Наруш разумных сроков


HYPERLINK "http://e.ugpr.ru/"
№10, октябрь 2017ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ
Нарушение разумных сроков производства по делу не препятствует дальнейшей волоките: история дела
Никита Александрович Колоколов,
д. ю. н., профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин МПГУ, судья Верховного суда РФ в отставке
В ЭТОЙ СТАТЬЕ:
 
Как органы предварительного расследования проигнорировали позицию прокурора об отсутствии доказательств вины по делу
Пример ситуации, когда суды региона исправили свои ошибки только после указания на них судьями Верховного Суда РФ
+
В 2015 году Президент РФ В. В. Путин, обращаясь к Федеральному Собранию РФ, констатировал: «За 2014 год следственными органами возбуждено почти 200 тысяч уголовных дел по так называемым экономическим составам. До суда дошли 46 тысяч из 200 тысяч, еще 15 тысяч дел развалилось в суде. Получается, если посчитать, что приговором закончились лишь 15 процентов дел»1.+
Приведенный ниже анализ волокиты по делу К. позволяет сделать еще более неутешительный вывод: правоохранительная система России не в состоянии оперативно разобраться даже с такими действиями предпринимателей, которые зафиксированы в конкретных документах с исчерпывающими данными о всех лицах, в том числе и лукаво именуемых органами предварительного расследования как «неустановленные».
+
Начнем с того, что дело в отношении К. привлекло внимание автора еще в 2014 году2, ибо с самого начала производства по нему обозначилась тень явной предвзятости со стороны некоторых должностных лиц к личности обвиняемого. Его права без видимых причин систематически незаконно ограничивались.+
Органы предварительного расследования на протяжении уже четырех с половиной лет обвиняют К. в том, что он «похитил» завод. Как об этом факте руководству ГУ МВД по Пермскому краю доложила «уголовная разведка», нам не ведомо. Может быть, состав преступления в действиях К. и в самом деле есть. Возможно, существуют некие все еще секретные доказательства его вины…, однако УПК РФ требует, чтобы, по крайней мере, для следователя, прокурора и суда они были рассекречены. Совокупность противоречивых судебных решений — прямое свидетельство того, что достаточный объем доказательств совершения К. преступления сторона обвинения до сих пор не представила.+
Скажем больше, с самого начала прокурор, надзирающий за органами предварительного расследования, еще при избрании меры пресечения в отношении К. последовательно сигнализировал: завод на месте, его собственник не изменился, ущерба государству нет, следовательно, нет и оснований содержать К. под стражей.
+
ПРИГОВОР ПО ДЕЛУ К.+
Дзержинский районный суда г. Перми 08.02.2016 осудил К. по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 4 годам лишения свободы со штрафом 500 тыс. руб., оправдал по ч. 2 ст. 201 УК РФ. Суд признал его виновным в приобретении права требовать имущество с ФГУП «Машиностроительный завод им. Ф. Э. Дзержинского» (далее — завод), в особо крупном размере. Утверждалось, что данное мошенничество он совершил путем злоупотребления доверием и по предварительному сговору с некими неустановленными лицами.+
По версии обвинения, К., занимая должность заместителя гендиректора по правовым вопросам — начальника юридического отдела завода, вступил в сговор с неустановленными лицами на безвозмездное приобретение права требования на имущество завода у ООО «Бытпромторг» в пользу подконтрольной ему организации ООО «НПФ „Эксперт“» (далее — ООО «Эксперт»), с тем, чтобы войти в реестр кредиторов завода, осуществлять управление процессом его банкротства и в конечном итоге незаконно завладеть имуществом на сумму 516 564 423,50 руб. Согласно отведенной ему роли, К., злоупотребляя доверием Федерального агентства по управлению федеральным имуществом, Федерального агентства по промышленности, изготовил договоры цессии. По этим договорам ООО «Бытпромторг» уступило ООО «Эксперт» права требования к заводу на сумму 403 182 942,09 руб. После подписания договоров их направили в Арбитражный суд Пермского края. Определением этого суда от 31.07.2012 ООО «Эксперт» включен в реестр кредиторов завода на названную сумму.+
01.10.2012 К. подал в Арбитражный суд Свердловской области заявление о признании ООО «Бытпромторг» банкротом, указав на номинальность этого общества, с целью беспрепятственной реализации безвозмездно приобретенного ООО «Эксперт» права требования к заводу в процедуре его банкротства.+
Эти действия К. и других неустановленных по делу лиц, по мнению суда, позволили ООО «Эксперт» приобрести право на незаконное получение с завода долга более чем на 400 млн руб.+
Суд, мотивируя вывод о причинении действиями К. и неустановленных лиц ущерба заводу, указал, что на момент заключения договоров цессии обязательства завода и ООО «Бытпромторг» носили взаимный характер. ООО «Эксперт», заключив данные договоры, получил право требовать с завода долг в 400 млн руб., но при этом от выполнения обязательств о выплате заводу аналогичной суммы ООО «Бытпромторг» было освобождено.
+
МНЕНИЕ ВЫШЕСТОЯЩИХ ИНСТАНЦИЙ
+
Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда оставила приговор без изменения (апелляционное определение от 25.04.2016).+
Судья Пермского краевого суда отказал в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции (постановление от 28.06.2016).+
ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ ВС РФ
+
Судья Верховного Суда передал кассационные жалобы защиты в президиум Пермского краевого суда для рассмотрения в судебном заседании (постановление от 10.10.2016 № 44-УД16-26). В обоснование своей позиции он указал следующее.+
Мошенничество как один из видов хищения совершается только с корыстной целью и причиняет материальный ущерб собственнику или владельцу имущества. Причинение ущерба — обязательный признак хищения.+
По смыслу закона, если мошенничество совершено путем приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным.+
Вывод о наличии корыстного мотива в действиях К., а также факта причинения ущерба заводу суд не мотивировал.+
Согласно материалам дела и установленным судом фактическим обстоятельствам, в период с 2003 по 2005 год между заводом и банками (Урал ФД, ВТБ и Сбербанк) были заключены кредитные договоры под залог средств завода.
+
Завод свои обязательства по этим кредитам не выполнил, вследствие чего банки обратились в арбитражный суд с заявлениями о включении их в реестр кредиторов завода. Решениями Арбитражного суда Пермской области названные банки включены в третью очередь реестра кредиторов завода.+
В результате договоров цессии право требования задолженности с завода перешло к ООО «ПИК» (реорганизовано в ООО «Бытпромторг»).+
По договору генерального подряда от 24.07.2008 между заводом и ООО «Техстрой» в связи с невыполнением последним в срок работ у ООО «Техстрой» возникли обязательства по возврату заводу 516 654 423,50 руб.+
02.02.2009 по договору о перемене лиц в обязательстве ООО «ПИК» (вместо ООО «Техстрой») приняло на себя обязанность возвратить заводу эти 516 654 423,50 руб.+
В связи с тем что 15.10.2010 ООО «ПИК» было реорганизовано путем присоединения к ООО «Бытпромторг», к последнему перешли право требования задолженности с завода, а также обязанность по возврату денежных средств заводу.+
31.07.2012 на основании заявления представителя ООО «Эксперт» и представленных договоров цессии Арбитражный суд Пермского края включил ООО «Эксперт» в реестр кредиторов завода.+
При этом ООО «Бытпромторг» по-прежнему осталось должником завода и последний не лишен права требования к ООО «Бытпромторг» возврата долга. Это подтверждено решением Арбитражного суда Пермского края от 19.06.2012 о восстановлении права требования задолженности в сумме 516 880 866,83 руб. каждой их сторон зачета — ООО «Бытпромторг» и завод друг к другу.+
Таким образом, согласно установленным судом обстоятельствам, завод, поменяв кредитора и должника на основании договоров цессии, не утратил ни своего имущества, ни права на имущество. Кредитные обязательства завода не увеличились, а сумма долга, подлежащего возврату заводу, не уменьшилась.+
Данные обстоятельства подтверждены показаниями главного бухгалтера завода. В суде она пояснила, что переход прав от ООО «Бытпромторг» к ООО «Эксперт» на сумму кредиторской задолженности не повлиял. Финансовое состояние завода от «перехода прав» требования задолженности от банков к другим предприятиям не изменилось, так как не изменилась сумма долга.+
Из показаний конкурсного управляющего завода усматривается, что приемником ООО «ПИК» стало ООО «Бытромторг», которое переуступило долг ООО «Эксперт», и последний был включен в реестр по решению суда. Переуступка долга от ООО «Бытромторг» к ООО «Эксперт» законна, законность данной сделки проверена арбитражным судом. Любое общество, которое владело долгом завода, могло быть восстановлено в реестре его кредиторов, будь то «Бытпромторг», «ПИК» или «Техстрой». Заводу этим ущерб не причинен, так как основание возникновения долга — его задолженность банкам, в которых брались кредиты. Сумма задолженности не изменилась. Он впервые сталкивается с тем, что договор цессии считается уголовным преступлением, так как заключение договора цессии — обычные гражданско-правовые отношения.+
Свидетель Ш. — юрист завода, а с августа 2012 года — начальник юротдела завода в судебном заседании показал, что готовил документы о признании ООО «Бытромторг» банкротом. После признания взаимозачета недействительным перед ним и К. была поставлена задача по взысканию и реальному получению дебиторской задолженности с ООО «Бытромторг». Общества «Бытпромторг» и «Эксперт», по его мнению, не аффилированы с руководством завода. Руководство завода и К. с руководителями данных организаций никаких взаимоотношений не имели. В настоящий момент задолженность ООО «Бытромторг» перед заводом — 511 млн руб. — взыскана с ООО «Техстрой».
+
Согласно постановлению 17ААС от 20.07.2015 заявление конкурсного управляющего завода удовлетворено. Договор генподряда от 24.06.2008 между заводом и ООО «Техстрой» признан недействительным, в пользу завода с ООО «Техстрой» взыскано 511 564 423,50 руб.+
Таким образом, вывод суда о причинении действиями К. ущерба заводу тем, что в результате договоров цессии ООО «Эксперт» получило право требовать долг с завода, а от выполнения взаимных обязательств по выплате ему аналогичной суммы было освобождено, противоречит как материалам дела, так и установленным самим судом обстоятельствам.+
Обязательный признак совершения хищения — причинение ущерба собственнику — не подтвержден собранными по делу и исследованными судом доказательствами.+
Главное — суд не привел в приговоре доказательств наличия в действиях К. корыстного умысла, а также подконтрольности ООО «Эксперт» К. и самого факта незаконности приобретения права ООО «Эксперт» получения с завода долга — 403 182 942,09 руб.+
В приговоре содержится также вывод, что К. злоупотребил доверием Федерального агентства по управлению федеральным имуществом, Федерального агентства по промышленности (признанного потерпевшим). Однако в приговоре указано на причинение ущерба заводу, который в качестве потерпевшего по данному уголовному делу не привлечен. Согласно ч. 1 ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.+
Учитывая изложенное, судья Верховного Суда РФ предложил суду третьей инстанции еще раз проверить в судебном заседании доводы кассационных жалоб адвоката Полякова С. Б. в защиту интересов осужденного К.+
ПОЗИЦИЯ ПРЕЗИДИУМА ПЕРМСКОГО КРАЕВОГО СУДА
+
Президиум Пермского краевого суда рассмотрел кассационные жалобы защиты и, не вникнув в суть действий К., ограничился критикой решения суда второй инстанции.+
В соответствии со ст. 389.9 УПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет по жалобам, представлению законность, обоснованность и справедливость приговора.+
Решение суда апелляционной инстанции должно соответствовать требованиям частей 3 и 4 ст. 389.28 УПК РФ. Согласно этим нормам в апелляционном определении (постановлении) указываются краткое изложение доводов лица, подавшего жалобу, мотивы принятого решения и основания, по которым приговор признается законным, обоснованным и справедливым, а жалоба — не подлежащей удовлетворению, либо основания полной или частичной отмены или изменения обжалованного судебного решения.+
По закону суд апелляционной инстанции не может при оставлении обжалуемого решения без изменения не оценивать доводы жалобы, а также не указывать конкретные основания, по которым доводы отвергаются.+
В соответствии с ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ производство по делу в суде апелляционной инстанции ведется в порядке глав 35–39 УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными гл. 45.1 УПК РФ. Приведенные требования УПК суд апелляционной инстанции в данном случае не выполнил. Из содержания апелляционных жалоб видно, что защита не согласна с приговором ввиду существенных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законов, повлиявших на исход дела.+
Из текста апелляционного определения следует, что судебная коллегия указанные доводы осужденного и его защитника не рассмотрела, суждения по ним не высказала, а только привела общие фразы о законности и обоснованности приговора, с указанием на то, что все доводы защиты были предметом рассмотрения суда первой инстанции.
+
Кроме того, коллегия оставила без внимания заявление представителя свидетеля Е. о незаконности приговора в части неразрешения вопроса об обеспечительных мерах (арест на право требования ООО «Эксперт» к заводу в сумме 415 204 558,55 руб.).+
В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. Такие нарушения, по мнению президиума, суд апелляционной инстанции допустил.+
Президиум отменил апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 25.04.2016 и направил дело на новое апелляционное рассмотрение. Доводы осужденного и его защитников, свидетеля Е. подлежали проверке и оценке при новом апелляционном рассмотрении дела. Поскольку К. осужден к лишению свободы за тяжкое преступление, в случае освобождения из-под стражи может скрыться от суда, воспрепятствовать проведению судебного разбирательства в разумные сроки, президиум, руководствуясь ст.ст. 97, 108, 255 УПК РФ, избрал ему меру пресечения в виде заключения под стражу, продлив ее до 11.01.2017 (постановление от 11.11.2016 № 44у-189-2016).+
НОВАЯ ПОЗИЦИЯ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ
+
Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда апелляционным определением от 21.12.2016 приговор в отношении К. отменила, причем как в части его обвинения, так и в части его оправдания. Несмотря на то, что об этом ее никто не просил. Коллегия указала следующее. Уголовное дело с обвинительным заключением поступило в прокуратуру Дзержинского района г. Перми 03.05.2014, 27.05 2014 срок рассмотрения дела прокурор продлил до 30 суток. 23.06.2014 зампрокурора района возвратил его для организации дополнительного расследования, указав, что нужно сформировать дополнительный объем доказательств.+
Несмотря на возражения следователя о несогласии с данным постановлением зампрокурора, направленные прокурору района, это решение признано законным и обоснованным.+
После проведения дополнительного расследования обвинительное заключение утвердил зампрокурора г. Перми, несмотря на то, что указания зампрокурора района выполнены не были.+
Данные нарушения УПК, как на стадии досудебного производства, так и в ходе разбирательства в суде первой инстанции свидетельствуют о существенном ограничении гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства. Все это не могло не повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого решения по делу. Приговор подлежит отмене, а ввиду неустранимости указанных нарушений в суде апелляционной инстанции, дело возвращено прокурору г. Перми для устранения препятствий к его рассмотрению судом.+
Поскольку институт возвращения дела прокурору для организации предварительного расследования в отечественном уголовном процессе отсутствует, суд второй инстанции указал только на два препятствия к рассмотрению дела судом:
+
— завод не признан потерпевшим;
+
— не выполнены указания прокуратуры района, которая отказалась утверждать обвинительное заключение и указала на отсутствие преступления в предъявленном обвинении (что полностью совпало с постановлением судьи ВС РФ от 10.10.2016).
+
В качестве меры пресечения К. краевой суд избрал домашний арест, установив стандартные ограничения (апелляционное определение от 21.12.2016 № 22–7825).+
Фактически стороне обвинения намекнули: дело о мошенничестве надо расследовать надлежащим образом, а именно установить всех виновных, доказать наличие в их действиях корыстного умысла и реальность причиненного государству ущерба. Очевидно, что достаточной информации по всем пунктам у органов расследования не было: либо их не выявили, либо не закрепили на этапе сбора оперативной информации. Получается, речь шла не об обвинении, а о гипотезе.+
РАЗБИРАТЕЛЬСТВО ПО ДЕЛУ ПРЕВЫСИЛО РАЗУМНЫЙ СРОК
+
Столкнувшись с явной волокитой, К. обратился с административным иском к государству, в котором заявил, что органы расследования лишили его права на справедливое судебное разбирательство. Судебная коллегия по административным делам, рассмотрев иск К., констатировала следующее.+
27.09.2012 СЧ ГСУ ГУ МВД России по Пермскому краю возбудила уголовное дело № 2814 по признакам ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ. 01.10.2012 в отношении К. впервые выдвинуто подозрение в совершении преступления. 22.02.2013 он был задержан в качестве подозреваемого, на следующий день арестован. 25.02.2013 ему предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 159 УК РФ.
+
24.12.2014 К. уведомили об окончании расследования, с 30.12.2013 по 19.05.2014 он знакомился с материалами дела. 23.05.2014 дело было направлено прокурору с обвинительным заключением, в утверждении которого прокурор отказал.+
23.07.2014 следователь повторно принял дело к своему производству. Срок предварительного расследования продлен до 29 месяцев 26 суток — до 23.05.2015.+
26.01.2015 в рамках базового дела возбуждено еще одно — по ч. 2 ст. 201 УК РФ, 27.01.2015 К. предъявлено обвинение в совершении данного преступления. 27.01.2015 К. во второй раз объявили об окончании предварительного расследования. С 02.02.2015 по 22.04.2015 обвиняемый знакомился с делом. 29.04.2015 дело направлено прокурору г. Перми, 28.05.2015 он утвердил обвинительное заключение, а 29.05.2015 дело поступило в суд.+
В итоге продолжительность досудебного разбирательства в отношении К. составила 2 года 7 месяцев 27 дней.
+
09.02.2016 К. был осужден, 25.04.2016 суд второй инстанции приговор утвердил. Общая продолжительность судебного разбирательства — 10 месяцев 27 дней.
+
10.10.2016 судья Верховного Суда РФ в своем постановлении обратил внимание пермских коллег на отсутствие в приговоре доказательств вины К. 11.11.2016 президиум Пермского краевого суда с этим согласился, а 21.12.2016 к такому же выводу пришла и апелляционная инстанция.+
Общая продолжительность этого судебного разбирательства составила 1 год 29 дней.+
27.01.2017 уголовное дело в третий раз принял к своему производству все тот же следователь. 16.05.2017 домашний арест в отношении К. была отменен ввиду истечения предельного срока. 19.05.2017 срок предварительного расследования был продлен до 27.08.2017 — до 35 месяцев 23 суток.+
Общий срок уголовного преследования в отношении К. превысил 4 года.+
ПОПЫТКА МВД ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ДЕЛА
+
Стоит напомнить, что, по версии следствия, К. совершил преступление не один, а по предварительному сговору с некими неустановленными лицами. Очевидно, что без выявления таковых в ООО «Эксперт» обвинение в мошенничестве рушится, ибо исчезает корыстный умысел К. в содеянном.+
24.04.2017 по делу в качестве подозреваемого был допрошен З. — представитель ООО «Эксперт», депутат Заксобрания Пермского края. Используя данный повод, МВД попыталось передать дело в отношении К. в СК России. Руководство СУ СК России по Пермскому краю прямо заявило, что доказательств вины З. и К. по делу не добыто. 14.06.2017 зампрокурора Пермского края дело в отношении К. возвратил в ГСУ ГУ МВД России по Пермскому краю.+
НАРУШЕНИЕ КОНВЕНЦИИ
+
Несмотря на то что указания суда стороне обвинения ограничивались всего двумя пунктами, после отмены обвинительного приговора ход расследования по существу замер. Пермский краевой суд, проверив в рамках административного процесса действия стороны обвинения, пришел к выводу об их недостаточной эффективности. Это было расценено как нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Решением от 10.07.2017 № 3а-133-2017 административный иск К. был частично удовлетворен, с Минфина в его пользу взыскана компенсация в сумме 10 тыс. руб. 300 руб. судебных расходов.
+
МНЕНИЕ СУДЬИ ВС РФ О МЕРЕ ПРЕСЕЧЕНИЯ
+
Оснований содержать К. под домашним арестом нет — к такому выводу пришел судья Верховного Суда РФ О. К. Зателепин. 17.08.2017 он вынес постановление о направлении кассационной жалобы защиты на постановления пермских судов о продлении срока домашнего ареста в отношении К. В нем указано, что «сама по себе тяжесть преступления, в котором обвиняется К., и предположения следователя о том, что обвиняемый, ранее занимая должность заместителя генерального директора по правовым вопроса ФГУП „Машиностроительный завод им. Ф. Э. Дзержинского“, может предпринять меры по сокрытию следов преступления, без ссылки на конкретные данные не могут служить основанием для продления избранной меры пресечения. В представленных в суд материалах отсутствуют и конкретные данные о том, что К. предпринимал меры к тому, чтобы скрыться от следствия и суда».+
ОСНОВНЫЕ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ ВЫВОДЫ
+
Уголовное дело в отношении К. в настоящее время по-прежнему расследуется. Оценивать его судебную перспективу не будем — это проблема обвинения и защиты. Последняя в лице адвоката С. Б. Полякова, как видим, свои обязанности выполняет добросовестно.+
Очевидно, что и прокурор, который утвердил обвинительное заключение, и суды изначально не могли не видеть, что доказательств вины К. в мошенничестве органы расследования не представили. Главное — в материалах дела нет данных об обстоятельствах сговора К. с мифическими лицами, которые могли бы по своему усмотрению распорядиться имуществом завода. Об этом сразу заявил зампрокурора Дзержинского района г. Перми. Очевидно и то, что в силу каких-то обстоятельств прокуратура и суды предпочли не замечать отсутствие этих доказательств. Данный факт впоследствии четко обозначил в постановлении президиум Пермского краевого суда.+
В очередной раз вызывает удивление, что как только пермский суд прозрачно намекнул, что доказанность вины К. в совершении мошенничества у авторитетных специалистов вызывает сомнения, они поспешили, пусть и в два приема, возвратить дело стороне обвинения.+
Пока же можно констатировать: сторона защиты права как минимум в том, что К. под стражей, а равно под домашним арестом содержался не только напрасно, но и необоснованно, что, по большему счету, следует расценить незаконным. С 16.05.2017 К. на свободе, и негативных последствий, которых так опасались органы предварительного расследования, не наступило. Может быть, судам изначально следовало прислушаться к мнению прокуроров, которые еще в 2013 году просили суды не держать К. под стражей за деньги налогоплательщиков?+
Очевидно и то, что было бы у прокуроров процессуальное право блокировать движение в суд документов следователя об избрании меры пресечения, не было бы и столь длительного необоснованного содержания К. под стражей (домашним арестом).+
Что делать с делом? Помнится, в советские времена в таких случаях шутили: пусть теперь следователь расследует уголовное дело до пенсии.
+
ЛИТЕРАТУРА
Колоколов, Н. А. Механизм избрания меры пресечения нуждается в коренной модернизации // Уголовный процесс. — 2014. — № 8.
+
Запомним
Приговор — не гипотеза. Виновность должна быть подтверждена конкретными доказательствами
Органы расследования часто идут на прямой обман, придумывая в обоснование своей версии неких «неустановленных по делу лиц»

Приложенные файлы

  • docx 6054973
    Размер файла: 158 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий