ГЛАВА 9. КУЛЬТУРА АРХАНГЕЛЬСКОГО СЕВЕРА


ГЛАВА 9. КУЛЬТУРА АРХАНГЕЛЬСКОГО СЕВЕРА
§ 2. СРЕДНЕВЕКОВАЯ КУЛЬТУРА РУССКОГО СЕВЕРА
Русская средневековая культура Х - ХУIII вв. была глубоко религиозной.
Севернорусская культура в полной мере"восприняла право славное понимание истории как проявление воли Бога. Это мировоззрение получило название «провиденциализма» (от лат. providentia - про видение ), на основе которого появи лись замечательные памятники русской религиозной философии Х - ХУН вв., представленные целыми направлениями: философия истории в «Повести временных лет» и вообще в русском летописании, вплоть до Двинского летописца ХУН - середины ХУIII в., а также в «Слове о Законе и Благодати» митрополита Илариона, в посланиях старца Филофея; этические воззрения в житийной литературе; эстетические идеи в письмах протопопа Аввакума Петрова и т.Д.
Древнейшая русская летопись начиналась словами: «Се повести времяньных лет ... » (ПВЛ), переведенными на современный литературный язык академиком Д.С. Лихачевым следующим образом: «Вот повести минувших лет ... » (см.: Повести Древней Руси. ХI - ХН века. - Лениздат, 1983. - С. 124). Однако вряд ли можно согласиться с таким переводом, рассчитанным, вероятно, на современного читателя-атеиста. Слово «времяньный» обозначает не «минувшее» время, а «земное», то есть «невечное». Отсюда перевод начальных слов должен приобрести провиденциалистский смысл: «Вот повести земных лет». Для религиозного человека было поиятно и тогда, когда создавалась летопись (нач. ХН в.), что «земное» время - это жизнь людей на земле до «Града Божия», «Царства Божия», то есть до второго пришествия Иисуса Христа. это «земное» время было исчислено богословами в 7980 лет, как результат перемножения 19-летнего «круга Луны», 28-летнего «круга Солнца» и 15-летнего Инднктиона (см.: Литургическое время христианской культуры // Православное чтение. - Изд-во Московской Патриархии, 1990. - N!! 6. - С. 1 - 5.).
В летописи Нестора (ПВЛ) впервые была упомянута Заволочская Чудь как дикая и языческая страна. Из более поздних летописных сводов, в которых чаще всего сообщались сведения о Заволочье и Подвинье, следует выделить Новгородскую летопись «старшего» (ХIII - XIV вв.) и «младшего» (ХУ в.) изводов (т.е. списков). Холмогорская и Двинская летописи были целиком посвящены истории Двинской земли (Полное собрание русских летописей. Л., 1977. - Т. 33). Крестьянство Поморья было хорошо знакомо с древнерусскими летописями, о чем свидетельствуют попытки создать свое собственное, «мирское» летописание.
Огромной популярностью на Севере пользовались жития святых. Среди авторов житий следует отметить соловецких игуменов Досифея (конец хуначало ХУI в.) и Вассиана (первая половина ХУI в.), написавших жизнеописания ЗОСИМЫ и Савватия Соловецких, а также иеромонаха Антония Сийского (1578 г.). Из дошедших до нашего времени многочисленных списков из собрания Щукина (ГИМ, N!! 107/750), представлявшего собой уникальный памятник письменности и искусства книжного оформления, рукопись содержала многоцветные рисунки (миниатюры). Интересна, например, миниатюра, изображавшая сидящего человека с гусиным пером в руке; писец держал рукопись на коленях, рядом стоял стол с двумя пузырьками - в один налиты чернила, в другом содержалась красная краска (киноварь). На другой миниатюре была изображена монастырская школа: сидящий на возвышенной кафедре учитель («дидаскол» ), а перед ним располагались «учащие» отроки с букварями в руках. На многих миниатюрах можно видеть повседневную жизнь монастырской братии и крестьян, занятых полевыми работами и промыслами.
Особое чувство сострадания у читателей многих поколений северян вызывали жития, «саморучно» написанные вождями российского старообрядчества -Аввакумом Петровым (1620-1682) и Епифанием (40-50-е гг. ХУН в.1682). 14 апреля 1682 г. в Пустозерске на реке Печоре были сожжены протопоп Аввакум и инок Епифаний «за великие на царский трон хульш. Сочинения Аввакума, «бунтаря-протопопа» (А.М. Горький), и духоборца Епифания представляли собой ценные исторические документы эпох великого «раскола», повествовали в художественной форме о важных исторических событиях в жизни России ХУН в.
Предводителями беспоповского поморского раскола были братья Денисовы Андрей (?- 1730) и Семен (1682 -1741). Бместе с Данилой Бикуловым (отсюда «даниловцы») они основали в 1694 - 1695 гг. Быговскую пустынь для мужчин и на реке Лексе - женскую общину. Денисовы были авторами 119 сочинений, в том числе «Диаконовских ответов», «Поморских ответов» и др. После смерти брата Семен Денисов написал «Историю об отцах и страдальцах Соловецких». Б дальнейшем старообрядческие издания, несмотря на запрещения со стороны светских властей и ортодоксальной Русской православной церкви, буквально наводнили книжный рынок России стараниями офеней-книгопродавцев.
Однако задолго до старообрядцев, вероятно с ХУ В., в Русской право славной церкви определились серьезные противоречия, сущность которых составили споры о церковно-монастырских владениях: иосифляне (осифляне) - по имени их идеолога Иосифа Волоцкого (1439/1440 - 1515) - отстаивали незыблемость церковных догм и церковно-монастырского землевладения, а их противники, нестяжатели, требовали отказа от церковной собственности, проповедовали аскетизм и уход от мира (Бассиан Патрикеев, Нил Сорский). Идеи Феодосия Косого и Матвея Башкина - «вся религия заключается исключительно в любви к ближнему», «мы Христовых рабов у себя держим без кабалы» - получили поддержку на черносошном Севере. В борьбе с иосифлянами нестяжатели потерпили поражение.
Оба эти движения в православной конфессии имели один, но по-разному истолкованный источник - исuxазм (от греч. «исихия» - молчание, безмолвие). Еще в Х1У в. главой исихастского движения стал Св. Григорий Палама (Pa1amos Gregorie, 1297 - 1359; канонизирован в 1368 г.). Исихазм ( «умная молитва») получил распространение на Руси в ХУ - ХУН вв., особенно на F)'CCKOM Севере среди схимников и отшельников, в удаленных от центра монастырях, в старообрядческих общинах. Исихастами были и Иосиф Волоцкий, и Нил Сорский. Палама учил о созерцании Бога, о путях восхождения человека к совершенству, об «обожении» плоти» как реальном изменении ее материальJIыx свойств. Благая красота, по Паламе, про истекает от единства нравственного и эстетического. В состоянии «обожения» человек достигает вершины своеI'Q творческого призвания. Исихазм оказал огромное влияние на все стороны духовной и культурной жизни русских людей в эпоху позднего средневековья. им обусловлен расцвет русского монашества (<<русскаяФиваида»). Исихастпо содержанию была вся древнерусская культура-литература, духовное и иконопись, в том числе созданные на Русском Севере. В современном сознании исихия есть не что иное, как собирание сил, концентраусилий - и духовных, и физических - с целью прорыва к богу и через Бога к другим людям, и только тогда, по мнению исихастов, человек уподобится самому Богу.
Велика роль Архангельского Севера в истории русской книжной культуры.
В определенные периоды книжность накапливалась, «проникая» на Север из центральной России, затем она «возвращалась», обогащаясь новыми памятниками книжности и литературы. Древнейшей рукописной книгой после Остромирова Евангелия (1056 - 1057 гг.) и Мстиславова Евангелия (1073 г.) было Архангельское Евангелие 1092 г., недавно изданное учеными-археографами. Рукопись Архангельского Евангелия была приобретена московским купцом С.Т. Большаковым у неизвестного архангелогородца в 1876 г. Книга, вероятно, продолжительное время читалась в севернорусской крестьянско-посадской среде и поэтому была названа исследователями по месту ее функционального нспользования - городу Архангельску. При помощи православных священнослужителей северяне знакомились со Священным Писанием -- Библией с ее Ветхим Заветом и Новым Заветом, с богослужебными текстами и житиями святых. Для домашнего благочестивого чтения широко использовались Четьи минеи (от «читать» и «месяц»); они состояли из житий святых, расположенных 8 порядке их церковного поминовения. Четь и минеи впервые в России были составлены митрополитом Московским и всея Руси Макарием (ок. 1481 1563), причисленным к лику святых в 1988 г. Б конце ХУН в. появились Четьи минеи Св. Димитрия Ростовского (1651 - 1709), заполнившего чтениями все дни церковного года. На Севере были распространены разнообразные житийные сборники, содержавшие тексты Четьих миней.
При северных монастырях сложились целые книжные центры. Богатыми библиотеками обладали Антониево-Сийский, Михаило-Архангельский и Соловецкий монастыри, превратившиеся в XVI - ХУН вв. в крупнейшие духовные и культурные центры Поморья. В библиотеке Антониево-Сийского монастыря хранилось, например, Евангелие апракос 1339 - 1340 гг., Житие Антония Сийского 1648 г. со 150 цветными миниапорами; в монастыре был собран огромный архив, насчитывавший свыше 20 тысяч документов - вкладные, переписные, приходно-расходные книги и другие акты.
С ХН - ХНI вв. началось значительное по масштабам движение монашествующих миссионеров на северо-восток, в Поморье. Их просветительная роль хорошо известна. В XIV в. распространял христианство среди зырян (коми) св. Стефан Пермский (ок. 1346 - 1396). Он составил азбуку языка коми и перевел на древнекоми язык богослужебные книги. Осенью 1379 г. Стефан начал проповедовать в зырянском селении Котласе, в устье реки Вычегды, где поставил первую в этом крае православную часовню. Позднее он выстроил две церкви в Усть-Выми - ВО имя Св. Николая и Архистратига Михаила. Здесь же им был основан монастырь, при котором была открыта школа для зырянских детей. Одним из деятельных просветителей лопарей (саамов) был Феодорит Кольский (1489/1490 - 1570). Он был создателем древней саамской грамоты. Хорошо зная саамский язык, Феодорит окрестил свыше двух тысяч древних жителей Кольского полуострова. В 1996 г. в Коле правительством Мурманской области был установлен памятный крест в его честь.
В конце XIV в. началась новая волна монастырского проникновения на Север. Она была связана с подвижнической деятельностью учеников и последователей св. Сергия Радонежского (ок. 1321-1391). Миссионерско-просветительская деятельность первых беломорских отшельников подготовила почву для новой волны монастырской колонизации, начавшейся в ХУ в. Если вначале православные миссионеры искали уединенного монашеского подвига в Подвинье и Беломорье, то второе поколение странствующих иноков уже осознавало необходимость совмещения миссионерского служения с созданием крупных монастырей, которые могли бы стать духовными и хозяйственнополитическими центрами отдельных районов Русского Севера. Большую роль в расширении миссионерства сыграли архиепископы Холмогорские и Важские с 1682 г. В последующие столетия православное миссионерство пошло рядом с государственно-феодальной политикой колонизационного освоения Севера.
На Русском Севере, как и во всей Московской Руси, очень рано пробудился великорусский национальный дух. Все более осваиваясь в северо-восточных лесах, Русь Московская воплотила в себе энергию духовного подъема XIV ХУ ВВ., а позднее, с ХУI В., усвоила религиозно-политическую концепцию Москвы как Третьего Рима. Складывалась особая восточно-христианская цивилизация с земско-общественным и патриархально-самодержавным строем. Если раньше русские люди боролись с набегами кочевников и вылазками псоврыцарей, то начиная с ХУI в. Россия все более противостояла в культурном отношении к протестантско-католическому Западу и мусульманскому Востоку. К тому же это время начался великии «исход» русских, в основном северно- руссов в Сибирь и на Дальний Восток. Традиционная русская культура в полной мере отразила эти непростые геополитические процессы, к тому же осложненные стихийными потрясениями Смуты, крестьянско-посадскими мятежами и религиозным расколом.
Русская культура на Севере испытала на себе большое влияние «чудской»
культypы - карел, вепсов, коми, саамов и ненцев. Впрочем, севернорусская культура оказала обратное влияние на культуру древних северных народов. русские принесли сюда не только более совершенные формы ведения хозяйс;тва, но и духовную культуру, христианские ценности. В течение ряда столетий русские и нерусские люди жили на Севере чересполосно, даже входили в одни и:те же мирские организации, что неизбежно вело к смешанным бракам. Легендарная «ЧУДЬ заволочская» почти полностью «растворилась» среди русского этноса. Укрепились хозяйственно-культурные связи русских с карелами, коми, саамами и ненцами.
К ХУI в. сложилась особая русскоязычная группа поморoв. Поморы выработали своеобразный культурно-хозяйственный тип, основанный на преобладании промыслового приморского хозяйства - рыболовства и морской охоты. Поморы, однако, не оставили традиционного крестьянского занятия - земледелия и животноводства, игравших в поморской экономике все же второстепенную роль. Формирование поморов происходило на территории аборигенных народов финно-угорской и самодийской групп, которые оказали заметное влияние на русский этнос и сами испытали влияние русских переселенцев из новгородских и ростовских земель. Постоянные русские пощтения на побережье Белого моря появились в XIV в., а в ХУ в. была заселена остальная территория Летнего и, частично, Поморского берега, возникли русские поселения - волости Варзуга и Ум ба на Терском берегу; в ХУI ХУН вв. образовались постоянные русские поселения от Поноя на Терском берегу до Зимней Золотицы на Зимнем, а также на Онежском и Карельском берегах Белого моря.
Есть еще одна черта культурного облика северян в средневековье. Наличие всеуездных органов самоуправления скрепляло единство деревни и города в бытовом и культурном отношении. По существу это была крестьянская культура. И только позднее, в новое время, началось обособление городской культуры и ее обратное влияние на крестьянскую культуру.
В средневековье нельзя провести разграничительную линию между городской и деревенской архитектурой. Крестьянско-посадский Север справедливо считается сокровищницей русского деревянного зодчества.
Двор (усадьба) на Севере в эпоху средневековья состоял из жилых и хозяйственных построек. В XVI - ХУН вв. крестьянский двор в Подвинье включал в себя избу (в древности - «истопка», «истьба»), сени на подсенье, тыны, мосты на подсенье, мосты на дворе, поветь, хлев, крыльцо с лестницей (всходом) к избе, овин и баню. Центром двора являлась изба, обычно поднятая повыше - на подклетах и подпольях. В верхнем ярусе помещалось жилье, а нижний использовали для хранения продуктов и разных хозяйственных надобностей. Крыльцо обычно украшали деревянными колонками и затейливой резьбой. Всю дворовую стройку и украшения на фасадах изб делали топором, все части избы соединяли вырубкой без единого гвоздя.
О жилище средневекового северного крестьянина можно судить по архитектуре мирских трапезных, которые переняли черты деревенской избы: единое неперегороженное пространство, печь, топившуюся по-черному, широкие лавки вдоль тесаных стен. После земской реформы середины XYI в., когда возросла роль крестьянского самоуправления, началось повсеместное строительство трапезных как места волостного управления. В трапезной собирался волостной сход (<<мирской совет»), здесь хранился архив волостных документов (<<всемирская коробка»), в трапезной же проводились мирские пиры-кануны по престольным праздникам. Трапезную обычно пристраивали к храму (с запада), и она зачастую была обширнее самой церкви.
Известное представление о внешнем виде северного жилища дает древнейший тип деревенского храма - так называемые клетские церкви (<<древяна клецки»), восходящие к простейшей форме жилища - срубу-клети с дву_ скатной кровлей. Самая древняя из сохранившихся на Севере культовых построек - церковь Ризоположения 1485 г. из села Бородавы относится именно к этому типу (в 1958 г. она перевезена на территорию Кирилло-Белозерского музея-заповедника).
Широкое распространение получили шатровые храмы. Первые шатры были открыты внутрь молитвенного помещения, например, у Ильинской церкви села Выи на реке Пинеге (1600 г.). Из сохранившихся древних шатровы'х храмов большой известностью пользуется Никольская церковь под Архангельском; построенная в 1581 г., она была освящена во имя Успения Богородицы в 1584 г., с 1845 г. - переосвящена во имя Св. Николая Чудотворца. Церковь в селе Лявля имела рубленную конструкцию не только шатра, но и главки. В 1844 - 1845 гг. во время ремонтных работ был найден антиминс, датированный 1584 г. Никольский храм во многом напоминает башню деревянной крепости.
На рубеже ХУI - ХУН вв. наряду с сохранением традиционного «башенного» храма произошло его усложнение благодаря соединению четверикового сруба клетских церквей с шатровым завершением. Образцом такой постройки может служить церковь Архангела Михаила, выстроенная в Архангельске, вероятно, в конце ХУН в., перевезенная позднее (в 1740-е гг.) в деревню Конецдворье Вознесенской волости под Архангельском. Позднее к ней была
трапезная, превосходившая площадь собственно храма в два раза.
Строителями храмов были крестьяне-плотники. Так, например, помор-«древоделатель» Василий срубил в 1430-х П. шатровый храм Ошевенского монастыря. ПОД1Iинно народный характер деревянной архитектуры был обусловлен не только социальным происхождением мастеров, но и тем, что заказчиком чаще всего выступал крестьянский мир - «все крестьяне волости», которые, нанимая плотников, оговаривали тип храма, сроки его сооружения и сумму оплаты. Кроме того, крестьяне заготавливали лес и оказывали плотникам необходимую «помочь».
С ХУН в. на Севере появились своеобразные ярусные церкви, состоявшие из нескольких поставленных один на другой срубов. В то же время появились многоглавые и кубоватые храмы, названные так по форме своих завершений. этот тип православных церквей был вызван реформой патриарха Никона. Для утверждения авторитета Русской православной церкви Никон считал необходимым возрождение древних традиций в храмовой архитектуре, и вместо шатровых церквей предписано было возводить храмы только «о единой, трех и пяти главах, а шатровые отнюдь не строить ... » Однако наряду с новыми кубоватыми церквями северные мастера продолжали строить шатровые, иногда сочетая элементы тех и других архитектурных стилей. На Архангельском Севере известны Воскресенская кубоватая церковь в селе Кушереке (1609 г.), пятиглавая, покрытая кубом церковь Климента в селе Пияла (1685 г.), две кубоватые церкви в селе Чекуеве (1675, 1687 гг.), замечательная Одигитриевская церковь в селе Кимжа на Мезени (1700 - 1769 гг.) и другие.
Культовое каменное зодчество Русского Севера было не менее значительное, хотя и более позднее по времени, нежели деревянное зодчество. Первые каменные постройки появились здесь в XYI в., когда Подвинье уже входило в состав Российского государства. Жемчужиной северного каменного зодчества является ансамбль архитектурных памятников Соловков. Монументальные каменные стены Кремля, выстроенные в 1582 - 1596 гг. монахом Трифоном (в миру Терентий Григорьевич Кологривов; уроженец Нёноксы), надежно защищали монастырские храмы. Среди них выделялся грандиозный Спасо-Преображенский собор (1558 - 1566 п.) - одно из крупнейших каменных соОруж;,:ний на Руси XYI в. Новгородские зодчие Игнатий Салка и Столыпа воздвигли Успенскую трапезную церковь (1552 - 1557 гг.). Трапезная палата была самым крупным одностолпным монастырским помещением средневековой Руси: площадь ее составляла около 500 кв.м.; она была покрыта высокими сводами, опиравшимися на мощный столп диаметром около 12 м. В архитектуре соловецких каменных построек были соединены характерные черты новгородской, псковской и московской строительных школ.
Однако были и местные черты. Так, например, на Соловках под одной кровлей были объединены различные культовые постройки. Тот же мастер Трифон СООРУДИЛ каменные переходы внутри монастыря между Успенской церковью и Спасо-Преображенским собором (1602 г.). В Пертоминеком монастыре в одном здании были совмещены как мирские, так и культовые комплексы. Эти особенности вытекали из свойств местных строительных материалов: валуны и дикий камень - на Соловках и Кий-острове, тесаный белый известняк - в Каргополе. Для каменной архитектуры Севера было характерно и весьма ощутимое влияние на нее традиций деревянного зодчества. Появились и новые стилистические черты - это и более мощные пропорции храмов, искусственное усиление их монументальности, контраст между гладью стен и относительно маленькими размерами окон и их наличников, незначительный рельеф деталей и еще большее, чем в средней полосе России, преобладание в них профилей, углублений в поверхности стен и Т.д. Все это было свойственно работам северных мастеров-«каменщиков» - соловецкого Трифона, двинского зодчего Максима Лохоцкого, Федора Спиридонова, Шаханова, а также приезжих мастеров - Аверкия Макеева на Кий-острове и Димитрия Старцева в Архангельске.
Признанные заповедники каменного зодчества XVI - ХУН вв. находятся в старинных городах Каргополе, Сольвычегодске и Холмогорах. Среди них наибольшей известностью пользуется величественный Христорождественский собор (1562 г.) и белокаменный храм Благовещения (1692 г.) в Каргополе; Благовещенский собор Аники Строганова (1560 - 1584 п.) и Введенский собор Т.Г. Строганова (1693 г.) в Сольвычегодске; Троицкий собор в замечательном ансамбле Антониево-Сийского монастыря (1583 - 1606 гг.); Спасо-Преображенский собор в Холмогорах (1685 - 1691 п.) и многие другие.
Обязательными атрибутами храмовых ансамблей были звонницы и колокольни. Колокольные звоны являлись одним из важнейших проявлений русской национальной культуры, такой же ценностью, как древнерусская архитектура. Колокольные звоны, сопровождавшие все храмовые богослужения и церковные праздники, играли большую роль и в общественном быту поморов: колокольный бой отмерял время, в колокола били во время вражеских нападений, колокола гудели набатом при разорительных пожарах.
В лесном северном краю всегда находилось на высоком уровне искусство резьбы и росписи по дереву. Из пород дерева северные мастера Использовали березу, сосну, ель, лиственницу, тополь, наросты на стволах деревьев - «кап». С равным искусством была развита обработка как собственно древесины, так и луба, коры молодой березы - бересты. Для росписи применяли природные краски, олифу в качестве лака. Среди инструментов главными были топор и различные ножи. От средневекового периода больше сохранилось предметов культового характера. Шедеврами орнаментальной резьбы были иконостасы и детали «царских» мест, царские врата, киоты, аналои, сплошь покрытые ре льефной и плоской резьбой. В росписи же наряду с растительными узорами размещались сказочные звери и птицы, изображения людей, сценки из жизни. В интерьерах северных церквей, особенно в удаленных погостах и деревнях, появились резные изображения популярных святых - Николы Чудотворца, Георгия Победоносца, Параскевы Пятницы. Деревянная скульптура была особенно распространена в восточных районах Русского Севера. Православная церковь стала запрещать ее изготовление, однако во второй половине ХУН в. искусство объемной деревянной скульптуры возрождается с новой силой. Мастерские по изготовлению объемной деревянной скульптуры появились в строгановских вотчинах, при монастырях и в крупных ремесленных селах (посадах).
На Русском Севере издавна вырезали и ставили под открытым небом деревянные кресты на могилах сельских кладбищ, а также кресты обетные, «личностно»-надельные, благодарственные, памятные и др. Поморские кресты стояли на берегах рек и морей, на волоковых путях-дорогах. На морском побережье они служили ориентирами для мореплавателей. Это, как правило, высокие, до 4 м, восьмиконечные кресты с небольшим «возглавием», косой перекладиной - «распятием» и косой перекладиноЙ-«подножием». Древнейшая четырехконечная форма креста во времена раскола стала считаться «латинской ересью». Церковные власти ревниво следили, насколько «законно» появление того или иного креста, не совершается ли около поставленного креста каких-либо «недозволенных» молений. Древнейший крест, относящийся к ХУI в., сохранился около Топецкой приходекой церкви в Шенкурском уезде; он был украшен резьбой и позолотой, с фигурой Иисуса Христа на вертикальной стойке, а у подножия - с фигурами Иоанна Богослова с копьем в левой руке и двухперстным сложением правой руки, Богоматери и Марии Магдалины. Особенно красивыми были мезенские кресты с их геометризованным шрифтом, искусно выточенными рельефными, полихромно раскрашенными буквами.
В народной деревенской скульптуре особенно примечательны кровельные «коньки» на северных избах. Изображение' коня отmoдь не было единственНой формой обработки охлупня. Нередко вместо коня вырезали оленя с ветвистыми рогами. На Пинежье и в Верхней Тойме на край охлупня водружали настоящие оленьи и лосиные рога.
В архитектуре народного жилища и хозяйственных построек в течение столетий сохранялись приемы и формы древнерусского «древоладства». Проникновенные слова в адрес многовековой крестьянской культуры были сказаны современными художниками слова В.И. Беловым и В.В. Личутиным, хотя их «вещное» описание крестьянского быта выглядело несколько идеализированным.
Живопись Русского Севера представлена замечательными образцами иконописания.
На церковных потолочных перекрытиях деревянных храмов Русского Севера размещались живописные «небеса». «Небо» - это конструкция, имеющая форму пологой усеченной пирамиды, радиальные грани которой возвышались к центру. Иконостас и «небо» были доминирующими акцентами северного деревянного храма. Изучение сюжетов росписи позволяет по-новому раскрыть различные стороны крестьянского мировоззрения. Купол храма являлся символом неба, поэтому на его церковном подобии - «небе» - крестьянские художники изображали сцены в соответствии с христианскими догматами: в центре размещалась фигура Вседержителя в окружении серафимов. Рисунки выписывались киноварью (красной краской) и другими яркими красками, создавая пламенеющее кольцо вокруг центральной фигуры. Иконографические сюжеты «неба» включали в себя изображение праотцов, Божественной литургии, архангелов и др. Росписи «небес» северных деревянных храмов - яркое, хотя и местное явление в истории русской монументальной живописи с XVI ХУН вв. до начала ХХ в.
Характерная черта русских церквей - наличие в них иконостаса, некоей «алтарной преграды, разделяющей два мира» (о. Павел Флоренский). Иконостас, однако, не только разделял, но и соединял Церковь земную с Церковью небесной - сонмом святых, Божией Матерью и самим Господом. Иконостас обычно состоял из пяти рядов: в верхнем, «Праотеческом», ряду в центре размещалось изображение Бога-Отца (Саваофа), слева от него - образы Адама, Еноха и Авраама, справа - Авеля, Сифа и Ноя; в ряду пониже, «Пророческом», в центре находилось изображение Богоматери (<<Знамение»), слева и справа от нее - четыре «великих» и двенадцать «малых» пророков; в «Деисусном» ряду в центре располагался образ Спаса на престоле, по бокам от него - образы Богоматери и Иоанна Предтечи, иконы с изображениями архангела Михаила и архангела Гавриила, апостолов Петра и Павла, а также святителя Николая Чудотворца; в «Праздничном» ряду в центре находилась икона «Благовещение», слева и справа от нее - образы с новозаветными сю.жетами - «Сретение», «Введение во храм», «Рождество Богородицы», «Успение», «Преображение», «Рождество Христово», «Крещение», «Вход Господен в Иерусалим», «Вознесение», «Троица»; в «Местном», самом нижнем, ряду, в центре располагались иконы строго канонического порядка - «Евхаристия» (<<Благодарение»), «Иоанн», «Матфей», «Лука», «Марк» (четыре евангелиста), «Богоматерь», «Спаситель», «Храмовая», а по бокам - иконы местных святых. В крайних правых притворах размещались образы «Архангел Михаил», Архангел Гавриил» (слева) и «Архангел Рафаил» (справа).
Согласно церковному канону, первой иконой был сам Иисус Христос, то есть явленным всему миру образом Бога - Сына Божьего, второго лица Святой Нераздельной Троицы. Русская церковная иконография Богоматери была чрезвычайно развитой: в церковном календаре содержалось около 260 ее икон: «одигитрия» (<<Путеводительницю», «Знамение», «Казанская», «Тихвинская», «Иверская», «Костромская, «Почаевская», «Московская», «Ярославская» и Т.д. ПервЫМИ русскими святыми стали «страстотерпцьш князья Борис и Глеб. До московских соборов XVI В., упорядочивших вопросы канонизации, общецерковно почитались русские святые Феодосий Печерский, митрополиты Петр и Алексий, игумен Сергий Радонежский, а также его современник и создатель «Северной Фиваидьш - монашеского края от Вологдыдо Соловков, от Валаама до Урала и Волги - Кирилл Белозерский (1337 - 1427) и др. Особое почитание снискали канонизированные в последние годы Дмитрий Донской, Андрей Рублев, Максим Грек и др.
На северной иконописи (школы архангельских, каргопольских, строганов-
ских и других «северных писем») очень рано, с XIV - ХУ вв., сказалось влияние Новгорода, позднее в ней отразилось и влияние Ростова Великого, Владимира и, наконец, Москвы. Основными персонажами «северных писем» стали Никола Чудотворец (икона из села Каргач, XIV в.), святые Флор, Лавр, Власий и Спиридон (икона из села Типиницы, XVI в.), местные святые юродивые Герасим Вологодский, Про копий Устюжский, основатели монастырей Кирилл Белозерский, Антоний Сийский, Александр Свирский, Александр Ошевенский, Зосима, Савватий и Герман Соловецкие и многие другие.
Появились и ремесленные объединения северных иконников. Холмогорский архиепископ Афанасий, например, организовал в Холмогорах артель из двенадцати иконописцев. Самым талантливым из них был Иван Васильевич Погорельский (1677 - 1755), который, кроме иконных досок, писал и светские «парсуны)), вернее, копировал «тем же куштом слово в слово» полотна кисти изографа Степана Нарыкова, например, портрет архиепископа Холмогорского и Важского Афанасия (1698 г.).
Московские иконописцы, работавшие по заказам купцов Строгановых, создали свое особое, так называемое «строгановское письмо» икон. В нем ценилось техническое мастерство и тщательность исполнения. Фигурам святых на строгановских образах придавалась утонченная красота, их рисовали в золотых одеждах. Известны имена мастеров Про копия Чирина, Никифора, Назария, Истомы и Федора Савиных. Судя по письменным источникам, на Соловках в ХУН в. работали 45 иконописцев. Среди них были монахи, монастырские «служки», трудники, а также приезжие «иконники» из Вологды, Костромы и Холмогор. Искусствовед т.М. Кольцова составила биобиблиографический словарь северных иконописцев ХУI - начала ХХ ВВ., в который вошли 355 статей о мастерах-иконописцах Русского Севера (1998 г.).
Народно-прuкладное искусство Архангельского Севера воплотило в себе практическую целесообразность, красоту форм и яркость красок. Издавна северных мастеров-ремесленников называли по производившимся ими вещам - бочарники, лукошечники, столяры, плотники, бердники, колесники, ковшечники, кузнецы, гвоздники, гнездники (замочники) и Т.д.
Скульптурная обработка дерева была продолжением плотницкой вытески.
Вначале топором вырубалась заготовка, затем уже следовала собственно резьба, которая зачастую сочеталась с долблением, точением, выпиловкой, орнаментальной раскраской. Особую популярность получил орнамент, образованный треугольными выемками в виде замкнутых слитых систем из полос, треугольников и кругов. Очень давно применялись различные виды окраски и отделки поверхностей из дерева. Бесцветная отделка заключалась чаще всего в пропитке дерева олифой, чем достигалась особая глубина и золотистость древесины. Замечательная деревянная посуда северян славилась по всей России.
Едва ли не каждый крестьянин умел «ладить» деревянную утварь и посуду - вальки, рубели, пивные жбаны, шкатулки, ковши, солонки-«утушки», черпаки, ложки с резными ручками и разноцветной росписью, берестяные емкости - туеса, пестери, пороховницы, разнообразные плетеные изделия из прутьев и корней. Но, пожалуй, ни один предмет обихода не получил столь разнообразных форм и так не был украшен, как прялка. Русская прялка состояла из стояка с лопастью для кудели и горизонтальной доски-донца. Ее форма и декор сложились очень рано, вероятно в XYI - ХУН вв., о чем мы можем судить по образцам XIX - начала ХХ вв. В Беломорье были распространены прялки с поразительно разнообразной резьбой, особенно на Летнем берегу Белого моря и в низовьях Северн.оЙ Двины. Лопасти поморских пряло к были «вытянуты» по вертикали и «заужены» по ширине доски, представляя собой симметричный лепесток с фигурным треугольным навершием. Мотивы резьбы были представлены кругами, розетками, вариантами масок, арабесками сложного геометрического узора, миниатюрными реалистическими изображениями промысловых рыб, морских птиц, северных оленей, коней, всадников и Т.д. Поморские прялки украшены живописью и графикой. Очень живописными были каргопольские прялки, в росписи которых не было трафаретных сюжетов, все было «на особицу». В Ошевенском погосте, например, каждая деревня имела «свою) прялки и в то же время прялки сохраняли неизменным основное содержание: изображал ось Древо жизни - символ земли и ее плодородия, постоянного жизненного «коловоротю). В деревнях на Северной Двине на прялках часто рисовался лев, причем в пышном «травном» орнаменте; в этом сюжете явно улавливалась фабула - открыв пасть, лев гнался за всадником или седоком на санях или преследовал сказочного коня. В этой картинке как бы застыл древний «звериный стилы), заимствованный позднее от скифов и пермяков северноруссами. В прялках присутствовал еще один образ - цветущий куст или «кушю) с птицами, что было, вероятно, подсказано фольклорными мотивами. Травный рисунок мезенских прялок не повторял «травной» росписи двинских прялок: мезенские росписи изобразитель но содержательнее, хотя краски неброски, суровы и значительны в своем разноцветии. Сюжеты мезенских прялок смело «выходили» в жизненные реалии крестьянского быта: охота, рыбная ловля, гон оленей. А вот северодвинские прялки Борка, Пучуги и Тоймы отличались многоцветным изяществом и утилитарным однообразием: прямоугольные лопасти прялок были украшены тщательно вырезанными круглыми «городками» и «свесами» (<<сережками»), всевозможными декоративными порезками по краям, ножки пряло к высокие и плоские, с фигурными перехватами. Цветовой рисунок на двинских прялках складывался из «звучного» контраста белого фона и светло-холодных оттенков красной, синей, желтой и малиновой краски; растительные мотивы, тонкие вьющиеся ветки с мелкими красными завитками и кусты с круглыми бутонами или раскрытыми лепестковыми розетками плотно заполняли лопасти и поверхности ножек - и все это на фоне из листочков сусального золота.
Если производство прялок было преимущественно мужским делом, то домотканое искусство было исключительно женским занятием. Природный художественный вкус и удивительный талант северных крестьянок-мастериц npевращал полотенца, подзоры, головные уборы, женское и мужское платья в подлинные про изведения искусства.
Производство глиняной игрушки на Архангельском Севере издавна получило распространение - в деревнях Андомского погоста в Шенкурском уезде, в селах Холмогорской округи и В Каргополье. Цветовой строй «классической» каргопольской игрушки был основан на сочетании зеленых, синих, белых и красных цветов чистого и яркого тона. Маленького размера (1 О - 15 см высотой), игрушки про из водят воистину монументальное впечатление. Древняя традиция игрушечников сохранялась еще долго, вплоть дО XIX - ХХ вв. В поморских деревнях мастерили деревянных кукол, коньки-каталки, саночки; под влиянием ненцев русские поморы шили кукол из меха; шенкурские плотогоны и солевозчики резали из дерева медведей и птиц; холмогорцы вырезали раздвижные «павь!)) с веерообразными крыльями и хвостами из лучинок.
Очень давно был известен поморский речной жемчуг. Промысел жемчуга в северных реках начинался обычно после спада вешних вод и продолжался до наступления осенней дождливой непогоды. Большим спросом пользовался у крестьянок этот выловленный со дня рек жемчуг, им мастерицы расшивали изумительные по красоте и изяществу праздничные кокошники.
В мезенском селе Кимжа лили колокола и колокольца-«боталю>, крестики, пряжки-«схваты», украшения конской сбруи (фалеры) и знаменитые коновальские бляхи - своего рода цеховые знаки, прикреплявшиеся к сумке с коновальскими инструментами. Коновалы лечили лошадей, и бляха на коновальской сумке была непременным атрибутом лих народных ветеринаров. Главное в коновальской бляхе контур в медной пластине с прорезями вместо фона; на бляхе отливались обычно изображения двух коновалов: один ведет коня под уздцы, а другой подталкивает упирающееся животное.
Кустарная промышленность Архангельского Севера получила широкое развитие в последующие столетия, особенно в ХУIII- XIX вв., когда в северных городах и крестьянских волостях плодотворно трудились иконописцы, мастера серебряного и золотошвейного дела и т.Д. Изделия художественных промыслов обменивались и продавались на городских рынках и сельских ярмарках.
С давних времен северяне охотились в морях Северного Ледовитого «окияна» на моржей, добывая «рыбий зуб» - моржовую кость. В тундрах часто находили доисторическую мамонтовую кость. Шла в дело и «скотья» кость. По всему Северу от Холмогор до Сольвычегодска мамонтовую и моржовую кость резали, выделывая из нее гребни и посохи, узорчатые пластинки для «потаенных» ларцов и шкатулок, коробочки для компасов-«маточею>, шахматные фигурки, образки и панагии. Самыми искусными были начиная с ХУI -XYII вв. холмогорские косторезы.
Вопросы
О чем рассказывали жития святых?
Что такое «исихазм»?
3. Какую роль сыграл Архангельский Север в истории русской книжной
культуры?
Каковы особенностИ северного деревянного и каменного зодчества?
5. Чем характеризуется искусство резьбы и росписи по дереву на средневековом Севере?
Расскажите о северном иконописании. Что такое иконостас и «небеса»? 7. Какие направления можно выделить в народно-прикладном искусстве на Русском Севере?
Задания
]. Прочитайте «Житие Аввакума».
Прочитайте «Житие Антония Сийского».
Нарисуйте храмовый «тройник» - церковь, трапепную и колокольню.
Нарисуйте типичную крестьянскую избу.
5. Посетите Архангельский государствснный музей деревянного зодчества и народного искусства.
6. Сходите на экскурсию в местный краеведческий музей.
Список литературы
Ар6аm Ю. Светлый Север: Рассказы и очерки о Русском Севере, его людях и народнОМ искусстве. - Архангельск, 1970.
Архангельское Евангелие 1092 года: Исследования. Древнерусский текст.
Словоуказатели / И3д. поде ЛЛ. Жуковская, т.л. Миронова. - М., 1997.
Белов В.и. Лад: очерки о народной эстетике.- М., 1989.
Берншта.м ТА. ПОМОРЬJ: Формирование группы и система хозяйства. - Л ., 1978; Она же Русская народная культура Поморья в xrx - начале ХХ в.: Этнографические очерки. - Л., 1983.
Богуславская и.я. Северные сокровища: О народном искусстве Севера и егО мастерах. - Архангельск, 1980.
Громыко ММ. Буzанов А.В. О воззрениях русского народа. - М.: «Паломник», 2000.
Дурасов гп. Каргопольская rлиняная игрушка. - Л.: Художник РСФСР, 1986. Заповедный Север: Архитектура. Искусство. Ландшафт / The Russian North: Architectнre. Art. Natural Scenery / Сост. Б.В. Гнездовский; Фотогр. в.и. Савик. -- М .: «Советская Россия», 1987.
Зу6акин Б. М. Холмогорская резьба 110 кости ... Архангельск, 1931. История северного крестьянства. Т. 1: Крестьянство Европейского Севера в период феодализма. - Архангельск, 1984.- С. 348 -- 420.
Кольцова ТА1. Росписи «неба» в деревянных храмах Русского Севера.Архангельск, 1993; Она .же. Северные иконописцы: Опыт библиограф. словаря. - Архангельск, 1998.
Копанев А.Н Двор крестьянина в Подвинье в ХУН в. // Культура Русского
Севера. - Л ., 1988.- С. 174 - 182.
Кукушкина МВ. Монастырская библиотека Русского Севера: Очерки по
истории книжной культуры XYI- ХУН вв. -- Л., 1977.
Лuчуmин 8 В. Душа неизъяснимая: Размышления о русском народе.- М., 1989. Морозов А.А. Родина Ломоносова. - Архангельск, 1975.
Ополовнuков А.В. Русское деревянное зодчество: Гражданское зодчество. -М.: «Искусство», 1983; Он.же. Сокровища Русского Севера. - М.' Стройиздат, 1989.
Пермиловская А Б Северный дом: Архитектурный каталог. - Петрозаводск: ПетроПресс. 2000.
Резные иконостасы и деревянная скульш)'ра Русского Севера: Сб.l Сост.
Т-М. Кольцова. - Архангельск, 1995.
Русская культура на пороге третьего тысячелетия: Христианство и культура / Гл. ред. г.в. Судаков. - Вологда: «Легия», 2001.
Скопин В.В. Соловки: История. Архитектура. Природа. - М.: Искусство Терра, 1994.
Тарановская н.В., МШ/ьцев н.в. Русские прялки. - Л.: Аврора, 1970. ЧекШ/ов А.К Народная деревянная скульптура Русского Севера. - М.: Искусство, 1977.
§ 3. КУЛЬТУРА, ПРОСВЕЩЕНИЕ, НАУКА ХVШ - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В.
Преобразования Петра 1 повлияли на всю русскую культуру. Избрав курс на модернизацию страны, Петр и его преемники не затронули вотчинно-крепостной системы. Три фактора оказали мощное и во многом противоречивое воздействие на культуру Русского Севера. Во-первых, с помощью западноевропейских заимствований укреплялась безграничная абсолютистская власть, опиравшаяся на крепостников-помещиков. Во-вторых, реформы Петра 1 и Екатерины П, нацеленные на сверхцентрализацию государственной власти, способствовали созданию мощного чиновничьего аппарата в центре и на местах (<<Табель о рангах» 1722 r., создание губернских администраций). Если раньше, в пору так называемой «сословно-представительной монархии», особенно при царях Михаиле и Алексее Романовых, существовала еще возможность установления диалога между властью и обществом, то после Петра 1 такой диалог стал невозможен из-за социокультурной пропасти, разделившей российских подданных на «онемеченную» верхушку и народные «низы». В-третьих, безмерное увеличение самодержавной власти привело к подчинению Русской православной церкви государству и к превращению страны с преимущественно религиозным мышлением в светское государство, разделенное на две противоборствующие силы - крестьян и горожан со старообрядческой идеологией по преимуществу, с одной стороны, и дворянское сообщество - с другой. Дворяне-помещики укрепили свое экономическое и политическое положение, причем поиятие «светскости» означало в своей совокупности сущность дворянского государства в век Просвещенного Абсолютизма.
Отношение народа к европеизированной верхушке было враждебным. Влияние на него западноевропейской культуры было минимальным; народ продолжал жить старыми традициями, взирая на своих господ как на «чужих» людей, находящихся во власти Антихриста.
Созданная Петром 1 и укрепленная Екатериной П империя к концу ХУIII в. стала самым обширным государством мира, но это государство не было единым по духу и культуре.
При всем своем внешнем великолепии дворянская империя была внутренне больна. Это понимали лучшие представители государства: умный крепостник киязь М.М. Щербатов (1733 - 1790), беспощадно бичевавший придворные нравы, и дворянин-интеллигент Н.И. Новиков (1744 - 1818), ратовавший о просвещении общества, и непримиримый дворянский революционер л.Н. Радищев (1749 - 1802), и дворяне-декабристы.
В основе социального конфликта лежал, в том числе, глубокий культурный раскол: культура крестьянская и посадско-городская развивались отчужденно от дворянской культуры, воспринимая лишь немногие ее ценности. Итоги русского пути модернизации были подведены в период великих российских революций 1905 - 1917 гг.
По замыслу Петра 1, одной из главных задач было обращение к западной системе обучения. В 1697 г. пятьдесят царских стольников из знатных фамилий выехали в Англию, Голландию и Италию для изучения мореходного дела. В Голландии их опекал бывший двинской воевода Андрей Артамонович Матвеев (1666 - 1728), назначенный в 1699 г. русским послом; он был одним из первых постоянных представителей России за границей, выполиял различные дипломатические поручения царя во Франции (1705 - 1706 п.), Англии (1707 - 1708 п.) и Австрии (1712 - 1715 гг.). Генерал-адмирал Федор Матвеевич Апраксин (1661 - 1728) в 1693 - 1697 гг. был двинским воеводой; с 1700 г. он возглавил Адмиралтейский приказ, а с 1718 г. стал первым президеlПОМ Адмиралтейств-коллегии. Апраксин отправил 30 гардемаринов для изучения мореходного дела в Венецию. В феврале 1716 г. Петр 1 распорядился послать несколько десятков молодых подьячих в Кенигсберг для обучения немецкому языку; среди них находились «из Архангелогородской губернии 2 человека молодых робят и умных, которые б могли науку воспринять, чтоб были летами от 15 до 20 ... » (слова из петровского указа). Обученные за границей молодые люди использовались на работе, связанной с переводами сочинений по математике, мореходству, горному делу, языкознанию и пр. Традиция Петра 1 по обучению российской молодежи была сохранена в последующее время. Так, например, прошел немецкие университеты М.В. Ломоносов, рекомендовавший посылать на учебу в Европу не только дворянских детей, но и способных юношей из других сословий.
Европеизация русского просвещения выражалась не только в обучении молодых людей за границей. Петр 1 приглашал в Россию иностранных специалистов. Так, например, 3 июня 1698 r. четыре корабля высадили в Архангельске принятых на русскую службу во время пребывания за границей Великого посольства 672 иностранца, среди которых было 26 капитанов, 35 поручиков, 33 штурмана и подштурмана, 51 лекарь, 81 младший офицер и 345 матросов. В aBrycTe того же года архангельский воевода М. Лыков доносил царю о прибытии «иноземных волонтеров» во главе с К.И. Крюйсом (1657 - 1727). Заключив с Петром 1 договор о поступлении на русскую службу в чине вице-адмирала, Крюйс прожил в России 29 лет. В 1702 г. царь направил его в Архангельск для укрепления города и для постройки эскадры в Белом море. Он составил проект учреждения Адмиралтейств-коллегии, в 1717 г. был назначен ее вицепрезидентом. Участник многих морских сражений, Крюйс был в 1721 г. произведен в адмиралы русского флота. По поручению Петра 1 он пригласил на русскую службу голландских моряков, среди которых был и ВИ1)'С Беринг. Будучи в служебной поездке в Голландии, К-И. Крюйс составил для царя записку «О российской торговле, производимой у города Архангельска» (1702 -- 1704 п.); он стал автором статей на голландском языке с русским пере водом от 30 ноября 1704 г. дЛЯ Ф.М. Апраксина о починке ряда портовых построек близ Архангельска.
В Архангельске, ставшем в 1708 г. административным центром Архангелогородской ryбернии, обосновались многочисленные группы английских, голландских, гамбургских, датских и норвежских купцов. Они жили в новопостроенной Немецкой слободе. Благодаря им в Архангельске сложилась «иноземная» инфраструктура, особенно голландская и английская, позднее германская. Многие из них приняли русское подданство. Европейская культура, перенесенная сюда иностранцами, оказала существенное влияние на русскую городскую культуру эпохи Просвещения.
«Европеизация» российского просвещения имела как положительные, так и отрицательные стороны. Конечно, ценным был культурный взаимообмен; происходило обогащение разных культур. Положительным было и то, что передовые люди Русского Севера, особенно купцы, все более осваивали опыт западных государств, отбирали прогрессивное в нем. С другой стороны, чиновно-дворянская верхушка русского общества испытывала чрезмерное увлечение «иноземной» культурой, отличалась низкопоклонством перед Западом. Кроме того, многие иностранцы, приезжавшие в Россию за наживой, не являлись сторонниками просвещения русского народа, обвиняли его в невежестве, глупости и тупоумии. Однако следует оговориться, что среди иностранцев были и честные люди, внесшие свой вклад в экономику и культуру страны.
Культура ХУIII в. несла в себе новое понимание человека. Интерес к личности объективно создавал питательную среду для всхода просветительских идей на русской культурной почве.
Образование
Развитие кораблестроения и мореходства, торговля, нужда в грамотных людях для армии и флота требовали создания светских школ. В 1719 г. в Архангельске была открыта «цифирная школа», про существовавшая три года. В 1732 г. в губернском городе появилась гарнизонная школа для обучения солдатских детей. В 1734 г. открыта Адмиралтейская морская школа для подготовки столяров, плотников, мастеров по оснастке судов; вначале в ней обучалось всего 30 учеников, в 1772 г. в школе было уже 500 человек. В 1781 г. в Холмогорах была учреждена мореходная школа, где обучали вождению кораблей и иностранным языкам; в 1786 г. она была переведена в Архангельск. 22 сентября 1786 г. в Архангельске бьuIO открыто Главное народное училище - первое в губернии общеобразовательное учебное заведение. В первый учебный год в нем обучалось 138 учеников. Здесь преподавались история, география, механика, физика, архитектура и рисование.
Однако школ не хватало. Крестьянские дети учились у церковных и земских дьячков и писарей, у «мастеров грамоты», обучавших детей на дому. Известно, что первым учителем М.В. Ломоносова был куростровский крестьянин Иван Шубный. Архангельский Север был краем с довольно высокой грамотностью: согласно переписи 1785 г., четвертая часть взрослого мужского населения ryбернии знала грамоту. Деревенские грамотеи были привлечены к сбору сведений по «запросным пунктам» переписи 1785 г.; для подготовки материалов подворного описания потребовалось около 3 тысяч грамотных крестьян в 269 волостных общинах. Складывались династии грамотеев, в семьях которых первые шаги к грамотности и книжности дети совершали с помощью своих родителей. Грамотность крестьянина очень часто сопровождалась книговладением и систематическим чтением, книгообменом и книготорговлей. Любители чтения оказывали воздействие на формирование библиотек приходских церквей. Для храмов готовились кадры священнослужителей. В 1723 г. в Холмогорах была основана духовная семинария, переведенная в Архангельск в 1771 г. Она готовила духовных служителей и учителей для местных школ.
С созданием Министерства просвещения в 1802 г. Архангельская ryберния вошла в Санкт-Петербургский учебный округ. В 1811 г. на базе двух старших классов Главного народного училища была открыта Архангельская мужская гимназия с 14 учениками. Вначале гимназия имела четыре класса, с 1831 г. семь, с 1872 г. она стала классической с восемью классами. В 1841 г. при гимназии были введены «реальные курсы» (классы) с преподаванием предметов по коммерческой специальности, товароведению и естественным наукам. С 1853 г. гимназия имела три отделения: классическое, юридическое и реальное. Гимназия готовила и учителей для приходских училищ. В 1848 г. в Архангельске открылось «училище для образованных девиц» с 26 ученицами; с 1864 г. училище стало называться Мариинским, а в 1872 г. оно было преобразовано в женскую Мариинскую гимназию.
Большую роль в становлении общеобразовательной и профессиональной подготовки молодых северян сыграли купцы. Еще в 1766 г. в наказе в Уложенную комиссию был определён спектр учебных предметов,нужных купцу-предпринимателю. Дети купцов учились за границей.Так в 1766 г.Баженин и Свешников были посланы в Англию. К наказу в Уложенную комиссию был приложен проект городской гимназии,разработанный Крестининым.
Василий Васильевич Крестинин (1729 или 1730 - 1795)
был выдающимся историком России и Русского Ceвepa. Он родился в Архангельске и ни разу в течение своеи жизни не выезжал из родного города. Позднее Крестинин вспоминал, что отец его, «происшедший из бедных сирот Холмогорского посада», переехал из Холмогор в Архангельск и вышел здесь в «первостатейные купцы и главные по Архангелогородскому посаду службы». В 1747 г. Василий Иванович разорился, оставив сыну только дом. В.В. Крестинин очень любил Архангельск. В то время город был довольно большим, почти сплошь деревянным, с 1 0- 12 тысячами жителей. В первой половине ХУIII в. в облике Города Архангельского, как его тогда называли, а в просторечии просто «Города», сохранились многие черты культуры, быта и экономики предшествующего столетия.
Юный Крестинин, ставший кормильцем семьи в семнадцать лет, зарабатывал на жизнь в должности мещанского писаря. Позднее Василий Васильевич служил секретарем губернского магистрата, занимал и другие должности в мещанско-посадской общине города Архангельска. В 1786 г. он числился среди «капитальных» мещан среднего достатка с объявленным капиталом в триста рублей. Однако под старость обеднел и пере ехал в пригородную деревню Кырласово Заостровской волости, где был, вероятно, похоронен на сельском кладбище.
Как ученый-историк В.В. Крестинин продолжил демократическое направление русской исторической мысли, начатое М.В. Ломоносовым. С истовым ломоносовским темпераментом и бескомпромиссностью Василий Васильевич вел борьбу с купцами-богатеями и екатерининскими вельможными чиновниками, отстаивая идеи буржуазного просветительства в жизни и науке. Он с полным правом считал себя учеником Ломоносова. Как и Ломоносов, Крестинин предъявлял к современным историкам высокие нравственные требования: историк, говорил он, «должен быть справедлив и мужественен, чужд похлебства (подхалимства) и мнения, дабы истину, где должно открыть, не таить ... » Василий Васильевич начал свои исследования по русской истории в содружестве с несколькими архангелогородцами. В 1759 г. они объединились в «Общество для исторических исследований», ставшее первым в России историко-краеведческим обществом. В архангельское «вольное клевретство» вошли Александр Иванович Фомин, Василий Васильевич Нарышкин, Ники-
фор Зыков, Александр и Алексей Свешниковы, ПЛ. Латышев, а также другие любители местной истории. Соединенными силами «вольные» историки хотели написать историю «здешнего города и страны». Но для этого нужно было собрать необходимые источники. Члены общества в течение нескольких лет, вплоть до 1768 г., провели в северных уездах огромную собирательскую работу. Они обнаружили ценнейшие исторические документы, в том числе уставные грамоты киевских князей Владимира Святославовича и Ярослава Мудрого, «Русскую правду» в про странной редакции, множество актовых документов из крестьянских архивов и Т.д. В 1768 г. общество прекратило свою деятельность из-за гонений со стороны «исторических недоброхотов» в лице губернатора и его окружения. Однако Крестинин и некоторые из «клевретов» истории продолжили свои исследования поодиночке. Им помог счастливый случай.
В 1771 - 1772 п. по Европейскому Северу России путешествовали по заданию Петербургской Академии наук Иван Иванович Лепехин (1740 - 1802) и Николай Яковлевич Озерецковский (1750 - 1827), познакомившиеся с В.В. Крестининым и его архангельскими друзьями. Архангелогородцы предоставили в распоряжение путешественников ценные историко-географические сведения о северном крае, а некоторые сочинения Крестинина и Фомина были даже включены Озерецковским в четвертую часть «Дневных записою) Лепехина (СПб., 1805). Имена Крестинина и Фомина стали известны в петербургских ученых кругах. Знал их и ярославский наместник Алексей Петрович Мельгунов (1722 - 1788). Просвещенный сановник использовал сочинение Крестинина в своих проектах административных преобразований в северных областях.
В 1780 - 1790 гг. в академической тиhографии Санкт-Петербурга печатались книги В.В. Крестинина «Исторические начатки о двинском народе древних, средних, новых и новейших времен, часть первая» (1784 г.), «Исторический опыт о сельском старинном домостроительстве двинского народа в Севере» (1785 г.),« Начертание истории города Холмогор» (1790 г.), «Краткая история о городе Архангельском» (1792 г.) и Т.д. Крестинина интересовала история ненецкого народа, к которому он относился с большим уважением и сочувствием. Ему принадлежит одно из лучших произведений историко-географической литературы, посвященное описанию и истории освоения Новой Земли, а также справка об острове Колгуеве (1788 г., 1790 г.). Академия наук высоко оценила научные заслуги Крестинина, избрав его в 1786 г. своим корреспондентом, а в 1790 г. почетным членом. В 1794 г. корреспондентом Академии наук был избран друг Крестинина Александр Иванович Фомин (1733 - 1802), автор ряда сочинений по географии и экономике Севера, купец-книготорговец (1786 г.) и директор народных училищ Архангельска (1785 г.).
Изучение морей Арктики
В ХУIII - первой половине XIX в. были проведены научные экспедиции по изучению морей Северного Ледовитого океана. Возможность открытия морского пути через Арктику на Восток давно привлекала М.В. Ломоносова. В своем труде «Письмо о северном ходу в Ост-Индию Сибирским океаном» (1755 г.) великий ученый обобщил опыт поморов, издавна промышлявших в Ледовых морях. По его проекту Екатерина II 24 мая 1764 г. подписала секретный указ об организации экспедиции по отысканию морского пути на Восток. Начальником экспедиции был назначен капитан бригадирского ранга Василий Яковлевич Чичагов (1726 - 1809). В том же году в Архангельске были построены три судна, названные по фамилиям их командиров - Василия Чичагова, Никифора Панова и Василия Бабанова. В 1765 - 1766 гг. экспедиция предприняла две попытки проплыть через моря Арктики так называемым Северо-Западным проходом, однако суда смогли дойти до 800:26' (1765 г.) и 80030' (1766 г.), дальше путь был закрыт паковыми льдами. Были проведены метеорологические исследования, промеры глубин, наблюдение за дрейфом льдов; на карту были нанесены удобные бухты Шпицбергена.
В 1760 г. впервые вокруг Новой Земли проплыл помор Савва Феофанович Лошкин, причем две зимы он провел на восточном побережье архипелага. Другой помор, крестьянин Шуерецкой волости Яков Чиракин, открыл в 1766 г. пролив Маточкин Шар. В 1768 - 1769 гг. Новую Землю исследовал штурман Федор Розмыслов. В 1777 - 1778 гг. капитан-лейтенант Петр Иванович Григорков (1750 - 1824) вместе с лейтенантом Д.А. Доможировым провел гидрографические исследования в Белом море. Эти работы были продолжены в 1798 - 1801 гг. под руководством генерал-майора Л.И. Голенищева-Кутузова и в 1827 - 1832 гг. под руководством лейтенанта М.Ф. Рейнеке. В 1821 _ 1824 гг. на бриге «Новая Земля» под руководством лейтенанта ФЛ. Литке была выполнена опись всего Мурманского берега от мыса Святой Нос до границы с Норвегией, острова Колгуев, западного берега Южного острова Новой Земли.
С 1832 г. по 1835 г. подпоручик Петр Кузьмич Пахтусов (1800 - 1835) вел исследования на Новой Земле. Помощником Пахтусова был штурманский кондуктор Август Карлович Циволька (181 О - 1839). Новоземельская экспедиция Пахтусова и Цивольки имела большое значение для дальнейшего промыслового освоения Новой Земли. После безвременной смерти П.к. Пахтусова в Архангельске Циволька продолжил исследования Новой Земли в 1838 1839 гг.
В 1840 г. капитаном над Архангельским портом был назначен Павел Федорович Кузмищев (1798 - 1850), уделивший большое внимание устройству адмиралтейства. Он основал портовую библиотеку, учредил в порту и лоцманском стане школы для детей. Кузмищев организовал пробные промеры устья
Северной Двины и Белого моря, были проложены новые фарватеры для судов. ОН возглавлял Архангельские и Кемские шкиперские учебные курсы. Исследования Кузмищева были посвящены истории мореплавания и Архангельского порта. Его научные интересы были чрезвычайно широки: он собирал коллекции насекомых, растений и минералов, интересовался особенностями северного климата, изучал историю крестьянского судостроения.
В 1828 - 1829 гг. архангельским вице-губернатором был Александр Ефимович Измайлов (1779 - 1831), поэт, баснописец, издатель. В Архангельске он собрал сведения о жизни и деятельности М.В. Ломоносова. Басни и эпиграммы Измайлова на пороки местного чиновничества и в адрес самого генерал-губернатора стали причиной его отставки.
25 июля 1832 г. в Архангельске была открыта городская библиотека (сейчас Архангельская областная научная библиотека имени Н.А. Добролюбова). 5 января 1838 г. вышел первый номер газеты «Архангельские губернские ведомости», издававшейся до марта 1918 г.
Вопросы
1. Какое влияние оказали реформы Петра 1 на культуру, просвещение и
науку в ХУIII - первой половине XIX В.?
В чем заключалась «европеизация» русского просвещения?
Какие учебные заведения были созданы на Архангельском Севере?
4. Какое место в отечественной науке занимал архангельский историк В.В. Крестинин?
5. Какие научные экспедиции были организованы в моря Арктики?
Задания
1. Дайте свою оценку «Письма архангельскому губернатору от членов Архангельского «Общества для исторических исследований» (см.: Отечество: Краеведческий альманах / Гл. ред. А.с. Попов. - М.: «Отечество», 1993. Вып. 4. С. 72 - 74).
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Архангельск в ХVШ в. / Сост., отв. ред. Ю.Н. Беспятых. - СПб., 1997. Архангельск и северные страны конца XVI - начала ХХ веков. Избр. докл. - Архангельск, 1999.
История северного крестьянства. Т. 1: Крестьянство Европейского Севера в период феодализма.- Архангельск, 1984. - С. 377 - 420.
Камкин А.В. Общественная жизнь северной деревни ХУIII века. - Волог-
да, 1990.
Культура Русского Севера. - Л., 1988.
Куратов А.А. Архангельский историк Василий Крестинин 11 Отечество:
Краев. альманах 1 Гл. ред. А.С. Попов. - М.: «Отечество», 1993. - Вью. 4.С. 54 -74.
Летопись города Архангельска. 1584 - 1984. - Архангельск, 1990.
М.В. Ломоносов: История и культура Европейского Севера России:
М.В. Ломоносов и национальное наследие России. Ч. IV: Тезисы докл. междунар. науч. конф., посвящ. 285-летию со дня рождения великого российского ученого М.В. Ломоносова. - Архангельск, 1996.
Наш край в истории СССР: Учеб. пособие. Изд. 3-е. - Архангельск, 1979.
-с. 56-63.
Синицына П Т. Развитие народного образования на Еврuпейском Севере:
Учеб. пособие. - Архангельск, 1996. - С. 12 - 52, 59 - 64.
§ 4. КУЛЬТУРА, ОБРАЗОВАНИЕ И НАУКА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ ХХ В.
Буржуазные реформы 1860 - 1870 ГГ. внесли существенные изменения в сферу культуры. Если раньше кулыура северных городов формировалась под влиянием сельской культуры, то в эпоху капитализма все значительнее становилось воздействие городской культуры на сельскую. Этому способствовало массовое отходничество крестьян в промышленные центры страны, формирование разночинной интеллигенции, просветительская деятельность политических ссыльных, научно-промысловое и краеведческое изучение экономики и культуры Севера академическими и общественными организациями. Вместе с тем на Севере деревня и город еще долго не теряли кровной связи с землей, на лесопильных заводах преобладали сезонные рабочие, точнее крестьяне, лишь на время ушедшие на заработки и сохранившие в родной деревне свои земельные наделы.
Быт
Быт и повседневность крестьян и горожан АрхангельБыт северян I ского Севера отразили такие социально-психологические особенности северян, как демократичность, простоту в общении, уважение к личности, открытость, искренность во взаимоотношениях, отсутствие религиозных, национальных и социальных предрассуд
ков, терпимостЬ, мягкость нравов, свободолюбие, упорство в достижении цели. Эти качества в полной мере были характерны для поморов.
Многие села в Беломорье сохранили новгородскую традицию деления на «концы». Участившиеся в это время разделы так и не смогли разрушить большую семью, жившую, как правило, в просторных домах-дворах. Новые дома пристраивались в «порядок», как бы в ряд с отчей избой. Внешний вид селений Поморья производил впечатление чистоты и зажиточности, резко отличаясь от безбытных инеустроенных промысловых избушек на «тонях» и «харах». Севернорусские села живописно располагались на берегах рек, избы бьmи богато украшены резьбой и даже росписью; улицы обычно покрывались мостками; в центре села сооружались изумительные ансамбли храмовой архитектуры. В поморских селениях по-настоящему господствовала водная стихия: села располагались одновременно и на море, и на реке; здешние избы меньше украшены, чем, например, избы на Двине, Мезени и в Заонежье.
Особенностью поморского жилого и хозяйственного комплекса являлось наличие помещений, специально построенных или отведенных для промысловых целей. Так, в каждой усадьбе зажиточной семьи имелись постройки для склада промысловых орудий, инвентаря и имущества, иногда свои ледники (ямы для хранения рыбы и сала зверей) и вешала (для просушки сетей). В менее богатых хозяйствах орудия лова, инвентарь, промысловая одежда хранились на дворе, в чуланах и клетях. Во многих больших семьях было и второе, временное жилище - промысловая избушка, состоявшая из небольших сеней и собственно избы. В этих избушках промысловики жили в течение нескольких месяцев, пока шел промысел.
Поморская сельская община в целом соответствовала общерусской, хотя
мирской сход собирался не всегда регулярно из-за промысловой специфики. Мужская часть беломорского населения сыграла большую роль в создании морской культуры поморов, формировавшейся в среде разнообразных по деятельности мужских коллективов, значительную часть в году живших отдельно от сельского общества. К таким коллективам' относились и мурманские рыболовные артели, и охотничьи объединения, промышлявшие тюленя и белуху в Белом море, и новоземельские ватаги, добывавшие моржа, нерпу и морского
зайца и т.д.
Морские знания
Специфика морской деятельности вызывала к жизни раннюю необходимость знать море. Морские знания складывались в устной традиции. Многие поморы знали лоции местного значения, грамотные же мореходы пользовались «книгами мореходными» - рукописными лоциями, составленными несколькими поколениями поморов в ХVШ - первой половине XIX в. Во второй половине XIX _ начале ХХ в. на смену им пришли поморские лоции «сприписками», сделанными под влияниемпечатныхофициальных лоций. В XIX веке появились профессиональные объединения лоцманов. В 1861 г. по Архангельской губернии числилось 480 лоцманов, из которых 59 проживали в Соломбале (Архангельск), остальные - в других уездах. В деревне Пустошь под Архангельском еще в 1840-х гг. работала школа для обучения лоцманских детей, а в декабре 1900 г. в деревне Ильины Пески на берегу реки Май максы было открыто лоцманское училише с преподаванием навигации, лоции, английского языка и морской практики. В юоле 1906 г. оно было преобразовано в лоцмейстерское училище. 8 ноября 1613 г. в Архангельске было создано Общество лоцманов имени царя Михаила Федоровича, объединившее 124 высокопрофессиональных лоцмана. В конце XIX в. на четырех мореходных и двух шкиперских курсах обучалось до 150 юношей из разных поморских местностей. Особой известностью пользовался Сумский мореходный класс, открытый 25 октября 1870 г. В стенах Сумской двухклассной мореходной школы получил пер во начальное морское образование известный помор В.И. Воронин.
По данным переписей, в первой четверти ХХ в. грамотность в среде поморского населения составляла 66 % для мужчин и 3 % для женщин, что позволяет сравнивать мужское население Поморья по грамотности не с сельским, а с городским населением.
Вместе с тем на Севере сохранились особенности древнерусского языка и быта, фольклор, в том числе былинный эпос, ставший основой русского национального самосознания. На берегу Белого моря, реках Онеге и Пинеге, в Припечорье сказители рассказывали о «стольном граде» Киеве, Илье Муромце и других богатырях - защ"тниках русской земли. На Русском Севере остались очаги староверов, сохранивших не только традиции, но и богатое рукописное наследие Древней Руси.
Наряду с русскими основное население большинства уездов северных губерний составляли карелы, коми, ненцы и саамы. В Архангельске жили также выходцы из стран Западной Европы, в основном крупные промышленники и купцы, много сделавшие для края. В губернском городе имелись английское, бельгийское, норвежское, датское и шведское консульства. Кроме право славных церквей, здесь были католический костел, лютеранская кирха, синагога и мечеть.
Северная интеллигенция
Очень важную роль в формировании личностных качеств северной интеллигенции сыграли происходившие в крае социально-экономические и культурные изменения. Процесс буржуазной модернизации затронул окраинную северную провинцию. Шло интенсивное взаимодействие севернорусской и общероссийской городской культур, в край приезжали новые люди, разнообразные специалисты, повышались требования к профессиональному и культурному уровню интеллигенции. Наиболее яркими представителями провинциальной интеллигенции, вобравшей в себя многие черты северного характера с его морально-нравственными установками, стали народные учителя и священнослужители. Из их семей выходили выдающиеся деятели русской науки и культуры. Так, например, Степан Борисович Пругавин (1824 - 1910) родился в среде архангельского мещанства. С 1845 г. он работал учителем Пинежского приходского училища, затем, с 1858 г., преподавал в Мезенском, Холмогорском, Шенкурском училищах. Талантливый организатор народного образования, С.Б. Пругавин руководил съездами сельских учителей Архангельской губернии. С 1875 г. он заведовал приходскими городскими и сельскими училищами и частными школами Архангельского, Онежского и Кемского уездов. В дружной семье Пругавиных выросли талантливые дети, один из сыновей - Виктор Степанович Пругавин (1858 - 1896) - стал известным российским экономистом, земским статистиком. В семье Н.М. Пругавина вырос видный общественный деятель, экономист Сергей Николаевич Пругавин (1893 - 1938). Значительный вклад в исторюо старообрядчества внес революционер-народник Александр Степанович Пругавин (1850 - 1920), автор работ по вопросам народного просвещения, в том числе: «Программа для собирания сведений о том, что читает народ» (1881 г.), «Запросы народа и обязанности интеллигенции в области умственного развития и просвещения» (1890 г.), «Законы и справочные сведения о начальном народном образовании» (1898 г.).
Значительный след в истории отечественного просвещения, науки и культуры оставила архангельская семья Си6ирцевых. Ее глава, Михаил Иванович Си6ирцев (1824 - 1912), бьш педагогом-естествоведом и богословом, протоиереем, настоятелем Свято-Троицкого кафедрального собора в Архангельске. Он учился в Архангельской духовной семинарии и в Горы-Горецком земледельческом институте. Вернувшись в 1846 г. в Архангельск, он преподавал в духовной семинарии. В семье Сибирцева и его супруги Юлии Григорьевны (урожденная Анциферова) было девять детей: Иустин (1853 - 1932) - историк, палеограф, член-корреспондент АН СССР; Николай (1860 - 1900) известнейший российский ученый-почвовед; Константин (1862 - 1897) богослов, преподаватель Архангельской духовной семинарии; Александр (1872 _ 1910) - филолог, преподаватель словесности; Евгений (1873 - 1900)ботаник, почвовед; Александра (1856 - 1913) - в замужестве за В.А. Смирновым, учительница; Августа (1866 - 1938) и Мария (1874 - 1917) - жены священников; Вера (1877 - 1958) - сестра милосердия. Удивительно дружная семья Сибирцевых выделялась образованностью и разнообразием жизненных интересов. Василий Александрович Смирнов (1858 - 1917), зять М.И. Сибирцева, был первым председателем (1887 -1895) и почетным членом Архангельского церковно-археологического комитета, протоиереем кафедрального Свято-Троицкого собора (1908 - 1917); он стал составителем и редактором трехтомного «Краткого исторического описания приходов и церквей Архангельской епархии» (Архангельск, 1894 - 1896).
На Севере родилась Александра Яковлевна Ефименко, урожденная Ставровская (1848 -1918), выдающаяся исследовательница истории Севера России и Украины. По мнению Ефименко, на Русском Севере сложилась «печищная» форма крестьянской общины, основанная на «долевом владении» землей; в условиях капитализма община была обречена на гибель, как считала ученая. В 191 О r. А.Я. Ефименко стала первой женщиной, удостоенной звания почетного доктора русской истории. Ее супруг, Петр Савич Ефименко (1835 - 1908), был сослан в Холмогоры (1863 r.), где написал немало трудов по этнографии Русского Севера. Его книга «Заволоцкая чудь» (1869 г.) не потеряла своего научного значения до сих пор. П.с. Ефименко познакомился со своей будущей женой в Холмогорах, где она работала народной учительницей.
Значительную исследовательскую работу в губернии проводил в 1835 _ 1917 гг. Архангельский губернский статистический комитет, занимавшийся сбором, обработкой и анализом информации о населении, промышленности, сельском хозяйстве, просвещении и религии. С 1850 г. стали выходить Справочные и Памятные книжки, Адрес-календари Архангельской губернии. Видными действительными и почетными членами губернского статистического комитета являлись П.С. Ефименко, П.Ф. Кузмищев, Г.И. Минейко, И.А. Никольский, С.Ф. Огородников, С.Б. Пругавин, И.М. Сибирцев, ПЛ. Чубинский и др. В 1860-х гг. секретарем комитета был Павел ПЛатонович Чубинский (1839 - 1884), право вед, этнограф, статистик, общественный деятель России и Украины. Он редактировал неофициальную часть «Архангельский губернских ведомостей». В 1862 г. ПЛ. Чубинский руководил переписью населения Архангельской губернии.
В конце XIX - начале ХХ в. были возобновлены археографические исследования, начатые П.М. Строевым в 1828 г. Огромный рукописный и книжный фонд был собран в Древлехранилище Архангельской епархии членом церковно-археологического комитета И.М. Сибирцевым. Он не только собирал, но и описывал и издавал документы по истории Архангельского Севера ХУ _ ХVШ вв. Совместно с академиком А.А. Шахматовым Сибирцев опубликовал двинские грамоты ХУ в., подготовил к археографическому изданию акты Лодемской церкви под Архангельском. В течение продолжительного времени, в 1894 - 1899 и 1909 - 1912 гг., он редактировал «Архангельские епархиальные ведомости», на страницах которых было опубликовано немало документов по истории право славной церкви на" Русском Севере.
Почетное место в североведении по праву занял Степан Федорович Огородников (1835 - 1909), видный исследователь отечественной и военно-морской истории. Уроженец архангельской Соломбалы, Степан Федорович стал аВТОРОМ книг, посвященных Архангельску. Он ввел в научный оборот большое количество новых архивных материалов как по истории российского флота, так и по истории Архангельска. Книги с.Ф. Огородникова «История Архангельского порта» (СПб., 1875) и «Очерк истории Архангельского порта в торгово-промышленном отношении» (СПб., 1890) пользуются до сих пор большим спросом у северных читателей.
Для истории России ХIХ - начала ХХ в. было характерно набиравшее силу общественное пробуждение, выразившееся не столько в революционном движении, сколько в культурно-просветительной и научной работе «грамотной» части русского общества. Во многих губерниях страны после революционной бури 1905 - 1907 гг. стали возникать общества по изучению «местного края». Одним из этих общественно-научных объединений было Архангельское общество изучения Русского Севера (АОИРС).
Идея создания АОИРС принадлежала небольшой группе архангельской интеллигенции во главе с губернатором Иваном Васильевичем Сосновским (1868 - после 1917). В Архангельск он был приглашен на службу летом 1893 г. губернатором Александром Платоновичем Энгельгардтом (1845 - 1903), возглавившим в 1890-х гг. широкое экспедиционное изучение уездов Архангельской губернии.
Свое первое, учредительное, собрание члены общества провели 14(27) декабря 1908 г. С мая 1909 г. начал регулярно выходить печатный орган общества - «Известия АОИРС», бессменным редактором которых был инженертехнолог Владимир Андреевич Ленгауэр. В мае 1909 г. председателем правления АОИРС стал вице-губернатор Александр Федорович Шидловский (18631942). В это время в обществе насчитываЛось свыше 400 человек, в том числе исследователь морей Северного Ледовитого океана Аидрей Ипполитович Вилькицкий (1858 - 1913), лесопромышленники Я.А. Беляевский, А.И. Вальнев, к.к. Стампе, М.А. Ульсен, З.А. дес Фонтейнес; историк-архивист Николай Александрович Голубцов (1874 - 1920), фотограф и городской голова Я.И. Лейцингер, инженер путей сообщения П . .г. Минейко, директор Народного училища А.А. Острогский, директор Технического училища В.Н. Пономарев, управляющий Архангельским реальным училищем И.Д. Яковлев, начальник Торгово-морского училища П.Г. Степанов и др. Видными деятелями АОИРС были историк-краевед И.М. Сибирцев, ученый-естествоиспытатель А. В. Журавский, полярный исследователь В.А. Русанов, художник и писатель с.Г. Писахов и др. Во всех уездах Архангельской губернии были созданы отделения АОИРс. На регулярных собраниях общества заслушивались доклады, а на страницах «Известий АОИРС» печатались работы, посвященные географическому, экономическому, статистическому, историческому, этнографическому и другим направлениям изучения Русского Севера, отчеты об экспедициях, путевые заметки, записки и дневники, сообщения о развитии различных промыслов и т.д. В 1912 г. в редакционную комиссию «Известий АОИРС» вошел Виктор Викторович Бартенев (1864 - 1920), экономист, историк-краевед и общественный деятель. Тогда в обществе состояло уже около 700 человек. Разнообразные публикации общества содержали сведения о различных сторонах хозяйственной и культурной жизни не только северян, но и других народов Севера - коми, карелов, ненцев и саамов. Среди наиболее значимых публикаций на страницах «Известий АОИРС» можно выделить труд Михаила Михайловича Богословского (1867 - 1929) «Из истории поземельной общины на Русском Севере», работы экономиста Бориса Ивановича Николаевского (1887 - 1966), в частности: «Лесопильные заводы Архангельской губернии», «Судовладение Архангельского уездю>, «Судовладение Онежского уездю>, «Судовладение Мезенского уездю> и др. Истории и культуре коми были посвящены ранние исследования Питирима Александровича Сорокина (1889 - 1968), например, статьи «Современные зыряне», «Пережитки анимизма у зырян» и Т.д. Актуальными и интересными были этнографические очерки о ненцах Андрея Владимировича Журавского (1882 - 1914) и статьи о саамах Владимира Юльевича Визе (1886 - 1954).
Полярный мореход Иван Петрович Ануфриев (1865 - 1937) напечатал в «Известиях АОИРС» интересные статистические данные о поморских деревнях Зимнего берега Белого моря. Значительный статистический материал о ненцах поместил в серии статей НА. Голубцов. Большое теоретическое значение имели статьи А.А. Чарушина о семейном праве крестьян Русского Севера. Среди других авторов «Известий АОИРС» нужно назвать исследовательницу крестьянской общины на Севере Марию Андреевну Островскую (1884 - ?); полярного исследователя Леонида Львовича Брейтфуса (1864 - 1950), гидрографа-полярника Георгuя Яковлевича Седова (1877 -1914) и многих других
Особое место в культуре Севера занимал путешественник, талантливый художник Александр Алексеевич Борисов (1866 - 1934). Он родился в деревне Глубокий Ручей, около Красноборска. В 1884 - 1886 гг. молодой крестьянин учился в иконописной мастерской Соловецкого монастыря. Затем Борисов уехал в Петербург, где серьезно учился художественному ремеслу, был учеником И.И. Шишкина и А.И. Куинджи. Начиная с 1894 г. художник Борисов стал выезжать в экспедиции на Архангельский Север. В 1896 г. он впервые побывал на Новой Земле, в 1897 г. - в Пустозерске. В течение 1899 - 1901 гг. ОН трижды ходил к Новой Земле на собственной яхте «Мечта». Живописные работы А.А. Борисова экспонировались на художественных выставках в России и за рубежом. А.А. Борисов проявлял живой интерес к насущным вопросам родного Севера, писал на эту тему статьи и книги. На свои средства он провел изыскания до реки Оби и предложил правительству проект северной железной дороги, которая в перспективе должна была соединить три океана.
Интересным художником-пейзажистом был и другой наш земляк - Степан Григорьевич Писахов (1879 - 1960). Уроженец Архангельска, он поступил в 1901 г. в частное художественное училище в Петербурге. После окончания его он уехал на Север, жил среди ненцев на Новой Земле, плавал с промышленниками по Карскому морю. Художник запечатлел величественную природу Крайнего Севера в более чем двухстах картинах. Одно из его полотен _ «Сосна, пережившая бурю» - получило хороший отзыв И.Е. Репина, а «Серебристый день», выставленный в Риме, вызвал всеобщее восхищение. На выставке 1912 г. в Петербурге С.г. Писахову была присуждена серебряная
медаль.
Ненецкий художник Илья Константинович Вылка (Тыко Вылка, 1886-
1960) был проводником трех экспедиций В.А. Русанова на Новой Земле. Начальник экспедиции заметил склонность-юноши к рисованию и отправил его учиться рисунку и живописи в мастерской В.В. Переплетчикова в Москве. Вылка создал целую серию пейзажных полотен, в которых изобразил суровую прекрасную природу ненецкого Заполярья.
Архангельский Север стал источником вдохновения для многих российских литераторов и писателей, среди них новоземельский исследователь Константин Дмитриевич Носилов (1858 - 1923), ссыльный писатель Александр Серафимович Попов-Серафимович (1863 - 1949), ссыльный поэт-демократ Максим Леонович Леонов (Максим Горемыка, 1872 - 1929), ссыльный писатель Александр Степанович Гриневский (Александр Грин, 1880 - 1932) и др. На Севере родился Алексей Павлович Чаплыгин (1870 - 1937), один из создателей советского исторического романа. Из среды архангельских рабочих вышел поэт Петр Иванович Калашников (1877 - 1942).
Февральская и Октябрьская революции 1917 г. определили уже совершенно новые пути культурного развития Архангельского Севера.
Вопросы
1. Какое влияние оказали буржуазные реформы 1860 - 1870-х гг. на куль-
туру Русского Севера?
Что характеризовало северную дореволюционную интеллигенцию?
Чем занимался Архангельский губернский статистический комитет?
Какие археографические исследования проводились на Севере?
Чем занималось Архангельское общество изучения Русского Севера?
Каких северных художников и литераторов вы знаете?
Задания
Напишите биографию М.И. Сибирцева.
На семинарском занятии обсудите жизнь и деятельность АЯ. Ефименко. 3. Прочитайте (на выбор) любой из выпусков «Известий Архангельского
общества изучения Русского Север!ш и составьте реферат прочитанного.
4. Посетите Архангельский областной музей изобразительных искусств и познакомьтесь с творчеством А.А. Борисова, с.г. Писахова и Тыко Вылки.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Бернштам ТА. Русская народная культура Поморья в XIX - начале ХХ в.:
Этнографические очерки. - Л., 1983.
Борисов нп. Художник вечных льдов: Жизнь и творчество А.А. Борисова, 1866-1934.-Л.,1983.
Варфоломеев ПА. Сибирцевы - семья Архангельская. - Архангельск, 1996.
Гуркина нк. Интеллигенция Европейского Севера России в конце XIX начале ХХ веков. - СПб.: «Нестор», 1998.
Пономарев Б.С Литературный Архангельск. 2-е изд., доп., испр. - Архангельск, 1989. - С. 74 -76.
История северного крестьянства. т'2: Крестьянство в период капитализма. - Архангельск, 1985. - С. 313 - 376.
Катречка Т Почетный доктор истории // Правда Севера. - 1974. 26 дек.
Куратов А.А. Архангельское общество изучения Русского Севера // Европейский Север России: прошлое, настоящее, будущее. - Архангельск, 1999. - С. 191 - 203.
Марков С Летопись. - М., 1978. - С. 227 - 228 (о С.г. Писахове). 168
Попов А.Н Степан Федорович Огородников: К 80-летию по дня ро:кдения / /ИАОИРс. -1915. -Х212. - С.431-438.
Попов А.Н Павел Платонович Чубинский: К 30-летию по дня смерти //
ИЛОИРС. - 1914. - С.73 - 84.
Попов А.Н ПЛ. Чубинский на Севере. - Архангельск, 1914.
Попов гл. Сумский мореходный класс: К истории мореходного образова-
ния на Севере. - Архангельск, 2000.
Попов гл., Давыдов Р.А. Мурман: Очерки истории края XlX - начала ХХ в.
- Екатеринбург, 1999.
Синицына Л. Т Развитие народного образования на Европейском Севере
(досоветский период): Учеб. пособие. - Архангельск, 1996.
§ 5. СОВЕТСКАЯ КУЛЬТУРА
После 1917 г. культура Архангельского Севера крайне политизировалась.
В рамках «культурной революции» началось «строительство» нового, советского человека, ориентированного на идеологию «государства-коммуньш. В северных деревнях появились коммуны, но в 1920-х п. они лишь скопировали большую патриархальную семью с замкнутым потребительским хозяйством. Таким образом, коммуны не изменили социального положения основной массы северного крестьянства и почти не повлияли на традиционную крестьянскую культуру. Наоборот, в годы нэпа эта культура еще дальше ушла от коммунистических идеалов. Положение изменилось, когда после сплошной коллективизации и фактической отмены нэпа коммуны уступили место колхозам с их социалистическим, а в действительно~ти крепостническим закабалением сельских тружеников.
Во многом менялась сущность рабочего класса. В годы первых пятилеток сталинским руководством был предпринят «штурм» на индустриальном, аграрном и культурном «фронтах». В городской среде выросла целая социальная категория индустриальных новобранцев - людей, оторванных от земли, в основном молодежи, рекрутированной из деревни на стройки «гигантов» социалистической промышленности. Именно в молодом поколении насаждалась идея диктатуры пролетариата и коммунистической морали. Создавалась и новая массовая культура, скрепленная, с одной стороны, трудовым энтузиазмом строителей социализма и репрессиями в отношении «врагов народа» - с другой.
Пролеткульт
Яркой страницей в истории советской культуры была деятельность Пролеткульта (1917 - 1932 гг.). Одним из организаторов движения пролетарской культуры был Александр Александрович Богданов (1873 - 1928), известный деятель российского революционного движения, философ, экономист. Пролеткультовцы полностью отрицали использование культурного наследия прошлого.
Дпя создания Пролеткульта в Архангельске из Москвы был направлен Федор Степанович Чумбаров-Лучинский (1899 - 1921). 25 апреля 1920 г. в Архангельске состоялась общегородская конференция культурно-просветительских организаций, избравшая президиум городского Совета Архангельского Пролеткульта в составе Чумбарова-Лучинского и журналистов Дмитрия Ершова, Степана Горбунова, ЛеонидаЦиновского и др. Были созданы студии Пролеткульта: литературно-издательская, музыкально-вокальная, театральная, изобразительных искусств, клубная, физической культуры, лекционно-инструкторская и хозяйственная. Архангельский Совет Пролеткульта обосновался в доме Суркова в Немецкой слободе. В просторных и богато обставленных комнатах особняка занимались красноармейцы, рабочие и служащие заводов и фабрик губернского города. Здесь разместилась библиотека - свыше пяти тысяч книг Каждую субботу в каминном зале особняка собирались начинающие поэты и прозаики. Читали свои стихи и рассказы бывшие фронтовики Д. Ершов, И. Молчанов, И. Марков, С. Горбунов, Г. Шубин, И. Пейсин (Илья Бражнин), П. Калашников и др. В мае 1920 г. Ф.С. Чумбаров-Лучинский начал выпускать «Красное Поморье» - первый литературно-художественный журнал после освобождения Архангельска от белых. На страницах журнала было опубликовано одно из лучших стихотворений самого Чумбарова-Лучинского «Наша кузница»
Словом пламенным, железом и огнем
Наши здания светозарные скуем.
Из напевов, из созвучий и из слов Будут камни, будут крепи для основ. Будет воля, будет сила из огня, Ярость нашего стремительного дня.
В 1920-х гг. выходили и другие сборники пролеткультовских авторов «Ленинцы», «Молодой коммунист», «Цветы труда» и др.
Однако руководители Пролеткульта выступили за «независимость» своей организации от Наркомата просвещения (Наркомпроса), и в 1932 г. Пролеткульт прекратил свое существование.
Летом 1923 г. архангельские писатели создали литературную организацию «Октябрь», в которую вошли многие пролеткультовцы. Группа «Октябрь» просуществовала лишь полтора года, а позднее на ее месте возник литературный кружок при губернской газете «Волна». В 1927 г. в Архангельске была создана ассоциация пролетарских писателей, поставленная под жесткий контроль губкома ВКП(б). С октября 1928 г. ассоциация наладила выпуск литературных страниц в газетах «Волна» и «Комсомолец», С октября 1928 г. приложением к «Волне» стал выходить «Литературный Север». Памятным событием в литературной жизни Архангельска 1920-х гг. стал выход в Москве повести Аркадия Гайдара «Школа», созданной им в городе на Северной Двине.
Общеобразовательная культура
Большевистское руководство Архангельской губернии считало, что первостепенное значение в условиях социалистического строительства имела общеобразовательная культура. Неграмотный человек стоит вне политики, - говорил Ленин.
Наступление на неграмотность началось на Севере в 1920-х гг. В Шенкурском, Холмогорском, Пинежском и других уездах Архангельской губернии были проведены дни внешкольной пропаганды. Огромными тиражами выпускались плакаты и листовки о задачах борьбы с неграмотностью. Северное отделение общества «Долой неграмотность» проводило большую разъяснительную ра'боту среди населения. В фонд ликбеза было собрано свыше 50 тысяч рублей. Общество находило помещения для учебы, карандаши, бумагу, мел и керосин. В самые трудные годы учащиеся ликбеза получали продовольственные пайки. В школах грамоты не только учили читать и писать, в учебную программу включались занятия по литературе, географии, истории и обществоведению. К 1939 г. Архангельская область завершила основную работу по ликвидации неграмотности, и большинство северян смогло приобщиться к знаниям и культуре советского образца.
Одновременно с кампанией разрушения храмов и монастырей развернулась широкая антирелигиозная пропаганда. Повсеместно на Севере организовывались ячейки «воинствующих безбож){иков», а их активисты приняли участие во всесоюзном съезде безбожников в Москве (июль 1929 г.). Застрельщиками атеистической агитации в Северном крае выступили комсомольцы. Так, например, «комсомолятю> Цимольской ячейки Пинежского уезда в сентябре 1920 г. решили бороться с засильем духовенства в деревне путем скупки в храме всех свечей. Этот наивный опыт борьбы с религией получил завершение в массовом разрушении православных приходов, в беззастенчивой конфискации имущества северных храмов и монастырей. Коммунистическая партия использовала все средства идейной борьбы для «разоблачения» религиозных предрассудков. На антирелигиозные темы публиковались статьи в центральных и местных газетах, массовыми тиражами издавались книги, брошюры, листовки, плакаты. Конечно, с религией не было покончено, но Русская православная церковь понесла в этом угаре «антипоповской» истерии невосполнимые жертвы в лице тысяч новомучеников - священнослужителей и монашествующих, расстрелянных или погибших в тюрьмах и лагерях.
Народное образование.
Советская власть не жалела средств на социалистическое народное образование. К 1925 г. во всех городах Архангельской губернии было введено всеобщее начальное обучение мальчиков, а в Архангельске, Емецке, Мезени, Онеге и Пинеге девочек наравне с мальчиками. В губернии открылось 14 средниХ школ, 8 фабрично-заводских училищ и две профтехшколы. В 1932 г. социалистический план всеобуча был полностью выполнен.
По-советски преображалось лицо ненецкой тундры. По инициативе Печорского уездного комитета РКП(б) в 1923 г. в селе Тельвиска открылась первая школа для народностей Севера, где начали заниматься двенадцать ненецких детишек. В год образования Ненецкого национального округа в тундре имелось уже пять школ со 140 учащимися, а всего в 1929 -1930 гг. в 19 школах обучалось более 900 человек.
К исходу второй пятилетки в 38 школах получали образование 3253 ученика. Создавались интернаты для детей далеких кочевий. В 1931 - 1932 гг. был составлен алфавит ненецкого языка. В 1932 г. вышел первый ненецкий букварь «Ядей вадю> (<<Новое слово»), автором которого был Георгий Николаевич Прокофьев (1897 - 1942), выдающийся лингвист и этнограф. Большие заслуги в разработке ненецкой письменности принадлежат первому ученому-ненцу - Антону Петровичу Пырерке (ненец. имя Сярати, 1905 - 1941), переведшему впервые на ненецкий язык сказки А.С. Пушкина. Жена Пырерки, Наталия Митрофановна Терещенко (1908 - 1987), использовала материал мужа для составления ненецких словарей, получивших общеевропейское признание.
Семнадцатилетним пареньком приехал в Заполярье шенкурский крестьянин А.И. Рожин и навсегда связал свою судьбу с ненецким народом. Он стал автором пяти учебников ненецкого языка для всех классов национальной школы.
Хорошо знали в тундре Ивана Александровича Димова (1892 - ] 927), уроженца села Ирты Сольвычегодского уезда. Он стал одним из организаторов первой ненецкой школы в селе Тельвиска, работал в ней учителем в 1923 1927 гг.
Более десяти лет прожил в тундре Тимофей Петрович Синицын (лит. псевдоним Пэля Пунух, 1894 - 1971), ставший первым учителем ненецких школинтернатов на Новой Земле и в селе Пёша (1925 - 1928 гг.) и работавший в последующие годы в школах Большеземельской тундры. В 1920 - 1930-х гг. он написал книги, посвященные жизни ненцев, например: «Под вой пурги» (М., 1929), «Борька в тундре» (Архангельск, 1930), «Пята тысячелетий» (Архангельск, 1931) и др.
Одним из первых учителей стал неНlщ Иван Павлович Выучейский (1901 - 1936). Он был организатором первого ненецкого кооператива «Кочевник» (1922 г.). Окончив в 1928 г. Архангельский педагогический техникум, 172
ИЛ. Выучейский работал учителем и заведующим школой в селе Тельвиска. С 1929 г. он работал заведующим окружным отделом народного образования и заместителем председателя Ненецкого окрисполкома. В 1934 г. его избрали председателем окрисполкома, был членом ЦК
У истоков советской школы на Севере стояли учителя-коммунисты Д.А. Крептюков, З.М. Быкова, АЛ. Аксель, Е.Н. Преображенский, А.А. Гранникова, А.А. Власова и др.
в 1930-е гг. на Севере открылось десять техникумов: сельскохозяйственный, мелиоративный, медицинский, мореходный, связи, планово-экономический, лесного дела и др. 7 ноября 1931 г. в селе Оксино принял первых студентов Ненецкий комплексный техникум. На трех его отделениях - педагогическом, колхозно-кооперативном и партийно-советском - занимались будущие специалисты для растущего хозяйства округа. В 1934 г. с переводом техникума в Нарьян-Мар и открытием здесь совпартшколы он был реорганизован в педучилище имени ИЛ. Выучейского. Молодые ненцы-педагоги стали учителями во многих школах округа. С 1934 - 1935 гг. началось преподавание во всех ненецких школах на родном языке.
Скауты
В 1920-х гг. изменилась сущность молодежного движения. Еще до революции, в феврале 1916 г., первый отряд скаутов был организован десятью старшеклассниками Ломоносовской мужской гимназии. При интервентах в Архангельске существовало три отряда скаутов; в мае 1919 г. возникло общество «Русский скаут», выпускавшее газету «Тотем говорит». После освобождения Архангельска от белых возникла скаутская дружина под руководством Павла Ясинского. В состав Архангельской губернской дружины входили скауты Шенкурского уезда. Однако вскоре навязанный сверху переход к «коммунистической системе воспитания детей» совершенно не удовлетворил скаут-мастеров, и 6 ноября 1922 г. они распустили свои отряды, перейдя на нелегальную работу. Скауты собирались по квартирам, на природе, издавали подпольный журнал «Костер совета», провели даже торжественный парад, посвященный пятилетию организации. По просьбе комсомольцев органы ГПУ разогнали скаутскую организацию.
В жизни школы все большую роль стали играть комсомольские, пионерские и ученические организации. Глубоко символичным был лозунг, вывешенный первыми комсомольцами: «Мы - вестники новых времен!».
Комсомол
Первые комсомольские организации были созданы в 1918 - 1920-х гг. Их создание началось при участии . политотдела 6-й армии и местных комитетов РКП(б).
20 ноября 1918 г. возникла организация РКСМ в Котласе, 13 февраля 1919 г. в Шенкурске, 30 марта 1919 г. - в Вельске, в октябре 1919 г. - в Каргополе. 20 сентября 1919 г. прошла Первая Шенкурская уездная конференция РКСМ, после которой состоялись уездные конференции в Онеге, Холмогорах, Пинеге и Архангельске. 16 июия 1920 г. собрался Первый губернский съезд РКСМ, объединивший 207 комсомольских ячеек (3973 членов РКСМ). Во главе губкома комсомола встал Василий Иванович Коновалов-Ленский (1899 - 1969), бывший путиловский рабочий, член РКП(б) с 1919 г.
Пионеры
В 1922 г. была создана массовая самодеятельная коммунистическая организация для детей, получившая название пионерскои. Первые пионеры в Архангельске организовали свой отряд имени Спартака. 11 ноября 1922 г. бюро губ кома РКСМ утвердило городскую дружину пионеров под руководством Владимира Александровича Петрова (1909 - 1942). 26 июня 1924 г. открылась Первая губернская конференция юных пионеров, в которой приняли участие пионеры Мезени, Шенкурска, Архангельска и др. В 1922 - 1932 гг. шло становление пионерской организации. Шла борьба за детские массы, вытеснялось скаутское движение. Однако многое из символики Сl\аутизма было заимствовано в пионерском движении. Пионеры Архангельской губернии участвовали в ликвидации неграмотности, проводили субботники в селах и городах, собирали утильсырье и макулатуру, вели культурную работу, участвовали в сборе средств «Детям голодающего Поволжья» и ДJIя международной организации помощи борцам революции (МОПР). В 1930-х гг. пионерская организация строилась по школьному принципу. 10 марта 1938 г. в Архангельске был открыт городской Дом пионеров, ставший центром внешкольной работы с детьми. Дома пионеров появились во многих уездах Архангельской области. Пионеры Севера с энтузиазмом подхватили скаутский девиз «Будь готов! Всегда готов!», наполнив его новым содержанием.
Вузы
Больше всего Советская страна, строившая социализм, нуждалась в специалистах высшей квалификации. Формирование этих кадров могли обеспечить высшие учебные заведения (вузы). В октябре 1929 г. открылся первый вуз в Архангельске _ лесотехнический институт (АЛТИ, сейчас - Архангельский гocyдapствeнный технический университет). На лесозаводах возникли филиалы рабочего факультета (рабфака) лесотехнического института. В 1932 г. в стенах АЛТИ обучалось уже около тысячи студентов. В том же году получила дипломы инженеров первая группа выпускников .
С 1932 г. началась подготовка врачей в Архангельском медицинском институте (сейчас - Северный государственный медицинский университет). Силами медицинского вуза, самого севернсго в мире, готовились не только врачебные кадры для северо-западных областей нашей страны, но и разрабатывались научные проблемы для практического здравоохранения.
1 ноября 1932 г. открылся Архангельский городской вечерний педагогический институт. Первыми студентами стали учителя городских школ. 25 августа 1938 г. постановлением Совета народных комиссаров РСФСР было создано дневное отделение, а сам вуз получил наименование - Архангельский государственный педагогический институт, в 1957 г. ему было присвоено имя М.В. Ломоносова (сейчас - Поморский государственный университет имени М.В. Ломоносова). Накануне Великой Отечественной войны при пединституте открылось заочное отделение. Институт стал подлинной кузницей педагогических кадров для советской школы.
В 1925 г. группа молодых ненцев приехала учиться на подготовительный рабфак Ленинградского университета. Среди первых студентов были ненцы П.М. Хатанзейский и С.А. ЛагеЙскиЙ. В 1930 г. в Ленинграде был создан Институт народов Севера, где готовились кадры высшей квалификации для районов Крайнего Севера.

Наука
Программа развития советской науки была разработана В.И. Лениным в его знаменитом «Наброске плана научно-технических работ» (ПСС. Т. 36. С. 228 - 231), в котором были определены роль и значение науки в строительстве коммунистического общества.
Всесторонним изучением экономики Севера занимались ученые Института промышленных изысканий, Полярного химико-бактериологического института имени КА. Тимирязева, Плавучего морского научно-исследовательского института. В 1935 г. Институт промышленных изысканий был преобразован в водорослевую лабораторию, изучающую значение и возможности применения водорослей северных морей в народном хозяйстве. Многие годы~ жизни отдала изучению водорослей Ксения Петровна Темп (1894 - 1998), видный ученый альголог (водорослевед), историк, географ, этнограф, краевед .
Вузы Архангельской области наряду с подготовкой кадров специалистов вели значительную научно-исследовательскую работу, тематика которой определялась насущными потребностями народного хозяйства и культуры Севера.
На производстве появились талантливые рационализаторы. В 1934 г. в содружестве с учеными АЛТИ изобретатель-самоучка Н.Ф. Харламов создал первый промышленный образец электропилы ПЭП-3. В эти же годы Николай Федорович сконструировал первую в стране сучкорезку и оригинальный гидроклин, получившие широкое применение в лесной промышленности.
Большую научную работу по изучению северной флоры вел ботаник Иван Александрович Перфильев (1882 - 1942), выступивший инициатором ботанических работ в тундре Северного края. Он описал флору островов Новой Земли, Вайгача и Колгуева. Под редакцией Перфильева вышел «Определитель растений лесной полосы Северо-Востока Европейской России». Итогом научной деятельности И.А. Перфильева явился труд «Флора Северного края» (Ч. 1 ~ 3. Архангельск, 1934 - 1936). Он был известным ученым-экономистом, опубликовавшим в 1925 г. книгу «Архангельская губерния». Жизнь Перфильева настоящий подвиг во имя советской науки. Член партии с 1918 г., И.А. Перфильев работал заместителем председателя губернской плановой комиссии, а весной 1925 г. его назначили начальником управления островами Северного Ледовитого океана. Несмотря на тяжелую болезнь, он напряженно трудился и как ученый, и как общественный деятель. Признанием научных заслуг Перфильева стало присуждение ему в конце 1939 г. ученой степени доктора биологических наук без защиты диссертации.
Существенную помощь науке оказывало массовое краеведческое движение. В 1923 г. было создано Архангельское общество краеведения, с 1934 г. Общество изучения Северного края, в которое вошли сотни учителей, работников вузов и музеев. Одним из видных краеведов был Василий Иванович Смирнов (1882 - 1941). Этнограф, археолог и геолог, он оставил яркий след в отечественной науке.
В 1936 г. в Архангельске была учреждена Северная база Академии наук, объединившая все научно-исследовательские учреждения Северного края. Спустя некоторое время во главе ее встал А.и. Толмачев, выдающийся исследователь флоры Крайнего Севера. По инициативе Александра Иннокентьевича была организована лесохозяйственная группа, послужившая в дальнейшем базой создания нового научно-исследовательского центра - Института леса и лесохимии. Продолжил свои исследования основоположник лесного опытного дела на Севере Сергей Венедиктович Алексеев (1879 - 1957).
В 1920-х гг. заметной фигурой северного краеведения был Андрей Николаевич Попов (1890 - 1939), опубликовавший в 1928 г. книгу «Город Архангельск», в которой были учтены лучшие достижения дореволюционных историков и экономистов. Как убежденный гуманист, А.Н. Попов в трагическом одиночестве, в условиях гонения на церковь со стороны государства и «воинствующих безбожников» поднял голос протеста против повсеместного разрушения храмов, причем не только православных, но и других конфессий. За это он поплатился арестом. Обвиненный в контрреволюционной пропаганде, он был расстрелян.
В 1930-х гг. в Архангельске работал на правах «административно сосланного» поэт, художник, скульптор и археолог Борис Михайлович Зубакин (1894 1938). В этот тяжелый для него период жизни он занимался поэтическим творчеством и научной работой. Б.М. Зубакин написал цикл северных стихов, поэму о «трех столицах» - Москве, Петербурге и Архангельске. Он был автором труда «Новое и забытое о Ломоносове» (1932 г.), исследования о А.с. Пушкине и старообрядчестве; романа «Юпитер поверженный» (1934 г.). Глубокий интерес у Зубакина вызывало севернорусское народное искусство, особенно холмогорская резьба по кости. В сентябре 1937 г. Б.М. Зубакин был вновь арестован по обвинению в руководстве московской ложей «розенкрайцеров» и расстрелян. Многие историки и краеведы были незаконно репрессированы, причем то, что мы называем «1937 год», для них началось в 1929 г.
Крупнейшим исследователем северных морей был Николай Михайлович Книпович (1862 - 1939). С 1921 г. он принимал участие в работах Арктического, Государственного Гидрологического институтов и Полярного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии. Результаты исследований Книповича были изложены в 164 печатных работах по общей биологии, зоологии, гидрологии, научно-промысловым исследованиям, по рыбным и звериным промыслам Севера.
Успешно продолжал начатые еще до революции геологические исследования Александр Александрович Чернов (1877 - 1963). В 1924 г. он впервые выявил Печорский угленосный бассейн, а в 1930 г. его сын, Георгий Александрович Чернов, открыл Воркутинское месторождение каменного угля. С 1931 г. А.А. Чернов работал во вновь созданном Северном геологическом управлении. В Архангельске он познакомился с В.И. Смирновым, руководившим массовым геологическим походом по Северному краю (1934 г.). В 1941 г. Чернов переехал в Сыктывкар, где сосредоточились научные силы двух баз Академии наук СССР - Кольской и Северной (Архангельской), эвакуированных сюда во время войны. Здесь же работал r.A. Чернов, который в 1944 г. в своей кандидатской диссертации впервые дал научное обоснование возможности открытия углеводородных залежей на Севере Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции (позднее здесь было открыто Усинское нефтяное месторождение).
Освоение Советской Арктики.
Северяне внесли заметный вклад в изучение и освоение Советской Арктики. Архангельск уже в 1920-х гг. стал базой для широко развернувшихся работ по исследованию Полярного бассейна. Почти все полярные станции Арктики были построены экспедициями, вышедшими из Архангельска. Многие наши земляки стали постоянными участниками зимовок на полярных станциях.
1 О марта 1921 r. В.И. Ленин подписал декрет об учреждении Плавучего морского научно-исследовательского института (Плавморин). В том же году под руководством выдающегося океанографа Ивана Илларионовича Месяцева (1885 - 1940) была проведена первая научная экспедиция в Баренцевом море на ледокольномпароходе «Малыгин». Однако наиболее плодотворно деятельность института развернулась после постройки в Архангельске на Соломбальской судоверфи специального экспедиционного судна «Персей» (корпус судна выстроен в Онеге). «Персей» - первый корабль, сооруженный в нашей стране в советское время. В день пятой ГОДовщины Октябрьской революции, 7 ноября 1922 г., на мачте «Персея» был Поднят советский флаг вместе с синим вымпелом, на котором было помещено изображение созвездия Персея и букв «ПМНИ» (Плавучий Морской научный институт). С 1923 г. по 1941 г. на «Персее» был собран материал большого научного и народнохозяйственного значения. 27 июля 1941 г. «Персей» был атакован немецкими самолетами и затонул в губе Эйна на ПОлуострове Рыбачий. В июле 1979 г. в городе Онеге была устаНОвлена стела в честь «Персея».
Выше уже говорилось о значении Карских экспедиций 1920-х гг. Начатые в 1921 г. как «хлебные» (по вывозке хлеба и сырья из Сибири), они доказали возможность использования северных морей для регулярного СУДОХОдства. Многие моряки-северяне, участники морских походов, были награждены правительственными наградами.
Через Архангельск были совершены в 1924 г. первые авиационные полеты дЛя ледовой разведки. Здесь брал старты полярный летчик Михаил Сергеевич Бабушкин (1893 - 1938), впервые в мире совершивший посадку на дрейфующий лед в горле Белого моря (1926 г.). В дальнейшем полярная авиация сыграла большую роль в освоении Арктики. Северяне хорошо знали героев-летчиков М.В. Водопьянова, М.М. Громова, с.А. Леваневского, А.В. Ляпидевского, В.С. Молокова.
В Истории изучения Заполярья знаменателен 1932 г. Одной из экспедиций на ледокольном пароходе «Сибиряков» удалось впервые в одну навигацию, за 65 дней, пройти трассу Северного МОрского пути. Начальником экспедиции был Отто Юльевич Шмидт (1891 - 1956), капитаном судна _ Владимир Иванович Воронин (1890 - 1952), научной частью заведовал Владимир Юльевич Визе (1886 - 1954).
В 1933 г. перед ПОлярниками встала задача Повторить рейс «Сибирякова» на грузовом судне. Для этого был выделен пароход «Челюскин». Экспедицию возглавил О.Ю. Шмидт, капитаном судна стал В.И. Воронин. «Челюскин» прошел всю трассу Северного морского пути, но у Берингова пролива судно попало в ледовый плен. 13 февраля 1934 г. «Челюскин» был раздавлен льдами в Чукотском море. Высадившиеся на лед челюскинцы проявили оргаНизованность, отвагу и героизм. Их спасли советские летчики. ПО пути «Челюскина» более благополучно прошли другие суда. В 1933 г. ледорез «Литке» под командованием полярного капитана Николая Михайловича Николаева (18971958) прошел из Владивостока в Мурманск за одну навигацию. В 1940 г. всеу миру стала известна героическая эпопея 812-дневного дрейфа в централь:011 Арктике ледокольного парохода « Георгий Седов». Всем 15 членам экипажа, возглавляемого капитаном Константином Сергеевичем Бадигиным (191 О - 1984), было присвоено звание Героя Советского Союза, среди них были и наши земЛЯКИ В.С. Алферов, дл. Буторин, А.А. Полянский, с.д. Токарев и Н.С.· Шanыров. Исполнилась заветная мечта М.В. Ломоносова об освоении пути на Восток Северным океаном.
Один из организаторов крупнейших экспедиций в Арктику, О.Ю. Шмидт, в 1932 - 1939 гг. руководил управлением Главсевморпути, в работе которого принимали участие видные советские ученые-полярники - В.Ю. Визе, океанолог Николай Николаевич Зубов (1885 - 1960), Н.М. Книпович, И.И. Месяцев, геолог, географ и историк Рудольф Лазаревич Самойлович (1881 _ 1940) и др.
21 мая 1937 г. по решению Советского правительства в районе Северного полюса была создана первая советская научная станция на дрейфующей льдине, получившая название «Северный полюс - 1». Состав экспедиции _ четыре отважных советских человека: руководитель и парторг экспедиции Иван Дмитриевич Папанин (1894 - 1986), геофизик Евгений Константинович Федоров (1910 - 1981), океанограф и гидробиолог Петр Петрович Ширшов (1905 -1953) и полярный радист Эрнест Теодорович Кренкель (1904-1971). Экспедиция была доставлена самолетами через Холмогоры и Нарьян-Мар, а оттуда на остров Рудольфа Земли Франца-Иосифа. 21 мая самолеты воздушной экспедиции под руководством О.Ю. Шмидта совершили посадку на дрейфующие льды в районе Северного полюса. Во время девятимесячного дрейфа (274 дня) папанинекая четверка собрала ценнейший научный материал о природе Центрального Арктического бассейна.
Повседневный быт
В 1 930-х гг. изменился повседневный быт горожан. Большинство населения северных городов жило в домах барачного Типа. Семьи жили в коммунальных квартирах, плотно заселенных. Однако строились и дома специалистов. Один такой дом был воздвигнут в Архангельске на углу Набережной и улицы Карла Маркса. Неотъемлемую часть жизни городского дома составлял двор, где на веревках развешивалось выстиранное «в очередь» белье. На улицах и дворах дети играли в «казаков-разбойников». Взрослые и дети вместе играли в лапту. А в укромных уголках, за поленницами дров, дулись в «выбивку», то есть играли деньгами-монетами. Однако появились и новые игры - например, в «красную кавалерию»: с криками «Ура!» конники скакали на деревянных палках, рубились деревянными саблями. Были счастливцы, у которых сохранились буденновские шлемы. У девочек шла своя игра - в куклы, по большей части матерчатые, самодельные. Дома играли в лото, мастерили кораблики, воздушные змеи. А в пору увлечения радио и стар и млад собирали детекторные приемники. Зимою катались на санках, гоняли по заснеженной улице на коньках, прикрученных к валенкам. Улицы городов в 1930-х п. были наполнены людьми, одетыми бедно, но разнообразно. У инженеров были фуражки со значком профессии: молоток с разводным ключом. Поскольку они напоминали «старорежимные» офицерские фуражки, инженерские фуражки скоро исчезли из обращения. «Партийцы» (то есть члены партии) ходили в куртках из бобрика или, чаще всего, в черных кожанках. Женщины-горожанки ходили в красных кумачовых косынках - это были работницы и сотрудницы советских канцелярий. Жены же советских служащих щеголяли в дореволюционных ШЛяпках, носили изрядно истершиеся муфты. Очень модной бьща кепка с длинным козырьком. Рабочие носили косоворотки-толстовки. В красные Праздники - 1 мая и 7 ноября, а также 18 марта (День Парижской коммуны) - по улицам, украшенным кумачом и портретами вождей, шествовали многолюдные демонстрации.
Мостовые городов начали покрывать булыжником и торцевой брусчаткой, но чаще стелили доски на проезжую часть и тротуары. По мостовой оглушительно громыхали нагруженные телеги. Появились редкие автомобили. Школьники и студенты наряжались в полосатые футболки, носили брюки «клеш» и тупоносые ботинки «бульдоги». Бытовали слова: «очаг» (детский сад), «гопник» (хулиган), «лишенец» (лишенный избирательных прав), «стахановец», «ударник», «шамать» (есть), «жироприказ» (квитанция на уплату за квартиру), «аэроплан» (самолет), «кинематограф» (кино). В Архангельске ходили в кинотеатры с иностранными названиями «Эдисон», «Арс» и др. На центральном проспекте Архангельска звонко трезвонили трамваи - с открытыми площадками, с резиновыми шлангами сзади вагона. Мальчишки называли эти шланги «колбасой»; уцепившись за «колбасу», они зайцами катались от остановки до остановки.
У небогатых товарами магазинов часто собирались очереди, становившиеся год от года все длиннее. Шумели городские базары. У рыночных лотков стояли телеги и возы, к лошадиным мордам привязывались торбы с овсом. Зимой ездили на санях. А по утрам к базару и по домам спешили молочницы, они тащили бидоны с молоком и корзины с творогом. Очень много бьщо нищих. Часто можно было видеть так называемых административно сосланных лиц; бедно одетые, голодные и плохо выспавшиеся, они бедствовали хуже нищих. Возле торговых точек сновали беспризорники, на которых часто устраивались облавы.·
* Этот рассказ о повседневном быте людей 1930-х ГГ. заимствован из книги замечательного писателя Д.А. Гранина «Ленинградский каталог» (Л., 1986). - А.К.
Судьба Ивана Глотова
В 1920 - 1930-х гг. резко изменился быт северного крестьянства. Об этом можно судить на примере драматической судьбы крестьянина деревни Берег (Притыкинская) Пежемской волости Вельского уезда Ивана Григорьевича Глотова (1873 _ 1959). До нас дошли его поденные записи за период с 1915 по 1931 год, недавно изданные Вельским районным краеведческим музеем·
После армейской службы Иван Глотов вместе с женой, Таисией Михайловной вернулся на родину. В отчей деревне он быстро обустроился, поднял хозяйство, которое выросло и окрепло в годы нэпа. Трудности для зажиточной семьИ начались в год «великого перелома» - в 1929 г., когда главу семьи обложили повышенными поборами по хлебной разверстке. Семья оказалась на пороге голода. Жалоба на имя Председателя ЦИК М.И. Калинина не помогла, и в 1930 г. Глотова «перевели» в кулаки, к счастью, временно.
В 1931 г. обедневшие Глотовы записались в артель «Красная Звезда». И всю последующую жизнь Иван и Таисия работали в колхозе: он счетоводом, она овощеводом.
Раньше же, до колхоза, крестьянский труд был наполнен для них высоким смыслом. По записям в дневнике можно проследить весь годовой цикл страднической работы сельчанина - от Рождества до Рождества. Свободное крестьянское предпринимательство приносило свои плоды, земля щедро кормила тружеников. Но вот с конца 1920-х п. автор дневника все чаще упоминает о случаях пьянства среди крестьян, причем мужики, осуждающе отмечает иван Глотов, перешли от употребления домашнего пива на водку. Бережливый домохозяин, Глотов умел считать деньги. За копейкой и рублем для него скрывался нелегкий крестьянский труд, который ежедневно скрупулезно фиксировался. Из записей видно, что Глотовы трудились как в будние, так и в воскресные дни, работали «на себя». Этот труд обеспечивал семейное благополучие. И лишь изредка омытые потом будни прерывались «пирами» по поводу великих церковных праздников, но и в эти дни продолжались работы по дому и уходу за скотом.
В 1931 г. характер дневниковых записей резко изменился. Повседневная работа в колхозе стала просто неинтересной для крестьянина. Иван Григорьевич все реже открывал свой дневник, со скрытым раздражением отмечал свои выходы и ездки то на колхозное поле, то на лесозаготовки. Наконец, 21 января 1932 г. он сделал свою последнюю запись ...
Иван Глотов был глубоко верующим человеком. Семья посещала приходской храм по праздникам, причащалась и исповедовалась. Глотовы не побоялись высказаться в защmy своего священника отца Александра, которому грозил арест. А через некоторое время, в 1933 г., деревянная церковь Богоявления бьща закрыта, церковная утварь отправлена в Вельск. Вместе со сброшенными со звонницы колоколами разбился вдребезги православный мир пежемской деревни. Остается сказать, что И.г. Глотов скончался 27 июня 1959 r. и похоронен на сельском кладбище. После смерти мужа Таисия Михайловна уехала к детям в Калининград, где и умерла в 1975 г.
Такова в кратком изложении судьба обычной крестьянской семьи из вельской глубинки. В ней отразилась трагедия всего российского крестьянства, потерявшего в годь! коллективизации и колхозного строительства самое г.лавное из своей сущности - вольный труд на земле и свободу православного вероисповедания.
• На разломе жизни. Дневник Ивана Глотова, пежемского крестьянина Вельского района Архангельской области. 1915 - 1931 годы. - М., 1997; Памятная книга Ивана Григорьевича Глотова: Новонайденные части дневника пежемского крестьянина Ивана Глотова (1906 - 1915, 1917, 1928 - 1929 гг. / Пу6л. М.И. Мильчика // Важский край: Источниковедение, история, культура. Исследования и материалы / Отв. ред. Ю.С. Васильев. - Вельск, 2002. - С. 192 - 230.
7 ноября 1930 r. у Дома Советов в Архангельске был установлен обелиск Севера (скульптор И.К Алтухов, архитектор М.Ф. Иванов). Памятник представлял собой четырехгранный обелиск, увенчанный пирамидой. Пятигранный постамент бьщ украшен барельефами, отражавшими основные направления в развитии народного хозяйства Северного края - лесозаготовки, лесопиление, рыболовство, молочное животноводство и оленеводство. Перед обелиском на том же постаменте была установлена скульптурная группа «Помор с оленем», олицетворявшая собой новый Советский Север. На одной из граней обелиска золотом начертаны слова, выражающие главную идею социалистического строительства: «Пролетарской волей и напором край суровый и отсталый превратuм в индустриальный новый Север).
Новая культура
Действительно, к концу тридцатых годов было создано
советское общество с новой культурой и социалистическим образом жизни. Большого размаха достигла культурно-просветительская работа. В городе и на селе создавались драматические, хоровые, культурно-просветительные кружки. В тундре развернули культурную и лечебно-профилактическую работу культбазы, созданные в ХоседеХарде и Тобседе. В 1936 r. в Ненецком округе работало девять красных чумов, в их распоряжении Появилась киноаппаратура, передвижные библиотеки и дру_ гие средства культурного обслуживания членов оленеводческих и рыболовецких бригад.
Советские фольклористы открыли для себя удивительное устное народное творчество. Особый интерес вызвали у них бьщины. Наиболее известными сказительницами бьщин были Анна Гладкобородова с Пинеги, Мария Кривополенова из Усть-Ежуги, Маремьяна Голубкова с Печоры, Марфа Крюкова из Нижней Золотицы. Для сохранения памяти об этих замечательных женщинах-северянках очень много сделали их друзья ученые 0.3. Озаровская, Э.г. Бородина-Морозова, А.А. Морозов, А.М. Астахова и др.
Искусство
В искусстве все больше утверждался принцип социалистического реализма.
В 1932 г. в Архангельске на месте разрушенного кафедрального собора был построен огромный, на 1800 мест, театр. На сцене драматического театра (тогда его называли Большим) шли пьесы классического и советского репертуара: «Отелло» В. Шекспира, «Платон Кречет» А. Корнейчука, «Далекое» А. Афиногенова и др. В 1937 г. актерам театра Г.А. Белову, А.И. Свирскому и с.и. Бестужеву было присвоено звание заслуженного артиста республики. В 1933 г. открыл двери Архангельский театр юного зрителя, завоевавший большую популярность у северян.
В 1930-х гг. выросли десятки профессиональных коллективов, открылось музыкальное училище, появились свои музыканты и композиторы. В 19341935 гг. при Большом театре был создан симфонический оркестр из 30 музыкантов.
В феврале 1926 r. было положено начало Государственному академическому Северному русскому народному хору. В 1940 г. состоялось первое выступление коллектива хора в Москве в зале имени П.И. Чайковского. Организатором и художественным руководителем Северного хора долгое время бьща Антонина Яковлевна Колотuлова (1890 - 1962), замечательный пропагандист народного хорового и хореографического искусства.
6 июня 1933 г. состоялось первое представление Архангельского театра кукол, руководителем которого стал актер ТЮЗа А.н. Энгельгардт. В постановках театра получили яркое воплощение образы русских сказок и северного фольклора.
В 1934 г. создан Союз писателей СССР, а в июне 1935 г. состоялся первый краевой съезд писателей Севера, на котором присутствовали делегаты Арханreльска, вологдыI, Сыктывкара, Великого Устю га, Сокола, Вельска, няндомы, Онеги, Двинского Березника. На съезде прозвучал призыв к писателям и поэтам на базе социалистического реализма обратиться к северной тематике. В эти годы вышли в болыпую литературу писатели Е.С. Коковин, КИ. Коничев, Т.П. Синицын (Пэля Пунух), И.Н. Меньшиков, с.г. Писахов, Б.В. Шергин и др. Особой популярностью пользовались повесть Е.С. Коковина «Детство в Соломбале» и роман Н-П. Аурова «Под полуночным солнцем». Историко-революционная тематика получила отражение в про изведениях И. Бражнина «Побег», «Каторжане», «Мудьюг - остров смерти». Творчество молодых поэтов было представлено в коллективном сборнике «Беломорье». Поэты И. Молчанов и А. Яшин написали поэмы: первый - «Два сына», второй - «Партизаны» и «Клад», посвященные событиям Гражданской войны на Севере.
В декабре 1934 г. состоялось общее собрание художников и скульпторов, которое решило создать в Архангельске Союз советских художников Севера. 183 Был избран оргкомитет, в который вошли с.г. Писахов, В.Г. Постников, н.д. Попов, Б.М. Зубакин, ВЛ. Гурьев, Тыко Вылка, ЕЛ. Шильниковский. 27 января 1935 г. был утвержден устав Северного краевого Союза художников и скульпторов. В феврале 1936 г. в Архангельске Состоялась первая краевая выставка картин художников Севера. На ней экспонировалось 269 работ 24 художников. Среди них были картины и рисунки А.В. Казакова, ЕЛ. Шильниковского, С.Г. Григорьева, В.г. Постникова, Н.А. Фурсея, работы скульптора АС. Комелевой, старейших пейзажистов Севера А.А. Борисова и с.г. Писахова.
Широкое признание получило прикладное искусство северян, особенно ху_ дожественная резьба по кости. В холмогорском селе Ломоносово в 1929 г. был организован учебный пункт художественной резьбы по кости, впоследствии профессионально-техническая школа имени М.В. Ломоносова. Здесь же работала кустарно-промысловая артель (сейчас косторезная фабрика). Старейшие мастера ВЛ. Гурьев, В. Т. Узиков И Г.Е. Петровский воспитали талантливых ху_ дожников М.А. Христофорова, А.Е. Штанга, ПЛ. Черниковича и других, прославивших северное искусство резьбы по кости на весь мир. Однако древняя техника косторезов была дополнена новым, советским содержанием сюжетов и социалистической символикой.
5 июля 1936 г. в составе управления по делам искусств Архангельского облисполкома был создан отдел народного творчества. В июле 1930 г. его реорганизовали в Дом народного творчества, а с июня 1941 г. он стал именоваться Архангельским областным домом творчества (после войны - Архангельский областной научно-методический центр народного творчества и культурнопросветительной работы).
В годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.
В годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. советская культура не изменила своей сущности. Военная тематика оказала существенное влияние на содержание творчества северян. Тема защиты Отечества получила отражение во всех сферах творчества.
Литераторы писали о войне. В Архангельске работали в годы войны писатели ВЛ. Беляев, ЮЛ. Герман, Берта Ласк и др. В ноябре 1941 г. в Архангельске, возвращаясь из Мурманска в Москву, к.М. Симонов написал поэму «Сын артиллериста», 3 декабря 1941 г. она была напечатана в окружной военной газете, а на сцене ее первым исполнителем стал артист Сергей Николаевич Плотников (1909 - 1991). Здесь же начал работу над романом «Россия молодая» Юрий Герман. Высоким творческим и патриотическим подъемом отмечен в военную пору труд архангельских композиторов П.Ф. Кольцова, В.А. Петровского, И.к. Шатрова, В. Конге. Художники Севера создавали картины и плакаты, рассказывавшие о героической борьбе советского народа с фашизмом. В феврале 1943 г. проходила выставка северных художников, посвященная 25-летию Красной армии.
Архангельский Большой драматический театр, театр юного зрителя, кукольный театр, государственная филармония и цирк организовали фронтовые концертные бригады, в составе которых находились артисты АН. Кудерман, Б.И. Горшенин, З.Х. Славина, СЛ. Белых и др. На сцене драматического театра шли пьесы «Кремлевские куранты» Н. Погодина, «Разлом» В. Лавренева, «Парень из нашего города» и «Русские люди» К. Симонова, «Нашествие» Л. Леонова и др. «На штык», «Бьем врага», «В атаку» - так назывались эстрадные обозрения, созданные тюзовскими артистами. На многих фронтах с концертами побывал Северный хор. Самодеятельными коллективами за годы войны было дано более 1 О тысяч концертов и спектаклей.
Наука-фронтуСвой вклад в дело победы внесли северные ученые. Трудности военного времени не остановили научного поиска. Небольшой коллектив стационара АН СССР (всего четыре человека, Северная база АН СССР была эвакуирована в июле 1941 г. в Сыктывкар) разработал темы, касавшиеся выявления запасов авиадревесины и лекарственных растений (руководитель ГО. Голято). Сотрудники Полярного института Н.А. Маслов, БЛ. Мантейфель, ВЛ. Корнилова, О.Н. Юданова и П.М. Виноградова изучали биологию промысловых рыб и морского зверя, вели разведку новых мест их промысла, составляли прогнозы судам тралового флота и рыбакам прибрежных колхозов. В институте разрабатывались проблемы гидроакустики, имевшие важное оборонное значение.
Огромное значение для лечения раненых и больных имела работа сотрудников Водорослевого института Ю.В. Ада, Н.С. Сквозниковой, В.В. Рогожиной, В.В. Березиной по получению новых антибиотиков под руководством директора института КЛ. Гемп. В результате изучения морских водорослей был получен ряд ценных медицинских препаратов, благодаря которым удалось спасти жизнь десяткам тысяч советских воинов. Выезжала в блокадный Ленинград КЛ. Гемп, наладившая там производство из водорослей витаминных питательных масс. В 1944 r: она была заслуженно награждена медалью «За оборону Ленинграда».
Оборонная тематика заняла основное место в научной деятельности ученых АЛТИ. Химиками В.М. Никитиным и И.М. Боховкиным была создана горючая жидкостная смесь, предназначенная для борьбы с танками в зимних условиях. Под руководством Ф.А. Чеснокова были найдены способы применения местного сырья для производства автола, спичек, мыла, одеколона, медикаментов. Коллектив кафедры «Станки и инструменты» под руководством П.И. Лапина разработал ускоренную технологию производства лыж, ружейных лож и других изделий для фронта.
Большую помощь органам здравоохранения оказали ученые-медики. На базе развернутых в области госпиталей трудились видные северные врачи ГА. Орлов, Н.И. Вещезеров, Л.Д. Заславский, п.п. Ерофеев, с.А. Мациевский и др. Улучшилась исследовательская работа, посвященная инфекционным заболеваниям; она проводилась под руководством С.П. Сперанского, Ю.В. Макарова и др. Интенсификации изучения проблем гигиены способствовало создание в июне 1943 г. архангельского филиала Всесоюзного научного гигиенического общества, председателем которого был избран профессор с.п. Сперанский.
Не прекращалась в годы войны научная работа в педагогическом и учительском институтах. Физиками п.п. Покотило и И.М. Минцем была собрана установка, на которой было налажено про ведение качественного спектрального анализа сталей, преподаватель Б.А. Кузнецов сконструировал прибор для исследования герметичности газоубежищ, под руководством ученого-естественника Б.А. Райкова успешно велись работы по созданию средств борьбы с огородными вредителями. На факультете иностранных языков пединститута были сданы в печать справочник по военной лексике на русском и английском языках, учебное пособие по военному переводу и немецко-русский словарь для инженерных войск.
Важное значение в идеологическом вооружении советских людей имела работа сотрудников кафедры общественных наук вузов Архангельска. В центре внимания их устных и печатных выступлений были вопросы воспитания патриотизма, морально-политического единства советского народа, разоблачения человеконенавистнической сущности фашизма. Эти вопросы стали главной темой печатных работ М.В. Клочкова, М.И. Фримана, И.Ф. Козлова, к.с. Ивановой и других ученых-обществоведов.
Институты подготовили за годы войны свыше 500 инженеров, 900 врачей и 600 учителей.
Школьные учителя в годы войны решали важную задачу: несмотря на нехватку бумаги, учебников, школьных помещений (многие школы были отданы под госпитали), они сумели сохранить контингент школьников и не допустили массового отсева из школ.
Особая забота проявлялась о развитии сети детских домов, в которые поступали дети, эвакуированные из прифронтовой полосы. Более шести тысяч таких детей находилось в 53 детских домах Архангельской области.
Развитие культуры в Архангельской области в 50-90 ггЗакончилась война, и развитие культуры в Архангельской области шло, как и во всей стране, в рамках коммунистическои идеологии. В течение нескольких послевоенных десятилетий советская культура переживала несомненный подъем во всех сферах. Едва оправившись от тяжелых последствий войны, трудящиеся Архангельской области были вовлечены в выполнение программы строительства коммунизма, объявленной в октябре 1961 г. на ХХII съезде КПСС.
Значительно улучшился быт северян, увеличилось время их досуга. Так, например, анализ использования недельного фонда свободного времени рабочими и служащими промышленности Архангельской области в 1980 г. по сравнению с 1923 - 1924 гг. показал, что при увеличении объема свободного времени почти на 24 % затраты времени на физическое и духовное развитие повысились соответственно на 70 и 130 % (данные В.М. Егорова, 1985). В области к 60-летию Октября работало свыше 980 клубных заведений, более 700 массовых библиотек с книжным фондом 11 млн экземпляров, 16 музеев, 1404 киноустановки (из них 1144 в сельской местности); более 74 % населения смотрело программы местного и центрального телевидения. В области имелось более 3600 коллективов художественной самодеятельности. Самым взыскательным вкусам отвечало творчество Архангельской городской любительской хоровой капеллы (образована 5 октября 1958 г.), народного ансамбля песни и пляски учащихся системы профтехобразования «Сиверко» (создан 15 ноября 1958 г.), северодвинского агиттеатра «Северянка» и многих других коллективов. Сокровища народного прикладного искусства бережно сохранялись и обогащались новыми творениями мастеров предприятия «Беломорские узоры» (открыто в феврале 1968 г.). 7 марта 1960 г. была образована Архангельская специальная научно-реставрационная производственная мастерская по ремонту и реставрация памятников архитектуры. Эти организации обязаны своим творческим успехом хореографу Б.И. Данилову, дирижеру В.А. Максимкову, знатоку народного прикладного искусства В.М. Дерягиной, архитектору-реставратору В.А. Лапину и др.
Второе рождение пережило искусство каргопольской глиняной игрушки.
Долгие годы хранителем традиций старых каргопольских мастеров-игрушечников являлась уроженка деревни Гринево Каргопольского района У.И. Бабкина (1888 - 1977). В родной деревне мастерицы сохранились две избы, в которых она жила и работала. Плодотворно трудились над изготовлением глиняной игрушки потомственные мастера с.Е. Дружинин (1925 - 1972) и к.п. Шевелева (1913 - 1974). В 1965 г. в Каргополе была создана артель «Каргопольская игрушка», объединившая десятки талантливых мастеров.
В 1984 г. в городе Архангельске имелось 73 общеобразовательных школы, в которых работали 59 заслуженных учителей школы РСФСР, более 300 отличников просвещения РСФСР, 750 учителей были удостоены правительственных наград. Орденом Ленина был награжден заслуженный учитель школы РСФСР директор школы N~ 6 В.Д. Иванов. В 13 профессионально-технических и технических училищах Архангельска готовились кадры для целлюлозно-бумажной и лесной промышленности, морского и речного флота, для строительных организаций и учреждений бытового обслуживания северян. В 16 техникумах и училищах обучались будущие специалисты для предприятий ОТраслей народного хозяйства области, а также медицинские работники и воспитатели детских учреждений, фармацевты, музыканты, культпросветработники. В 1982 г. средние специальные учебные заведения окончили более 15,5 тысячи человек.
Продолжили подготовку специалистов высшей квалификации архангельские вузы. В воспитании их приняли участие опытные преподаватели АЛТИ, АГПИ и АГМИ Б.Д. Богомолов, С.И. Морозов, З.Н. Сабуров, П.Н. Львов, к.г. Боголицин, Ю.А. Варфоломеев, И.И. Гусев, Е.М. Боровиков, В.Ф. Цветков, О.М. Соколов, ТА. Гурьев, Г.г. Фруменков, к.С. Иванова, А.Н. Аксенов, Г.Н. Колпачников, Ю.к. Новожилов, И.А. Плотицин, А.А. Семин, НЛ. Бычихин, В.В. Аристова, Р.В. Банникова, В.А. Кудрявцев, П.И. Сидоров и многие другие.
В 11 научно-исследовательских институтах, отделениях и лабораториях велись значительные по результатам научные исследования. Ученые Центрального научно-исследовательского института механической обработки древесины (ЦНИИМОД) изучали технологшо лесопиления, оборудования и дереворежущего инструмента, сушки древесины. Северный научно-исследовательский институт лесной промышленности (СевНИИП) получил в 1984 г. свыше 100 авторских свидетельств на изобретения, внедренные в социалистическое производство. Архангельский институт леса и лесохимии успешно решал задачи по разработке новых машин и средств механизации, способствовавших совершенствованию технологии использования северных лесов. Северное отделение Полярного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии имени и.м Книповича провело исследования запасов основных промысловых рыб Белого моря и юго-восточной части Баренцева моря, морских млекопитающих Северного бассейна и беломорских промысловых водорослей. Новейшие технологии судостроения были разработаны десятками оборонных исследовательских институтов для предприятий города Северодвинска.
Архангельское отделение Союза писателей было одним из крупных в стране, воевавшей против гитлеровской Германии. Не все писатели вернулись с фронта. Погибли в боях с фашистами Иван Меньшиков, Николай Котов и Стефан НедзвецкиЙ. Вернулись из армии Константин Коничев, Владимир Жилкин, Владимир Мусиков, Федор Ширшов и другие прозаики и поэты. В Архангельске начинал свою творческую деятельность Иван Полуянов. Поэт Олег Думанский опубликовал в 1955 г. сборник стихов «Свежий ветер». В альманахе «Север» за 1956 г. была напечатана «Легенда о Ваули» Михаила Скороходова. В 1950 - 1960 гг. вышли в свет поэтические сборники Иосифа Леонидова в 1950-е годы начиналась в Архангельске литературная деятельность Ольги фокиной, Николая Жернакова, Евгения Богданова, Василия Ледкова, Николая Журавлева, Дмитрия Ушакова и др. Тогда же на страницах журналов и газет появляются статьи и издаются книги литературных критиков Л. Лениной, Л. Федоровой, Ш. Галимова, В. Лихановой, С. Мартыновой и др.
Заметной фигурой среди северных литераторов был писатель и журналист Георгий Иванович Суфтин (1906 - 1965), секретарь областного отделения Союза писателей (с 1956 г.) и редактор альманаха «Литературный Архангельск»; в 1951 - 1956 гг. он был редактором областной газеты «Правда Северю>. До войны г.И. Суфтин работал журналистом в Нарьян-Маре, где увлекся ненецкой историей и культурой. В 1957 г. была опубликована его повесть «Сын Хосея», в которой ярко и правдиво описана судьба бедняка-ненца Ясовея, ставшего учителем. Стихи, рассказы и повести Суфтина были хорошо известны северянам.
В 1949 г. на Всесоюзном конкурсе художественных книг для детей была удостоена премии повесть Евгения Коковина «Детство в Соломбале», получившая горячее одобрение читателей. Откликнувшись на пожелания молодых читателей книги, Евгений Степанович опубликовал ее продолжение - повесть «Морская школю> (1952 г.) и повесть «Первая любовь» (1957 г.).
Осенью 1970 г. в культурной и общественной жизни Архангельска произошло знаменательное событие. 12 - 13 октября здесь было проведено выездное заседание секретариата правления Союза писателей РСФСР, посвященное теме «Человек труда в про изведениях писателей Севера». Состоялся большой разговор о проблемах русской советской литературы, в котором участвовали Ф.А. Абрамов, В.П. Астафьев, В.И. Белов, с.п. Залыгин, С.В. Михалков, Н.М. Рубцов, О.А. Фокина и др.
Крупным северным писателем стал Николай Кузмич Жернаков (1914 1988), автор более 30 книг рассказов, повестей, романов и очерков, посвященных нелегкой судьбе северной деревни. Уроженец Холмогор, он правдиво и высокохудожественно отобразил исторшо Севера в романах «Быть флоту Российскому» (1961 г.), «Единомышленники» (1963 г.), «Горелый бор» (1970 г.), «Краснотал» (1984 г.) и др.
Особое место в советской культуре и литературе занимал Федор Александрович Абрамов (1920 - 1983). Его романы «Братья и сестры» (1958 г.), «Две зимы и три лета» (1969 г.), «Пути-перепутья» (1973 г.) составили трилогшо «пряслины», удостоенную Государственной премии СССР в 1975 г. В 1978 г. Вышла в свет четвертая книга о Пряслиных «Дом», а всю тетралогшо Абрамов назвал по первому роману - «Братья и сестры». Значительным творческим достижением писателя стали повести «Пелагею> (1969 г.), «Деревянные кони» (1970 г.) и «Алька» (1972 г.). Произведения Ф.А. Абрамова представляли со-бой неприкрашенную художественную летопись северной деревни. ПОД11инный историзм Абрамова-художника проявился в образах, поведении его героев, воплощавших в себе историческую действительность] 940 - ] 970-х гг. В творчестве Ф.А. Абрамова большое место стала занимать публицистика, в которой дополняли друг друга очерк, эпистолярное искусство и жанр мемората: «Пашня живая и мертвая» (в соавторстве с А. Чистяковым, ]976 г.); «Чем живемкормимся» (открытое письмо землякам, ] 979 г.); «Слово в ядерный век» (выступление на 7-м съезде писателей СССР, ]98] г.) «Самый надежный судьясовесть» (выступление на телестудии «Останкино», ] 981 г.); «В краю родникового слова: Размышления писателя о духовном наследии Севера» (Советская Россия. ] 983. 1 февр.) и др. На родине писателя по инициативе ИЯ. Просвирнина и Л.В. Крутиковой-Абрамовой был создан Веркольский литературно-мемориальный музей Ф.А. Абрамова, здесь же был открыт 5 августа 1990 с памятник-надгробие. В год восьмидесятилетия Абрамова постановлением главы администрации Архангельской области была учреждена Всероссийская литературная премия его имени. Первыми лауреатами премии Ф.А. Абрамова стали Владимир Личутин за роман-трилогию «Раскол» и Василий Ледков за сборник стихов «Белая держава».
Всю свою жизнь отдал Северу поэт Анатолии Ильич Лёвушкин (1922 _ 200]). Уроженец Рязани, он закончил в ]947 г. Литературный институт имени А.М. Горького. Приехав в Архангельск в 1964 г., поэт написал здесь поэмы «Георгий Седов», «Корабельные люди», «Соловецкое чудо», «Михайло Ломоносов», в которых он прославлял трудовой и боевой подвиг русского народа, восторгался историей и культурой России, особенно Русского Севера. Всего же А.И. Лёвушкин написал около двадцати поэтических книг.
Большой известностью и уважением у северян пользовался писатель Евгении Федорович Богданов (1923 - ]999). Уроженец села Ошевенское Каргопольского района, он прошел трудовую школу, воевал на фронтах Великой Отечественной войны. В ] 954 г. в Архангельске вышел первый сборник рассказов Боrданова «Сентябрь». Затем появились его рассказы, собранные в книжке «Весна». По этим книгам Е.Ф. Богданов был принят в члены Союза писателей. Темой творчества писателя стала история Севера. Одна за другой появлялись в свет книги: «Ожерелье Иомалы. Вьюга» (1968 г.), «Поморы» (1973 г.), «Лодейный кормщию) (1974 г.), «Черный соболь» (]975 г.), «Чайный клипер» (] 980 г.), «Отцовская слава» (198] г.), «Провинциальный роман» (1990 г.) и др. В последние годы жизни Е.Ф. Богданов принимал участие в создании первого тома «Поморской энциклопедии», где были помещены его интересные статьи о поморском судостроении и мореплавании.
С Архангельским Севером было тесно связано творчество поэта Николая Михайловича Рубцова (1936 - ] 97]), уроженца села Емецк на Северной Двине В ]965 г. в Архангельске вышел его первый сборник стихов «Лирика». Через два года в Москве была опубликована вторая книга поэта «Звезда полей». А в 1969 г. в Северо-Западном издательстве вышел очередной сборник его стихов «Душа хранит». Звезда поэзии Рубцова с каждым годом светит все ярче
Талантливым литературным критиком был и остается Александр Алексеевич Михайлов. Он родился] января 1922 г. в деревне Куя Печорского уезда (ныне Ненецкий автономный округ). Окончив среднюю школу в Нарьян-Маре, он воевал на фронтах Великой Отечественной войны. В 1951 г. Михайлов окончил Архангельский педагогический институт, затем работал учителем русского языка и литера1)'рЫ в школе N!! 22 города Архангельска, главным редактором Архангельского книжного издательства. С 1957 г. работал в Москве как литера1)'рный критик. Поражает объем опубликованных им статей и книг: свыше 700 научных работ, в том числе 30 книг, среди которых «Север в литерaryре» (] 961 г.), «Северная тетрадь» (1980 г.), «Моя Гиперборея: статьи о литера1)'ре, воспоминания» (1999 г.), избранные сочинения в 2 томах (1986 г.) и т.Д. Несколько лет тому назад А.А. Михайлов передал Поморскому университе1)' личную библиотеку с книгами, сопровожденными дарственными надписями многих советских поэтов и прозаиков. Александр Алексеевич принял активное участие в создании первого тома «Поморской энциклопедии».
Существенный вклад в литературную критику внес писатель Шамиль Загuрович Галuмов (1925 - 1998). С 1955 г. он работал в Архангельском педагогическом институте, был прекрасным педагогом. С 1965 г. Галимов постоянно сотрудничал в журнале «Север», где выступил с целым рядом интересных статей, посвященных злободневным вопросам современного литературного процесса. Среди них - «Литературный герой и современность», «Талант - это требовательность», «Строгий жанр», «Будни поэзии» и т.Д. Много внимания критик уделил про изведениям Федора Абрамова, Василия Белова, Евгения Носова, Владимира Тендрякова и других советских писателей. В 1962 г. вышла его книга «Аркадий Гайдар в Архангельске». В сборнике статей «Чувство времени» (1966 г.) он глубоко проанализировал творчество многих северных писателей. В книге «Закалка таланта» (1972 г.) бьта дана оценка современных дискуссий о литературе. В последние годы жизни Ш.З. Галимов работал над поэтической ленинианой, издал на эту тему книгу «Сердцем и именем» (1981 г.). Критик высоко ценил талант Федора Абрамова, дружил с ним, а в 1992 г. посвятил ему книгу «Федор Абрамов: творчество и личность». Перо Шамиля Галимова служило идеалам социалистического общества.
В 1980 - 1990-х гг. литературная жизнь Архангельского Севера была отмечена произведениями новых поэтов и прозаиков. Североведческая тематика была представлена в стихах В. Беднова, А. Роскова, Ю. Матониной, А. Ипатова, Н. Медведева, В. Матонина и др. Новое слово в литературе сказали М. Попов, И. Стрежнев, А. Коткин, И. Чесноков, В. Чубар, Е. Галимова и др. Большую научно-просветительскую работу вели музеи Архангельской области. Существенный вклад в организацию государственного и музейного дела внесли ЮЛ. Прокопьев, В.В. Филиппова, М.В. Миткевич, Е.И. Ружникова, а также партийные и советские работники Ф.В. Виноградов, Ю.Н. Сапожников, К.К. Костров, М.И. Наговицына и др. Историческое и природное краеведение оставалось главным направлением в научно-собирательской и экспозиционнопросветительской деятельности краеведческих, художественных и мемориальных музеев в Архангельске и Архангельской области. Большую роль в становлении научного краеведения сыграл ботаник и эколог Анатолий Александрович Гасконский (1905 - 1989), возглавлявший в 1940 - 1986 гг. отдел природы областного краеведческого музея. Среди других энтузиастов местного краеведения и музейного дела были В.Ф. Евстафеев (Карго поль), в.я. Боровой (Онега), Л.В. Лопаткина и Ю.М. Критский (Соловецкие острова), В.А. Воронцов (с. Ильинско-Подомское), В.А. Пономарев (с. Пермогорье), А.А. Тунгусов (Нарьян-Мар, Верхняя Тойма), В.И. Стирманов, А.И. Калинин, В.А. Осташев (с. Пинега), А.И. Гаврилова (с. Яренск), Д.И. Воробьев (Плесецк)., А.Н. Мельников (Мезень), В.Ф. Ракитин (Котлас), АЛ. Башарина (Сольвычегодск), Л.А. Малахова (Вельск), Ф.И. Заварзин (Холмогоры), Т.А. Антипина (с. Ломоносово) И др. Они воспитали молодых краеведов-музейщиков, успешно работающих в наше время. Много краеведов было среди учителей Архангельской области, из них наиболее известны имена П.В. Виткова, А.Г. Веселова, Б.И. Пузина, А.А. и Л.А. Варфоломеевых и др.
Сборы археографических материалов и их публикации в широких масштабах провели на Севере крупные университеты и научно-исследовательские институты, архивы, музеи и краеведческие общества. Всю жизнь отдал северной археографии филолог Владимир Иванович Малышев (1910 - 1976), собравший в созданном им Древлехранилище Института русской литературы (Пушкинский дом в Ленинграде ) свыше семи тысяч документов и книг; наиболее представительными в этом собрании стали печорская, карельская, пинежская, мезенская и северодвинская коллекции. В течение ряда десятилетий проводили научные исследования археографы и историки Вологодского проблемного объединения по аграрной истории (с 1967 г.) и Северного отделения Археографической комиссии (с 1969 г.). Многие документы по истории северного крестьянства были опубликованы под руководством Петра Андреевича Колесникова (1907 - 1996), автора многих книг по аграрной истории Европейского Севера.
В 1970 - 1980-х гг. активизировали свою деятельность старые и вновь созданные краеведческие объединения: Архангельский филиал Географического общества СССР (сейчас Архангельский центр Русского Географического общества РАН), Общество «Знание», местное отделение Советского фонда культуры, областная организация Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, ассоциация «Экология Севера», общество «Совесть» (<<Мемориал») и многие другие общества. С осени 1985 г. работал Архангельский клуб краеведов, созданный по инициативе заместителя председателя президиума Архангельского областного отделения ВООПИиК Марфы Ивановны Меньшиковой (1918 - 200 1). «Марфин дом» - так назвали архангелогородцы Дом пропаганды памятников истории и культуры, расположенный на заповедной улице Чумбарова-Лучинского в областном центре.
Со второй половины 1980-х П. произошли принципиальные перемены в духовной жизни постсоветского общества. «Новое мышление», предложенное М.С. Горбачевым в практике «перестройки», предполагало выявление гуманистической сущности социализма с приоритетом общечеловеческих ценностей в сфере культуры. В своем развитии советская культура в целом повторила основные этапы социально-экономической и политической истории страны и края, а в годы «перестройки» и демократических реформ сохранила по инерции социалистическую сущность. Продолжается борьба идеологий, идут rюиски путей к духовной революции, но это будет уже не «культурная революция», а «революция Культурой». Какой она будет, зависит от молодого поколения современных граждан Российской Федерации, в том числе и от молодежи Архангельского Севера.
Вопросы
1. Что такое «Пролеткульт» ? К чему призывали сторонники «пролетарской культуры»?
Как проходила борьба с неграмотностью на Архангельском Севере?
Как проходила борьба с религией?
Как строилась советская школа?
Когда зародилось комсомольское движение на Севере?
Когда появилась на Севере пионерская организация?
7. Какие высшие учебные заведения появились на Архангельском Севере в
конце 1920-начале 1930-х ГГ.?
Как шло становление советской науки на Севере?
9. Какой вклад внесли северяне в изучение и освоение Арктики?
Чем характеризовался быт и повседневность северян в 1930-х П.?
Каким было творчество масс в годы первых пятилеток?
12. Как развивалась советская культура на Севере в годы Великой Отечественной войны?
13.Что характеризует советскую культуру в послевоенный период истории Архангельского Севера?
Задания
1. Ознакомьтесь с экспозицией местного музея, рассказывающей о разви-
тии кулыуры родного края.
Соберите материал по истории школы, техникума, института (на выбор). 3. Напишите биографию выдающегося деятеля кулыуры (на выбор).
5. Напишите реферат по книгам и статьям В.Н. Булатова, В.И. Коротаева, В.И. Голдина, М.Н. Супруна, Ю.С. Алферова и др. (см. литературу к разделу).
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Алферов Ю. С. Зарождение пионерского движения в Архангельской области // Сб. ИСТ.-краеведч. статей. - Архангельск, 1962. - Вып. 12. - С. 68 - 88.
Архангельск. 1584 - 1984: Фрагменты истории. - Архангельск, 1984. С.300- 327.
Летопись города Архангельска. 1584 - 1984. - Архангельск, 1990. Богданов А.А. Вопросы социализма: Работы разных лет. - М., 1990. С. 348 и сл.
Булатов В.Н КПСС - организатор освоения Арктики и Северного мор-
ского пути (1917 - 1980). - М., 1989.
Булатов в.н Русский Север. КнА: Свет Полярной звезды. - Архангельск, 2001. Васнецов В.А. Под звездным флагом «Персея». - Л., 1974.
Голдин В.и. Подготовка кадров социалистической интеллигенции в Северном крае (I 928 - 1937) // История и культура Архангельского Севера в годы Советской власти: Межвуз. Сб. науч. трудов / Отв. ред. В.и.голдин. - Вологда, 1985 -- С. 119 - 131.
Документы и материалы по истории Архангельской областной организацИИ ВЛКСМ (1917 - 1977). - Архангельск, 1977.
Егоров В.М Об использовании свободного времени населением Архангельской области // История и культура Архангельского Севера в годы Советской власти: Межвуз. сб. науч. трудов / Отв. ред. В.И. Голдин. - Вологда, 1985.С. 145 - 151.
Коротаев В.и. Судьба «русской идеи» в советском менталитете (20 - 30-е годы): Учеб. пособие. -Архангельск, 1993.
Кудряшов Ю.В. Российское скаутское движение: Исторический очерк. Архангельск, 1997. - С. 212 - 215.
Культурное строительство на Севере, 1917 - 1941 гг. - Архангельск, 1986. Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР: Архангельская область / Науч. ред., сост. А-И. Фролов. - М., 1982.
Художественная литература
Абрамов Ф.А. Пелагея и Алька. - Архангельск, 1974. - 447 с.
Абрамов Ф.А. Собр. соч.: В 6 т. - Л. (СПб.), 1990 - 1993.
Архангельские сказки: Из материалов лаборатории фольклора Поморского ун-та / Сост., отв. ред. Н.В. Дранникова. - Архангельск, 2002. - 253 с.
Бадuгuн К-Е Покорители студеных морей. - М.: Детгиз, 1962. - 223 с.
Бадигин К- Е Кораблекрушение у острова Надежды: Роман-хроника времен ХУI века. - М.: Дет. лит., 1977. - 414 с.
Бадигuн К. Е Ключи от заколдованного замка. - М.: Дет. лит., 1980. - 366 с.
Бадuгин к- е Путь на Грумант (любое издание).
Бадuгин к.е Чужие паруса (любое издание).
Бестужев-Марлинский А.А. Мореход Никитин / / Бестужев-Марлинский А.А. Повести и рассказы. - М., 1976. - С. 383 - 414.
Богданов Е.Ф. Лодейный кормщик. - М.: Дет. лит., 1974. - 95 с.
Богданов Е.Ф. Черный соболь. - Архангельск, 1975. - 160 с.
Бра:жнин И.Я. Недавние были. - Архангельск, 1972. - 224 с.
Жернаков Н.К. Быть флоту Российскому. - Архангельск, 1958. - 80 с.
Коковин Е. е Детство в Соломбале (любое издание).
Коничев К-И Люди больших дел. - Архангельск, 1949. - 132 с.
Коничев К-И Повесть о Федоте Шубине. - Архангельск, 1970. - 303 с.
Коничев К-И Петр Первый на Севере (любое издание).
Линевский А.М. Листы каменной книги. - Петрозаводск, 1976. - 255 с.
Личутин В.В. Скитальцы: Роман. - М.: Современник, 1991. - 510 с.
Нелаева Е.м Здравствуй, морюшко Белое!: Сказители Крюковы из Зимней Золотицы. - Архангельск, 2001. - 232 с.
Осокин В.Н Российскою землей рожденный. - М.: Молодая гвардия, 1971. - 161 с.
Писарев С.Е Повесть о Манко Смелом - охотнике из племени Береговых людей. - Л.: Дет. лит., 1990. - 205 с.
Попов МК- Берестяная история, или приключения отрока Онфима. - Архангельск, 1997. - 64 с.
Пэля Пунух (тл. Синицын). Стрела восстания. - Архангельск, 1963. - 152 с.
Случевский К.К Стихотворения. Поэмы. проза. - М: «Современник
Толмасов В. Соловки: Трилогия. - М.: «Дружба народов», 1993. - 638 с.
Фрезер Е. Дом над Двиной: Дeтcтвo в Архангелъске. - Архангелъск, 1998. -472 с.
Шергuн Б. Древние памяти: Поморские были и сказания. - М.: Худож. лит., 1989. - 560 с:

Приложенные файлы

  • docx 7673810
    Размер файла: 152 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий