Сава К. (Поэма) Мое у меня никто не отнимет




Сава Климова «Мое у меня никто не отнимет»
Оригинальное название: «Поэма. Мое у меня никто не отнимет» 2010 год
Стиль: Romantik, Magik, Dramma
Размер: Поэма


Мое у меня никто не отнимет.
(поэма)

Сава Климова

Под ресницами зрачки сжимая
я пытаюсь скорее заснуть.
Уж потухла, свеча, и тая,
Плачет воском на лунную муть.

Обнимаю колени покрепче,
прижимая к ним белую грудь,
И волнистые кудри на плечи,
И уста сверкают чуть-чуть.

Я надеюсь забыться, укрыться,
Но не сладка сегодня я сну.
Мне ночную ласкать теперь птицу
До зари, пока не усну.

Я тебя вспоминаю мой милый
Нежный голос, звучание фраз.
Так хочу видеть взгляд твой ранимый
И улыбку сверкающих глаз.

Утонула бы в них, как в море:
Карих виски со вкусом корицы.
И забыв проклятое горе,
Стала б этого моря царицей.

Проскользну по губам поцелуем,
Затеряюсь в дыханье твоем,
Каждый раз, мы оба рискуем,
Задохнуться в объятье своем.

Я бы рада часы потратить,
На душевный разговор у камина.
Слушать песни твои и гладить
Свою черную птицу Кларину.

Но, увы, тебя отобрали!
У меня, как ненужную вещь!
Лишь из сердца забыли, не взяли,
Мою боль, что впилась, как клещ.

Ах, люблю, так люблю, что нет мочи!
Бог, скажи, за что мне страдать?!
Мне б увидеть конец этой ночи,
На врагов возмездье послать.

Без тебя я душой обнищаю!
Знаю я, ты тоже не спишь.
Где-то мерзнешь, а я ощущаю,
Как под кожей моей ты дрожишь.

Много лет я тебя искала
Ураганом сносила преграды.
Я из бездны, ужом выползала,
Становясь прекрасней Эллады

Вы, проклятые, жалкие люди!
Мне по миру бы вас пустить!
А слезами, что вы умывались,
Мне бы жажду свою утолить.

Как несчастна ваша судьба
Оттого, что достались ей вы!
Как бедны ваши глаза,
Что не видят прекрасные сны.

Вы идете, всю жизнь спотыкаясь,
Не желая поднимать выше ноги.
А потом, твердите скалясь:
«Виноваты люди и Боги»

Но не вы, не вы в коем разе
Не раскаетесь в стыдных грехах.
Не услышать в одной хоть бы фразе,
«Я виновен, и сыплюсь, как прах!»

Корчатся злобные лица,
Чувство зависти ест изнутри,
Душа, словно черт резвится,
Вместо сердца, омут в груди.

Столько раз я вас благодарила,
Отпускала, прощала, любила,
Вашу жизнь берегла и хранила,
Как бы сложно и трудно ни было.

Время шло, повторялись вы снова,
И опять я простить вас готова,
А вы будто меня проверяли!
Я молчала - вы душу мне рвали.

Уж свет дня в окно, пробиваясь,
Озаряет румяный мой лик,
И спокойно ему улыбаясь,
Разум свой встречаю я в миг.

Старый маятник добрый и честный
Отсчитал двенадцать боев.
«Мир с врагом здесь не уместен»
Я, подумав, вскинула бровь.

Обернувшись в бордовую шаль,
Приласкала Кларину свою,
И сказала я птице - «Мне жаль
Тех людей, что погибнут в бою"

И взглянула Кларина уныло,
Видно молвить чего-то хотела.
Встрепенувшись, курлыкнула хрипло
Тихо села и крылья спустила.

- Не серчай ты на них дорогая,
Нас с тобой я не подведу!
Сброшу наземь свое одеянье,
Совы белой образ приму.

И как две неразлучные други
Полетим отсюда мы вдаль!
Отвоюем любовь в свои руки,
Возьмем сами, что Бог не додал.

Замелькал на стене силуэт.
Распахнула я большое окно!
Подхватила я ветер и свет,
И на крыльях устремилась в него.

Над полями, горами, морями
Идет битва, расширяется круг
Те, кто бил меня раньше ногами
Стали ползать и кланяться вдруг.

Вы хотели здесь крови и смерти?!
И горячей оружия стали?!
Что ж, пускай, это будет потехой!
Сердцам вашим, о чем так мечтали.

Вы ликуйте теперь поневоле!
Моя цель отдать свое горе!
Посмотрите, на что я способна!
Я смеюсь, но я грому подобна!

И дыша пред дождливым озоном,
В них вонзаюсь я бешеным взором.
Сходит с неба в их тела гроза.
Я кричу: - Получите сполна!

И пустилась там кровь течь рекою,
И вела многих смерть за собою,
И звенела тяжелая сталь,
И скорбела над полем печаль.

Трое суток шла страшная битва,
Уж не будет она позабыта.
На земле узкий вражеский круг,
И так тихо, тихо вокруг.

Вдруг, я слышу голос знакомый,
- Это ты, мой старый знакомый? –
Он лежит, мое имя твердит,
А в его груди рана болит.

- Подойди, подойди же, прошу.
Я одно тебе только скажу.
Умоляю, прости, не губи! -
И мы с птицей к нему подошли.

Через силу продолжил он речь,

·Сжав от боли, в руке своей, меч -
Я прошу, не лишай меня жизни!
Без того неудачник по жизни.

Зажми рану! И тело согрей!
Я же знаю, ты можешь! Скорей!
Станет поздно! Себя обвинишь.
Что ж судьбу мою не изменишь?

Дай воды, хотя бы глоток!
На колени бы встал, если б мог.
Целый час для меня, как минута
Все быстрей ухожу я отсюда.

Не молчи, мне улыбнись!
Моей смертью живей вдохновись.
Посмотрю последний я раз,
Что такое – счастливых свет глаз.

- К переносице сводит он бровь
И глотает с губ красную кровь.
Все труднее ему говорить
Но хотел монолог он продлить.

- Скоро ночь и я, точно странник,
Сновидений вечных избранник,
По земле пойду босиком.
Я ведомый лунным лучом.

Ярко-желтый небесный фонарь
Ждет рассвета, словно звонарь.
Будет он в колокольне звенеть,
Мертвецу колыбельную петь.

Невесомая выйдет душа,
Вознесется, наверх не спеша,
Для себя покой найдет,
Иль на веке под землю уйдет.

И тогда будет поздно молить
О прощенье, чтоб снова здесь жить.
Поглотит меня жаркий огонь,
Заколотит мой прах черный конь.

Хоть не кайся, но каюсь я долго.
И пусть в ад одна мне дорога,
Пред тобой спускаю вину.
Ненавидя, в то же время люблю.

- Что я вижу, в тебе ль это страх?
От мольбы твоей, слезы в глазах,
Но уж нет от них барыша,
Ведь за пазухой твоей ни гроша.

Кто судьбу посвятил Сатане,
Не имеет Света в себе
Искаженное чувство любви
Прорастает в душевной грязи.

Так и быть, забирай все слова,
И свою неизменную ложь,
Но запомни, назад никогда,
Ни доверие, ни честь не вернешь.

В сотый раз прощение дам!
Как же низко ты себя опустил.
Ты скорбеть о себе будешь сам
Ты достаточно горя вкусил.

Я не в силах вернуть время вспять,
Мне так хочется тебе отомстить.
Я могу помочь боль унять,
И в иной мир отпустить.

Ты стоишь, а пред тобою овраг.
Средь живых для тебя нет мест
Со словами: Ты был лучший мой враг!
В его грудь вонзаю я крест.

Пять мгновений и он застыл.
Бледность так подходит к лицу.
А на тонких губах остыл.
Поцелуй: дар от смерти ему.

Затянуло простор серой дымкой,
Приземлились к ногам облака,
Проскользнул ветерок мимо, зыбкий
Словно вздохом последним врага.

Так печально заплакало небо,
Ощущая скорбность сторон.
Обронило капли небрежно
И спугнуло с деревьев ворон.

И вдруг юная, вольная дева,
Невзирая на силы свои
Взорвалась, как вулкан и извергла
Горькие слезы свои.

Горевала с ней черная птица.
Наклонилась она к деве близко.
И желая сберечь, как зеницу,
Под крылом своим деву укрыла.

Закатилось багровое солнце
За вершины ближайших холмов.
От дождя поле стало болотцем,
Натянув туманный покров.

Успокоилась дева, затихла,
С лица воду рукой утирает.
В рваном платье, вся мокрая, лихо,
С черной птицею вдаль улетает.

- Я прощаюсь на вечные годы!
Я прощаю вас всех, наконец!
Я прощенья прошу за невзгоды!
И за ваш несчастливый конец!

Мне нельзя боле здесь оставаться.
Ночевать остается тут смерть!
Будет с кем ей потешаться,
С кем свою меланхолию греть.

Мы летели всю ночь отсюда
Над просторами чудных долин.
Подменяя, в полете друг друга,
С миром были один на один.

Вскоре стало светать понемногу,
Пробудилась младая заря
И окрасив багрянцем дорогу,
Нас по ней, за лучом, повела.

Сквозь шелест дышащих трав,
Я услышала голос родной
Он был полон отрав
Он молил и прощался со мной.

За пределом ближайших холмов
Возлегала большая гора,
Оцепленная стаей волков,
Она скрывала тебя.

В одночасье моя черная птица
Заклевала рычащих собак
И я разъяренной львицей
Кинулась в каменный мрак.

В дальнем углу холодного грота
Мой милый питал одиночество боли.
Он выглядел, спящим ангелом гота,
«Жертвенность принца» лучше нет роли.

Черная птица укрыла собою
Бледное тело из ран и обид.
Мой бедный и полюбившийся мною
Сердце мое в тебя веру вселит.

Под ресницами зрачки сжимая
Не пытаюсь скорее заснуть.
Уж потухла, свеча, и тая,
Плачет воском на лунную муть.

Я к нему прижимаюсь покрепче,
Обнимая за белую грудь,
И волнистые кудри на плечи,
И уста сверкают чуть-чуть.
15

Приложенные файлы

  • doc 6489661
    Размер файла: 158 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий