализировать структуру общества и пытаются определить истоки развития неравенства, появление неоднородности общества, выявить роль религии в социальных процессах. Создав механическую, рациональную модель общества, они выделяли отдельного человека как независимого субъекта, поведение которого зависит от его собственных волевых усилий.
В целом, характеризуя первый этап развития социального знания можно сказать следующее. Все первые исследования, в основном, характеризуются отрывочностью и отсутствием системности, в связи, с чем анализ общества носил поверхностный характер. Поэтому нельзя сказать о появлении социологии как о науки.
В этот период наблюдается колоссальный разрыв между исследованиями естественно-технического направления и изучением общества. Почему же наблюдалось отставание в изучении общественных отношений и явлений от развития естествознания и технознания?
Во-первых, влияние церкви, ее догматизм значительно тормозили развитие социального знания.
Во-вторых, долгое время считалось, что каждый человек наделенный сознанием, обладает абсолютной свободой в выборе линии поведения, профессии, общества. Эта свобода ограничивалась лишь божественным проведением. Согласно этому мнению человек в любой момент по собственной воле и прихоти может изменять поведение, общество, в котором он живет, законы и обычаи, существующие в государстве, если это не расходится с Божественной волей. Исходя из этого, научное изучение общества в целом, и поведения человека в частности - невозможно.
В-третьих, исследователи были убеждены в том, что человек обладает не только свободой воли, но и разума. И самое главное он способен к обучению. Следовательно, достаточно обучить людей культурным высшим ценностям и они устроят свою жизнь в соответствии с ними и установят наилучший социальный порядок.
Причины возникновения научного знания об обществе.
Во-первых, толчком к исследованию социальных процессов послужило развитие промышленного производства. Используя естественные ресурсы, и расширяя сферу производства, люди столкнулись с ограниченностью этих ресурсов. Единственным способом увеличения производительности стало рациональное использование рабочей силы. В середине ХIХ в. стало очевидным, что сложной техникой могут управлять только грамотные и обученные специалисты.
Во-вторых, усложнение всех сфер жизнедеятельности людей поставило проблемы осуществления взаимодействия между ними, и управления этими взаимодействиями, то есть - организацию социального порядка в обществе.
Когда эти проблемы были осознаны и поставлены, возникли предпосылки формирования и развития науки, изучающей ассоциации людей, их поведение в этих ассоциациях, а так же взаимодействия между людьми и результаты таких взаимодействий.
Становление социологии за рубежом.
Второй этап развития социального знания можно определить как период становления социологии как науки. Его знаменует появление первых исследований общества, носящих системный характер.
Впервые слово «социология», (буквально - наука об обществе) обозначающее область научного знания, было введено в научный оборот французским мыслителем Огюстом Контом в его работе «Курс позитивной философии» (1842 год). Человек огромного теоретического научного дарования, он не получил систематического образования. Однако в течении долгих лет Конт был личным секретарем Сен-Симона, что позволило стать разносторонне образованным человеком.
Несмотря на многотомные издания своих трудов, он не был признан академическими кругами. Поэтому О.Конт провозгласил своим руководящим принципом «умственную гигиену», заставлявший его полностью игнорировать все научные публикации, кроме своих собственных.
Социология по Конту состояла:
а) из социальной статики, исследующей существующие структуры общества в застывшем состоянии,
б) из социальной динамики, изучающей процессы социальных изменений. Социальную динамику Конт признавал наиболее значимой для изучения общества.
Под влиянием европейских событий второй половины ХIХ века Огюст Конт с самого начала создавал социологию, как науку позволяющую проводить изменения в обществе эволюционным путем, сглажено, без социальных катаклизмов.
Разработку социологического знания в этом направлении продолжил Герберт Спенсер также не получил гуманитарного образования и работал простым железнодорожным инженером. Однако, занимаясь самообучением, он воспринимал очень остро проблемы социального обустройства. Преуспев в познании общественных отношений, Спенсер с 1848 года становится главным редактором известнейшего журнала «Экономист».
В главном своем социологическом произведении - произведении «Основаниях социологии» (1876-1896) - Спенсер уподоблял сословно-классовое строение общества и присущие ему различные функции, разделению функций между организмами живого тела. Однако отдельные личности обладают, по мысли Спенсера, гораздо большей самостоятельностью, чем биологические клетки. Подчеркивая свойство саморегуляции в живой материи, Спенсер ставил под сомнение значимость государственных форм, рассматривая их больше в качестве инструментов насилия, чем саморегуляции.
Настоящее развитие и признание социология получила только тогда, когда были разработаны и сформулированы основные научные концепции, и появилась возможность создания теоретических основ изучения социальных явлений. Фактическое «открытие» социологии принадлежит трем выдающимся мыслителям, жившим в конце ХIХ - начале ХХ вв. Это немецкие ученые Карл Маркс, Макс Вебер, а также француз Эмиль Дюркгейм.
Творчество Карла Маркса. Значительный вклад в развитие социологии внес Карл Маркс (1818-1883). Впервые он создал стройную и логичную систему взглядов на историю становления и развития человеческой цивилизации. В основе этой системы лежали объективные экономические критерии - развитие орудий труда, товаро-денежных отношений и др. Их изменения полностью меняли социальную сферу. С этой точки зрения человеческая цивилизация прошла три формы развития: рабовладельческую, феодальную и капиталистическую. На базе этой концепции была разработана теория классовой борьбы. Основные ее идеи можно изложить следующим образом: все индивиды принадлежат к определенным классам, разделение на которые происходит по признаку владения средствами производства и размерами вознаграждения получаемого с этого владения. Он рассматривал структуру общества в динамике, предполагая, что классы это исторически изменяющиеся элементы социальной структуры.
Качественные изменения классов происходят в результате смены общественно-экономических формаций. А все изменения в обществе, разделенном на классы, основаны на законах диалектики, и на постоянной борьбе между классами угнетенных и угнетателей.
Теория общественного развития М.Вебера. Одним из основных элементов общественного развития являлась выделенная М.Вебером теория социального действия - поведение индивида в обществе. По его мнению, общество представляет собой совокупность действий индивидов, стремящихся к достижению своих собственных интересов и целей. Кооперация действий индивидов образует ассоциации (группы или сообщества).
Таким образом, осмысленное поведение, в результате которого достигаются индивидуальные цели, приводит к тому, что человек действует как социальное существо. В ассоциациях с другими людьми, он достигает значительного прогресса во взаимодействии с окружающей средой.
Вебер подверг анализу отношения власти, а также природу и структуру организаций, где эти отношения проявляются наиболее ярко. Идеальным механизмом воплощения и поддержания отношений власти в организации он считал бюрократию - искусственно созданный аппарат управления.
Идеи Эмиля Дюркгейма. Э.Дюркгейм - основатель французской школы социологии. В отличие от М. Вебера - Э. Дюргейм считал, что общество - это надиндувальное бытие, существование и закономерности которого не зависят от отдельных индивидов. Объединяясь в группы, люди сразу начинают подчиняться правилам и нормам, которые он называл «коллективным сознанием». Каждая социальная единица должна выполнять определенную функцию, необходимую для существования общества как целого.
Особое внимание Дюркгейма уделял изучению отклоняющегося поведения и дефектов социальных норм. Его исследования легли в основу ряда направлений социологических исследований. В частности он стал основоположником школы структурных функционалистов.
Подводя итог, можно сказать, что название науки «социология», столь удачно примененное О.Контом, было насыщено научным содержанием К.Марксом, М.Вебером, и Э.Дюркгеймом и другими исследователями общества. В настоящее время социология является самой актуальной из гуманитарных дисциплин, особенно для нашего общества.
Виды прикладных социологических исследований.
В наиболее общем виде социологическое исследование можно определить как систему логически последовательных методологических, методических и организационно-технических процедур, связанных одной целью: получить достоверные данные об изучаемом явлении или процессе для их последующего использования в практике социального управления.
Вид социологического исследования определяется характером поставленной цели и направленностью выдвинутых задач. В зависимости от глубины анализа различают три основных вида социологического исследования:
разведывательное (пилотажное или зондажное),
описательное,
аналитическое.
Разведывательное исследование - наиболее простой вид конкретно-социологического анализа, поскольку решает весьма ограниченные по своему содержанию задачи. Оно охватывает, как правило, небольшие обследуемые совокупности и основывается на упрощенной программе и сжатом по объему методическом инструментарии. Под методическим инструментарием понимается методические документы, с помощью которых осуществляется сбор первичной информации. К ним относятся: анкета, бланк-интервью, опросный лист, карточка для фиксации результатов наблюдения, изучения документов и др.
Разведывательное исследование может использовать в качестве предварительного этапа глубоких и масштабных исследований, либо весьма «прикидочных» сведений об объекте исследования для общей ориентации.
Выполняя названные вспомогательные задачи, разведывательное исследование служит поставщиком оперативных социологических данных. В этом случае можно говорить о такой разновидности разведывательного исследования, как экспресс-опрос.
Экспресс - опрос (оперативный опрос) нацелен на выявление отношения людей к актуальным проблемам, событиям повседневной жизни. Еще он носит название «зондаж общественного мнения».
Обычно в разведывательном исследовании используется какой-либо один из доступных методов сбора первичной информации (анкетный опрос или интервью), позволяющий осуществить его в короткие сроки.
Более сложный вид социологического анализа – описательное исследование. По своим целям и задачам оно предполагает получение эмпирических сведений, дающих относительно целостное представление об изучаемом явлении, его структурных элементах.
Описательное исследование проводится по полной программе, достаточно подробно разработанной, на базе апробированного социологического инструментария. Его надежное социологическое оснащение делает возможным группировку и классификацию элементов исследуемого объекта по тем характеристикам, которые выделены в качестве существенных в связи с изучаемой проблемой.
Описательное исследование обычно проводится тогда, когда объект анализа – относительно большая общность людей, отличающихся разнообразными характеристиками. Это может быть коллектив крупного предприятия, в котором трудятся люди самых различных профессий, пола, возраста, национальностей, стажа работы, образования и т. д., или население города, района, региона и т.д. В таких ситуациях выделение в структуре объекта изучения относительно однородных групп позволяет осуществить поочередную оценку, сравнение и сопоставление интересующих исследователя характеристик. Кроме того, выявить наличие или отсутствие связей между ними.
Аналитическое исследование – самый углубленный вид социологического анализа, ставящий своей целью не только описание структурных элементов изучаемого явления, но и выявление причин, которые обуславливают характер, распространенность, остроту и другие свойственные ему черты.
Если в ходе описательного исследования устанавливается, есть ли связь между характеристиками изучаемого социального явления, то в ходе аналитического исследования выясняется, носит ли обнаруженная связь причинный характер.
Подготовка аналитического исследования требует значительного времени, тщательно разработанной программы и инструментария. Для этого нередко при помощи разведывательного исследования собирают сведения, которые дают предварительное представление об отдельных сторонах изучаемого объекта и предмета, позволяют выбрать оптимальные пути их дальнейшего углубленного анализа.
По методам сбора социологической информации аналитическое исследование носит комплексный характер. В нем, дополняя друг друга, могут применяться различные формы опроса, анализ документов, наблюдения и т.д. Естественно, это требует от исследователей умения «взаимоувязывать» социологическую информацию, полученную при помощи разных методов, придерживаться определенных критериев ее интерпретации. Тем самым аналитическое исследование существенно отличается не только содержанием своего подготовительного этапа и этапа сбора первичной информации, но и подходами к анализу, обобщению и объяснению полученных результатов.
Разновидностью аналитического исследования является социальный эксперимент. Его проведение предполагает создание экспериментальной ситуации путем изменения обычных условий функционирования интересующего исследователя объекта. В ходе эксперимента особое внимание уделяется изучению «поведения» тех включенных в экспериментальную ситуацию факторов, которые придают данному объекту новые черты и свойства.
В зависимости от того, изучается ли интересующий исследователя предмет в статике или в динамике, могут быть выделены еще два вида социологического исследования — точечное и повторное.
Точечное исследование (его также называют разовым) дает информацию о состоянии объекта анализа, количественных характеристиках какого-либо явления или процесса в момент его изучения. Такая информация в определенном смысле может быть названа статической, поскольку отражает как бы моментальный «срез» количественных характеристик объекта, но не дает ответа на вопрос о тенденциях его изменения во времени.
Повторными называются несколько исследований, которые проводятся последовательно через определенные промежутки времени и позволяют получить данные, отражающие изменение объекта. Подобные исследования осуществляются на единой программе и инструментарии. По сути повторное исследование представляет собой средство сравнительного социологического анализа, направленное на выявление динамики развития изучаемого объекта.
В зависимости от выдвигаемых целей повторный сбор информации может проходить в два-три этапа и более. Длительность временного интервала между первоначальным и повторным этапами исследования может быть разной, так как сами общественные процессы обладают неодинаковой динамикой и цикличностью. Чаще всего именно свойства самого объекта подсказывают временные интервалы повторных исследований. Например, если изучается тенденция реализации жизненных планов выпускников средних школ и первый раз их опросили перед выпускными экзаменами, то очевидно, что ближайший срок повторного исследования — не ранее чем сентябрь - октябрь, когда заканчивается прием в вузы и непоступившие определяются на работу, идут служить в армию, становятся безработными и т.п.
Лонгитюдные исследования (иначе называемые мониторингом) относят к повторным и проводят в течение длительного времени, регулярно и через заданный промежуток времени (такова, например, перепись населения).
Панельное исследование — особый вид повторного исследования. Если при помощи обычного повторного исследования может изучаться, например, эффективность воспитания в коллективе независимо оттого, как изменился его состав за период между первоначальным и повторным этапами исследования, то панельное исследование предусматривает неоднократное изучение одних и тех же лиц через заданные интервалы времени. Поэтому для панельных исследований целесообразно соблюдать такие интервалы, которые позволяют сохранять стабильность исследуемой совокупности по ее численности и составу. Эти исследования позволяют обновлять и обогащать содержание, дают возможность накапливать информацию, отражающую направление развития.
Рис. 1.1. Виды социологического исследования
В зависимости от условий проведения выделяют полевые исследования, которые осуществляются в естественной для исследуемой общности обстановке (на предприятии, в деревне), и лабораторные исследования, которые проходят в специально созданных условиях (фокус-группы, метод «длинного стола»).
Выстроенная по разным основаниям классификация видов социологического исследования представлена на рис. 1.1.
Наряду с основными критериями классификации социологических исследований (глубина, степень сложности эмпирического анализа) могут использоваться и другие критерии, связанные с особенностями метода сбора информации, с формой и характером проведения исследования. Например, в зависимости от применяемого метода сбора эмпирических данных различают три вида социологического исследования: опрос, наблюдение, анализ документов.
Опрос – наиболее распространенный вид социологического исследования и одновременно самый используемый метод сбора первичной информации. В настоящее время в России 90% всей социологической информации собирается методом опроса. Он незаменим, когда идет речь об исследовании тех содержательных характеристик общественного, группового и индивидуального сознания, отношений различного вида, которые скрыты от внешнего взгляда и дают о себе знать только в определенных отношениях.
Существуют две основные разновидности социологического опроса: анкетирование и интервьюирование.
При анкетировании опрашиваемый сам заполняет вопросник в присутствии анкетера (интервьюера) или без него. По форме проведения оно может быть как индивидуальным, так и групповым. В последнем случае за короткое время можно опросить значительное число людей.
Анкетирование может быть как очным, так и заочным. Наиболее распространенные формы последнего: почтовый опрос, опрос через газету и др.
В свою очередь, интервьюирование предполагает личное общение с опрашиваемым. При этом интервьюер сам задает вопросы и фиксирует ответы. По форме проведения оно может быть прямым, как говорится, «лицом к лицу» и опосредованным, например, по телефону.
В зависимости от источника (носителя) первичной социологической информации различают опросы массовые и специализированные. В массовом опросе основным источником информации выступают различные социально-профессиональные и демографические группы населения. Участников массовых опросов в прикладной социологии принято называть респондентами (от латинского «отвечать»)
В специализированном опросе главным источником информации выступает компетентные лица, чья профессиональная деятельность тесно связанна с предметом изучения или чьи теоретические знания, жизненный опыт позволяют делать авторитетные заключения. Такие опросы называются экспертными, поскольку опираются на мнение экспертов.
Другой метод социологического сбора информации - социологическое наблюдение – представляет собой целенаправленное и систематизированное восприятие какого-либо явления, черты, свойства и особенности которого фиксируются исследователем. Формы и приемы фиксации могут быть различными: бланк или дневник наблюдения, фото, киноаппарат, теле-видиотехника, другие технические или электронные средства.
Особенность наблюдения как вида исследования и как метода сбора первичной информации – способность анализировать и воспроизводить процесс во всем его богатстве и разнообразии, поставлять разносторонние, порой весьма «обнаженные» впечатления об исследуемом объекте. В ходе его могут фиксироваться: характер поведения, жесты, мимика лица, выражение эмоций отдельных лиц и целых групп. Нередко наблюдение используется наряду с другими видами исследований как бы «одухотворяя» массовые опросы.
Следующим видом прикладного социологического исследования можно выделить анализ документов. При его использовании источником анализа выступают текстовые сообщения. Они могут содержаться в любых документах: протоколах, докладах, публикациях газет, журналов, в письмах, художественных произведениях, иллюстрациях и т.п. Этот метод позволяет получить сведения о прошедших событиях, непосредственное наблюдение которых уже невозможно. Изучение документов, в которых те или иные явления в жизни прослеживаются в течение многих лет, позволяет выявить тенденции и динамику их изменения и развития.
Характеристика программы социологического исследования и ее составных частей.
Социологическое исследование включают четыре этапа, последовательно сменяющих друг друга и вместе с тем содержательно взаимосвязанных. Это:
подготовка исследования,
сбор первичной социологической информации,
подготовку собранной информации к обработке и сама обработка на ПК,
анализ обработанной информации, подготовку отчета по итогам исследования, формулирование выводов и рекомендаций.
Примерное распределение времени на организацию социологического исследования следующие:
Разработка программы - 30-40%.
Сбор информации - 10-15%.
Подготовка данных к машинной обработке - 10-15%.
Обработка данных - 5-10%.
Анализ материалов, написание отчета - 30-40%.
Определив выбор вид социологического исследования, необходимо перейти к его непосредственной подготовке. Она предполагает разработку программы, рабочего плана и вспомогательных документов исследования. Рассмотрим основные требования, предъявляемые к ним.
Программа социологического исследования содержит всестороннее обоснование методологических подходов и методических приемов изучения определенного явления или процесса. Она обычно включает в себя относительно подробное, четкое и завершенное изложение следующих вопросов:
методологическая часть, состоящая из: формулировки и обоснования проблемы, указания цели, определения объекта и предмета исследования, логического анализа основных понятий, формулировки гипотезы и задач исследования;
методическая часть, состоящая из: определенной обследуемой совокупности, характеристики используемых методов сбора первичной социологической информации, логической структуры инструментария для сбора этой информации, компьютерной программы для обработки собранной информации.
Разберем содержание методологической части исследования. Начнём с того, что определимся с основными понятиями.
Методологией называют систему основных принципов любого научного исследования. Это собирательный термин, имеющий различные аспекты. В широком смысле слова научная методология является инструментом поиска наиболее общих подходов к изучению предмета. Социологическая методология определяет принципиальные основы разработки частных социологических теорий.
В узком смысле слова в социологии термином "методология" обозначается совокупность исследовательских процедур, техники и методов, включая приемы сбора и обработки социологической информации.
При этом следует учитывать, что любая теоретическая система знаний ценится, прежде всего, потому, что она не только описывает и объясняет объективную реальность, но и одновременно является инструментом поиска нового научного знания.
Ни в отечественной, ни в зарубежной социологии нет единого определения частных приемов социологических исследований. Одну и ту же систему действий некоторые авторы называют методом, другие - техникой, третьи - процедурой, четвертые - методикой, а некоторые и методологией. Поэтому стоит договориться об использовании определенных терминов, рекомендованных авторитетным социологом В.А. Ядовым.
Метод - основной способ сбора, обработки и анализа данных.
Техника - совокупность специальных приемов для эффективного использования того или иного метода.
Методика - совокупность технических приемов, связанных с данным методом, включая частные операции, их последовательность и взаимосвязь.
Процедура - последовательность всех операций, общая система действий и способов организации конкретного исследования, сбора и обработки социологический информации.
Опрделившись с понятийным аппаратом перейдём к основным частям программы:
Во-первых, формулировка и обоснование проблемы. Противоречивая ситуация, поставленная самой жизнью, носящая массовый характер и затрагивающая интересы тех или иных социальных институтов, называется социальной проблемой. В прикладной социологии используют, как правило, пять подходов при классификации социальных проблем. Их группируют в зависимости от:
цели исследования (гносеологические - познавательные и предметные – вызванные столкновением интересов),
носителя проблемы (социальные слои и группы),
масштабов ее распространения (общегосударственные, региональные или местные),
времени действия противоречия (краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные),
его глубины (одноплановые, функциональные, и системные).
В процессе формулировки проблемы исследования надо стремиться к тому, чтобы в ней получили как можно более точное отражение и сама проблемная ситуация и реальное противоречие, определяющее ее.
Определение цели, объекта и предмета исследования. Прикладные социологические исследования чаще всего преследует практическую цель, ибо призваны дать информацию для выработки рекомендаций, подготовки и принятия управленческих решений.
Проблема исследования всегда предполагает своего носителя – ту общность людей их деятельность, с которыми она непрерывно связана. Следовательно, объектом социологического исследования в широком смысле выступает носитель той или иной социальной проблемы. Четкое выделение объекта способствует определению предмета исследования. Он включает в себя стороны и свойства объекта, которые в наиболее полном виде выражают исследуемую проблему, и подлежит изучению.
Таким образом, предмет социологического исследования представляет собой концентрированное выражение взаимосвязи социальной проблемы и объекта исследования.
Логический анализ основных понятий. Данный анализ предполагает осуществление ряда таких методологических процедур, без которых невозможно воплотить в инструментарии исследования концепцию социологического исследования.
Суть этих процедур заключается в логическом структурировании основных понятий, фигурирующих в определении предмета исследования. Он представляет собой точное объяснение содержания и структуры этих понятий, выяснение соотношения этих элементов и свойств изучаемого явления. Например, при изучении социальной активности отдельных социальных групп, необходимо проанализировать ее составляющие (активность в сфере экономической, политической, спортивной и др.).
Данный анализ оказывает непосредственное воздействие на логику построения инструментария (анкеты, опросного листа и т.п.).
Формулировка гипотезы исследования. Реализация исследовательской цели строится на определенной последовательности шагов, приемов, методов, применяемых исследователем. Общая направленность исследования может быть задана до его начала сформулированной гипотезой. Гипотеза – это научное предположение, выдвигаемое для объяснения каких-либо фактов, явлений и процессов, которое надо подтвердить или опровергнуть исследованием.
Любое социологическое исследование строится на предварительных, явно или неявно выраженных предположениях о характере и причинах возникновения изучаемой проблемы. Свои предположения исследователь формулирует в виде гипотез. Они способствуют увеличению оперативности исследования, подсказывают правильный выбор объекта исследования и метода сбора социологической информации. Поэтому их формулируют однозначно, избегая по возможности расплывчатых формулировок.
Есть некоторые общие правила, которым должна удовлетворять гипотеза:
Гипотеза не должна содержать понятий, которые не получили эмпирической интерпретации, иначе она непроверяема.
Гипотеза не должна противоречить ранее установленным научным фактам. К примеру, есть достаточно оснований выдвинуть такую гипотезу: "Чем разнообразней труд, тем больше удовлетворенность работника". Однако при определенном психофизиологическом типе личности именно однообразная и монотонная работа доставляет удовлетворение, а разнообразная - нет.
Гипотеза должна быть простой и не обрастать лесом возможных допущений и ограничений.
Гипотеза должна быть принципиально проверяема при данном уровне теоретических знаний, методической оснащенности и практических возможностях исследователя.
Задачи социологического исследования формулируются в соответствии с его целью и гипотезами и так же как последние, могут быть условно разделены на основные и дополнительные.
Основные задачи исследования заключают в себе поиск ответа на центральный вопрос: каковы пути и средства решения исследуемой проблемы? Например, если цель исследования – определение эффективности учебного процесса, то в качестве основной задачи может выступать поиск факторов, дестабилизирующих этот процесс.
Описательные и аналитические исследования часто включают несколько основных задач, решение каждой из которых предполагает реализацию определенного числа связанных с ними дополнительных задач. Такие исследования называются комплексными.
Рассмотрим методическую часть. Одним из важнейших шагов исследования является определение обследуемой совокупности. Определение объекта исследования ставит следующий вопрос. Сколько человек необходимо опросить, для того чтобы получить достоверную информацию? На языке социологов эта операция носит название «определение выборочной совокупности». От ее правильности зависит качество и достоверность собранной информации. Данное обстоятельство обязывает тщательно описать в программе социологического исследования проект выборки, который в последующем с учетом особенностей характеристик и динамики объекта исследования, может быть уточнен и выделен в отдельный документ.
В проекте выборки указываются принципы выделения из объекта той совокупности людей, документов, либо иных источников первичной социологической информации, в которой и будет проведено исследование. Здесь же, в проекте выборки должны быть обоснованы: техника проведения опроса; обозначены подходы к определению достоверной информации, полученной в ходе опроса, а так же характеристики: используемых методов сбора первичной социологической информации, логической структуры инструментария для ее сбора, компьютерной программы для ее обработки.
Анкетный опрос и его виды.
Опрос - самый распространенный метод сбора первичной информации. С его помощью получают почти 90% всех социологических данных. В каждом случае опрос предполагает обращение к непосредственному участнику и нацелен на те стороны процесса, которые мало поддаются или не поддаются вообще прямому наблюдению. Вот почему опрос незаменим, когда речь идет об исследовании тех содержательных характеристик общественных, групповых и межличностных отношений, которые скрыты от внешнего глаза и дают о себе знать лишь в определенных условиях и ситуациях. Существует две основных разновидности социологического опроса:  анкетирование и интервьюирование.
Анкетирование - один из основных видов опроса, осуществляемого путем опосредованного общения социолога и респондента. Различают следующие виды анкетирования:
а) по способу общения между исследователем и опрашиваемым --- прессовый ( вопросник печатают в газете, журнале ) ; почтовый ( рассылают анкеты по почте ) и раздаточный ( анкетер раздает их группе респондентов ). В первых двух случаях (заочное анкетирование) нет непосредственного контакта с респондентом. В третьем случае ( очное анкетирование) анкетер выступает в качестве инструктора по заполнению анкет, раздатчика анкет, однако анкета заполняется респондентом самостоятельно ;
б) по месту проведения --- анкетирование по месту жительства и по месту работы или учебы. В последнем случае он может быть групповым ( или аудиторным ) ;
в) по уровню стандартизации --- полностью или частично стандартизированным. Этот вид анкетирования определяется характером вопросов ( закрытыми или полузакрытыми).
Анкетирование имеет как достоинства ( оперативность, экономия средств и времени и др. ), так и недостатки, связанные с субъективностью получаемой информации, ее достоверностью и т. д. Поэтому анкетирование необходимо сочетать с другими методами сбора первичной информации.
Исследование, к которому стремится социолог, предполагает опрос определенных лиц, и необходимо, чтобы эти лица по возможности, во-первых, участвовали в опросе, а во-вторых, отвечали искренне, внимательно, самостоятельно, подробно. В этой связи западногерманская исследовательница Н. Ноэль говорит об особой «драматургии опроса», включающей, в частности, раскрытие возможностей социолога произвести на респондентов хорошее впечатление, пробудить их интерес, завоевать доверие, подтвердить уверенность в собственных силах, не дать им заскучать и тем самым заставить отвечать искренне и с удовольствием. Проблема эта не только чисто методическая, но и этическая. Социологу приходится думать как о собственной исследовательской программе, так и о том, какие темы респонденты будут обсуждать более охотно, что может их больше заинтересовать. Поэтому анкета, по убеждению Н. Ноэль, должна быть вежливой, а не эгоистичной. А это означает, что анкета должна осуществлять не только научно-познавательные, но и коммуникативные функции.
Таким образом, упорядоченным должен быть не только список вопросов, расположенных в логической последовательности, объединенных единой тематикой, но список, который будет снабжен преамбулой, инструкцией, обращением. Кроме того, он включит не только вопросы, непосредственно нацеленные на получение искомых ответов или контролирующие их, но и вопросы, позволяющие установить с респондентами контакт, создать у них кооперативную установку, способствовать снятию напряжения, скуки и усталости, неуверенности и т. п.  Иными словами, анкета - это список вопросов, предлагаемый всем респондентам  в идентичной форме и адаптированный к условиям  массового асимметричного целенаправленного опосредованного общения.
Процесс адаптации обращенных респондентам  вопросов к необходимому при этом общению и будет называться конструированием анкеты. В задачи конструирования входит: создать и поддержать кооперативную установку у респондентов; вселить в респондентов уверенность в их способности ответить на все предложенные вопросы; наладить доверительные отношения, создать впечатление о возможности давать любые , самые неожиданные и откровенные ответы; освободить ответы респондентов от воздействия предшествующих вопросов и ответов на них; поддерживать постоянный интерес к работе с анкетой.
Нетрудно заметить, что решение многих задач достигается также за счет специальной работы над инструкцией анкетеру, при коррекции отдельных трудных, тенденциозных или деликатных вопросов, подготовкой места и выбором времени опроса и т. п. Это не отменяет необходимости решать названные задачи при конструировании анкеты, поскольку разнообразные препятствия на пути общения социолога с респондентами могут быть преодолены только различными приемами, позволяющими социологу активно строить свои отношения с респондентами , а не ждать, пока они как-то устроятся сами по себе.
Виды и последовательность вопросов.
Первоначально список скорректированных вопросов воспроизводит логику исследователя, содержащуюся в программе. Это обстоятельство  может существенно затруднять процесс общения, так как очевидной становится тенденциозность исследования. Кроме того, возникают и трудности иного рода.
Участие в опросе представляет собой для респондента достаточно необычный вид деятельности. К ней не все могут быть готовы в силу разнообразных причин. Если сразу обрушить на участников  опроса серьезные и важные  вопросы, многие могут отказаться, поскольку не будут готовы к ответу. Поэтому приходится как бы вводить людей в курс дела, вырабатывать у них некоторые навыки заполнения анкеты, для чего в самом начале задаются более простые вопросы. Отвечая на них , респонденты  постепенно осваиваются с заданием.
Виды вопросов (индикаторов). Открытые вопросы --- вопросы без вариантов ответов ; они хороши на стадии проб, определения области исследования и в функции контрольных. Предполагается, что ответ в свободной форме позволяет выявить доминанту мнений, оценок, настроений : люди отмечают те стороны явлений или говорят а том, что волнует их больше всего, о том, что доминирует в их сознании. Но самое главное состоит в том, что, реагируя на вопрос без подсказки вариантов ответа, люди лучше проявляют особенности своего повседневного, обыденного сознания, свой образ мыслей. Главный недостаток открытых вопросов состоит в том, что высказываемые здесь мнения и оценки связаны с какими-то неизвестными нам рамками сравнения, которые очерчивают контекст высказанных суждений.  Изменение границ сопоставления суждений ведет к изменению акцентов:  доминирующие пункты информации могут оказаться на периферии, периферийные --- передвинутся в центр внимания опрашиваемого.
Другой недостаток открытых вопросов- трудности обработки данных. Пространные ответы предполагают последующую группировку и часто квантификацию, а контент-анализ ответов --- процедура сложная и трудоемкая. Но самое главное - здесь требуется высокое искусство «расшифровки» реальных смыслов, вкладываемых респондентами в их суждения, ибо «практическое сознание» не является прямым аналогом теоретического, которое социолог  использует в подобных операциях контент-анализа.
Закрытые вопросы --- вопросы с вариантами ответов ; они позволяют более строго интерпретировать ответ. Рамки соотнесения оценок и суждений определяются здесь набором единых для всех опрошенных вариантов ответа. Исследователь имеет более надежные основания, чем при  открытых вопросах, сопоставлять данные в равных условиях. Появляется возможность не только выяснить содержание суждений, но и измерить интенсивность оценок, шкалируя их по каждому варианту.
Указанные преимущества плюс экономичность применения закрытых вопросов ведут к тому, что они чаще используются исследователями, иногда без достаточных оснований. Главное же основание выбора меры стандартизации ответов на вопрос --- уверенность исследователя в том, что предлагаемая им схема ответа максимально полно соответствует потенциальному разнообразию возможных мнений опрашиваемых. Такую уверенность можно приобрести лишь при условии тщательного пилотажа – опробовании различных форм опросников до начала сбора основной информации.
Постановка закрытых вопросов предполагает соблюдение следующих основных требований :
Главное – максимально предусмотреть возможные варианты ответов. Используют также  полузакрытый   вариант, в котором оставляется прочерк для дополнительных комментариев и замечаний. В конце списка ответов значится: « Дополнительные замечания (укажите, какие именно)...». Важно отвести должное место для комментария и уточнений. Рекомендуется приближенно оценить, сколько строк займет комментарий, и утроить эту величину. Если в анкете не предусмотрено достаточное место для ответов на открытый вариант вопроса, он «не работает».
Формулируя варианты ответов (подсказки), следует помнить три важных правила, подтвержденных экспериментальными исследованиями: а) отвечающий на вопрос чаще выбирает первые подсказки, реже – последующие. Поэтому правило №1-первыми должны быть наименее вероятные варианты ответа;
б) чем длиннее подсказка, тем меньше вероятность ее выбора, так как для усвоения смысла требуется больше времени, а респондент не склонен его тратить. Поэтому правило №2 - подсказки должны быть примерно равной длины;
в) чем более общий (абстрактный) характер имеет подсказка, тем меньше вероятность ее выбора. Люди часто мыслят очень конкретно, их раздражает неясность ситуации там, где исследователю она кажется предельно конкретной.
Отсюда правило №3 - все варианты ответов следует выдерживать на одном уровне конкретности.
Никоим образом нельзя комбинировать несколько идей в одной фразе.
Все возможные варианты ответов должны быть отпечатаны на одной странице, чтобы респондент мог разом охватить рамки соотнесения оценок.
Нельзя печатать всю серию положительных подсказок ответов подряд и следом за нею - серию отрицательных, или наоборот. В этих случаях мнение навязывается самой последовательностью предложенных вариантов.
Список предложенных ответов иногда столь обширный, что опрашиваемые устают по мере продвижения к его концу и с последними группами суждений работают менее внимательно, чем с первыми, или же начинает действовать сила инерции в ответах. В таком случае целесообразно расчленить список на три блока и предложить части опрашиваемых блокировку в одной последовательности, остальным группам - в другой.
Полного совпадения данных, полученных из вопросов закрытого и открытого типов, не бывает. Специальные методические эксперименты указывают на то, что информация, получаемая из ответов на открытый и закрытый вопросы, относительно идентична при ранжировании каких-то объектов (например, предпочтений телепрограмм, видов досуговой деятельности и т. п. ), но существенно разнится при оценке степени разнообразия взглядов и позиций опрашиваемых; широты и разнообразия предпочтений; богатства мотивировок тех или иных действий и т. п.
Интерпретация сведений, получаемых путем анализа советов на закрытые вопросы с использованием контрольных - открытых, существенно богаче, более развернута и обоснованна.
Правило воронки. Подготовка респондента к наиболее важным ответам происходит при помощи постановки в начало анкеты вопросов наиболее простых, которые постепенно усложняются. Переход от простых к сложным вопросам получил название правила воронки. Его применение позволяет респондентам постепенно выработать уверенность в своей способности выступать в такой роли. В середине анкеты располагаются наиболее важные с точки зрения исследования и трудные для респондентов вопросы. Здесь же задаются вопросы, носящие наиболее явный тенденциозный или деликатный характер: факт сопряженности различных ответов позволяет надеяться, что если на более простые предшествующие вопросы респонденты отвечали свободно, без стеснения , то и на эти вопросы они смогут отвечать так же. Работа с такими вопросами - кульминационный момент в анкете. После него, если учесть возможную усталость респондента и спад интереса, ставятся наиболее простые вопросы, не требующие сильного напряжения памяти, воображения, внимания и т. п.
Эффект излучения. Принцип расположения вопросов по мере нарастания их сложности, а затем убывания не лишен и определенных недостатков. Но не только предполагает, что респонденты в своих рассуждениях о предмете опроса будут придерживаться той же системы координат, что и социолог, но и не учитывает, что каждый вопрос воспринимается не сам по себе, не изолированно, а в контексте с другими. Таким образом, признать, что ответы на простые вопросы служат только получению ответов и для респондента оказываются способом разминки, --- значит существенно упростить процесс работы с анкетой.
Когда все вопросы логически взаимосвязаны и последовательно сужают тему, у респондента возникает определенная установка, согласно которой он будет отвечать на них. Такое взаимовлияние вопросов называется эффектом излучения или эффектом эха и проявляется в том, что предшествующий вопрос (или вопросы) направляют ход мыслей респондентов в определенное русло, создают некоторую мини-систему координат, в рамках которой формулируется или выбирается вполне определенный ответ.
Для того чтобы создать и поддерживать интерес к анкете, снимать возникающее напряжение, переводить респондента от одной темы к другой, в анкете применяются специальные вопросы, получившие название функционально-психологических.
В отличие от содержательных вопросов, нацеленных на получение искомых сведений , и вопросов контрольных, эти сведения контролирующих, функционально-психологические вопросы  служат не столько для сбора сведений, сколько для обеспечения отношений общения между исследователем и респондентами. Эти вопросы служат не только побуждением к ответам. Они содержат разнообразную информацию: пояснения  и оправдания высказываний социолога, обращенные к респондентам, некоторые комментарии воспринимаются как  признаки более симметричного общения, более равноправного обмена информацией.
К функционально-психологическим относятся контактные вопросы и вопросы буферные.
Контактные вопросы. Любое общение начинается с фазы адаптации (приспособления), в процессе которой  социолог реализует важные цели: создает у респондентов мотивацию  участия в опросе, готовит их к исследованию. Эта фаза предусматривает восприятие обращения к респондентам, знакомство с целью исследования и инструкцией о заполнении анкеты.
На основании первого (нескольких начальных) вопроса  анкеты респондент  вырабатывает  первое впечатление о предстоящей работе. Поэтому здесь чрезвычайно важно, чтобы впечатление это было благоприятным. Как этого достичь с помощью анкетных вопросов?
Социологи осознают значение первого вопроса и стремятся сделать его наиболее простым. Первый вопрос оказывается контактным, т. е. цель его  ---  установление контакта с респондентами.  Такая особенность отдельных ответов на вопросы, как их взаимообусловленность, позволяет социологу рассчитывать, что если респондент работает с первым вопросом, он может продолжить работу и с остальными.  Следовательно, первому вопросу необходимо уделить особое внимание. Он должен отвечать определенным требованиям.
Во-первых, контактный вопрос должен быть очень простым. Здесь часто используются вопросы, касающиеся сведений  чисто событийного характера --- например, стажа работы, района местожительства. Уместны также и вопросы о привычках, на которые отвечают чаще всего вполне откровенно, о занятиях в свободное время и т. п. В ряде  случаев целесообразным оказывается вопрос об интересе респондентов к тем или иным проблемам.
Во-вторых, контактный вопрос должен быть очень общим, т. е. касаться  всех респондентов. Поэтому нежелательно начинать анкету с вопроса-фильтра  (даже если оставить в стороне тот факт, что наличие фильтра в начале анкеты свидетельствует об отсутствии исчерпывающей инструкции анкетеру относительно подбора респондентов, здесь важно отметить, что ответ «нет» может негативно повлиять на последующие ответы). Дело в том, что в начале общения стороны, заинтересованные в продлении контакта, открывают как можно больше того, что могло бы быть  использовано в качестве их совместной характеристики, как основание для установления согласия относительно наиболее общих целей общения.
Контактный вопрос рекомендуется делать настолько широким, чтобы на него мог ответить любой респондент. Отвечая, человек начинает верить в свою компетентность, чувствовать себя уверенно. У него возникает желание развивать свои мысли дальше, высказываться полнее. Поэтому анкету лучше начинать с того , что принимается всеми, что наиболее понятно.
Первый вопрос и ответ на него чрезвычайно важны для дальнейшего общения. Интерес респондента может быть вызван не только самим содержанием общения --- исследованием в делом, но и его поводом --- содержанием первого вопроса.  Впоследствии, при установлении контакта, предмет первоначального обсуждения , в связи с которым возникли отношения взаимодействия, общения, может быть заменен  другим. Но сам тон контактного взаимодействия сохраняется.
Основанное на интересе и уверенности в своих силах контактное взаимодействие  создает благоприятный во многих отношения фон для реализации целей опроса.  Облегчаются ответы на вопросы, снимается напряженность (сами респонденты признаются, что вопросы уже не кажутся им «страшными»), возникает самостоятельная потребность развивать свои мысли, выражаться полно и по существу.
Вовсе не обязательно, чтобы контактные вопросы содержали искомую  информацию. Главная их функция --- в облегчении взаимодействия. Ответы на контактный вопрос вовсе не обязательно вовлекать в научный анализ в связи с содержательными проблемами. С другой стороны, в методическом плане эти ответы имеют большое значение: в зависимости от их содержания можно определить отношение опрашиваемых к опросу, его влияние на их добросовестность, искренность и т. п.
Буферные вопросы. Довольно редко анкета бывает посвящена какой-то одной теме. Но даже в рамках одной темы обсуждаются различные аспекты. Резкие и неожиданные переходы с одной темы на другую могут произвести на респондентов неблагоприятное впечатление. Ведь в обычной беседе «перепрыгивание» с темы на тему часто расценивается как показатель низкого культурного уровня человека, его невнимания к собеседнику. Такая манера не столько стремление к общению, на основе учета интересов собеседника, сколько попытка самоутверждения, самовыражения, эгоистичное домогательство – «выжать» из собеседника все, что интересует говорящего. Чтобы освободить респондента от подобных ощущений, в анкете используются так называемые буферные вопросы.
Буферные вопросы предназначены для смягчения взаимовлияния вопросов в анкете.
Во-первых, как уже сказано, они играют роль своего рода «мостиков» при переходе с темы на тему. Например, после обсуждения ряда производственных проблем дается такая формулировка: «Свободное время --- это не только время, необходимое нам для восстановления затраченных на работе сил. Прежде всего это возможность для всестороннего развития личности. Поэтому просим Вас ответить на ряд вопросов о занятиях помимо работы».
С помощью  буферного вопроса (в такой функции здесь выступал не собственно вопрос, а преамбула к нему) исследователь поясняет респондентам ход своих мыслей. Тем самым но использует простое и в то же время достаточно эффективное средство для создания у них впечатлений о большей симметричности общения. С помощью таких «буферов» исследователь не просто вежливо предлагает респондентам переключить свое внимание на другую тему,  но и поясняет, зачем это нужно. Например, после вопросов о досуге дается такая формулировка: «Большую часть своей жизни человек проводит на работе. Огорчения и радости, успехи и неудачи в труде небезразличны для нас. Поэтому неудивительно, что мы хотим поговорить с  Вами  о работе».
Во-вторых, буферные вопросы предназначены для того, чтобы нейтрализовать эффект излучения. В таком случае в качестве буферных могут выступать любые содержательные вопросы, не связанные непосредственно с тем предметом, который обсуждается в вопросах, взаимовлияние которых предполагает социолог.
Завершая обсуждение значения функционально-психологических  вопросов в конструкции анкеты, отметим: как и любые другие, их формулировки могут оказаться небезразличными для респондентов и, следовательно, влиять на содержание и наличие их ответов. Знание социологом, что тот или иной вопрос выступает как функционально-психолгический,   еще не обеспечивает того, что он исполнит свою роль так, как предполагается. чтобы предположения социолога оправдались, необходимо проводить специальные методические эксперименты в этой области
Расположение коммуникативных блоков анкеты. Оформление анкеты.
Под коммуникативными блоками имеются в виду такие составляющие анкеты, которые направлены не непосредственно на сбор ответов, а на его организацию. Речь об обращении к респондентам, преамбуле к анкете, инструкции о ее заполнении, выражении благодарности и некоторых других.
Эпиграф к анкете. Эпиграф, как известно, выполняет «настраивающую» функцию, задает определенное направление мыслям читателя. Так, несколько лет назад были отпечатаны анкеты о труде. На их титульном листе были помещены высказывания о роли труда, принадлежащие знаменитым людям. Совершенно очевидно, что выполняя роль определенных ориентиров, эти эпиграфы создают впечатление о тенденциозности анкеты. Они навязывают опрашиваемым определенное отношение, заставляют их отвечать в соответствии с духом тех высказываний, которые напечатаны на титуле. Поэтому  употребление эпиграфов, касающихся содержания исследования, неприемлемо.
Другое дело, если эти эпиграфы подчеркивают роль общественного мнения, важность мыслить самостоятельно, необходимость участвовать в обсуждении общественно важных проблем. Такие эпиграфы активизируют респондентов, и их роль в формировании мотивации к участию в опросе чрезвычайно положительна ( надо отметить, что случаи, когда анкету снабжали каким-либо эпиграфом, пока крайне редки ).
Обращение к респондентам. Ни у кого не вызывает сомнения, что любой текст, предназначенный для восприятия кем-то помимо автора и побуждающий к каким-либо действиям, должен быть снабжен обращением. В анкетах обычно используются такие обращения, как «молодой человек», «девушка», «уважаемый ...» и т. п.  Поскольку работа с анкетой должна осуществляться одним человеком, естественно, что обращение6 формулируется в единственном числе.
Объективка. Объективку  можно назвать, конечно, не столько чисто коммуникативным, сколько содержательным блоком вопросов  о  социально-демографических  характеристиках респондентов. В то же время это как бы визитная карточка респондента, его схематичный автопортрет, и полное отсутствие объективки  нередко воспринимается участниками опроса как существенный недочет в организации общения с ними. Поэтому о ней правомерно говорить наряду с другими коммуникативными блоками.
Где расположить объективку? Так как ее вопросы являются, как правило, для респондентов нетрудными, ее располагают либо в начале, либо в конце анкеты. Так, в первом случае это объясняется необходимостью подготовить респондента к ответам на более сложные вопросы, во втором --- наоборот, предполагая усталость от работы с анкетой. В пользу того, чтобы размещать ее в конце анкеты, говорит и тот факт, что сопряженность актов доверия распространяется и на объективку, поэтому при размещении в конце респонденты ее обычно и заполняют.  Если же с нее анкета начинается, у респондента могут возникнуть сомнения в анонимности опроса, особенно если речь идет о выяснении знаний и внутренних состояний. Когда же основной целью является сбор сведений о фактах, не затрагивающих интимных или острых вопросов, то начало анкеты с объективки незначительно влияет на нежелание респондентов участвовать в опросе и в конечном счете на их качество.
Если же решено объективкой анкету начать, то не следует сразу задавать социально-демографические вопросы. Целесообразным и более вежливым будет вставить  преамбулу, например:  «Для того, чтобы быть уверенными, что мы опросили все основные группы молодежи, просим Вас сначала сообщить самые общие сведения о себе».
Чем закончить анкету? Для любого вежливого человека естественно в конце общения, происшедшего по его инициативе и удовлетворившего как-то его интересы, выразить благодарность.  Желательно в конце анкеты помещать высказывания: «Большое спасибо за ответы», «Спасибо Вам за помощь», «Благодарим за участие в исследовании» и т. п.
Однако нередко прежде чем закончить общение, социолог интересуется у опрашиваемых, насколько интересным, полезным или своевременным считают они опрос («Насколько важным считаете Вы проведение данного опроса?»). Кроме того, некоторые анкеты заканчиваются предложением участвовать в последующих опросах («Если Вам представляется полезным проведение опросов и Вы хотите принимать в них участие, оставьте, пожалуйста, свои данные»). Наконец, некоторые исследователи считают необходимым, прежде чет попрощаться с респондентом, предоставить ему еще одну возможность высказаться или дописать то, что он не сообщил в своих ответах. Поэтому встречаются и такие предложения: «Ваши замечания, предложения, соображения по поводу опроса Вы можете изложить на свободном месте» ( в таких случаях респонденты имеют возможность написать что-либо на полях, на обложке анкеты, что некоторые и делают ).
Оформление анкеты.
Прежде чем начать работать с анкетой, опрашиваемые берут ее в руки, приблизительно прикидывают, какая работа им предстоит. Это естественная и нормальная реакция на предстоящую деятельность, и ее также следует учитывать при оформлении анкеты.
Типографское оформление. Конечно, не у каждого исследователя имеется возможность издать анкету типографским способом. Нередко они тиражируются с помощью ксерокса или ротапринта. Учитывая это, исследователь должен проявить специальную заботу о ее оформлении. Конечно же, обложка, выполненная типографским способом, скорее создаст впечатление а респектабельности организации, проводящей опрос, о значительности самого исследования, чем анкета, отпечатанная  на машинке. Следовательно, в последнем случае возрастает роль других приемов, позволяющих создать благоприятное отношение к анкете.
Здесь, однако, целесообразно привести и примеры экспериментов с типографским оформлением: начинающий социолог по крайней мере будет знать о том, что наиболее привычный черно-белый текст - не единственно возможный.
При изучении аудитории газет на эстонском языке были применены анкеты, отпечатанные синим, зеленым и коричневым шрифтами. При этом синие и зеленые были снабжены картинками юмористического характера - иллюстрациями к некоторым позициям ответов. Необычность цвета текста, картинки воспринимались респондентами как отражение заботы о них, а также как косвенное подтверждение того, что опрос - дело серьезное, в противном случае вряд ли бы авторы анкеты стали разнообразить его столь оригинальными способами.
Исследования, проведенные в рамках изучения цветовосприятия, обнаружили, что коричневый цвет символизирует тревожность, стресс, переживание страха, огорчения и т. п., в то время как сине-зеленый - спокойствие, удовлетворенность, чувство уверенности. Неудивительно, что эти общепсихологические закономерности проявились и в отношении  респондентов к цвету анкет. Подавляющее большинство выбрали зеленые и вовсе не захотели заполнять коричневые. Вынужденные все же с ними работать, респонденты отвечали на анкету менее внимательно; работа с ней занимала в среднем на 15 – 20 минут больше времени, чем с синими и зелеными. По словам самих участников опроса, заполнение синих и зеленых анкет было им интересно и не казалось долгим или утомительным.
Размер анкеты. Для массовых опросов используются анкеты самой различной длины. Так, встречаются анкеты из 3 – 5 вопросов и из 100 и более. Определяя метод сбора данных, уже на стадии разработки программы социолог решает для себя вопрос о ее размере, учитывая, что, с одной стороны, чем больше вопросов, тем богаче и разнообразнее могут быть ответы, а чем вопросов меньше, тем оперативнее процедура опроса и обработки ответов. В то же время громоздкие анкеты вызывают большее число отказов от ответа, люди в них чаще проявляют небрежность, лаконичнее отвечают на открытые вопросы. Короткие анкеты, в свою очередь, создают впечатление о незначительности обсуждаемого предмета или самого факта обращения к мнению людей.
В практике чисто интуитивно выработаны некоторые нормы, связанные не столько с размером анкеты, сколько с временем, необходимым на ее заполнение. Так, считается, что 20 – 30 минут - это тот срок, который позволяет одновременно респонденту и высказаться, и не утомиться. Кроме того, если опрос проводится по месту жительства и анкета остается у респондентов, скажем, на сутки или если это почтовый опрос, то считается допустимым сделать ее длиннее, чем для аудиторного или индивидуального опроса.
Но какой бы опрос ни планировался - почтовый, или групповой, или индивидуальный (интервью), социолог не имеет права злоупотреблять терпением, временем и рассудительностью респондентов. Если же, однако, социологу крайне необходимо выяснить одновременно значительное число вопросов и анкета оказывается чрезвычайно громоздкой, то для этого американские исследователи предлагают (если нет никакой другой возможности сделать ее короче - собрать искомую информацию из других источников, например) делить перечень содержательных вопросов на две равные части и тиражировать две анкеты, раздавая их в случайном порядке отобранным для опроса людям. Размер выборки при этом, естественно, удваивается.
Психология респондента играет чрезвычайно важную роль в процессе опроса. Обоснованность и надежность полученных в исследовании результатов зависит не только и доже не столько от математико-статистических изысков при обработке ответов, сколько от пригодности анкеты как средства опосредованного письменного асимметричного целенаправленного общения. Конечно, нельзя утверждать, что исследование непременно потерпит неудачу, если какие-то изложенные выше требования к конструированию анкеты будут нарушены. Однако в таком случае трудно быть уверенными в правомерность полученных результатов. Пренебрегая  вопросами организации общения с респондентом, социолог обрекает себя на оперирование заведомо сомнительными данными. Кроме того, значительный воспитательный эффект обращения к широким народным массам без учета их реальной психологии может быть значительно обеднен и ослаблен.
Основные принципы построения анкеты.
Анкета заполняется опрашиваемым самостоятельно, поэтому ее конструкция и все комментарии должны быть предельно ясны для респондента.
Основные принципы построения анкеты состоят в следующем:
Первый принцип: программная логика вопросов не должна быть смешиваема с логикой построения анкеты. Опросный лист строится под углом зрения психологии восприятия опрашиваемого. Например, при изучении отношения к клубным учреждениям казалось бы логичным сначала выяснить, посещают ли клуб данные респонденты , а затем перейти к направленному опросу тех, кто ответил утвердительно, а после этого - тех, кто клуб не посещает. Однако, учитывая, что в общей массе населения последних больше, следует поступать иначе: в первую очередь формулировать вопросы для всех, затем - для посещающих клуб, потом - для непосещающих его и снова - для всех респондентов.
Разделение групп опрашиваемых производится вопросами-«фильтрами». В данном случае первая группа вопросов, относимая ко всем, не имеет специального пояснения, вторая вводится фразой : «Следующие вопросы относятся только к тем, кто посещает клуб», третья - снова предваряется «фильтром» ( «Эти вопросы адресуются тем, кто не посещает клуб»), а в заключение (обычно это – сведения о респонденте) - снова пояснение: «Последние пять вопросов относятся ко всем опрашиваемым».
Учет особенностей восприятия респондентом текста анкеты - ведущий принцип, из которого следуют и все другие требования к ее построению.
Второй принцип - непременный учет специфики культуры и практического опыта опрашиваемой аудитории.  Это требования, касающиеся общей структуры опросного листа. Например, при опросах рабочих вряд ли разумно пространно объяснять научные цели проводимой работы. Лучше подчеркнуть ее практическую значимость. Опрашивая же экспертов, следует указать и практические, и научные цели  исследования.
Третий принцип вытекает из того, что одни и те же вопросы, расположенные в разной последовательности, дадут разную информацию. Например, если сначала поставить вопрос об уровне удовлетворенности какой-то деятельностью и ее условиями (труда, быта и т. п.), а затем - вопросы на оценку частных особенностей деятельности (удовлетворенность содержанием работы, заработком, бытовым обслуживанием и прочее), то общие оценки будут влиять на частные, снижая (или, напротив, повышая) их независимо от специфики того или иного аспекта общей ситуации. Наблюдается, с одной стороны, стремление респондента психологически оправдать общую оценку и, с другой стороны, усиленное действие эффекта «эха» (галло-эффект), т.е. многократного повторения одной и той же оценки, отнесенной к общей группе проблем.
В таком случае следует частные вопросы ставить первыми, обобщающий - в конце соответствующего «блока», предваряя фразой: «А теперь просим Вас оценить в целом, в какой мере вы удовлетворены  ...чем-либо» и т. д. Оценка частных условий труда, быта и прочее предваряет общую, заставляет респондента более ответственно подойти к итоговой оценке, помогает разобраться в собственных настроениях.
Четвертый принцип - смысловые «блоки» опросного листа должны быть примерно одного объема. Доминирование какого-то «блока» неизбежно сказывается не качестве ответов по другим смысловым «блокам». Например, в анкете об образе жизни, детально расспрашивая об условиях труда, а затем уделяя 2 – 3 вопроса условиям быта, мы заведомо даем понять респонденту, что первое важнее, и тем самым оказываем на него давление. Несогласные с такой позицией исследователей, возможно, неумышленно будут снижать оценки по блоку «работа», а заодно – и по другим аспектам тематики опроса.
Пятый принцип касается распределения вопросов по степени их трудности. Первые вопросы должны быть более простыми, далее следуют более сложные (желательно событийные, не оценочные), затем - еще сложнее (мотивационные), потом - спад (снова событийные, фактологические) и в конце - наиболее сложные вопросы (один-два), после чего завершающая «паспортичка».
Обычная последовательность смысловых разделов анкеты такова.
Введение, в котором указано: кто ( организация или научное учреждение, но ни в коем случае не авторы анкеты, ибо это может быть неверно воспринято респондентом ) и для чего проводит опрос, как будут использованы данные; если требуется по содержанию вопросов, - гарантия анонимности информации, инструкция по заполнению анкеты и прочие «организационные» моменты.
Вступительные вопросы. ( см. выше : контактные вопросы ).
Основные вопросы.
Заключительные вопросы ( см. выше :  Чем закончить анкету?).
« Паспортичка ». ( Сведения о демографических данных опрашиваемого ).
Благодарность за сотрудничество в проведении опроса. Часто это повторная благодарность, так как во введении пишут: «Заранее благодарим Вас за сотрудничество».
Общество и его признаки.
В социологии общество - это многоплановое понятие. С одной стороны этот термин употребляется для обозначения группы лиц. Это когда мы говорим «Как хорошо я себя чувствую в нашем обществе!» В данном случае обществом называется определенная совокупность людей объединенных конкретными интересами, или взаимными симпатиями, либо видом деятельности. Кроме того, оно употребляется и в широком смысле для обозначения сложившихся связей в государственно-территориальных единицах. В первом случае обществом можно назвать кружок самодеятельности, а в другом современную Россию.
Наиболее распространённым из определений является следующее: общество - это исторически развивающаяся совокупность отношений между людьми, складывающихся в процессах их совместной деятельности.
По каким признакам можно определить общество?
1. Первым признаком общества называют обычно территорию, на которой происходит консолидация социальных связей. Наша планета через природные ландшафты определила условия жизнедеятельности людей и придала их сообществам неповторимые черты.
Территория - основа социального пространства, в котором складываются и развиваются отношения и взаимодействия между индивидами. 
2. Второй отличительной чертой общества является способность поддерживать и воспроизводить интенсивность внутренних взаимосвязей, то есть то что, мы понимаем под словом культура
3. Следующий признак общества - это структурность. Под структурой в социологии мы понимаем устойчивые социальные образования, связи, отношения. Это могут быть социальные институты, социальные общности и т.д. Это результат закрепления устойчивых взаимодействий и отношений, которые возникли первоначально на основе межличностных контактов и взаимосвязей.
Между тем, структуры выполняют свою роль поддержания стабильности общества только при условии их  легитимности (то есть при условии признания их целесообразности большинством населения). Резкие сдвиги в массовом сознании, переоценка фундаментальных ценностей могут серьёзно подорвать доверие населения к существующим структурам и нарушить механизм воздействия на людей.
Каждая структура регламентирует и воспроизводит определенные виды жизнедеятельности и взаимосвязи - институт денег регулирует товарообмен, институт семьи - брачные отношения, социально-профессиональные общности поддерживают разделение труда. Все в совокупности они обеспечивают преемственность, без которой невозможно воспроизводство социальных связей.
4. Следующей отличительной чертой общества является автономность - способность к саморегуляции. Автономность общества достигается через многофункциональность, через способность создавать необходимые условия для удовлетворения многообразных потребностей членов общества. Именно в обществе человек способен удовлетворить все свои потребности через вступление в необходимые ему и обществу связи и отношения.
Общество обладает той самодостаточностью, которая позволяет ему без вмешательства извне выполнять своё основное предназначение - предоставлять людям такие формы организации жизни, которые облегчают им достижение личных целей. Автономность и самодостаточность общества проявляются в том, что общество регулируется и управляется только теми институтами и организациями и на основе тех принципов и норм, которые возникают внутри него самого.
5. Общество отличает большая интегрирующая сила. Она социализирует, подчиняет своим правилам каждое новое поколение людей, включает его в сложившуюся систему отношений. Благодаря этому качеству общество оказывается восприимчивым к нововведениям, поскольку органично вбирает в себя новые социальные образования, институты, нормы, обеспечивая тем самым обновление и преемственность развития.
Подходы социологов в системном изучении общества.
Социологи в нашей стране отмечают три гипотезы происхождения общества:
• естественную («труд создал человека» и превратил стадо в культурное сообщество производителей),
• божественную («Бог создал человека» и заповедовал ему материальный мир и нравственный закон),
• космическую («инопланетяне создали людей» и манипулируют человеческим прогрессом в своих лабораторных целях).
Все они ценны и интересны, в равной мере дискуссионны, и ни одна не отвечает на вопрос о «технических деталях» социогенетического механизма, производящего социальную организацию.
В то же время сложился ряд научных теорий, которые, взяв за основу одну из особых характеристик биологии человека, рассматривают вытекающие из нее этапы социального конструирования общественных объединений.
Действительно, если проигнорировать (за недоказанностью) тезис о том, что организм такой сложности, как человеческий, просто не мог сформироваться эволюционным путем за короткий период существования жизни на Земле, и тем самым отмести все «демиургические» и «мутационные» концепции, остается рассмотреть, каким образом человек воплотил свою собственную природу в созданную им общественную систему и социальную организацию.
На этот счет существует ряд интересных догадок, каждая из которых нашла достаточно развернутое теоретическое воплощение и имеет свой доказательный ряд: инструментальная, семантическая, сексуальная, гендерная, кратическая. Рассмотрим их в общих чертах.
Инструментальная концепция, ставит во главу угла человеческую догадливость и сообразительность, повлекшие изобретение специальных орудий для удовлетворения потребностей. Примитивные, а затем все усложняющиеся, они экономили усилия человека в добыче тепла и пропитания, обеспечении защиты и сохранении продуктов. Используя орудия, люди обучались трудиться, повышалось их благосостояние. Это привело к функциональному делению общины и закреплению системы разделения труда, а также к появлению экономических различий между людьми и семейными группами. Возникла и стала развиваться социальная организация. Сексуальная концепция базируется на такой особенности человека, как внесезонный характер размножения и удовольствие от спаривания. Это сочетание физиологических характеристик приводит к спонтанному, неконтролируемому хаосу вынашиваний и рождений, которые выбивают жизнь группы из ритма, делают ее непредсказуемой, требуют обеспечения повышенной физической защиты слабых членов общины – женщин и детей – и могут создавать нагрузки, гибельные для конкретного сообщества. Установление контроля над рождаемостью связано с формированием семей и возникновением норм, регулирующих сексуальные, а вместе с ними и другие отношения членов общины. Регламент воспроизводства, развиваясь и принося свои плоды в виде более предсказуемой перспективы, возможности планировать хозяйственную жизнь и персональные взаимоотношения, дает социальную организацию, которой человечество успешно пользуется до сих пор.
Кратическая концепция опирается на принципы общей теории систем и выводит возникновение человеческих ассоциаций, способных выполнять сложную целесообразную деятельность, из развития управляющей подсистемы. Сила и ум, присущие людям, распределены среди них неравномерно. Соединяясь с природной экспансивностью (жадностью и любопытством), эти качества легко превращаются в «монополии», когда приоритет человека по значимому признаку (физическая мощь, ловкость, изобретательность, наблюдательность и др.) позволяет ему занять позицию лидера и прибрать к рукам сразу все выигрыши: лучшее место, лучшую пищу, лучших сексуальных партнеров и т.п. Научаясь повелевать и принимать знаки подчинения соплеменников, лидеры начинают формировать и утверждать систему правил почитания вождей, передачи власти, распределения привилегий среди остальных членов общины. Нормы, сохраняющие и поддерживающие отношения неравенства (суть: порядка), ложатся в основу социальной организации, т.е. регламентированной, упорядоченной, подконтрольной в своей деятельности и развитии человеческой ассоциации. Элита, получая желаемое, использует власть – разнообразные рычаги влияния на массу, чтобы сохранить привилегию своего положения и присваивать создаваемые группой ресурсы, но взамен, в силу своей же заинтересованности, стремится обеспечить защиту, рост и процветание общины (продуктами которой она кормится).
Гендерная концепция основана на анализе распределения социальных ролей между полами. Рожденная в русле феминистской социологии, она отражает гамму теоретических установок исследователей, изучающих половое неравенство в обществе. Поскольку женщина обладает биологической монополией на воспроизводство рода, а в силу физической недееспособности человеческих младенцев становится не только родительницей, но и первым образцом для подражания, она «по естеству» обладает значимостью и распорядительной волей. Мужчина в силу тех же причин индивидуально незначителен, заменяем и функционально занимает роль сервера по обслуживанию процесса воспроизводства, обеспечивая: зачатие, защиту, тепло, кров и питание. Неудовлетворенные своей вспомогательной позицией, мужчины (и в этом состоит их историческая гениальность) создают искусственный противовес женской монополии воспроизводства в виде мужской монополии на установление порядка. Теоретики феминизма делают вывод, что в тот момент, когда происходит договор между мужчинами о распределении женщин, возникает социальная организация, общность, в которой действуют правила общежития. Несмотря на то что мужчины испокон века нарушали собственные договоренности, они продолжают держаться своей первобытной круговой поруки и не допускают женщин в социально значимые сферы, связанные с руководством, распоряжением ресурсами, властью. В этом смысле политика есть порождение андрогенной цивилизации (которая, кстати, именно в период нашей жизни потихоньку приходит в упадок и расслабление, поэтому роль женщин в современном мире повышается и существенно видоизменяет сложившиеся отношения, решения и структуры).
Семантическая концепция строится на признании слабости человека как биологического существа. Люди действительно потрясающе уязвимы и в физическом, и в психическом смысле. Стоит также допустить, что мы не самые хитрые и не самые умные на планете (хотя бы потому, что мы самовлюбленные, т.е. «слепые», и недальновидные, т.е. «тупые»). К тому же, для разнообразия, стоит подумать над тем, что человек – один из относительно молодых видов, поскольку антропологи отводят ему самое большее 8–10 миллионов лет эволюции, в то время как по планете бегают, ползают и плавают существа, в десятки раз более «апробированные» разнообразными циклами земной жизни, поэтому считать себя достаточно неуязвимыми у нас нет никаких оснований. В связи с этой биологической слабостью закон выживания толкает человеческих индивидов к объединению усилий, к созданию коллективного «органического тела», способного справляться с множеством разнообразных задач. Групповое взаимодействие связано с координацией усилий, дифференциацией и комбинированием функций. Такая сложно организованная деятельность требует предварительного согласования и непосредственной корректировки. Это возможно только с развитием общения, с использованием языка. Разрабатывая «обозначения» и символы, договариваясь о правилах толкования знаков, все активнее используя речь, люди формируют организованный мир коммуникации, которая предваряет, опосредует и завершает циклы материальной, продуктивной, деятельности. В результате возникает система упорядоченных (договоренных) коллективных взаимодействий и специальных групповых функций, формируется общество.
Социологические концепции происхождения человеческих ассоциаций, как видим, очень разнообразны. Они апеллируют к разным факторам формирования наблюдаемой сегодня общественной реальности. И действительно, техника, семья, власть, неравенство, язык являются неотъемлемыми, существенными факторами организации особого облика современных обществ в их уникальном воплощении.
Типологии обществ.
При изучении общества важно не только выделить его характерные черты, отличающие его от других социальных образований, но и показать многообразие его проявлений, развития в реальной жизни. Даже поверхностный взгляд позволяет охватить пеструю картину современных обществ. Отличия проявляются как явно (язык общения, культура, географическое положение, политический строй, уровень благосостояния ), так и не столь открыто ( уровень стабильности, степень социальной интеграции, возможности для самореализации личности ).
Поскольку общество является крайне сложным, мнгоуpовневым образованием, то здесь невозможна какая-либо универсальная классификация. Исследователь вынужден из многообразия признаков, характерных для общества, выбирать часть, делать их типообpазующими и на этой основе создавать свою типологию.
Познакомимся с некоторыми наиболее интересными подходами.
Устойчивым в социологии является деление общества на традиционное и индустриальное.
Под традиционным понимается общество с аграрным укладом, с малоподвижными структурами и с основанным на традиции способом социокультуpной регуляции.
В нашем сегодняшнем понимании традиционное общество воспринимается как примитивное и отсталое. Для него характерны крайне низкие темпы развития производства, которые могли удовлетворить потребности лишь на минимальном уровне, а главное - большая инерционность, невосприимчивость к нововведениям, обусловленная особенностью поведения индивидов. Оно строго контролируется, регламентируется обычаями, нормами, социальными институтами.
Более того, перечисленные социальные образования, освященные традицией, считаются незыблемыми, крамольной является даже мысль об их возможном преобразовании или изменении. Выполняя свою интегративную функцию, культура и социальные институты подавляют любое проявление свободы личности, являющееся необходимым условием инновационного процесса в обществе.
Термин «индустриальное общество» впервые ввел Сен-Симон, подчеркивая производственную основу общества. Важнейшими чертами индустриального общества являются гибкость социальных структур, позволяющая им модифицироваться по мере изменения потребностей и интересов людей, активная социальная мобильность, развитая система коммуникаций. Индустриальное общество - это тип организации социальной жизни, который обеспечивает выполнение обществом интегpативной функции путем создания гибких структур, позволяющих разумно сочетать свободу и интересы индивида с общими принципами, регулирующими их совместную деятельность. 
В теоретических построениях различных авторов могут вводиться дополнительные штрихи к описаниям традиционного и индустриального общества.
К.Поппер использует понятия закрытого и открытого общества, в основе различий между которыми лежит уже упоминавшееся соотношение социального контроля и свободы индивида. Магическое, племенное или коллективистское общество, по мнению К. Поппеpа, представляет собой закрытое общество, а общество, в котором индивидуумы вынуждены принимать личные решения, - открытое общество.
В 60-е годы появляется концепция постиндустриального общества, активно разрабатываемая в американской (Д. Белл ) и западноевропейской (А. Туpен ) социологии.
Причина появления этой концепции – возникшие структурные изменения вынуждающее по-иному взглянуть на общество. В современном мире резко возросла роль знания и информации. Имея необходимое образование и доступ к новейшей информации, индивид получал преимущественные шансы в продвижении по социальной иерархии. Плодотворный творческий труд становится основой успеха и процветания.
Однако на базе технологического, информационного прогресса развились процессы, вызвавшие серьезную тревогу. Государство, правящая элита, благодаря преимущественному доступу к важнейшей социально-политической информации, близости к электронным средствам информации стали обладателями колоссальной возможности влияния на массы. Именно на эту опасность возрастания роли технократического государства и постепенного подчинения ему гражданского общества указывал А.Туpен в своей книге «Постиндустриальное общество».
Постиндустриальное общество - это не просто качественно иная комбинация социальных институтов и норм, обеспечивающих, в частности, приоритет знаний и образования, но и нарастание реальной угрозы усиления социального контроля, в более изощренной, скрытой, а потому более опасной форме.
Классификация обществ может быть на основе господствующих в них религий (христианские или мусульманские общества), через язык ( англоязычное, испано-говорящее и др.) и т.д.
Марксизм в основу типологизации кладет различия производственных отношений.
Ряд исследователей обращаются к системе политических отношений, формам государственной власти, считая их определяющими для характеристики различных видов общества. Например, у Платона и Аристотеля по типу государственного устройства различаются монархия, тирания, аристократия, олигархия, демократия.
В современном варианте тот же подход расширяется за счет перехода рассмотрения собственно государства к осмыслению системы его взаимоотношения с обществом в целом. Соответственно отмечается существование  тоталитарных обществ, где государство определяет все основные направления социальной жизни,  демократические общества, где население может влиять на государственные структуры и авторитарные общества, сочетающие элементы тоталитаризма и демократии.
Эволюционизм, система взглядов, признающая объективный характер социального развития
В XIX веке под влиянием дарвинизма прочные позиции в социологии занял эволюционизм, система взглядов, признающая объективный характер социального развития. Если эволюция общества - естественно-истоpический процесс, то роль ученого виделась в выявлении основных параметров происходящих трансформаций, в поиске того решающего звена, модификация которого влечет за собой изменение всего облика общества.
Г. Спенсеp видел сущность эволюции в усложнении общества, в усилении его внутренней дифференциации, сопровождающейся ростом интеграционных процессов, восстанавливающих единство социального организма на каждом новом этапе развития. По его мнению, движение общества от гомогенности к  гетеpогенности  сопровождается ростом свободы индивидов, общество перестает жестко контролировать своих граждан и начинает все больше обслуживать их интересы. Усложнение общества, ведущее к росту самостоятельности граждан, - таково понимание Г. Спенсеpом социального прогресса.
У Э. Дюpкгейма содержание эволюции сводится к переходу от механической солидарности, основанной на неразвитости и сходстве индивидов и их общественных функций, к солидарности органической, возникающей на основе разделения труда и социальной дифференциации. Благодаря разделению обеспечивается взаимозависимость людей на принципиально новой основе, происходит их интеграция в единый социальный организм, формируется чувство солидарности как высший моральный принцип общества.
Эволюционистским по своей сути был подход сторонников теорий индустриального и постиндустриального общества. В основе движения к новой стадии здесь также лежат качественные сдвиги в науке, технике, характере производства, социальной культуре, в знаниях и т.д.
Марксизм определяющим фактором социального развития считает производительные силы, рост которых ведет к смене способа производства, провоцирующего соответствующие изменения всего общества и обеспечивающего смену общественно-экономических формаций.
Отличительной чертой марксизма стало настоятельное стремление соединить эволюцию с революцией, предать последней легитимный характер. Попытка доказать ее важное для развития общества значение. Революция по мысли Маркса должна стать «повивальной бабкой» - помочь родится новым политическим и экономическим структурам.
Для других представителей эволюционизма революции были лишь эпизодом, кровавым и жестоким, в развитии обществ, причем скорее случайным, возникающим под воздействием экстремальных факторов, чем закономерным. А. Де Токвиль, говоря о Великой французской революции, отмечал, что все, что революция сделала, было бы сделано и без нее.
В рамках этого направления удалось определить и некоторые тенденции социальной эволюции:
а) Общество движется от простого состояния к более сложному, то есть к более структурированному, более дифференцированному.
б) Усложнение социальной структуры одновременно является условием и следствием растущего многообразия запросов, устремлений, убеждений индивидов.
в) Творческая личность с широким кругозором становится основным творцом истории. Она требует раскрепощения своего внутреннего созидательного потенциала, стремится к обществу, которое в наибольшей степени может обеспечить свободу.
Однако процесс развития общества настолько сложен, что в рамки традиционного эволюционизма, исходящего из принципа поступательного, восходящего развития общества, не укладывались попятные движения, кризисы и распады обществ, исчезновение целых цивилизаций.
Для объяснения этих явлений исследователи обратились к теориям циклического развития (О. Шпенглер, А.. Тойнби). Эволюция общества представала теперь не как прямолинейное движение, а как своеобразный замкнутый цикл подъема к более совершенному состоянию, расцвета и упадка, повторяющийся по мере его завершения. Выше мы уже указывали основные звенья, изменение которых и влечет за собой восходящее развитие: знания, социальная дифференциация, свобода личности, солидарность, технический прогресс, производительные силы.
Между тем, при углубленном изучении роли этих звеньев стало очевидным, что они могут дать импульс не только позитивным, но и негативным процессам. Знание может быть использовано для создания оружия массового поражения, солидарность, напротив, подавить инициативу и самостоятельность индивида, научно-техническая революция - привести к экологической катастрофе и т.д.
Так появились теории социальных изменений. Например, Т. Парсонс, излагая свой взгляд на социальные изменения в обществе, считал, что его приспособление к новациям осуществляется за счет внутренних резервов. Вместе с тем, он полагал, что изменения в обществе - это отклонение от его нормального состояния.
Естественное и социальное неравенство.
Даже поверхностный взгляд на окружающих говорит о том, какие мы все разные. Люди различаются по полу, возрасту, росту, цвету волос, и т. д., не говоря уже о психологических характеристиках. Одного природа наделила силой, другого красотой, третьего умом, а четвертого и тем, и другим понемногу. Такие различая между людьми, обусловленные физиологическими и психологическими особенностями, называются естественными или естественной дифференциацией. 
Естественные различая далеко не безобидны, они могут стать основой для проявления неравных отношений между индивидами. Сильные принуждают слабых, хитрые одерживают победу над простаками, а красивая женщина почти всегда имеет преимущества над другими.
Неравенство существует во всех обществах, даже в самых примитивных. Интересное исследование провел Гунновар Ландтман среди папуасов Киваи (Новая Гвинея). У этого племени не было рабов или слуг, и ни у кого не было собственного дома. Но, несмотря на это, папуас, имеющий возможность накормить больше гостей, занимал более высокое положение, чем другие сородичи. Особым почетом пользовались воины, гарпунеры и конечно колдуны. В то же время, женщины, старики и люди с физическими недостатками имели более низкий статус.
Антропологи выявили некоторую степень неравенства и в «до-письменных» обществах. Где статус каждого члена определялся присущими данному обществу ценностями: силой, красотой, смелостью, глубиной религиозных знаний и т.д. То есть критерии естественного неравенства доминировали в этих обществах.
Таким образом, неравенство, вытекающее из естественных различий, является первой формой неравенства, и существует даже в животном мире.
Однако главной чертой человеческого общества является социальное неравенство. Оно неразрывно связано с социальными различиями - социальной дифференциацией.
Социальными называются те различия, которые порождены социальными факторами: разделением труда, (работники умственного и физического труда), укладом жизни (городское и сельское население), социальными ролями (муж, отец, инженер, политический деятель и все это одновременно). Социальные различия могут накладываться на естественные. Например, когда руководителем, губернатором, президентом становится умный талантливый человек, но могут и пересекаться. Увы, нередки в нашей практике случаи, когда в начальниках ходят бездарности, а то и просто невежественные люди. Происходит это потому, что в обществе существует социальное неравенство.
Социальное неравенство - это условия, при которых люди имеют неравный доступ к социальным благам (деньги, престиж, власть и т.д.). 
В крупных и сложных обществах оно проявляется отчетливее. Социологи, исследуя социальные системы, установили, что социальное неравенство более ярко прослеживается в аграрных обществах. Поскольку в отличие от них в промышленных общественных системах наблюдается меньшая концентрация власти.
Человеческое общество в настоящее время крайне дифференцировано и состоит из множества социальный групп, классов, общностей. Кроме того, оно иерархизировано: в нем всегда одни слои обладали большей властью, большим богатством, имели больше преимуществ и привилегий по сравнению с другими. «Что позволено Юпитеру - не позволено быку !» - так древние выразили один вечных принципов стратификации общественных систем.
Стратификация - это распределение неравенства между различными группами людей определенными способами, с помощью которых оно передается от одного поколения к другому. Этим формируются различные слои и классы общества.
А может ли общество существовать без социального неравенства? Этот вопрос всегда занимал лучшие умы человечества. Слишком много несправедливости социальное неравенство вносит в нашу жизнь.
Теории структурализации общественных систем.
Рассмотрим различные точки зрения социологов на структурализацию общественных систем.
Наиболее влиятельными являются теоретические подходы, разработанные Карлом Марксом (1818-1883) и Максом Вебером (1864-1920); большинство последующих теорий стратификации весьма обязаны их идеям.
Теория К.Маркса. Его идеи имеют широкое распространение, даже среди тех, кто отвергает политические аспекты теории. Большинство работ К.Маркса имело отношение к стратификации, к социальным классам, и даже удивительно, что он не дал систематического анализа концепции класса. Его рукописи, подготовленные уже после смерти (впоследствии опубликованные как часть главного труда – «Капитал») внезапно обрываются как раз на том месте, где он поставил вопрос «Что составляет класс?» Поэтому вся концепция класса должна рассматриваться с учетом всех работ Маркса в целом.
Природа класса. По Марксу, класс это группа людей, находящихся в прямом отношении к средствам производства - средствам обеспечивающим жизнь. В доиндустриальных обществах было два главных класса, владевших землей (аристократы, рабовладельцы или дворянство) и существовали те, кто активно производил для них продукцию (это рабы, слуги, крестьянство).
В современных индустриальных обществах офисы, оборудование и капитал, принадлежат одному классу собственников-промышленников и капиталистов. Другой класс - производителей, обеспечивает себе жизнь продажей своего труда. Отношения между классами, по Марксу, это эксплуатация одного класса - другим. Источником эксплуатации является собственность на средства производства, с помощью которой буржуа заставляет пролетариат работать на него и извлекает прибавочную стоимость.
Эта концепция классов ведет нас к объективно структуированному экономическому неравенству в обществе. Класс соотносится с объективными условиями, которые позволяют иметь больший доступ к материальным благам.
Теория Макса Вебера. Родился Макс, так же как Маркс в Германии. Вебер известен как один из основателей социологии, но его работы значительно шире, чем просто социологические и охватывают много областей истории, теории права, экономики и религии. Подход М.Вебера к стратификации построен с учетом марксова анализа, но модифицирует и тщательно развивает его. Существует два главных различая между этими теориями.
Во-первых, по Веберу, классовые различия происходят не только от контроля за средствами производства, но и от других экономических различий, прямо не связанных собственностью. Например, профессиональное мастерство или квалификация.
Во-вторых, Вебер устанавливает два других основания стратификации, помимо классового. Одно из них он называет статусом, другое - партийной принадлежностью.
Статус - характеризуется различиями между социальными группами по социальному престижу, которыми они обладают относительно друг друга. Статусные разграничения часто меняются независимо от классовых различий, и социальный престиж может быть, как позитивным, так и негативным (Например, профессии врача, ученого и «новые русские»). Если класс дан объективно, то статус зависит от субъективных (людских) оценок социальных различий. Классы берут начало в экономических факторах, связанных с собственностью и доходами, а статус связан с различными стилями жизни, которым следуют социальные группы.
Партия - определяет группу людей связанных одними интересами и преследующих одни цели не зависимо от их социального статуса и классовой принадлежности. Например, националистические, религиозные и т.п. идеалы и экономические интересы - военно-промышленного, аграрного и других комплексов.
В настоящее время последователи М. Вебера продолжили развитие его идеи, найдя ей подтверждение в поведенческой концепции психологов. Наблюдения за поведением людей дали толчок к развитию статусного объяснения социального неравенства.
Группа социологов считает, что каждый человек, занимая определенное место в обществе, обретает свой социальный статус. В их понимании социальное неравенство - это неравенство статусов. Оно вытекает из:
а) способностей индивида выполнять ту или иную социальную роль (например быть компетентным врачом, юристом, учителем ),
б) существующих возможностей, которые позволяют человеку достичь определенного положения в обществе (например владение собственностью, капиталом, происхождение, принадлежность к властным номенклатурным кругам и т.д.) .
Существуют и другие социологические концепции социального неравенства.
Группа социологов - функционалистов (Роберт Мертон, Таллкотт Парсонс и другие) объясняют неравенство, исходя из дифференциации функций, выполняемых различными группами, слоями, классами и другими социальными общностями.
Функционирование и развитие общества возможно только благодаря разделению труда, когда каждая социальная группа осуществляет решение соответствующих жизненно важных для всей общности задач: одни занимаются производством материальных благ, другие создают духовные ценности, третьи управляют и т.д. Для нормальной жизнедеятельности общества необходимо оптимальное сочетание всех видов деятельности. Однако некоторые из этих функций, с позиции этого социального организма, являются более важными, чем другие.
Так на основе дифференциации социальных функций складывается соответствующая иерархия классов, слоев, их выполняющих. 
Объяснение социального неравенства принципом функциональности таит в себе серьезную опасность постановки вопроса о правомочности существующего распределения материальных благ. Если общество рассматривается как целостный организм, то почему та или иная функция более значима! Когда в живом организме почти все функции для него одинаково важны. Этот подход не позволяет объяснить такие реалии жизни, как принадлежность к высшим сферам управления обществом бездарей и бездельников.
Вот почему Т.Парсонс, рассматривая социальную иерархию как необходимый фактор, обеспечивающий жизнеспособность социальной системы увязывает ее конфигурацию с системой господствующих ценностей в обществе. В его понимании расположение социальных слоев на иерархической лестнице определяется сформировавшимися в обществе представлениями о значимости каждого из них, и следовательно, может меняться в зависимости от изменения системы ценностей.
В современной социологии данные подходы к структуированию общества получили право на самостоятельную жизнь. Более того, на их основе появилось несколько социологических направлений исследования социальной стратификации.
Понятие социальной структуры употребляется в двух основных смыслах: широком и узком. В широком смысле социальная структура - это строение общества в целом, система связей между его основными элементами. При таком подходе социальная структура характеризует все многочисленные виды социальных общностей и отношения между ними. В узком смысле термин «социальная структура общества» применяется по отношению к социально-классовым и социально-групповым общностям. В этом смысле социальная структура - это совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих друг с другом классов, социальных слоёв и групп.
Вместе с тем общепризнанно что,   социальная структура - это устойчивая связь элементов в социальной системе. Основными элементами этой структуры являются индивиды (занимающие определённые позиции и выполняющие определённые функции) и их объединения по статусным признакам в группы, и иные общности.
Социальная структура выражает объективное деление общества на общности, классы, слои, группы и т.д., указывая на различное положение людей по отношению друг к другу по разным критериям. Каждый из элементов социальной структуры является сложной социальной системой со своими подсистемами и связями.
В зависимости от типов социальных общностей и отношений между ними выделяются и разные типы структур: социально-профессиональная, социально-демографическая, социально-этническая, социально-классовая, социально-образовательная, социально-территориальная, социально-корпоративная, и т.д.
В основе этих структур лежит ряд социальных групп, которые мы можем определить следующим образом:
1)социально-профессиональные группы в соответствии с положением и ролью индивидов в общественном разделении труда, управлении общественными делами;
2)социально-демографические группы, различающиеся по полу, возрасту, состоянию здоровья, семейному положению; для нормального существования общества необходимо оптимальное соотношение половозрастных групп как по стране в целом, так и по регионам;
3) национально-этнические группы, которые фиксируют исторически сложившиеся общности людей по языку, культурным традициям, национальному характеру, этнической территории;
4) социально-территориальные группы, отражающие различные типы территориальных общностей (жители села, города, население региона или республики),
5) группы населения по занятости - большие слои трудящихся, занятых в отраслях экономики (в промышленности, сельском хозяйстве, сфере услуг и т.д.), сюда же могут быть отнесены безработные, пенсионеры, учащиеся;
6) социальные группы, включающие в себя индивидов, участвующих в различных видах противоправной деятельности (уголовники, дельцы теневой экономики и пр.), которые могут действовать разрозненно, а могут быть объединены в преступные организации;
7) маргинальные (буквально - «пограничные») социальные группы и слои, которые в силу каких-либо причин утрачивают свой социальный статус и занимают промежуточное положение по отношению к социальным общностям, названным выше, и вынужденные имитировать чуждый им образ и стиль жизни.
Совокупность этих групп находится между собой в сложных, многомерных связях и отношениях, которые и обусловливают их неравное положение в обществе. В результате такой социальной дифференциации формируется своеобразная «социальная лестница», на которой размещаются социальные группы, занимающие более высокие или низкие социальные позиции, в обществе выделяется определённого рода иерархия групп, то есть выделение высших и низших групп, слоёв, социальных классов.
Трансформация социальной структуры российского общества.
В недавнем прошлом ситуация в России была близка к разрушению общества. Смена социально-экономического уклада, общественно-политического строя, господствовавших идеологических установок и нравственных норм сопровождается структурно-функциональной ломкой экономики, социальной сферы, политической системы, духовной жизни России.
Страна оказалась в состоянии системного кризиса. Этот кризис разрушительно воздействовал на социальную сферу, ее важнейшие компоненты - структуру, отношения, институты и органы управления и проявляется в обострении отношений регионов с центром, вплоть до отделения.
Переход общества в качественно новое состояние закономерно связан с кардинальными структурными изменениями. Деструктивный этап трансформации всегда болезнен для общества, ибо связан с падением производства, жизненного уровня населения, регулирующей роли морали и права.
Преодоление обществом кризиса, выход его из неустойчивого состояния свидетельствует о преобладании в нем конструктивных процессов, отличительной чертой которых является придание нового качества элементам и звеньям сохранившихся подсистем, утверждение новообразований. Трансформированная общественная система приобретает устойчивость для саморазвития.
Переход общества из одной системы в другую сопровождается трансформацией социальной структуры, представляет собой ряд взаимосвязанных и взаимообусловленных стадий, каждая из которых обладает специфическими характеристиками. Данный процесс можно представить в виде следующих этапапов.
Первое, предшествующее радикальным переменам, состояние социальной структуры характеризуется ее дифференцированностью на классы и социальные группы, стратификационными различиями между социальными слоями, определенной степенью интегрированности внутри социальных образований.
Затем наступает этап социальной дезинтеграции. Социальная дезинтеграция - это такое состояние общества переходного этапа, когда резко сокращаются объем и интенсивность внутри внеструктурных взаимосвязей, функциональных взаимодействий между частями социальной структуры, т.е. начинается распад целостной системы.
Третьим этапом является социальная диссоциация. Она охватывает основные элементы структуры, поражает ее функциональные органы.
Следующий период внутренней неупорядоченности, неустойчивости системы следует рассматривать как стадию социальной энтропии, т.е. такой количественной и качественной неопределенности состояния общественной системы, при которой дальнейший процесс ее развития может иметь разные исходы.
Первый исход:
а) Крайняя стадия процесса социальной диссоциации выражается в окончательном разрушении сложившихся в обществе связей, полной утрате социальных интеграторов. Эта стадия в социологии получила название «атомизация общества».
б) Национальная катастрофа. Противоречия в обществе достигают апогея. Социальные потрясения охватывают все общество. Результатом сложившихся условий могут быть межрегиональные конфликты или гражданская война.
Другой выход из сложившейся ситуации выбрала современная Россия:
а) Общество осознало пагубные последствия распада. Создались материальные и духовные предпосылки консолидации людей, воссоздание новых связей, процесса социальной ассоциации в обществе.
б) На базе произошедшей дифференциации в обществе начинаются процессы социальной реинтеграции системы.
Конечный итог трансформации социальной структуры общества определяется действием совокупности факторов объективного и субъективного свойства, внутреннего и внешнего порядка. То есть, действиями не только администраций различного уровня, но и активностью граждан.
Вместе с тем, социальные отношения периода радикальных перемен приобрели националистическую, политико-идеологическую и криминальную окраску. Радикальные преобразования в России вызвали процесс прогрессирующей депопуляции общества:
а) сократилась продолжительность жизни;
б) снизилась рождаемость и повысилась смертность;
в) людские потери от преступности достигли масштабов локальной войны;
г) растет число наркоманов и алкоголиков;
д) население страны не доверяло действующим в стране институтам власти.
Особенности модернизации в России.
Способна ли социология объяснить современное развитие российского общества? Если да, то почему мы до сих пор находимся в неведении и 10 лет путешествуем «во тьме и безверии», как Моисей по пустыне? А если нет, то какой смысл изучать общество и ничего толком не знать о характере его сегодняшних состояний?
Это хорошие вопросы, которые в ходе учебного процесса могут быть заданы «в обе стороны», и отвечающему (будь то преподаватель или студент) придется как-то выкручиваться из непростой ситуации.
Если это будет студент, он, конечно, вспомнит теорию маргинальности и расскажет, что постепенное изменение общественных ценностей в советском обществе (где трудящиеся хотели жить так же хорошо, как в современном буржуазном обществе) привело к конфликту мотиваций («массы» хотели жить лучше, а «государство» хотело, чтобы они лучше строили социализм), в результате чего элита стала корректировать идеологию, в которой повышала роль массы («гуманизация и демократизация социализма»). Трудящиеся и особенно интеллигенция неожиданно легко поверили партии и, приняв лозунги «за чистую монету», лавиной обрушились на старые устои, рискуя, восторгаясь, проклиная и превознося. Этот эйфорический период нового социального творчества, когда возникали кооперативы и легализовалась частная собственность, разбивались личные сады и строились миллионы загородных домиков, расцветали городские рынки и тянулись к ним караваны «челноков», довольно быстро сменился этапом конституирования (становления, оформления, закрепления социальных позиций) новых субъектов (т.е. действующих общностей). Была создана иная система государственно-территориального управления, возникла негосударственная банковская сеть, сформировались биржи, активно закупалась недвижимость, началась массовая приватизация.
В этом месте можно вспомнить идеи сразу двух великих социологов: М. Вебера, который в своей знаменитой книге «Протестантская этика и дух капитализма» доказывал, что культурные ценности лежат в основе производства определенного типа экономики и социальной структуры (т.е. применительно к России: поменялись идеи – изменилось общество); а также Карла Маркса, который в еще более знаменитой книге «Капитал» всесторонне обосновывал, что масштабный передел собственности и возникновение новых экономических субъектов всегда есть социальная революция, меняющая положение всех слоев и групп общества (что и произошло в нашей стране, когда физики стали торговать электроникой, математики построили финансовые пирамиды, комсомольские функционеры стали бизнесменами, а секретари обкомов – президентами... И многие работники превратились в безработных).
Произошла «та самая» маргинализация, которая расшатала представления о социальной принадлежности (идентификацию), спутала функции социальных институтов, изменила социальные позиции больших и малых общественных групп, породила новые массы и толпы. В общем существенным образом разрушила социальную структуру, каркас всей системы организации российского общества.
Однако в современной мировой социологии сформировались и другие, отличающиеся теоретическим своеобразием, концепции трансформации (превращения, видоизменения) российского общества. В большинстве своем они базируются на так называемых западных стереотипах относительно существа советской организации, но тем не менее являются аналитичными и продуктивными моделями изучения соответствующего типа общественного развития.
Посттоталитарный синдром. Теории постоталитарного синдрома исходят из того, что российское общество длительное время развивалось как тоталитарное, т.е. унифицированное общество, где любые нежелательные (для властвующих субъектов) социальные отклонения безжалостно пресекаются, а люди, групповые взаимодействия и общественные процессы находятся под неусыпным, постоянным контролем. Поэтому и в дальнейшем люди ведут себя несвободно, как затравленные «совки», а нахальная элита продолжает распоряжаться, контролировать и жестко регулировать развитие общества – по-старому.
Но посттоталитарные общественные состояния характеризуются не только сохранением социальной инерции, как доказывает известный конфликтолог Р. Дарендорф. «После» – это не только по-прежнему, но и «анти» – вопреки, против. Поэтому идеи таких исследователей, как К. Фридрих и 3. Бжезинский, связанные с анализом постсоветского развития, состоят в том, что посттоталитарный синдром проявляется в следующих характерных процессах:
1) преувеличении роли особых интересов и игнорировании общего интереса (своеобразная гиперкомпенсация, поскольку прежде было наоборот: «Раньше думай о Родине, а потом о себе»);
2) наступлении идеологического безверия (сменяющего коммунистическую «религиозность», поскольку идеология советского строя была фактически превращена в веру);
3) протестах масс против любого насилия и игнорировании «нажима сверху» (как следствия многолетнего массового террора);
4) демилитаризации общества (в противовес глубочайшей милитаризации экономики, политики и патриотического сознания советской эпохи);
5) информационном плюрализме, многоголосице в сфере информационного обмена (разрушении безусловной монополии средств массовой информации в обществе).
Запаздывающая модернизация. Теории запаздывающей модернизации, которые начали создаваться еще в 60-е гг., также стали для западных социологов аппаратным средством анализа современной российской ситуации. Несмотря на содержащуюся в этих концепциях скрытую уничижительную оценку (запаздывают в развитии – значит недоразвитые), они содержат ряд существенных социологических откровений, которые должны быть учтены в практике осознанной социальной «перестройки».
Теоретики запаздывающей модернизации исходят из того, что существуют линейный прогресс и поступательность стадий развития обществ. Подобные представления о стадиальности были распространены и в советском марксизме: считалось, что первобытное общество сменяется классовым рабовладельческим, затем феодальным, буржуазным и, наконец, бесклассовым коммунистическим. Социализм является переходной фазой. Соответственно непосредственная добыча продуктов природы сменяется аграрной экономикой, а та замещается индустриальной. Такой однобокий прогрессизм, с одной стороны, игнорирует значение культурных традиций (например, часть современных экономически и социально развитых обществ не являются ни демократическими, ни гражданскими, ни коммунистическими), а с другой стороны, отражает определенную тенденцию современного социального развития (поскольку экономическая мощь «Запада» способствует политической, социоструктурной и культурной вестернизации менее состоятельных обществ). Все эти аспекты, а также выявленные социологами закономерности модернизации должны быть учтены при анализе реальных процессов системной трансформации российского общества.
Во-первых, в запаздывающей модернизации всегда есть опасность попадания общества во внешнюю зависимость. Однако Россия, которая не раз переживала подобные состояния («онемечивание», «офранцузивание», а теперь «американизацию»), обычно избегала подобных последствий благодаря высокому уровню милитаризации.
Во-вторых, модернизация общества бывает успешной тогда, когда резко растет средний слой (который не эксплуатирует и не эксплуатируется) при высокой социальной мобильности (изменении общественного положения людьми, слоями и группами). В современной России, напротив, происходит процесс существенной поляризации общества, когда, образно выражаясь, вместо фигуры добродушного толстяка с большим животом мы получаем карикатурную «фигуру» общества с крошечной головой, ссохшимся желудком и огромными вялыми ногами. Широкий слой бедных и беднейших и узкая пирамидка богатой элиты разъедают каждый со своей стороны медленно растущий слой обеспеченных. Социальная база реформ – средний класс – не является в России тем необходимым балластом, который придает развитию «переходного» общества определенность, солидность и устойчивость.
В-третьих, модернизация возможна там, где есть сильный контроль центральной власти и проявляется ее умение локализовать, блокировать, купировать социальные конфликты. Российская внутренняя политика, наоборот, строилась с учетом принципов «здорового самотека» в соответствии с парадигмой нелинейного развития. А посему субъекты центральной государственной власти сталкивались с флуктуациями управляемой среды (т.е. случайными спонтанными социальными отклонениями) и пытались нивелировать конфликты в первую очередь с национальными регионами методом раздачи «суверенитетов» (кто сколько осилит) и, конечно, с такой же сомнительной эффективностью реагировали на бифуркации (ситуации неопределенности, ветвления возможностей дальнейшего развития, взрыва множественных вариаций), что привело к «нелинейным, петлеобразным связям» вовсе не в уравнениях, а в реальной действительности отношений между федеральным центром и регионами, в первую очередь с Чечней.
В-четвертых, успешная модернизация требует создания широкой социальной опоры, мобилизации социального потенциала, а это напрямую связано с умением объяснить широким слоям населения выгодность модернизации в настоящем и в будущем. Мобилизационный эффект может достигаться: 1) апелляцией к рациональным способностям обывателя оценить возможную пользу от такого социального приобретения (католический Запад), 2) авторитетным призывом харизматического лидера (исламский Восток) или 3) использованием особой традиции национального корпоративизма (буддистский Восток).
Поскольку Россия представляет особую цивилизацию, у нас и подход к мобилизации особый: политические лидеры общества призывают массы «выбраться из болота прошлого», отказаться от неэффективных прежних принципов общественной организации, а вовсе не зовут народ «куда-то» в определенном направлении, раскрывая новые социальные горизонты и предлагая некую позитивную программу. (Из современных социологических теорий мобилизации вытекает, что это наиболее эффективный инструмент. Однако в результате своеобразного «поиска врага» оказывается, что наш общий враг – социальное прошлое, а именно там мобилизаторы должны искать позитивные образцы для заимствования, как учит теория, следовательно, и здесь образуется «дурная петля» государственной идеологии.)
В самом начале советской перестройки (1986 г.) американский социолог Т. Парсонс выделил универсалии модернизации, предсказав распад нашей социальной системы. Его вывод был таков: всякая модернизация влечет за собой всю цепочку системных изменений. Он же обосновал, что коллапс общественной системы необходим, поскольку модернизация требует принятия самостоятельных управленческих решений, а они запрещены.
Российский исследователь Н.Ф. Наумова в дополнение к этому выдвинула концепт рецидивирующей модернизации, поскольку именно в нашем обществе, часто предпринимавшем попытки реализовать «догоняющий» способ социального развития, обновление чревато рецидивами, возвратами к «старине». Это проявляется и в политической жизни, когда ностальгические волны сожаления о прошлой устойчивой жизни и критические настроения по отношению к неудобной и социально травмирующей современности сливаются и выражаются в стремлении «вернуть старый порядок», вновь войти в «ту же реку».
Еще одно замечание к теориям модернизации связано со спецификой технологического потенциала российского общества. Дело в том, что третья мировая волна модернизации, затронувшая страны Восточной Европы и Россию (первая волна – колонии, вторая – развивающиеся страны), развивалась на фоне технотронного отставания обновляющихся обществ. Однако Россия, крупнейшая и наиболее развитая часть бывшего Советского Союза (мировой сверхдержавы), обладает высокоразвитым индустриальным и технологическим потенциалом, но несмотря на трудности его воспроизводства, не догоняет целую «очередь» модернизирующихся стран, а вклинивается в ее середину, претендуя, по крайней мере, на роль государства высокого регионального значения.
Демократизация советского общества. Социологи из бывших социалистических стран также по-своему осмысливали процессы изменения социальной организации обществ советского типа. В Вене в конце 80-х гг., будучи в эмиграции, Е. Вятр, И. Зелены и другие исследователи разработали основу концепции, получившей широкий научный резонанс. По их мнению, общества советского типа (в том числе российское) имеют принципиальную возможность развиваться в одном из трех направлений: крайнего тоталитаризма, предельного авторитаризма или максимальной демократизации. Последний вариант достаточно реален, однако мощный слой этократии (партийно-государственного аппарата) под угрозой потери контроля должен рецидивировать жесткие формы правления. Следовательно, общество советского типа не может эволюционировать в направлении «гуманного, демократического социализма» (и его демократизация связана с десоветизацией).
Теории «осовременивания» российского общества в конце XX в., конечно, не описывают всех специфических проявлений этого сложного процесса (к ним мы еще будем обращаться в следующих темах), однако позволяют определенным образом осмыслить происходящее, выявить ряд противоречий и всерьез задуматься о проблемах социальной самоорганизации.
Если отвлечься от логики разнообразных авторских концепций и попытаться описать развитие российского общества терминами системного анализа, то результат будет примерно следующий. Сущность «переходного состояния» заключается в том, что относительно закрытая система становится все более открытой. Наши самодостаточные экономика, политика и идеология советского периода, которые были по-своему экспансивны, но замкнуты вовнутрь, сменяются открытыми, подражательными, комплементарными, ориентированными на интеграцию формами. Рынок, демократия и свобода совести стали де-факто «целями» и «правилами» национального развития, хотя они не вписываются в систему ценностей значительной части общества, превратно интерпретируются людьми и не соответствуют сложившимся социальным архетипам.
Разбалансированность внутренних связей системы (из-за вскрывшихся в ситуации управленческой неопределенности и ослабленного политического контроля многочисленных социальных противоречий) и существенное давление внешних факторов достаточно агрессивной, точнее, остроконкурентной среды (активно воздействующей на внутренние процессы в то время, когда российская общественная система еще сама не определила собственных границ и потому просто не в состоянии эффективно «держать оборону», обеспечивая реализацию национальных интересов и социальную безопасность общества) приводят систему в деформированное состояние.
Поэтому одним из наиболее острых вопросов российской социальной модернизации становится модернизированный спор «почвенников» и «западников»: а самостоятельна ли наша перестройка? Не растворяемся ли мы в чужом желудочном соке, успокаивая себя целостью собственного желудка? Иначе говоря: переживаем ли мы период оздоровительной переорганизации общества и лучшего приспособления к новой мировой социальной среде или наша открытость чревата ослаблением, беззащитностью и неизбежной вынужденной зависимостью? Ответ может изменить многое в социологических, политических, да и обывательских оценках особенностей российской модернизации.
Мобильность как социальный процесс
Основные элементы культуры.
Каждое человеческое сообщество (от самого мелкого до сверхбольшого, как цивилизация) создаёт на протяжении своего существования собственную культуру. Поскольку человеческая цивилизация знает множество сообществ, то в результате в историческом процессе сложилось множество культур, и перед социологами встала проблема определить - существует ли в человеческой культуре что-то общее, универсальное для культур всех сообществ. Можно выделить множество таких культурных универсалий свойственных всем обществам, в их числе: язык, религия, символы, украшения, сексуальные ограничения, спорт и т.д.
Одной из универсалий культуры является язык - тот понятийно-логический и знаково-символический аппарат, который присущ мировосприятию того или иного народа. Все люди осваивают мир, осмысливают, фиксируют его элементы и изменения, с ними происходящие, как-то по-своему, не так, как другие. Человек через понятийно-логический аппарат структурирует и воспринимает окружающий мир. Язык является самым ёмким, доступным, точным способом передачи культуры от человека к человеку, иных способов пока не найдено.
Вторым важным компонентом культуры является ценностно-познавательная система. Ценность - это свойство того или иного общественного предмета, явления удовлетворять потребности, желания, интересы. Ценности формируются в результате осознания человеком или общностью людей своих потребностей в соотнесении их с предметами окружающего мира, то есть в результате ценностного отношения, реализуемого в акте оценки. В систему ценностей социального субъекта могут входить различные ценности: смысложизненные, универсальные, б)общественного признания , в)межличностного общения, г)демократические, д)партикулярные (привязанность к «малой Родине», семье, а так же всякого рода  фетишизмы  (вера в богов, стремление к идеалу).
Система ценностей крайне важна для человека: ценностная установка представляет собой своеобразную программу деятельности и общения, связанную с выбором вариантов деятельности и общения. Ценностные установки вырабатываются обществом в процессе общественно-исторической деятельности и передаются индивидами и последующими поколениями в процессе социализации: обучения, воспитания и т.д. Они ориентируют человека в социальной действительности, направляют и стимулируют его деятельность.
Ценностное отношение приобретает особое значение для социальной жизни, так как на её основе складываются социальные нормы, которые являются следствием устойчивой, повторяющейся оценки.
Социальные нормы представляют собой исторически обусловленные общественным бытиём требования к деятельности и отношениям индивидов, социальных групп, классов и общественных институтов, выражающие общественную необходимость организации деятельности и отношений в соответствии с объективными условиями.
В нормах содержится требование поступать определённым образом, их исполнение и предписание обеспечиваются разными формами принуждения, начиная с общественного и кончая государственными.
Формы культуры
Большое значение в жизни человеческих сообществ играют такие формы культуры, как обряды, обычаи, традиции.
Обряд - совокупность символических, стереотипных коллективных действий, воплощающих в себе те или иные социальные идеи, нормы и ценности, представления и вызывающие определённые коллективные чувства. Сила обряда скрыта в его эмоционально-психологическом воздействии на человека, в обряде происходит не только рациональное усвоение каких-то норм, ценностей и идеалов, но и их сопереживание участниками обрядовых действий.
Обычай - воспринятая из прошлого форма социальной регуляции деятельности и отношений людей, которая воспроизводится в определённом обществе или группе и является привычной для его членов. Обычай представляет собой следование каким-то правилам, пришедшим из прошлого, сохранённым предписаниям. В роли обычая могут выступать обряды, праздники, производственные навыки и т.д. В целом, можно сказать, что обычай - это неписаные правила поведения.
Традиции - элементы культурного наследия, передающиеся из поколения в поколение и сохраняющиеся в определённом сообществе, социальной группе в течение длительного времени. Традиции есть во всех сообществах, являясь необходимым условием жизнедеятельности общества. Пренебрежительное отношение к традициям влечёт за собой нарушение преемственности в развитии общества, его культуры, утрату ценных достижений человечества. С другой стороны, абсолютизация традиций, слепое следование им порождает консерватизм и застой в общественной жизни.
Перечисленные выше элементы культуры существуют во всех обществах, безотносительно к тому, как они действуют в различных государственно-национальных образованиях, социальных группах и т.д.
Но культура функционирует в общественных взаимосвязях на различных уровнях, в определённых конкретных формах. Для описания этих конкретных форм культуры социология вводит понятие субкультура.
Субкультуры и контркультуры
Каждое общество включает в себя различные социальные структуры, элементами которых выступают разнообразные социальные общности и социальные группы. Группы разнообразны по своему составу и, соответственно, формируют различные культуры, называемые субкультурами.
Субкультура — это культура отдельных групп и слоев, сформировавших свою систему и иерархию ценностей, норм поведения и стиль жизни, отличающий их от других социальных групп и общностей.
Принято выделять пять типов субкультур: молодежную, профессиональную, территориальную, религиозную, криминальную. Некоторые исследователи выделяют также этническую субкультуру.
Молодежная субкультура — относится к молодежной возрастной группе, имеет направленность на демонстрацию особенностей ценностей, образа и стиля жизни, подчеркивает самостоятельность, независимость и особенность данной возрастной группы. Для молодежной субкультуры характерны преимущественно развлекательно-рекреативная направленность образа жизни, приоритет потребительских ориентаций, слабая индивидуализированость и избирательность, внеинституализированная культурная самореализация, отсутствие этнокультурной самоидентификации.
Профессиональная субкультура — свойственна отдельным профессиональным группам, деятельность которых направлена на работу с людьми, что приводит к формированию профессиональной этики, закрепляющей особые требования к представителям данной группы.
Территориальная субкультура — свойственна некоторым территориальным сообществам, в которых исторически сложились особые обычаи и традиции, не характерные для общества в целом.
Религиозная субкультура — характерна для отдельных деноминаций и сект, которые вырабатывают особые требования к образу жизни своих адептов, противоречащие общественным.
Криминальная субкультура — свойственна профессиональному криминальному сообществу, которое вырабатывает свою систему ценностей и их иерархию (т.н. "понятия"), противоречащую общественным и не одобряемую большинством членов общества. Элементы криминальной субкультуры, в некоторых случаях, проникают в общество и становятся элементами других субкультур (например, молодежной).
Субкультуры и контркультуры
Каждое общество включает в себя различные социальные структуры, элементами которых выступают разнообразные социальные общности и социальные группы. Группы разнообразны по своему составу и, соответственно, формируют различные культуры, называемые субкультурами.
Субкультура — это культура отдельных групп и слоев, сформировавших свою систему и иерархию ценностей, норм поведения и стиль жизни, отличающий их от других социальных групп и общностей.
Принято выделять пять типов субкультур: молодежную, профессиональную, территориальную, религиозную, криминальную. Некоторые исследователи выделяют также этническую субкультуру.
Молодежная субкультура — относится к молодежной возрастной группе, имеет направленность на демонстрацию особенностей ценностей, образа и стиля жизни, подчеркивает самостоятельность, независимость и особенность данной возрастной группы. Для молодежной субкультуры характерны преимущественно развлекательно-рекреативная направленность образа жизни, приоритет потребительских ориентаций, слабая индивидуализированость и избирательность, внеинституализированная культурная самореализация, отсутствие этнокультурной самоидентификации.
Профессиональная субкультура — свойственна отдельным профессиональным группам, деятельность которых направлена на работу с людьми, что приводит к формированию профессиональной этики, закрепляющей особые требования к представителям данной группы.
Территориальная субкультура — свойственна некоторым территориальным сообществам, в которых исторически сложились особые обычаи и традиции, не характерные для общества в целом.
Религиозная субкультура — характерна для отдельных деноминаций и сект, которые вырабатывают особые требования к образу жизни своих адептов, противоречащие общественным.
Криминальная субкультура — свойственна профессиональному криминальному сообществу, которое вырабатывает свою систему ценностей и их иерархию (т.н. "понятия"), противоречащую общественным и не одобряемую большинством членов общества. Элементы криминальной субкультуры, в некоторых случаях, проникают в общество и становятся элементами других субкультур (например, молодежной)
Социальные функции культуры.
Культура выступает средством собирания, сохранения и передачи человеческого опыта. Это назначение культуры реализуется через ряд функций:
Образовательно-воспитательная функция. Индивид становится членом общества по мере социализации, то есть усвоения языка, символов, ценностей, норм человечества, своего народа, своей группы. Уровень культуры личности определяется её социализацией, то есть приобщением к культурному наследию и степенью развития индивидуальных способностей. Культурной называют личность, обладающую набором определённых качеств - эрудицией, пониманием различных отраслей искусства, свободным владением родным языком и знанием иностранных (что даёт возможность получения знания из первых рук, а не в чужом переводе),высокой нравственностью, самообладанием, способностью понять другого и т.д. Эти качества приобретаются личностью в ходе воспитания и образования.
Интегративная и дезинтегративная функции культуры. Освоение культуры создаёт у членов какого-либо сообщества чувство общности, принадлежности к одной группе, сплочённой вокруг каких-то ценностей, идеалов, целей или традиций, обычаев, исторической памяти, и принадлежащих вследствие этого к одной нации, народу, религии, группе и т.д. Тем самым культура сплачивает, интегрирует людей, обеспечивает целостность сообщества. Но, сплачиваясь на основе какой-то субкультуры, эти люди противопоставляют себя представителям другой, не обязательно доводя противопоставление до антагонизма, но фиксируя различие («есть МЫ и ОНИ»).Внутри крупных сообществ могут возникнуть культурные конфликты как практическое проявление действия дезинтегративной функции культуры.
Регулирующая функция культуры. Как уже говорилось ранее, в ходе процесса социализации ценности, идеалы, нормы и образцы поведения становятся частью самосознания личности, формируя и регулируя её поведение. Культура в целом определяет рамки, в которых может и должен действовать человек. Культура регулирует поведение человека в семье, в быту, на производстве, в общественных местах и т.д. потому, что она содержит систему предписаний и запретов, нарушение которых приводит в действие санкции  - систему мер, призванных заставить нарушителя соблюдать правила и нормы культуры.
Типы культур по критерию субъекта ее развития.
В детстве закладываются основы всего духовного облика человека, идет формирование его личности. Человек овладевает определенной суммой знаний, навыков и правил поведения, приобретает потребность активно участвовать в духовном производстве. Ребенок открывает и принимает жизненные ценности и идеалы формирует свое отношение к жизни, находит свое место в обществе.
Культура в жизни ребенка играет весьма противоречивую роль. С одной стороны она способствует закреплению наиболее ценных образцов поведения и передаче их последующим поколениям, или другим группам. А с другой стороны культура способна с помощью нравственных норм закрепить несправедливость, суеверие, бесчеловечное поведение и т.п.
На реальную судьбу личности влияет соотношение между субъективными стремлениями и социальными условиями, возможностями личности. Все эти компоненты подвижны и изменчивы. Существует множество социальных институтов, которые осуществляют передачу культурных традиций и ценностей от поколения к поколению, и главным институтом является семья.
Маргарет Мид, в своей работе «Культура и мир детства» дает представление о трех типах культур по критерию субъекта ее развития.
Во-первых, это постфигуральная культура, где дети учатся прежде всего, у своих предшественников. Постфигуральная культура это такая культура, где каждое изменение происходит настолько медленно, что деды, держа в руках новорожденных внуков, не могут себе представить их будущее отличным от своей жизни. Прошлое взрослых оказывается будущем для детей.
Эта культура и ее преемственность зависят от реального присутствия в обществе трех поколений. Сохранение данной культуры зависит от установок стариков и того следа, который они оставляют в душах подрастающих поколений. Вся система постфигурального общества существует и сейчас, она не зависит от каких бы то ни было толкований прошлого. Постфигуральная культура характерна для примитивных обществ. Во-вторых, это конфигуральная культура, когда дети и взрослые учатся прежде всего, у своих сверстников. Конфигуральная культура -это культура , в которой преобладающей моделью поведения для людей оказывается поведение сверстников. Обществ, где конфигуральная культура была бы единственной формой передачи культуры и неизвестно не одного общества, где эта модель сохранялась на протяжении жизни нескольких поколений. Во всех конфигуративных культурах старшие по возрасту по-прежнему господствуют в том смысле, что именно они оказывают влияние, определяют стиль конфигурации, устанавливают пределы ее проявления в поведении молодых. Одобрение старших оказывается решающим в принятии новой формы поведения, т.е. молодые люди, смотрят не на своих сверстников, а на старших как на последнюю инстанцию от решения которой зависит судьба поведенческой новации.
В-третьих, это префигуральная культура, где взрослые учатся прежде всего, у своих детей. Примером может служить первые поколения, родившиеся в эмиграции. Возникший разрыв между поколениями, обусловлен невозможностью обратиться к опыту старших поколений. Общество резко дифференцируются по возрастным группам, восстание против авторитета старших поколений на определенной стадии созревания институциализируется. Каждому обществу присуща какая-либо из этих культур.
Итак, под термином культура понимают генетически не наследуемую совокупность средств, способов, форм, образцов и ориентиров взаимодействия людей со средой существования, которые они вырабатывают в совместной деятельности для поддержания определенных структур деятельности и общения. Другими словами культура - это система коллективно разделяемых ценностей убеждений образцов и норм поведения, присущих определенной группе лиц.
Понятия «человек», «индивид», «личность», их взаимосвязь.
Человек, отдельно взятая личность, является элементом любой социальной системы. Именно отдельный человек представляет собой тот начальный кирпичик, из которого строится здание общественного устройства, поэтому социология начинает изучение общества с личности.
«Личность», «человек», «индивид» - часто эти термины употребляются как равнозначные, хотя их содержание различно. Так, понятие «человек» характеризует всеобщие, присущие всем людям качества и способности, подчеркивая принадлежность каждого из тех, кого называют человеком, к той особой исторически развивающейся общности, которую называют человечеством. Однако оно существует через жизнь и деятельность отдельных, конкретных людей - индивидов.
Индивид - единичный человек как биосоциальное существо, отдельный, обособленный член социальной общности (народа, общества, класса, социальной группы).
Подходы к пониманию личности очень разные. Большинство социологических концепций основывается на том, что личность - явление чисто социальное, связанное с существованием данного общества и в ней проявляются конкретно-исторические моменты:
во-первых, личность тем значительнее, чем больше в ее жизнедеятельности представлено всеобщее, присущее всем людям;
во-вторых, неповторимость, уникальность выражения меры социальности в каждом человеке, соотношение природного и социального, рождает индивидуальность. Исходя из этого, можно дать определение понятия «личность».
Личность - это устойчивая система социально значимых черт, характеризующих индивида, продукт общественного развития и включения индивида в систему социальных отношений посредством активной предметной деятельности и общения.
«Уложить» личность, как целостную социальную многомерность, в жесткие рамки логически строгих научных конструкций сложно, это явление слишком многообразно. Но всякая наука, в том числе социология, изучает типичное, повторяющееся, и научный анализ личности вследствие этого пренебрегает частностями, которые могут быть очень яркими.
Мера социального в человеке не только выделяет его, но и одновременно делает его похожим в поведении, общении, образе мыслей на других людей. Понимание этой стороны социального дало возможность социологии выйти ещё на одну характеристику - социальный тип.
Социальный тип личности - это комплекс качеств, характеризующих её как члена данной конкретной социальной группы, общности. Воздействие социальных условий формирует способ мышления и поведения человека, создает определенный тип личности, различные условия в положении людей порождают целую систему типов сознания и поведения, систему типов личности. Типические особенности личности определяются объективным положением в обществе, например, принадлежностью к тому или иному сословию в феодальном обществе, классу, слою, национально-этнической группе, профессии и т.п., а также духовно-нравственными качествами, отношениями и ориентациями.
Основные факторы развития личности.
Для анализа развития личности, необходимо выявить факторы оказывающие влияние на формирование личностных черт, выделим такие группы как : 1) биологическая наследственность; 2) физическое окружение ; 3) культура; 4) групповой опыт; 5) уникальный индивидуальный опыт. Проанализируем влияние этих факторов на личность.
1). Биологическая наследственность. Биологическое наследие каждого человека поставляет сырые материалы, которые затем формируются разными способами в человеческую особь, индивида, личность.
Ребенок рождается совершенно беспомощным и остается таким первые годы своей жизни. Подобные биологические факты закладывают основу социальной жизни людей. Черты биологического наследия дополняются врожденными потребностями человеческого существа, которые включают потребности в воздухе, пище, воде, активности, сне, безопасности и отсутствие боли. Биологическая наследственность во многом объясняет индивидуальность личности, ее изначальное отличие от других членов общества. Вместе с тем групповые различия уже нельзя объяснить биологической наследственностью. Следовательно, биологическая наследственность не может полностью создать личность, так как ни культура, ни социальный опыт не передаются с генами. Однако биологический фактор необходимо учитывать, так как он, во-первых, создает ограничения для социальных общностей (беспомощность ребенка, невозможность долго находится под водой, наличие биологических потребностей и т.д.), а во-вторых, благодаря биологическому фактору создается бесконечное разнообразие темпераментов, характеров, способностей, которые делают из каждой человеческой личности индивидуальность, т.е. неповторимое, уникальное создание.
2). Физическое окружение. Некоторые исследователи придавали физическому окружению решающее значение в развитии личности. Теории, разработанные философом Г.В.Плехановым и историком Л.Н.Гумилевым, являются хорошей основой для оправдания этноцентристского, националистического создания, однако не могут оправдать решающего влияния физического фактора на развитие личности. Действительно, в сходных физических и географических условиях формируются различные типы личностей, и наоборот, очень часто бывает так, что схожие групповые признаки личностей развиваются в разных условиях окружающей среды. Следовательно, физическое окружение может влиять на культурные особенности социальной группы, но его влияние на формирование отдельной личности незначительно и несравнимо с влиянием на личность культурной группы, группового или индивидуального опыта. 3). Культура. Определенный культурный опыт является общим для всего человечества и не зависит от того, на какой ступени развития находится то или иное общество. Вместе с тем каждое общество дает практически всем своим членам некоторый особенный опыт, особенные культурные образы, которые другие общества предложить не могут. Из социального опыта, единого для всех членов данного общества, возникает характерная личностная конфигурация, типичная для многих членов данного общества. Каждое общество развивает один или несколько базисных личностных типов, которые соответствуют культуре этого общества. Такие личностные образы усваиваются, как правило, с детства. Однако в сложных обществах очень трудно найти общепринятый тип личности из-за наличия в них большого числа субкультур. Для изучения личностных типов различных субкультур следует изучать каждую структурную единицу отдельно, а затем учитывать влияние личностных образов доминирующей культуры.
На формирование личности определенное влияние оказывают биологические факторы, а также факторы физического окружения и общие культурные образы поведения в отдельной социальной группе. Однако следует помнить, что главными факторами, определяющими процесс формирования личности, безусловно являются групповой опыт и субъективный, уникальный личностный опыт. Эти факторы в полной мере проявляются в процессе социализации личности. 4). Групповой опыт. Обособление личности сначала от физического мира, а затем от социального - довольно сложный процесс, который продолжается всю жизнь. Ребенок учится устанавливать различия между другими людьми по имени. Он осознает, что мужчина - это папа, женщина - это мама. Так постепенно его сознание движется от имен, которые характеризуют статусы, к специфичным именам, обозначающим отдельных индивидов, включая его самого. В возрасте около полутора лет ребенок начинает использовать понятие «Я», осознавая при этом, что он становится отдельным человеческим существом. Продолжая накапливать социальный опыт, ребенок формирует образы различных личностей и в том числе образ собственного «Я». Все дальнейшее формирование человека как личности - это построение собственного «Я» на основе постоянного сопоставления себя с другими личностями. Таким образом осуществляется постепенное создание личности с уникальными внутренними качествами и одновременно с воспринятыми общими для ее социального окружения качествами, которые постигаются через групповое общение, групповой опыт. То, что личность развивается не просто путем автоматического развертывания природных задатков, доказывает опыт социальной изоляции человеческого индивида.
5). Уникальный индивидуальный опыт. Каждый личностный опыт уникален потому, что никому в точности не удается повторить его. Можно отметить, что картина индивидуального опыта усложняется тем, что личность не просто суммирует этот опыт, а интегрирует его. Каждый человек не только складывает инциденты и события, происшедшие с ним, но их значения он преломляет через свой прошлый опыт, через опыт своих родителей, близких, знакомых. Определенные инциденты, происшедшие в ходе личностного опыта, могут быть критическими, так как они придают определенную окраску всем последующим реакциям человека на окружающую среду. Таким образом, если групповой опыт может быть сходен или даже одинаков у различных личностей, то индивидуальный опыт всегда уникален. Именно поэтому не может быть совершенно одинаковых личностей.
Личность в системе социальных связей: социальные функции и статус.
Поведение личности, её установки и предпочтения, эмоции и выборы так же определяются рядом факторов: условиями среды, положением в системе социальных связей и внутренним своеобразием личности, её духовного мира.
Как происходит влияние социальных связей, социальных институтов и общностей на поведение отдельного человека?
Связь и взаимодействие между людьми устанавливаются потому, что люди в процессе удовлетворения индивидуальных потребностей зависят в чем-то конкретном друг от друга. Когда устанавливается связь, например, между индивидами А и Б, то Б нужен А для решения каких-то его проблем, как и А нужен Б для решения каких-то его задач.
Каждый человек исполняет определенные социальные функции, как своеобразное поручение на выполнение занятий в данном социальном взаимодействии: врач лечит, педагог преподает, шофер водит автомобиль и т.д.
Употребляя термин «функция», следует иметь в виду, что в социологии о функциях судят по тому, какие последствия для других, и для общества в целом эти действия имеют, а не по тому, какой смысл человек сам вкладывает в свою деятельность. Если человек не выполняет свою функцию, то мы имеем дело с дисфункцией   (любой случай неправильного выполнения человеком его обязанностей).
Каждый человек, выполняя свои многообразные функции, становится нужным другим людям. Функциональная дифференциация и зависимость партнеров в процессе социального взаимодействия являются одним из важнейших условий устойчивой интегрированности общества как целого.
Для выполнения конкретных функций в ходе социального взаимодействия на человека налагаются функциональные обязанности , и одновременно он наделяется определенными  правами,  что является своеобразной формой «вознаграждения», лежащей в основе социальных связей. Наиболее значимые обязанности и права возникают в рамках социальных институтов как регулируемых, устойчивых самовозобновляемых социальных взаимодействий. В этом случае обязательства и права достаточно четко регламентированы, а выполнение человеком его обязанностей контролируется.
Функции индивида и вытекающие из них обязательства и права по отношению к другим участникам социального взаимодействия определяют социальный статус человека. В статусе фиксируется тот набор конкретных действий, которые должен выполнять человек в данном социальном институте, и тех условий, которые должны быть ему предоставлены для осуществления его деятельности. Можно дать следующее определение:
Социальный статус - интегративный показатель положения социальной группы и ее представителей в обществе, в системе социальных связей и отношений.
Каждый человек включен в множество социальных связей, социальных институтов, взаимодействует с другими людьми по различным поводам, выполняет каждый раз различные функции. Это свойство любого индивида, вне зависимости от возраста. Например, любой мальчишка имеет статус ребёнка с определёнными правами и обязанностями по отношению к родителям, статус ученика - по отношению к учителю, товарища по классу, члена неформальной группы друзей.
Особую роль играют генеральные (всеобщие) статусы. Первый из них - статус человека, его права и обязанности. Другой генеральный статус - статус члена данного общества, государства (гражданина). Генеральные статусы являются фундаментом статусной позиции личности.
Статус можно обрести от рождения, например, национальность, социальное происхождение, место рождения. Подобные статусы называются предписанными. Другие статусы мы приобретаем, достигаем - статус инженера, музыканта, мужа (жены) и т.д. - то есть статусы достигнутые, или приобретённые.
Статусы также могут быть формализованными или неформализованными, в зависимости от того, в рамках формализованных или неформализованных социальных институтов и социальных взаимодействий выполняется функция - например, статус лидера компании близких друзей и статус директора завода.
Статусы неравнозначны, они находятся в определенной иерархии по степени важности социального института, в рамках которого сформирован этот статус. Иерархия статусов может меняться, поэтому следует выделять:
а) общую иерархию статусов данной личности, которая срабатывает в большинстве случаев, в решающих жизненных сферах,
б) специфическую, проявляющуюся в особых условиях.
Например, основная общая иерархия статусов в качестве главных всегда будет выделять статусы, связанные с имущественным положением, профессией, этническими признаками и т.д. В то же время, в условиях круга друзей все эти статусы будут малозначительными, здесь будет важнее лидерство.
Выделение главного статуса достаточно сложно, но важно, так как именно он определяет и, что не менее важно, самоопределяет человека социально. Причем не всегда тот статус, который как главный выделяет общество в данном человеке, совпадает с тем статусом, какой выделяет в себе как главный сама личность.
Так, предприниматель может надеяться, что главное в его социальной характеристике - это его высокий уровень доходов, деловая хватка и удачливость, но в общественном мнении, среди «значимых для него других» (родственников, друзей) решающее значение может приобрести какой-то другой набор качеств.
Когда мы говорим о ранжировании статусов, то есть расположении статусов на «лестнице» их важности, привлекательности для людей, мы имеем в виду социальный престиж функций, закрепленных за данным статусом. Престиж представляет собой иерархию статусов, разделяемую обществом и закрепленную в культуре, в общественном мнении.
Престиж формируются под влиянием двух факторов:
реальной значимости тех или иных функций для развития общества,
системы ценностей, учитываемой в данной культуре при оценке социальных функций.
Эти два фактора, тесно взаимодействуя, в то же время достаточно независимы. Нередко значимость определенных функций на данный момент может быть завышенной, не соответствовать социальной целесообразности. Общество, в котором существует необоснованная престижность одних статусов и заниженность других, неспособно обеспечить свое нормальное функционирование. Наличие необоснованно высокого престижа статуса означает, что люди, выполняющие его, вознаграждаются системой социальных связей щедрее, чем платят ей.
Социальный престиж статуса играет огромную роль в распределении социальных желаний, планов, энергии членов общества, в особенности молодежи. Престижная профессия, род занятий действуют как своеобразный магнит: в зоне влияния престижного статуса сосредоточиваются наиболее активные, подготовленные, амбициозные члены общества.
Социальные роли как механизм взаимодействия личности и общества.
Зная социальный статус конкретного человека, его социальные функции, мы ожидаем от него, что он будет осуществлять тот типичный набор действий, обладать тем типичным набором качеств, которые, как нам представляется, необходимы для выполнения этих функций, той роли, которую, как мы считаем, он выполняет.
Социальная роль - это ожидаемое поведение, ассоциируемое со статусом, который имеет человек. Если статус - это сами функции, права и обязанности, то социальная роль - это ожидание поведения типичного для людей данного статуса в данном обществе. Как видно, социальная роль - достаточно полная (но не всеобъемлющая) поведенческая характеристика, в том числе и личностных черт. Например, статус преподавателя вуза это вполне определённые права и обязанности, большинство которых зафиксированы юридически. Социальная роль преподавателя включает в себя то, как он должен вести себя со студентами, коллегами, уровень общей культуры и т.д., то есть это ожидание логически, внутренне связанных друг с другом поступков, черт личности, норма поведения личности определённого статуса.
Социальная роль представляет собой образец поведения, закрепившийся, утвердившийся, отобранный как целесообразный для людей данного статуса в данном обществе.
Вместе с тем, в ролевых ожиданиях содержится именно столько качеств, делается акцент именно на тех чертах, которые гарантируют выполнение данных социальных функций. Широта закрепленных за статусом ролевых ожиданий - признак чрезмерной унификации людей, требующихся для этого статуса, для данного общества. Следует иметь в виду, что в зависимости от функции, к которой привязана социальная роль, акцент может делаться в одном случае на одних социальных качествах, в другом случае - на других.
Выше уже упоминалось, что роль дает достаточно полное, но не всеохватывающее описание черт личности, роль более узка, чем статус, к которому она привязана. Каждый статус «обслуживается» множеством ролей.
Роберт Мертон назвал совокупность ролей, вытекающих из данного статуса, ролевым набором. И если мы уже отмечали, что человек обладает сразу несколькими статусами, то ролей, которые он исполняет, бесконечное множество. Ролевой набор, как правило, включает формальные и неформальные роли, завязанные на соответствующий статус. Попытка систематизации социальных ролей была предпринята Т. Парсонсом и его коллегами. Они считают, что любая роль может быть описана с помощью следующих основных характеристик: а) эмоциональность, б) способ получения, в) масштаб, г) формализация, д) мотивация. С описанием этих характеристик можно познакомиться в книге Н. Смелзера «Социология».
Характеристика социального института, институциональные признаки.
С древнейших времен человеческая цивилизация стремится к стабильному прогрессивному развитию. Для этого ей необходимо устойчивость общественных отношений, а они в свою очередь должны быть закреплены в определенных формах. Человечество стремится сделать некоторые из них обязательными для всех членов общества, другие - для отдельных социальных групп. Достигается это созданием жестко закрепленной системы ролей и статусов, предписывающих индивидам определенные правила поведения. Кроме того, устанавливается система санкций для того, чтобы добиться неуклонного их выполнения.
Организованная деятельность индивидов регулируется комплексом ролей, статусов и санкций. Эти комплексы получили название социальных институтов. Данные образования являются наиболее сложными и важными для общества видами социальных связей. Именно социальные институты поддерживают совместную деятельность в организациях, определяют устойчивые образцы поведения, идеи и стимулы. Они обеспечивают достижение главных преимуществ социального порядка (предсказуемость, надежность, регулярность и т.д.).
Социальный институт это организованная система связей и социальных норм, которая объединяет значимые общественные ценности и процедуры, удовлетворяющие основные потребностям общества.
С помощью институциональных норм люди организуются в группы и ассоциации. Организация людей в группы характерна для деловых организаций - предприятий и учреждений. Она основана на достижении общих целей, но осуществляется через индивидуальные.
Организация ассоциаций союзного типа - партий, профсоюзов, любительских объединений и т.п. - осуществляется достижением индивидуальных целей через общие.
В каждый институт входит несколько групп и ассоциаций, определяющих институциональное поведение.
Например, институт образования реализуется через коллективы школ, колледжей, вузов и других учебных заведений, т.е. через определенные социальные группы. В то же время его деятельность регулируется и контролируется различными общественными организациями.
Социальный институт - это своеобразная форма человеческой деятельности, основанная на четко разработанной идеологии, системе правил и норм, а также развитым социальным контролем за их исполнением.
Социальные институты  различаются по типу задач, которые они решают. Можно выделить следующие виды институтов.
Экономические институты  представляют собой наиболее устойчивые социальные связи в сфере хозяйственной деятельности, подлежащие строгой регламентации. Сюда следует внести все те институты, которые занимаются производством и распределением благ и услуг, регулированием денежного обращения, организацией и разделением труда (собственность, денежное обращение, трудовая деятельность и т.д.).
Политические институты  связаны с борьбой за власть, её осуществление и распределние. Для этих институтов характерно выполнение функции мобилизации возможностей, обеспечивающих функционирование общества как целостности: государство, аpмия, полиция, паpтия.
Институты культуры и социализации  включают в себя наиболее устойчивые, четко регламентированные формы взаимодействия по поводу создания, укрепления и распространения культуpы, социализации молодого поколения, овладения ими культуpными ценностями общества: семья, образование, наука, художественные учреждения.
Каждый социальный институт имеет как специфические особенности, так и общие признаки с другими институтами. Можно выделить следующие общие признаки.
Культурные символы.  Все институты стремятся к приобретению символов, которые в концентрированной форме создают представления об институте, его образ. Для государства это флаг или герб; для церкви - распятие, полумесяц, звезда Давида, для семьи - обручальное кольцо и т.п.
Культурным символом института может быть любой материальный или нематериальный элемент культуры, выражающий в концентрированном виде основные специфические черты данного института, его целостный образ.
Утилитарные культурные черты. Большинство социальных институтов имеют «вещественные» элементы, без которых существование их немыслимо. Это здания, офисы, оборудование и прочее - то, что окружает членов института и оформляет их деятельность.
Установки и образцы поведения. Значительную роль в деятельности института играют принятые в данном институте установки и образцы поведения. Они как бы устанавливают «правила игры» для всех членов института, нарушение которых пресекается санкциями. На базе этих установок и образцов поведения в институте разрабатываются кодексы поведения.
Кодексы поведения (устные и письменные). Люди, включенные в деятельность институтов, должны принимать соответствующие предназначенные им роли. Система этих ролей чаще всего выражается в формальных кодексах: присяга на верность стране, клятва при заключении брака, клятва Гиппократа у медиков. Эти кодексы поддерживают институционально закрепляемые роли и являются важной частью социального контроля. Формальный кодекс лишь часть общего поведения, создающего институциональную роль. Существуют нормы поведения в отдельных ролях (студента, преподавателя, декана, профессора и т.д.). Их сущность составляет тщательно разработанный комплекс неформальных традиций, ожиданий и правил, отобранных человечеством в результате длительного опыта и наблюдений за исполнением данной роли.
Признаки главных институтов общества
Образование Семья Государство Бизнес Религия
1.Установки и образцы поведения
Почтительность Привязанность Послушание Производительность Лояльность
Посещаемость Ответственность Лояльность Экономность Уважение
Любовь к знанию Лояльность Субординация Производство прибыли 2.Символические культурные признаки
Школьная эмблема Обручальное кольцо Флаг Фабричная марка Крест
Школьные песни Брачный ритуал Герб Патентный знак Иконы
Гимн Национальный гимн Печать Святыни
3.Утилитарные культурные черты
Классы Дом Общественные здания Магазин Церковные здания
Стадионы Мебель Бланки и формы Оборудование Литература
4.Кодекс устный и письменный
Правила Семейное право Конституция Банки Вера
Контракты учащихся Семейные запреты и допущения Законы
Лицензии Церковные запреты
5.Идеалогия
Академическая свобода Романтическая любовь Демократия
Монополии Правосла-
вие
Прогрессивное образование Совместимость Государствен
ное право Свободная торговля Баптизм
Равенство при обучении Индивидуализм
Национализм Право на труд Протестантизм
Идеология. Ее можно охарактеризовать как систему идей, которая санкционирована совокупностью норм. Она включает в себя основополагающие убеждения данного института и разработку тех убеждений, которые будут объяснять окружающую действительность в терминах, принятых членами данного института. Опираясь на систему институциональных норм, идеология определяет: а) как люди должны относиться к тому или иному действию, б)почему они должны действовать определенным образом, в) почему они недостаточно активно действуют или бездействуют в некоторых случаях.
Содержание социальных институтов, их набор, система социальных регуляторов определяют общественный строй и, соответственно, экономический, политический строй, тип культуры, образования и т.д. Многообразие социальных институтов, их развитость - это самый верный кpитеpий устойчивости и зрелости общества. По ним можно судить о способности общественной системы удовлетворять разнообразные потребности её членов. Чтобы определить, насколько общество стабильно, достаточно исследовать динамику следующих факторов: во-первых, возникновение новых социальных институтов, во-вторых, совершенствование уже имеющихся.
Сложившиеся социальные институты развиваются и совершенствуются через внутреннею дифференциацию - специализацию связей, функций и учреждений. Особое значение для общества имеют эволюционные изменения институализиpованных социальных связей. В этом случае основные участники этих связей стремятся не к уничтожению институтов (потребность в них сохраняется), а кооpдинальным их изменениям. Таким образом, для того чтобы понять общество, нужно исследовать его социальные институты и изучить их механизмы pегулиpования.
Процесс институционализации и его особенности.
Как появляются в обществе социальные институты ? Каждый человек пытается реализовать свои потребности в кооперации с другими людьми, сообща они ищут способы решения общих проблем. Их совместные действия через саморегуляцию вырабатывают определенные стандарты и образцы поведения. Следовательно, институционализация представляет собой процесс определения и закрепления социальных норм, правил, статусов и ролей, приведение их в систему, которая способна действовать в нужном направлении для удовлетворения общественной потребности.
Институализация - это процесс замены спонтанного и экспериментального поведения на предсказуемое, которое ожидается, моделируется и регулируется.
Процесс институционализации, т.е. образования социального института, состоит из нескольких последовательных этапов:
Первый этап характеризуется тем, что возникает потребность, удовлетворение которой требует совместных организованных действий людей. Происходит формирование общих целей.
На втором этапе из стихийного социального взаимодействия, осуществляемого методом проб и ошибок, появляются социальные нормы, правила и связанные с ними процедуры.
Следующий этап характеризуется тем, что происходит принятие большинством людей и практическое применение норм и правил Начало четвертого этапа знаменует установление системы санкций для поддержания норм и дифференцированность их применения в различных ситуациях.
Наконец, финалом процесса институционализации можно считать создание в соответствии с нормами и правилами четкой статусно-ролевой структуры, социально одобренной большинством участников этого социального процесса.
Например, в жаркую погоду у источника воды скапливается большое количество жаждущих. Это порождает потребность в определенном порядке получения воды - пришедшие первыми  должны получить свое раньше тех, кто пришел позже. Стихийно возникает очередь со своими общепринятыми нормами и правилами. Дети, женщины и старики пользуются определенными льготами. Далее происходит закрепление в очереди определенных ролей: появляются  распорядители, борцы за справедливость, роль последнего в очереди и т.д.
Не все социальные роли внутри института могут быть институциональными. Например в семье «капризный ребенок» или «маменькин сынок»  -  неинституционализированне роли, а сын или дочь - институционализированые.
В чем же их различие? Институциональные роли более устойчивы, и их исполнение существенно выравнивает индивидуальные различия.
К примеру, поведение детей в семьях одинаково:  они любят свих родителей, помогают им в домашних делах, а исключения только подтверждают это правило.
Устойчивость институциализированных связей достигается:
а) особым типом регламентации,
б) четким распределением функций, прав и обязанностей участников взаимодействия,
в)  регулярностью  и самовозобновляемостью,
г)  разделением труда и профессионализацией выполнения функций,
д) специализированными  учреждениями,  в рамках которых организуется деятельность того или иного института, осуществляется управление и контроль за его деятельностью.
Институализиpованные социальные связи могут быть  формальными и  неформальными.
формальные социальные институты имеют общий признак - взаимодействие осуществляется на основе формально оговоренных или записанных правил в форме законов, регламентов, договоров, положений.
Например институт семьи имеет многие пpизнаки неформального социального института, а армия как институт четко регламентирована уставом и служебной иерархией.
Функции социальных институтов.
Институты имеют  явные функции, которые легко распознаются как часть признанных целей института, и  латентные функции, которые осуществляются непреднамеренно и могут быть непризнанными или считаются побочным продуктом.
Явные функции  социальных институтов  являются ожидаемыми и необходимыми. Они формируются и декларируются в кодексах и закреплены в системе статусов и ролей. Когда институт не справляется с выполнением своих явных функций, неизбежна его дезорганизация. Эти явные, необходимые обществу функции могут быть присвоены другими институтами. Деятельность любого социального института, реализуется следующими функциями:
1. Функция закрепления и воспроизводства  общественных отношений. Каждый институт обладает системой правил и норм поведения, закрепляющих, стандартизирующих поведение своих членов и делающих это поведение предсказуемым. Соответствующий социальный контроль обеспечивает порядок и рамки, в которых должна протекать деятельность каждого члена института.
2. Регулятивная функция состоит в том, что функционирование социальных институтов обеспечивает регулирование взаимоотношений между членами общества путем выработки шаблонов поведения. Вся культурная жизнь человека протекает с его участием в различных институтах. Каким бы видом деятельности ни занимался индивид, он всегда сталкивается с институтом, регламентирующим его поведение в этой области.
3. Интегративная функция. Эта функция включает в себя процессы сплочения, взаимозависимости и взаимоответственности членов социальных групп, происходящие под воздействием институционализированных норм, правил, санкций и систем ролей. Интеграция людей в институте сопровождается упорядочением системы взаимодействий, увеличением объема и частоты контактов. Все это приводит к повышению устойчивости и целостности элементов социальной структуры, в особенности социальных организаций. Всякая интеграция в институте состоит из трех основных элементов, или необходимых требований:
а) консолидация  (совмещение усилий);
б) мобилизация  (каждый член группы вкладывает свои ресурсы в достижение целей);
в) конформность  личных целей индивидов с целями других или целями группы.
4. Транслирующая функция. Общество не могло бы развиваться, если не было возможности передавать социальный опыт. Каждый институт для своего нормального функционирования нуждается в приходе новых людей. Это может происходить:
а) путем расширения социальных границ института,
б) путем смены поколений.
В связи с этим в каждом институте предусмотрен механизм, позволяющий индивидам социализироваться к его ценностям, нормам и ролям.
Например, семья, воспитывая ребенка, стремится ориентировать его на те ценности семейной жизни, которых придерживаются его родители.
5. Коммуникативная функция. Информация, произведенная в социальном институте, должна распространяться как внутри института с целью управления и контроля за соблюдением норм, так и во взаимодействиях между институтами. Характер коммуникативных связей института имеет свою специфику - это формальные связи, осуществляемые в системе институционализированных ролей.
Латентные функции.   Наряду с прямыми результатами действий социальных институтов существуют и другие результаты, которые находятся вне непосредственных целей человека, не запланированы заранее. Эти результаты могут иметь большое значение для общества. Так, церковь стремится в наибольшей мере закрепить своё влияние в обществе через внедрение веры, и часто достигает в этом успеха. Но, независимо от целей церкви, появляются фанатики и начинают гонения на иноверцев, создавая вероятность крупных социальных конфликтов на религиозной почве.
Наиболее выпукло существование латентных функций институтов показано Т. Вебленом , который писал, что «было бы наивно утверждать, что люди едят черную икру потому, что хотят утолить голод, и покупают роскошный «кодиллак» потому, что хотят приобрести хорошую машину. Очевидно, что эти вещи приобретаются не ради удовлетворения явных насущных потребностей». Он делает вывод, что производство предметов потребления выполняет скрытую, латентную функцию - оно удовлетворяет потребность людей в повышении собственного престижа.
Таким образом, только с помощью изучения латентных функций институтов можно определить истинную картину социальной жизни.
Развитие социальных институтов.
Развитие общества идёт во многом через развитие социальных институтов - чем шире институализированная сфера в системе социальных связей, тем большими возможностями обладает общество. Социальные институты развиваются в двух направлениях.
Первый путь - возникновение новых социальных институтов. Сегодня молодые государства на территории бывшего СССР вынуждены создавать свои собственные важнейшие институты - армию, финансовую систему, собственную систему высшего образования и т.д. Этот процесс - ответ на требование времени, изменения обстановки, часто непростой и болезненный, но в конечном итоге повышающий динамизм общества, продвигающий его к качественно новому состоянию. Второй путь - совершенствование уже сложившихся социальных институтов, которое тоже возможно двумя способами: а) дифференциацией и б) перерегуляцией институализированных социальных связей. Дифференциация, специализация связей, функций, учреждений в сложившихся и действующих социальных институтах имеет большие возможности - в рамках старых институтов рождаются новые, как из старой судебной системы появилась и развилась новая структура - Конституционный суд, внутри финансовой системы появился совершенно новый, нетрадиционный для нашего общества институт - налоговая полиция и т.д. Подобная дифференциация и специализация являются одним из важнейших признаков эволюционного развития общества. Эволюционный эффект достигается за счёт более конкретного, точного, профессионального исполнения функций, более точной и конкретной регламентации, учитывающей специфику данного вида деятельности. Возникновение нового социального института делает обслуживаемую им связь более независимой, самостоятельной и равновесной с другими связями (налоговая полиция занимается только изысканием и востребованием неуплаченных налогов, Конституционный суд оценивает соответствие Конституции принимаемых законов и изданных указов президента и распоряжений правительства, не занимаясь процессами по уголовным делам и т.д.).В результате происходят определённые изменения и во внутренней регламентации этого уже независимого социального института, проявляются статусные изменения и т.д. Особое значение имеет  перерегуляция институализированных социальных связей. В этом случае основные участники этих связей стремятся не к уничтожению института (так как потребность в нём сохраняется), а к кардинальным изменениям их регуляции. Одна из сторон (возможно - обе) считает, что вознаграждение не соответствует затратам, которые она несёт. Такое положение сложилось в нашей стране с отношениями собственности - людей не устраивало моральное, материальное, юридическое регулирование их обязанностей и прав, связанных с собственностью. Раньше они не владели, е распоряжались собственностью, но имели гарантированный минимум уровня жизни, а сегодня определённое количество предприимчивых, энергичных людей хотят владеть, распоряжаться, рисковать своим достоянием и при этом только иметь шанс на зажиточность и независимость, без гарантий. Не все участники социальной связи по поводу собственности были не удовлетворены сложившейся системой регуляции, многих старая система устраивала, поэтому новые формы собственности укореняются с трудом. Перерегулирование социальных институтов - процесс сложный, сопровождающийся противоборством сил, так как социальные институты - особым образом организованное практическое взаимодействие живых людей. Изменение системы регуляции этих связей всегда сопровождается смятением душ, брожением умов, нарастанием конфликтов. Социальные институты в состоянии перерегуляции уже с трудом справляются со своими функциями, падает ответственность работников учреждений данного социального института, растёт нестабильность, непредсказуемость - такова плата за развитие общества. Особенно драматичны бывают периоды в истории народов, связанные с переналадкой основных систем социальных институтов общества: экономических, политических и других. В этом случае происходит широкий и глубокий пересмотр основных систем ценностей, принципов регулирования всех сфер жизни общества. По сути дела, выдвигаются новые критерии того, что есть зло, а что - добро, что приемлемо, а что - нет, и противостояние, конфронтация охватывает все сферы жизни общества.
Организация и социум.
Предметом социологии организаций является изучение закономерностей и проблем построения, развития и функционирования деловых организаций (предприятий, учреждений), объединений политического, религиозного, культурного и других типов.
Применительно к социальным объектам понятие «организация» может применяться в разных значениях.
Во-первых, оно может обозначать искусственное объединение институционального характера, занимающее определённое место в обществе и предназначенное для выполнения какой-либо функции (милиция, армия, семья и т.д.). В данном случае организация выступает как социальный институт. Во-вторых, как совокупность индивидов, организованных для совместной деятельности и имеющих общие цели и задачи.  Здесь организация выступает как  социальная группа, имеющая сложные деловые и межличностные отношения, связанная с другим группами определенными отношениями и обязательствами.
В-третьих, как определённая организационная деятельность, включающая в себя распределение функций, налаживание устойчивых связей, координацию и т.д. С этой точки зрения организация - это управленческий процесс, связанный с сознательным воздействием на объект (с присутствием организатора и контингента организуемых).
В-четвёртых, как упорядоченность какого-то объекта. Тогда под организацией понимается построение определённой структуры и типа связей, то есть способа соединения частей в целое. Это состояние, при котором все части общности начинают работать как целое, называется взаимосвязанная система. Существуют два способа организации коллектива индивидов в целостную систему. Первый способ характерен для деловых организаций (предприятий и учреждений). Основан он на достижении общих целей и осуществляется через индивидуальные цели. Второй более свойственен организациям союзного типа (партии, профсоюзы, любительских объединения и т.п.). В этом случае достижение индивидуальных целей осуществляется через общие.
Важным свойством организованности является прирост дополнительной энергии, превышающий сумму индивидуальных усилий.
Управление организациями.
Управление организациями носит целевой характер. При этом цель понимается как планируемый результат. Организация создается для выполнения определенной функции, и эта функция должна быть «переведена» на язык конкретной цели. Выделяют следующие виды целей:
Цели - задания организация получает уже готовыми от более широкой, организованной системы (государства, концерна, главной конторы и т.д.). Они отражают назначение организации как социального инструмента.Цели - ориетации образуют общие и индивидуальные интересы работников, реализуемые через организацию (получение того или иного вознаграждения, ведущего места на рынках сбыта и т.д.).
Цели - системы. Потребности организаций проявляются через специальный класс целей по обеспечению стабильности, равновесия, целостности, которые необходимы для функционирования как самостоятельной организации. Их можно обозначить как  цели системы. К этому виду целей следует отнести и те, которые обеспечивают выживание организаций в меняющихся условиях конкуренции и других внешних изменений. Цели системы могут противоречить  как целям-заданиям, так и целям-ориентациям. Названные цели являются базовыми, достижение их связано с появлением множества вторичных, производственных целей - повышение качества продукции, улучшение условий труда, укрепление дисциплины и др. Подобное разделение целей проходит через всю организацию и на всех уровнях.
Таким образом, можно сделать выводы о целеобразовании в организациях:
1.Процесс социального целеобразования идет не только«сверху», но и «снизу». 2.Любая организация не имеет какой-либо монопольной цели.
Задача управления организациями - устранение и разрешение противоречий, как внутриорганизационных, так и привносимых извне. Уже эта задача трудновыполнима, но есть еще и сверхзадача - согласование разнородных целей таким образом, чтобы достижение одной цели было средством достижения другой. Социальная роль целей-заданий состоит в соединение интересов каждого с целями, задаваемыми организациями, а затем с целями общества. Две основные проблемы присущи формированию целей-заданий. Первая проблема - сохранение цели. Определение целевой цепи предполагает какой-то приоритет конечных целей перед частными. Но конечные цели формулируются более общо, и чем дальше по целевой цепочке, тем менее точно они описываются. Поэтому их нецелесообразно прямо представлять организациям, а надо предварительно расшифровать: организации «не понимают» формулировки, приемлемые на уровне общества. Но именно перевод цели из одного ранга в другой вызывает ее разложение на возрастающее от уровня к уровню число подцелей. Так образуется «дерево целей». Оно особенно уязвимо в своих многочисленных узлах деления. Неоднократное разложение цели на ряды более частных угрожает потерей исходного содержания, произойдёт «рассеивание цели». В результате «рассеивания» общественной цели возникает другая проблема -  правильность восприятия целей-заданий организациями. Вопрос в том, как сформулировать их, в каком предметном образе представить их организациям, чтобы цели-ориентации организации не приобрели бы ограниченность. Если это произойдет, то такие трансформированные цели-задания могут нанести немалый ущерб. (Например, цель народного образования - повышение уровня образованности граждан, общества в целом. Но работа конкретного учебного заведения оценивается в частных показателях: количество выпускников, их успеваемость и т.д. Цели-ориентации работников школы, вуза склоняют их иногда к намеренному снижению фиксируемого в отчётности числа неуспевающих, что ведёт к снижению авторитета знаний. Общая цель как бы отчуждается от себя, дойдя до конкретных своих проявлений. Цели-задания выглядят достигнутыми, общественная же цель оказывается ещё дальше от достижения). Цель качественного порядка с уровня общества доводится до организации в количественных выражениях как цели-задания. Однако из этих показателей далеко не всегда можно восстановить по совокупности их общественную роль. Объективно закономерно неполное совпадение двух пар целей: общественных и коллективных, коллективных и личных. Граница между целями неуловима, подвижна. Как мы убедились на примере, многое при реализации организационных целей зависит от понимания целей групповых, коллективных, то есть надиндивидуальных. Цели-системы связаны с механизмом интеграции организации и комплексом технических средств, в ней имеющихся. Над техникой «надстраиваются» служебные отношения. Целевая направленность этих отношений - поддержание целостности организации через соединение каждого работника с организацией, что даёт возможность организации достичь устойчивости.
Проблемы целей системы можно свести к двум разновидностям организационной патологии.
Во-первых, определенная степень инерционности, которую неизбежно получает организация, достигая устойчивости. Здесь заложен один из источников ее консерватизма, уклонения от изменений, низкой адаптивности, приспособляемости к меняющимся условиям. Поэтому преимущества устойчивой системы оборачиваются особыми затратами на преодоление инерционности системы.
Во-вторых, угроза самоусиления данной цели, превращения ее в самоцель. То есть организация становится самодостаточной и стре-мится законсервировать существующий порядок и иерархию, что приводит к конфликту интересов общества и организации.
Иерархия в управлении. Сегодня иерархия определяется как универсальный принцип построения любых организационных систем - биологических, технических, социальных. Они следуют из характерных для иерархии особенностей социальных отношений - подчинения, зависимости, неравенства. В организации сознательно вводится преимущественное право одного работника принимать решения, как должен действовать другой, причем первый получает также и средства контроля за должностным поведением другого.
С позиций общей теории систем явление иерархии можно определить как разноуровневое распределение частей целого по степени общности их функций. Во-первых, иерархия означает централизацию. Это нейтральное по отношению к интересам участников назначение данного принципа. В этом смысле иерархия представляет собой форму разделения труда не только по горизонтали, но и по вертикали, на общие и частные функции, на решение и исполнение. Как и всякое разделение труда, иерархия вводится для эффективности, чтобы сэкономить труд централизаций. Во-вторых, иерархия проявляется и как человеческое отношение, как односторонняя личная зависимость одного человека от другого: один из работников может воздействовать на положение и поведение другого без того, чтобы этот другой мог так же поступать по отношению к первому. Серьезным следствием этой стороны иерархических отношений является то, что связь по субординации (как и другие отношения) не может регламентироваться полностью. Организация как человеческая общность расслаивается на две основные социальные группы - управляющих и управляемых, и в каждом таком звене почти все статусы двузначны. В-третьих, иерархия функционирует как власть, то есть подчинение участников организации правилам и указаниям. Специфика этой стороны иерархических отношений состоит в контроле безличных требований организации над волей работника, в приспособлении его индивидуальности к организационным функциям посредством ограничения свободы поведения индивида в организации и предписания ему необходимого поведения. Власть предполагает принуждение и необходимость в санкциях за отклонение от предписанного порядка. Таким образом, власть существует как административно-правовое явление. Позитивное назначение власти - в преодолении известной «колебательности» поведения человека в организации, придании ему деловой определенности. Формы иерархии. Иерархические отношения в организации складываются отнюдь не только линейно и по вертикали, существуют также формы горизонтальной власти. Элементы таких отношений заложены в организациях между контролирующими, санкционирующими службами (например, бухгалтерия, отдел кадров, охрана) и другими подразделениями. На производстве возникают также и ситуации «перевернутой пирамиды» - обратной зависимости руководства от исполнения, когда уникальные качества какого-то рядового работника определяют работу других; подобное cлучается и при дефиците рабочей силы.
Разные формы участия в управлении приводят к появлению «пирамиды с меняющейся геометрией», например, при выборности руководителей, коллективных решениях. В некоторых добровольных обществах высшим органом является общее собрание, в других - съезд делегатов.
Сущность социологического подхода к проблеме изучения семьи.
Семья является объектом исследования ряда наук. Ее изучают историки и философы, психологи и демографы, этнографы и антропологи. В чем же особенность подхода социологов?
Во-первых, они рассматривают семью как социальный институт, изучая такие виды деятельности как воспроизводство поколений, трансляция системы социальных ролей, межпоколенная и внутрипоколенная регуляция взаимоотношений. В этом случае обычно используются такие понятия как: функции семьи, типы семьи, образцы поведения членов семьи и т.п. Здесь берется как бы макросоциологический срез. Семья выступает как элемент социальной структуры общества, направляемый преобладающими в данном обществе ценностями, идеалами, традициями, устоями, обычаями и т.п.
Во-вторых, социологи изучают семью и как малую группу. Здесь успешное функционирование семьи определяется взаимодействием родителей и детей, супругов, родственников. Критериями стабильности семьи в этом случае являются ее сплоченность, стабильность, наличие общих целей и усилий, направленных на их достижение. Такой подход идет больше от личности, чем от общества - использует микросоциологический срез.
Надо отметить, что выделение двух названных аспектов в изучении семьи относительно и условно. Между тем, их совокупность дает социологам возможность полнее изучить взаимовлияние семьи и общества. Специфика социологического подхода состоит еще в том, что в данном случае можно замерить современное состояние семьи и обрисовать перспективы развития этой общности.
Семью создают отношение родители-дети, а брак - это легитимное признание тех отношений между мужчиной и женщиной, которые сопровождаются рождением детей. Для полного понимания сущности семьи следует иметь ввиду: жилище, дом, собственность и т.д. составляют экономическую основу семьи - общесемейной деятельности родителей и детей.
С другой стороны внесемейное население состоит из тех, кто является родителем, но без супружества, либо находятся в фактическом или легитимном браке без детей. Для всех этих фрагментарных осколочных форм семьи лучше подходит термин «семейная группа». Это люди, ведущие совместное домохозяйство и объединяемые только родством, либо родительством или супружеством.
Обычно «ядром» семьи считают супружескую пару, а все статистические классификации состава семьи строятся в зависимости от добавления к нему детей, родственников, родителей супругов и т.п.
С социологической точки зрения правильнее за основу брать наиболее распространенный в населении тип семьи с триединством названных отношений. Таким образом, семья - это социальный институт (общность людей ):
а) основанная на единой деятельности ,
б) связанных узами супружества-родства,
в) осуществляющая воспроизводство населения.
Типология семейных структур.
Изучение семьи требует ее типологизации. Оснований для этого может быть множество.
1.В зависимости от характера супружества семьи подразделяются на: а) моногамное супружество - это брак одного мужчины с одной женщиной; б) полигамия - брак одного супруга с несколькими, причем полигамия бывает двух видов:
полигиния - брак одного мужчины с несколькими женщинами,
полиандрия - брак одной женщины с несколькими мужчинами д) экзогамные браки относятся к таким, где супружество возможно лишь вне данной родственно-семейной группы-фратрии.е) эндогамные браки заключаются исключительно внутри данной фратрии.
2.На основе принципа доминирования в семье мужчин или женщин  прибегают к выделению патрилинейных и матрилинейных семей, где наследование фамилии, имущества, социального положения ведется по отцу либо по матери (соответственно).
3.По критерию власти различают патриархальные семьи, где отец является главой, и матриархальные семьи, где верховенствует мать. Выделяется еще так называемая партнерская семья с совместным обсуждением семейных решений, причем если муж имеет большее влияние, то это будет партнерская семья с доминированием мужа, если жена - то с доминированием жены.
4.Далее, по критерию социального положения супругов ( или родителей супругов ) семьи могут быть гомогенными, где супруги примерно из одной социальной страты, и гетерогенными, где они происходят из разных социальных групп, каст, классов. Для более широкой характеристики семей и браков по социальным и демографическим признакам выделяются: гомогамные семьи ( однородны по национальности, возрасту, профессии, образованию и т.д ), и гетерегамных семей ( где наблюдаются различия по социальным индикаторам).
5.По критерию пространственно-территориальной локализации семьи бывают : а) патрилокальные, в которых молодожены переходят жить в дом отца мужа, б) матрилокальные, где молодежь остается жить у родителей жены, в) неолокальные  семьи, имеющие возможность жить отдельно от родителей в своем доме. Линейная семья образуется, когда все дети одного пола после вступления в брак остаются в доме родителей (Индия).  стержневая  семья возникает, когда вместе с родителями остаются кто-то один из всех детей со своей семьей (сельские регионы Европы). Полная расширенная семья формируется, если братья с женами остаются в доме отца и их сыновья после женитьбы также остаются с ними ( Китай ). Самыми распространенными в современных агломерациях являются нуклеарные семьи, состоящие из родителей и их детей, из двух поколений. Расширенная семья представляет собой две и более нуклеарных семей с единым домохозяйством и состоящая из трех и более поколений-прародителей, родителей и детей ( внуков ). Когда надо подчеркнуть наличие в нуклеарной семье, основанной на полигамном браке, наличие двух и более жен-матерей ( полигиния ) или мужей-отцов ( полиандрия ), тогда говорят о составной нуклеарной семье. Иногда нуклеарные семьи именуются супружескими, а расширенные кровнородственными.
7.В повторных семьях (основанных на повторном, не первом браке) вместе с супругами могут находятся дети данного брака, и дети предшествующего брака кого-либо из супругов, имеющие родного отца или мать.
Семьи после разводные, с одним родителем и детьми, называются в отличии от семей с двумя родителями - неполными.
8.В социологии как и в демографии принято разделение семей по детности на три типа: а) малодетные семьи - это те, где мало детей с социально-психологической точки зрения; б) среднедетные семьи - с 3-4 детьми, где детей достаточно для расширенного воспроизводства. в) многодетные семьи с пятью и более детьми, где детей намного больше для замещения поколений;
9.По функциональной направленности можно выделить репродуктивная семья (состоящая из родителей и несовершеннолетних детей), и ориентационная семья - родительская семья из которой вышли взрослые дети, имеющие свои репродуктивные семьи, или семья, занятая выполнением неспецифических функций. Все перечисленные типы семьи во многом определяют особенности общества и программируют будущее семьи, через подрастающее поколение.
Разведение учащихся по разным образовательным потокам.
Подобное разведение по итогам тестов и успеваемости получило в зарубежной социологии название трэкинга («tracking »,от англ. « track» - «беговая дорожка»).
Из анализа состояния исследований неравенства в образовании можно сделать вывод, что именно трэкинг является самым инструментальным и, так сказать, «надежным» средством расслоения и дифференциации обучающихся в интересах тех, кто в подобном расслоении заинтересован и практикует его. С помощью трэкинга осуществляется структурирование массы обучающихся таким образом, что в ней обозначаются границы, условно делящие индивидов по двум публично признаваемым параметрам, в числе которых:
1)образовательные достижения учащегося, приравниваемые формально к оценке его одаренности, уровня способностей;
2)предметные области, к которым учащиеся или их родители проявляют повышенный интерес и, соответственно, демонстрируют этих областях более высокие достижения.
Трэкинг в образовании носит, как правило, организованный характер. Проблема субъективного характера трэкинга мало рассматривается в исследованиях. Заинтересованность в трэкинге может исходить, во – первых, от элит, стремящихся к контролю над общественной системой образования, во – вторых, отдельных профессионально – квалификационных групп внутри самой системы образования.
Заинтересованность персонала образовательного учреждения в применении трэкинга к обучающимся носит двоякий характер.
Во – первых, с помощью трэкинга удается стимулировать учебную активность, делать для учащихся более наглядными те барьеры, преодоление которых означает в системе образования приобщения к более успешной и, следовательно, престижной группе учащихся, получающей большее моральное вознаграждение.
Во – вторых, посредством трэкинга работники образования структурируют сложную разнородную массу учащихся по приемлемым для большинства клиентов образования критериям, из которых главными являются два – уровень способностей обучаемого и его область познавательных интересов. Такая дифференциация существенно облегчает для самих работников образования всю профессиональную деятельность и в условиях преобладания групповых форм организации образовательного процесса позволяет чаще обращаться к индивидуальным методам работы и достигать на этой основе лучших показателей обучаемости.
Образцы подобного принудительного по своей сути, хотя и педагогически обоснованного, деления учащихся варьируют. В одних случаях они предстают как углубленное изучение каких – то определенных предметов, в других – как скрытое или формальное формирование в одном и том же учебном классе (группе) подгрупп из учащихся с различной успеваемостью.
Но поскольку социально – культурный контекст тестов формируется учителям или иными специалистами, относящимися к среднему или высшим классам и слоям общества, постольку учащиеся – выходцы из среднего и высшего класса лучше справляются с тестами благодаря лучшему знакомству с задаваемыми в тестах языковыми (лингвистическими), смысловыми (контекстными), ценностными и логическими ситуациями.
Вопреки риторике, провозглашающей равенство образовательных возможностей вне зависимости от благосостояния, в результате осуществления образовательным учреждением трэкинга общая масса обучающихся формально или неформально разделяется на ряд потоков. В каждом из таких потоков складывается сравнительно однородный состав учащихся, существенно отличающийся по признакам социоэкономического статуса родителей и от других потоков, и от социально- экономической структуры местного сообщества. Причем в локальном образовательном сообществе становится очевидной для всех определенная иерархия этих потоков с точки зрения внимания со стороны администрации образовательного учреждения и сообщества, выделяемых ресурсов, приписываемой ответственности. Не скрываются и существенные различия в плане престижности включенности учащихся и преподавателей в отдельные потоки.
Типичной чертой трэкинга становится преобладание среди успевающих учеников (студентов), выходцев из семей, более богатых в экономическом или культурном отношении. Соответственно в низкопрестижных потоках и в массе отсеивающихся преобладают учащиеся из экономически – ущемленных слоев населения и те, кто не придерживается доминантных культурных норм.
Меритократический по своей сути характер процедур трэкинга с неизбежностью превращает образование в гонку за высокими оценками, не обязательно ведущую к развитию способностей учащегося и осуществлению общественного предназначения системы образования. Именно по этому подобные процедуры подвергаются жесткой критике, чаще всего звучащей с позиции социологии конфликта и марксистских направлений социологии.
Трэкинг в современной общественной системе образования выступает, в сущности, организационно – педагогической предпосылкой последующего структурного выделения элитарных по социальному составу контингента учреждений. Но и до выделения подобных самостоятельных учреждений внутри отдельной школы могут складываться такие организационно – педагогические условия, в которых учащиеся из элитарных социальных групп получают определенные преимущества с точки зрения содержания образования, объема внимания и психологических стимулов со стороны учителей, методического обеспечения образовательного процесса.
Приведенные характеристики трэкинга вытекают преимущественно из материалов зарубежных социологических исследований образования. В них весьма основательно рассматриваются личностно – психологические и социальные последствия системы трэкинга, в том числе ее влияние на дальнейшую образовательную карьеру, выбор профессии, социальное продвижение учащихся, социальный конфликт в школе.
Признаки трэкинга можно усматривать и в современной российской общеобразовательной школе. В ней, правда, педагогически обоснованное разделение учащихся проявляется не в столь жестких формах как это встречается в американских или западно - европейских школах. Оно реализуется нередко в «добровольном» выборе учеником (при участии родителей) того или иного предметного направления. Поэтому в действительности трэкинг имеет более сложную детерминацию: в нем соединяются:
Действие организационно – педагогических факторов;
Ситуативное проявление индивидуальных способностей, ученых знаний и навыков учащихся
Образовательная и социальная мотивация учащихся и их родителей.
Своеобразным примером трэкинга в современной России является массовая практика профилизации общеобразовательной школы. Она нередко осуществляется в угоду спровоцированному ажиотажному спросу на отдельные направления образовательной подготовки. Её проявлением служит целенаправленное деление общеобразовательной программы на две составные части – весьма ограниченны по объему базисный учебный план и дополнительные, как правило, факультативные по форме образовательные возможности.
По мнению, высказанному некоторыми экспертами, в учреждениях высшего образования в учебных группах подобный трэкинг проявляется в отдельных случаях. Но, в отличии от западных моделей, он выступает не в виде формального деления и меритократического рейтинга, а закрепляется в «партикулярных» отношениях преподавателей с учащимися, в ролевых структурах межличностных отношений. Важным водоразделом этих структур могут оказываться взаимный интерес и симпатия преподавателей и студентов, основанная на приоритете ценности Знания, Науки, будущей Профессии. Этот водораздел может условно и неформально отделять «интересующихся», «творческих», «хороших» студентов, с одной стороны, от «серой массы», «лодырей», «прогульщиков», с другой. В контакте с первыми преподаватели вуза получат большее удовлетворение собственной профессиональной самореализацией. Трэкинг реализуется в том, что «продвинутые» потоки получают больше внимания и усилий со стороны преподавателей, чаще включаются в факультативную и научно – исследовательскую работу. Таким образом, изначально обуславливается неодинаковый образовательный результат разных потоков в вузе.
Коммерциализация в образовании и возникающая на ее основе непосредственная социально – экономическая селекция учащихся.
Коммерциализация образования выражается в распространении платных услуг, с неизбежностью ведущем к расслоению людей в сфере образовательных возможностей и закрытому воспроизводству отельных профессиональных групп, к формированию системы элитарного образования, доступ к которой обусловлен экономическим статусом семьи.
В России это ситуация проявляется в статически сильной связи между социальным составом, статусом семей учащихся и типом учебного заведения, представляющего платные услуги. На этой основе формируется особый круг престижных образовательных учреждений, доступ в которые в значительной степени обусловлен экономическими ресурсами семьи.
Отражение данной ситуации является существенная дифференциация образовательных планов молодежи в зависимости от уровня благосостояния семьи. Это дифференциация проявляется уже в общеобразовательной школе как резкий спад интереса к общему образованию у части учащихся из экономически – неблагополучных семей в связи с отсутствием средств на последующее получение высшего профессионального образования с намерением ограничить собственную подготовку начальным профессиональным образованием. Проективная оценка возможности поступления в престижные направления подготовки у таких семей крайне низка. И на оборот, у детей менеджеров и специалистов отмечена более устойчивая ориентация на получение высшего образования, чем у детей из семей рабочих.
Социально – экономическая селекция учащихся в системе высшего образования оказывается, вероятно, даже более интенсивной, чем в среднем общем образовании. В ней встречаются сравнительно новые отсутствующие на уровне среднего образования виды экономических затрат, в том числе: приобретение дорогостоящей учебной и научной литературы, компьютерной техники, оплата ксерокопировальных услуг, оплата расходов заграничных ученых поездок (чаще всего длительных), оплата арендного жилья на время учебы (при отсутствии достаточных мест в общежитиях), оплата качественного питания и медицинского обслуживания (которая в мегаполисах является особенно высокой) . Особая статья расходов относится на счет нелегальных финансовых расчетов с преподавателями (репетиторами, консультантами и т.п.) . В средствах массовой информации неоднократно сообщалось, что по экспертным оценкам совокупные объемы теневых «инвестиций» высшей школе близки объему её госбюджетного финансирования.
Специфические ролевые модели и отношения педагогов с учащимися, представляющими разные социальные группы и слои местного сообщества.
Данные зарубежных исследований свидетельствуют, что большинство учителей школ и преподавателей колледжей и университетов принадлежат к среднему классу. Это может вести к необъективной оценке учащихся из разных социальных групп, учитывающей скорее манеры поведения и, в конечном счете, к делению учеников на «хороших» и «плохих».
Нормы поведенческой дисциплины и манеры, поддерживаемые в школах обычно легче усваиваться учениками из семей среднего класса и значительно медленнее и хуже – детьми из экономически неблагополучных семей и социальных и этнических меньшинств. Сами эти нормы служат, во – первых, составной частью субъективно вырабатываемого комплекса критериев оценивания, а потому и критерием оценивания учащихся, и, во – вторых, фактором структуризации, организации и регламентации образовательного процесса и неодинаково влияющих на успешность выходцев из разных социальных групп и слоев.
В исследованиях обнаруживается прямая связь между ориентацией образовательного процесса на поддержание дисциплины и определенной иерархии отношений, задаваемых учреждением, и социальным составом учащихся, попадающих в отсев. Не удивительно, что в этом составе как раз и преобладают «нарушители дисциплины», причем нередко независимо от их способностей.
В этом смысле учителя, реализуя одновременно и задачи образования, и задачи поддержания порядка и дисциплины в классе, вольно ил невольно участвуют в осуществлении отсева, обусловленного в основном социально – культурным происхождением учащихся.
По данным российских исследований, в учебных взаимодействиях большинство преподавателей, информированных о социально – профессиональном статусе родителей отдельного учащегося, учитывают этот статус в оценивании способностей последнего.
Часто это выражается в субъективном приписывании ребенку из семьи, где родители добились значительного жизненного успеха (благосостояния, должностного роста, общественного признания и т.д.), сравнительно более высоких умственных способностей и, соответственно, в выставлении несколько более высоких оценок.
Региональные и территориальные различия в системе образования.
Ученые обращают особое внимание на концентрацию образовательных учреждений в городской местности и их неодинаковое функционирование в разных типах сообществ: в малых городах, престижных или неблагополучных городских кварталах, в сельской местности. Образовательная политика в этих сообществах может порождать специфику неравенства образовательных шансов их жителей. Так, по данным российских исследователей, «… угрожающими темпами растет число молодежи, не получающей среднего образования на селе: если в 1994 г. всего 6% сельскохозяйственных рабочих имели начальное и неполное среднее образование, то к 1997 г. они составили половину всех занятых».
Характерно, что региональный университет, рассчитывая на поддержку со стороны всего регионального сообщества, позиционирует себя как региональная организация, служащая всему региону. Но один из выводов регионального исследования состоял в том, что университет в гораздо большей степени служит именно тому городу, в котором действует, и в гораздо меньшей степени – региону. Если студентом дневной формы обучения стал в среднем каждый второй – третий молодой новгородец, то применительно к молодым людям за пределами областного центра – лишь каждый двенадцатый.
Это подтверждается анализом структуры контингента студентов Новгородского государственного университета. Молодые люди студенческого возраста, проживающие в областном центре, составляют 33,2% в общей численности этой возрастной группы в населении Новгородской области. В то же время доля жителей города в составе студентов превышает 50%. И наоборот, молодые люди из различных территорий Новгородской области за границами областного центра представлены в контингенте студентов НовГУ вдвое меньше относительно их доли в населении этой же возрастной группы в населении области (около 31% ).
Характерный факт приводится в работе Н.Д.Сорокиной, сотрудницы Центр социологических исследований МГУ им. М.В.Ломоносова: доля москвичей и жителей Московской области составляет в контингенте первокурсников МГУ около 74%, а вместе со студентами из Центрального округа достигает 80%. Вкупе с известным мнением о более высоких средних доходах населения столицы и прилегающих территорий это указывает на одну из возможных причин сравнительно большей «доступности» столичного вуза для столичной молодежи. Данные о географии последующего трудоустройства выпускников в книге Н.Д.Сорокиной, к сожалению, не приводится. Но можно с большой долей уверенности предположить, что подавляющее большинство выпускников по окончании вуза так и остается жить и работать в столице. Из этого следует, что в воспроизводстве высококвалифицированных кадров МГУ, созданный усилиями всей страны в федеральном бюджете, по крайней мере на 80% своих мощностей случит мегаполису и в лучшем случае лишь на 20% - остальной части огромной страны.
Приведенный выше регионально – поселенческий параметр отбора и формирования контингента студентов действует, разумеется, не напрямую, а чаще опосредованно, в связи с социально – экономическим положением родительской семьи абитуриента (студента). Региональные и поселенческие различия в доступности качественного высшего образования состоят не только в экономических и бытовых сложностях адаптации и закрепления молодого провинциального мигранта в университетском городе, но и более высоких уровнях отсева таких студентов из вуза.
Структура семьи, детерминирующая образовательные карьеры ее членов. Социальная обусловленность ценностного отношения родителей учебе и образовательным планам своих детей, обусловленность развития языковых способностей учащихся.
Зарубежные социологи выявили зависимость между структурой семьи и школьными успехами детей и предложили модель «слияния» эффектов размера семьи, порядка рождения детей и уровня их умственных способностей. Согласно этой модели, успеваемость была выше: 1) у выходцев из небольших семей; 2) у детей, родившихся ранее чем среди рожденных позднее; 3) у детей из полных семей, чем у детей из неполных семей. Отечественные исследования отчасти подтвердили эту закономерность. Однако она не подтверждается материалами исследований, характеризующих некоторые «традиционные» культуры и доиндустриальные сообщества.
Ценностное отношение родителей из разных социальных слоев к учебе своих детей, будучи далеко не одинаковым, в разных социально – культурных группах и социально – экономических слоях, оказывает сильное влияние на школьные успехи последних.
Чем выше ожидания родителей в отношении учебных успехов ребенка и даже более «взрослого» студента, тем лучше его успеваемость. К сожалению, объективным препятствием в поддержании и реализации такого внимания родителей применительно к обучению своих детей становится все более эзотерический характер содержания образования, особенно в высшей школе. Если применительно к средней школе многие родители ещё сохраняют способность компетентного, квалифицированного диалога со своими детьми по поводу содержания образовательных материалов, то на более высоких ступенях обучения в средней профессиональной и высшей школе это возможно лишь применительно к родственным профессиям, в случаях реализации «династического» профессионального интереса родителей и детей. Но такой интерес сопровождает, по данным исследований в НовГУ, от 7до 13% студентов. Отсутствие родительского интереса коррелирует с низкой успеваемостью детей. Нагляднее это закономерность прослеживается в группах учащихся, представляющих нижние слои социально – экономической структуры населения. В отечественной социологии так же отмечалось влияние климата семьи на формирование и развитие потребности учащихся в образовании. Развитие языковых способностей учащихся так же обусловливает учебные успехи. Зарубежные социологи, следуя концепции Б.Бернштейна, выделяют устойчивые отличия в языке (речевые коды) школьников из низших и средних социальных слоев. Дети из разных социальных слоев по – разному выражают словами свои чувства, мотивы и намерения, знания и опыт, что неизбежно отражается на учебных оценках и успеваемости. Применительно к высшему образованию подобные различия зафиксировали французские социологи (П. Бурдье, Ж.- К. Пассерон). В отношении российской высшей школы подобные гипотезы еще предстоит проверить, но это потребует специальных социолингвистических методов.
Гендерные стереотипы и барьеры.
Гендерные стереотипы и барьеры оказываются важными дополнениями к указанным выше механизмам социального расслоения в системе образования, в том числе и высшего. Эти стереотипы уходят своими корнями в древность, тем не менее, гендерные барьеры могут с новой силой вырастать, нагромождаться в системе образования даже в начале ХХI века.
Статистический дисбаланс по полу в составе студентов отдельных специальностей университета весьма велик. За некоторыми профессиями и вузовскими специальностями закрепились стереотипные женские или мужские роли. Учителем начальных классов может быть девушка, а инженером – механиком – юноша. Так отдельные специальности в университете становятся изначально почти закрытыми в гендерном плане, чем усиливаются гендерная асимметрия профессий и гендерные стереотипы в обществе. С феминизацией учительства, вероятно, связана отчасти его пассивность в общественно – политической сфере и в формах социально – протестных действий (голодовки без отрыва от выполнения работы в школе), отличающая российское учительство от «мужских» профессий (например, шахтеров, авиадиспетчеров). Тенденция маскулинизации присуща воспроизводству инженерно – технического корпуса в регионе. Она вызывает критику с позиции современного гендерного подхода, сопровождается признаками дегуманизации, деформациями ценностной и социально – нормативной сферы соответствующих профессий. В традиционно мужских профессиях закрепилась более высокая оплата труда, и в этом – признак социального и экономического ущемления женщин. Около половины всех выпускниц сельских школ по – прежнему ориентирована на профессии гуманитарного и педагогического профиля, и ожидаемая низкая оплата труда в будущем не оказывает на это влияние. Такая ориентация служит одни из звеньев в замкнутом круге, где сельская школа превратилась «черную дыру» для педагогических факультетов и сложилась система устойчивого перепроизводства учителей подобная ситуация сложилась и в отношении других «женских» специальностей, в том числе в области общественного здравоохранения. Причиной гендерной закрытости коренятся и в том, что в системе образования не осознанно в должном объеме значение данной проблемы, а студенты и профессиональные группы, в которые они вольются, воспринимаются менеджерами образования как «бесполые». Анализируя половую диспропорцию в учебных подразделениях вуза, нужно иметь в виду, что в студенческом возрасте активно протекает гендерная социализация, формируются основы семейно – ролевых установок, начинается или, наоборот, сдерживается процесс планирования молодежных семей, в оптимизации которого заинтересовано региональное сообщество. Без коррекции гендерного содержания образования и психолого – педагогического анализа гендерных аспектов профессиональных ориентаций школьников вряд ли удастся преодолеть гендерный дисбаланс профессиональных групп.
Социальные противоречия учительского труда.
Учителя - социально – профессиональная группа в современном обществе, которой принадлежит ведущая роль в системе образования. Изучение учительства стало одной из традиционных тем в социологии образования, ведь именно с ним связаны многие проблемы современной школы: низкий престиж учителя, трудности создания и поддержания духа творчества и сотрудничества в школе, низкая закрепляемость учителей в школе, «размытость» профессиональной культуры. В отечественной литературе есть серия работ, выполненных с позиции социологии, образовательной психологии или педагогики с привлечением материалов социологических исследований. Здесь мы остановимся на тех вопросах, освещение которых помогает раскрыть общие социальные проблемы школьного образования.
С позиции предмета социологии образования проблематика учительства вписывается в представление об образовании как социальной системе, в которой выделяется совокупность взаимодействующих социально – образовательных общностей. Наиболее полное раскрытие всей этой совокупности – важная предпосылка целостного исследования системы образования и одновременно условие более точного понимания комплекса социальных проблем учительства. Без понимания объективного характера социального и профессионального статуса учительства, особенностей его взаимодействия с другими субъектами образовательной сферы невозможно убедительно сформулировать программу социального развития этой группы и, в частности, ее профессиональной подготовки. Поэтому современное состояние социологического изучения учительства следует признать ограниченным. И, тем не менее, социология образования позволяет выработать ряд важных положений, характеризующих учительство. Социологический анализ раскрывает закономерный характер многих проблем современной системы школьного образования и особенности учительства как социальной группы. Одно из главных положений состоит в том, что учитель оказывается в пересечении ряда социальных противоречий и зачастую не может своими силами преодолеть их влияние.
1. Ведущим противоречием, отражающимся на профессиональной деятельности учительства, по – видимому, является уже отмеченное выше комплексное противоречие между тремя детерминантами: институциональными функциями образования, совокупностью социальных заказов к системе образования, публичными задачами учреждений формального образования (в данном случае – задачами школы). Это противоречие, имеющее глубокие социально – исторические корни, обостряется в связи с ускорением процессов социальной дифференциации и дезинтеграции, значительным организационным усложнением системы образования. 2. Противоречие между системами формального и неформального образования. Система формального образования - в лице учреждений, сосредоточенных на выполнении задач общего и профессионального образования, по – видимому, не имеет перевеса над второй (социализация в семье, церкви, трудовых коллективах, посредством СМИ, на улице, и др.) ни в физическом объеме времени воздействия на учащихся, ни в его разнообразии и интенсивности.
Сама система формального образования в определенном смысле испытывает недостаток системности, что выражается в эрозии целеполагания и модели профессиональной деятельности. А неотчетливый характер профессиональной отдачи учительства (критерии эффективности образования всегда отложены во времени, трактуется по социальному заказу) часто приводит к тому, что в общественном мнении именно на учительство как социальную группу возлагается социальная ответственность за неудовлетворительные итоги социализации молодежи.
3. Противоречие между массовым характером учительской профессии и групповой (массовой) организации образовательного процесса в условиях современной школы, с одной стороны, и социальным заказом на индивидуализированный подход формирования личности. Укоренившаяся стандартизация школьного образовательного процесса объективно противоречит неповторимой индивидуальности процесса социализации личности. В известном смысле это противоречие напоминает отмеченное Р. Мертоном противоречия между явными функциями образования и его латентными функциями. Значительные расхождения между моральной и юридической ответственностью, налагаемой обществом на учительство, с одной стороны, и, с другой стороны, низкой оплатой труда, оказывающейся недостаточной для полноценного социального и культурного производства профессиональной группы. В нынешних условиях общественное вознаграждение учительского труда не обеспечивает прожиточного минимума для учителя и членов его семьи. Это связано с тем, что проблема формирования личности по – прежнему не входит, вопреки декларациям, в число приоритетов общественного управления, и, как следствие, система образования финансируется по остаточному принципу.
Противоречия профессиональной культуры учительства.
Дополнительные противоречия обнаруживаются профессиональной культуре учительства. Они закладываются некоторыми иррациональными установками в системе профессиональной подготовки учителей и возникают как отражение не соответствия между теорией, главным образом педагогическими концепциями воспитания, и социальной практикой.
Романтизм учительского труда, навеянный образами выдающихся педагогов прошлого и настоящего, а также нравственным призывом общества, адресованным прежде всего именно к учительству, компенсирует неопределенность объекта и предмета педагогического воздействия. В теоретическом плане эта неопределенность связана с видимой неясностью того, какие качества и как следует развивать в личности ученика. На самом же деле, как выше было показано, причина коренится не столько в неясности, сколько в множественности и реальной противоречивости социальных заказов и социальных ожиданий в отношении системы образования.
Советская академическая педагогика, лежавшая в основе подготовки учителей, сосредоточивалась на разработке моделей воспитания – часто в отрыве от социальных реалий общества и диагностического обеспечения. Она обычно выделяла образование или воспитание только на процесс, в не представлении об относительно целостной системе институтов социализации в обществе. Дефицит рационального знания о социальной системе общества и социальной организации самого образования обострял объективные противоречия в природе учительского труда.
В столь сложной ситуации учитель может утратить профессиональную ориентацию. Чтобы избежать этого, в педагогической теории были разработаны два аспекта, объясняющие объективность воспитания:
Воспитание есть искусство и, значит, во много опирается на импровизацию, интуицию, а не на научный анализ конкретной ситуации;
Предварительным условием успешного воспитания является любовь к детям, ученикам.
Установка на любовь к детям значит заботливую опеку и душевную отзывчивость, по - родительски добрую и строгую взыскательность.
Оба эти положения приобрели статус профессиональных идеологем и выражают иррациональное начало в теориях воспитания, формирует педагогический романтизм учителей. Романтизм в школе служит поддержанию толерантности, терпения учителей, мобилизации их сил на преодоление противоречий в природе их труда. Он так же служит средством социального контроля там, где экономические и правовые нормы не применимы, но часто сменяется профессиональным пессимизмом, разочарованием учителей по поводу своей роли в школе и обществе.
Установка на любовь к детям облегчает выполнение двух важных функций учительского руда в том виде, в каком он традиционно воспринимается. Любовь может вызывать ответную эмпатию учащихся, и взаимную ответственность по отношению к учителю как психологическую предпосылку его успешного нравственного воздействия. Есть основания надеяться, что эмпатия, обеспечивая более тесный психологический контакт, может подсказать наблюдательному воспитателю, что и как делать в конкретной ситуации, где объективные диагностические процедуры не развиты или не приемлемы. Но следует отметить, что, например, А. С. Макаренко особенно осторожно относился к идеалу любимого учителя, видя в нем опасность проявлений ложного педагогического авторитета.
В последнее время социологи все чаще обращают внимание на противоречия в реально складывающейся организации и содержании образовательного процесса. Как писал еще Дюркгейм, цель образования – вызвать и развить в ребенке некоторое число физических, интеллектуальных и моральных качеств, требуемых от него в конкретном социальном окружении и обществе. Возникают вопросы: обеспечивают ли школьные или вузовские предметы именно такой набор качеств личности? Не стало ли содержание образовательного процесса выгодной монополией тех групп (корпораций), чьи интересы связаны с укоренившемся набором предметов? Так ли необходимы эти предметы, если уровни знаний повышаются, а готовность молодежи к самостоятельной жизни остается низкой? и др. Эти вопросы в свое время породили антишкольную теорию (А. Иллич).
Учительство оказывается в центре этой противоречивой ситуации, и некоторая часть учительства, несомненно, - в плену отмеченных групповых интересов.
Проблемы социально – профессионального развития.
На практике имидж хорошего учителя и успешного образования нередко сводится к умению создать уют в классе, правильно строить речь, избегать острых вопросов и конфликтов, убеждать. Разве это напоминает повседневные ситуации в жизни любого человека? Потому часто и складывается обманчивое впечатление, что «учить может каждый».
У учителей в сравнении с другими группами интеллигенции, самая короткая средняя продолжительность пребывания в своей профессии (в среднем 5 - 7 лет). Даже в сельских регионах с высокой долей учителей – ветеранов она редко превышает 11 лет, что на самом деле говорит о недостаточной профессиональной стабильности. В профессии не редко преобладают молодежь и ветераны. Первые отличаются не зрелыми профессиональными ориентациями и малым опытом, вторые – консерватизмом. Все это затрудняет эффективную передачу, развитие и обновление профессионального опыта. Стабильность учительской профессии зачастую связана с особым терпением, психологической совместимостью, конформизмом личностной позиции. «Сильная личность» с развитыми амбициями или установками на социальное продвижение часто не удерживается в профессии. Продолжительность специальной профессиональной подготовки учителей составляет всего 1,5 – 2 года. Ее теоретические основы отличаются сравнительно слабой определенностью, отсутствием эзотеричности - высокой степени специализации, делающей педагогические знания и опыт недоступными для непосвященных. Можно заметить, что будущие инженеры или врачи по сравнению с учителями лучше подготовлены функционально, яснее понимают структуру отраслевой организации и свое место в ней, технологию будущей работы, чем выпускники педагогических факультетов. Даже начинающий врач детально знает строение организма, учитывает индивидуальные особенности, опирается на функции всех подразделений больницы и на факторы, от которых зависит успех лечения: объективное обследование и постановка диагноза, выбор способов и средств лечения, восстановительный период и многое другое. Цена медицинской ошибки слишком велика. От результатов работы учителя, в отличии от результатов работы юристов, военных или врачей, не зависит непосредственно спасение жизней или здоровья его клиентов. Место воспитателя в большинстве стран можно получить по окончании краткосрочных курсов либо при условии поступления на педагогический факультет. Большинство учителей социально и профессионально разобщены. Им свойственна довольно низкая активность в профессиональном общении: лишь немногим более 20% учителей регулярно общаются друг с другом на профессиональные темы, около 5% оказывают коллегам профессиональную помощь и около 11% принимают такую помощь. Как образно отметил Роберт Андерсон в исследовании, посвященном учительскому труду в «мире изменений», обычный учитель живет и умирает, не подвергаясь критике или помощи своих коллег. В большинстве стран, включая Россию, учителя не имеют сильного профессионального движения. Учителя отстранены от решения проблемы отбора в свой цех и не обладают контролем над стандартами своей профессии. Этот контроль, в сущности, сосредоточен в учреждениях системы учительского образования, администрации учреждений соответствующих Министерствах и т.д. Отмеченные черты «полупрофессионалов» относятся, конечно же, и ко всем учителям и воспитателям. В их составе есть и подлинные профессионалы. В классы к таким учителям и в детсадовские группы к таким воспитателям родители отдают своих детей, подчас смиряясь с потерями времени или средств. Ситуация заметно меняется в лучшую сторону в группе экономически развитых стран с более разнообразной и эффективной общественно – политической жизнью, где достигнуть не только более высокий уровень материального благосостояния кадров образования, но и их более сильная профессиональная организация, большая роль в разработке стандартов и контроля над отраслью в целом. С отмеченной выше характеристикой связаны положения учительства в системе социальной стратификации. Чтобы занять достойное место в обществе, учительство должно обладать самосознанием целостной социально – профессиональной группы. Такое самосознание раскрывает действительные социальные (профессиональные, культурные, экономические, политические) интересы и права учительства, лежит в основе сильной учительской профессиональной организации (по типу профессиональных союзов), способные на решительные действия в интересах своей группы, системы образования и общества в целом.
Благодаря обладанию такими ресурсами учительство развитых стран, в отличии от России, сегодня может быть отнесено к среднему классу являющемуся основой стабильности и национальной безопасности. Любое ущемление прав учителей или понижение оплаты их труда представляется маловероятным в виду ожидаемого массового протестного движения учительства, поддерживаемого обычно и остальной частью общества. Учительство развитых стран подвигло в XX веке свои правительства на кардинальные изменения условий профессиональной деятельности, оплаты труда и организации быта. Учительские профсоюзы за рубежом не приемлют обычных правительственных объяснений о бюджетных трудностях. Значительной части учительства свойственна эрозия целеполагания и моделей профессиональной деятельности, которая является следствием уже названных выше характеристик. Эрозия целей выражается в том, что внутри этой группы и даже внутри отдельных коллективов крайне редко складывается единство общих и специальных целей деятельности. Часть учителей ориентирована на передачу знаний, другая – на развитие способностей учащихся, третья – на формирование умения самостоятельно ориентироваться в жизни и т.д. В моделях деятельности так же отмечается несогласованность, выраженная слишком сильно для того, чтобы успешно добиваться реализации единого комплекса задач. В связи с этим встает вопрос об инновационном потенциале учительства, о его способности к выполнению какого бы то ни было нового общественного заказа. Все перечисленные выше проблемы сохраняются весьма длительное время, проявляясь по – разному в отдельных странах и сегментах системы образования. Это в глазах общества и обусловило отношение к большей части учительства как к полупрофессионалам, достоинство и ценность которых уступает ценности подлинных профессионалов – медиков, юристов, инженеров, военных. Такое отношение, подмеченное и объясненное еще Максом Вебером, вряд ли полностью устарело в наши дни.
Главные признаки подлинных профессионалов – длительные сроки подготовки, обладание эзотерическим знанием, реальное и определяющее влияние профессионала на судьбу людей, контроль над стандартами в своей профессии и строгий отбор внутри нее, развитые социальные связи между профессионалами – все эти черты учительства может и должно обрести, и социология образования призвана содействовать этому процессу.

Приложенные файлы

  • docx 486518
    Размер файла: 158 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий