Дело о воскрешении_пер. Маркиза

Название: Дело о воскрешении
Оригинальное название: The Resurrection Question
Ссылка на оригинал: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Автор: lurkerfromoz
Переводчик: Маркиза
Рейтинг: NC-17
Жанр: pwp
Команда: Черная Роза
Размер: мини
Дисклаймер: автор и переводчик ни на что не претендуют и от всего отказываются!
Саммари: Северус Снейп подает жалобы на Люциуса Малфоя, посмевшего вернуть его из царства мертвых.
Комментарии: В подарок замечательному человеку, но кому , пока не скажу.После Битвы узнаете [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ] , для поддержания ее боевого духа! И конечно же для всех .....розовцев, Но Поросян, камрады!!!
Комментарии 2: Фик написан/переведен на Битву Алой и Черной Розы на Тайнах Темных Подземелий и может равно как утопить вас во флаффе, так и залить кровью ангста.
Запрос на перевод: отправлен, ожидается
Статус: закончен

Было одиннадцать часов вечера, и все сотрудники отдела тайн уже давно отдыхали после продолжительного рабочего дня. 
Мужчина, закутанный в длинную черную мантию, словно по мановению волшебной палочки, появился между полками, уставленными маленькими пыльными стеклянными шариками. Он на мгновение замер, прислушиваясь к тишине, а затем бесшумно двинулся вдоль рядов к единственной двери в комнате. Она распахнулась, стоило ему лишь коснуться ее, открывая взору мужчины другую комнату, залитую мерцающим сиянием, исходившим от многочисленных полок – все вокруг было уставлено хроноворотами всех мастей и размеров. В противоположном углу комнаты находился небольшой столик, на котором стоял высокий стеклянный колпак. Под колпаком, на специальной подстилке, лежало драгоценное яйцо, переливавшееся всеми цветами радуги. Когда мужчина поравнялся со столиком - яйцо треснуло, и из него появился на свет крошечный цыпленок со слипшимся от влаги пушком. Мужчина равнодушно прошествовал мимо, не обратив на новорожденного птенца феникса ни малейшего внимания.

Открыв еще одну дверь, человек оказался в большой темной круглой комнате. Он вновь замер, прислушиваясь к звукам – в это время в стенах появилась дюжина вращающихся дверей. Мужчина уверенно направился к одной из них, попав в большой, тускло-освещенный зал, в центре которого находилась огромная выложенная по краям камнем яма. Осторожно спустившись по каменным ступенькам, идущим по окружности ямы, он обратил свои серые холодные глаза к сводчатой арке, занавешенной черным изодранным в лохмотья занавесом. Белой холеной рукой мужчина откинул капюшон, открывая длинные серебристые волосы. Порывшись в кармане мантии, извлек маленький пузырек. Прочитав странное заклинание на непонятном языке, он бросил пузырек прямо в арку – склянка беззвучно растворилась прямо у него на глазах. Несколько долгих и тягостных минут он ожидал хоть какой-нибудь реакции. Убедившись в бесполезности своих ожиданий, повернулся и пошел от арки прочь. 
«Черт!» - с яростью прошипел Люциус Малфой, направляясь к выходу из комнаты.

* * * * * * *

Начальник отдела магического правопорядка сидела в своем офисе. Подперев левой рукой голову, в правой руке она рассеяно крутила перо. Женщина подняла глаза к потолку и тяжело вздохнула. Мерлин, как же ей все надоело! По крайней мере, пока был жив Волдеморт, жизнь имела хоть какой-нибудь смысл! За эти десять лет, прошедшие со дня победы Гарри на Темным Лордом, ее жизнь постепенно стала скучной, обыденной и унылой. Конечно, поначалу все было здорово – им приходилось отстраивать заново Хогвартс, восстанавливать волшебное сообщество, затем они вернулись к учебе, чтобы сдать ТРИТОНы. Тогда ей казалось, что работа в министерстве магии станет именно тем, о чем она мечтала всю свою жизнь. Первые несколько лет были достаточно интересными. Но сейчас она так отчаянно нуждалась в чем-то новом, интересном. Конечно, время от времени появлялся тот или иной сумасшедший, провозглашавший себя новым Темным Лордом, но это было так обыденно и скучно. Черт, даже Люциус Малфой прекратил доставлять их отделу неприятности, хоть в прошлом и сыграл достаточно заметную роль. Если в ближайшем будущем не произойдет никаких изменений, ей, наверное, придется самой искать приключений на свою голову. Но где же их взять? Больше не существовало черных меток, впаянных в кожу, никаких таинственных одеяний, наводивших ужас на обывателей. Капюшоны и маски ушли в прошлое, их заменили обыкновенные сумочки и модельная обувь, мантии и плащи, сшитые по последней моде.

Хлопок двери вывел Гермиону Грейнджер из мечтательного созерцания потолка. Она резко вскочила и в мгновение ока направила палочку в сторону двери, немного смутившись от того, что ее застали врасплох. 
Проклятие, готовое вот-вот сорваться с ее губ умерло, так и не родившись – Гермиона с изумлением смотрела на человека, так неожиданно появившегося на пороге ее кабинета. Мужчина причудливо изогнул бровь и обратился к ней охрипшим грубоватым голосом, который она так хорошо помнила со своих школьных дней: 
- Вопросы будут, мисс Грейнджер? 
Некоторое время Гермиона стояла, замерев словно истукан, ошеломленная и удивленная внезапным появлением в ее кабинете. Наконец справившись с волнением, взмахнула палочкой, накладывая запирающие и заглушающие чары на дверь. Попытавшись придать своему лицу выражение безразличия и равнодушия, она жестом пригласила посетителя занять кресло стоявшее возле стола. И немного нервным голосом сказала: 
- Да, профессор, вопросов у меня к вам предостаточно. Почему бы вам не присесть?

До сих пор не веря своим глазам, Гермиона наблюдала, как Северус Снейп, бывший директор школы магии и колдовства Хогвартс, неуверенной походкой пересек комнату и опустился в предложенное кресло. Он был еще бледнее, чем она помнила. Хотя, пожалуй, не столь бледный как в тот последний раз, когда Гермиона видела его – мертвым, лежавшим в луже собственной крови на полу Визжащей хижины. Его нос все еще был по-прежнему внушителен, зубы все такие же желтые и кривые, но вот волосы не казались такими сальными, как раньше. Как только бывший зельевар с комфортом устроился в кресле и взглянул на нее удивительно солнечными черными глазами, Гермиона задал один из немногих интересующих ее вопросов: 
- Так что нужно мертвецу в Отделе Волшебного правопорядка? 
Снейп откинулся в кресле и, возмущенный ее прохладным приемом, вернулся вновь к своему обычному сарказму: 
- Мне кажется это очевидным, мисс Грейнджер, - увидев ее нетерпеливый жест, он продолжал, - я желаю сообщить о совершенном преступлении. 
- И против кого совершено было преступление? 
- Конечно против меня, глупая девчонка! 
Гермиона посмотрела на него так, как однажды посмотрела на свою любимую тетушку Дотти, когда старушка на Рождество хильнула слишком много хереса и принялась чудить. 
- Но человек, который вас убил, мертв, так что мы ничего не можем с этим поделать. 
- Да не Темный Лорд!!! Малфой!!! – Снейп с силой стукнул кулаком по столу. 
- Но Люциус Малфой вас не убивал, - Гермиона разозлилась не на шутку. Поначалу она думала, что воскрешение и появление Северуса Снейпа выглядит многообещающим сюрпризом, но сейчас уже стала уставать от напористости бывшего профессора. 
- Мисс Грейнджер, перестаньте вести себя как последний имбецил и слушайте меня внимательно, - голос Снейпа нарастал, поскольку терпение его заканчивалось. Гермиона тихо похвалила себя за то, что наложила заглушающие чары дверь. 
- Господин Снейп, - ее голос дрожал от тихого возмущения, - возможно, если бы вы соблаговолили мне пояснить ситуацию, я бы с большим вниманием выслушала вас. 
Несколько мгновений они сверлили друг друга взглядом, наконец, Снейп вздохнул и коротко кивнул, продолжая уже тише: 
- Как вам известно, я был мертв в течение десяти лет, - зельевар ожидал комментариев, но Гермиона только картинно закатила глаза и ничего не сказала, - я был счастлив в своей загробной жизни. 
- Так вы и Лили?.. - заметив, как вздрогнул мужчина, Гермиона решила не продолжать, - Кто-нибудь еще?- добавила она тихим голосом. 
Снейп тяжело вздохнул, удрученный дерзостью девчонки и, игнорируя вопрос, продолжил: 
- Это было лучшее существование, чем вся моя предыдущая жизнь. У меня были свои исследования, множество книг, замечательные встречи с друзьями по пятницам. И все это у меня было до того момента, пока Люциус, мать его за ногу, Малфой не решил вмешаться. 
- Хм, но Малфой жив и здравствует поныне, - бровь Гермионы удивленно изогнулась, - я в курсе всех событий его жизни, потому что наш отдел внимательно за ним следит. Если бы он умер, поверьте мне, мы бы уже знали бы об этом. 
- Конечно же, он жив! Хотя боюсь это не надолго. Когда я доберусь до него - Снейп вскочил и стал нервно вышагивать по кабинету. Сейчас его движения были более уверенные, чем поначалу, видимо он уже достаточно пришел в себя. 
- Так вы полагаете, что он приложил руку к вашему появлению здесь? – Снейп церемонно ей поклонился и устремил вдумчивый взгляд на лицо девушки. - Сукин сын, я знала, что слишком уж давно он ведет себя тихо. Вы не будете против, если я проведу несколько тестов? 
Зельевар ничего не ответил, и Гермиона осторожно наложила на него специальные тестирующие чары. Как только результаты появились на пергаменте лежавшим перед нею на столе, девушка прочитала их и тихо присвистнула. Затем призвала заклинанием несколько книг из шкафов, занимавших две свободные стены ее кабинета. 
Снейп безуспешно пытался несколько раз привлечь внимание мисс Грейнджер, но каждый раз она останавливала его нетерпеливым взмахом руки, внимательно поглощая информацию из книг. 
Наконец, спустя полтора часа, и после просмотренных и изученных пятнадцати томов, Гермиона повернулась к мужчине, печально вздохнув: 
- К сожалению, он не сделал ничего предосудительного. 
В повисшей тишине, она попыталась объяснить Снейпу суть ситуации. 
Благодаря проведенным тестам, Гермионе удалось выяснить, что Снейп не стал ни инферналом, ни хоркруксом, ни тенью человека возвращенного с помощью камня жизни. К нему не применялось никакого темного волшебства, а значит некроманты тут не причем. Он был нормальным, здоровым, живым человеком. В истории волшебного сообщества был описан только один подобный случай, произошедший около двух тысяч лет назад – умерший был возвращен к жизни возлюбленным спустя три дня после смерти. Считалось, что провести подобный обряд невозможно, и с тех пор никому ничего подобного не удавалось совершить, а посему никому и в голову не пришло издавать законы, запрещающие подобные процедуры. Просто ни один уважающий себя маг не верил в подобное возвращение из загробного мира. 
- Люциус? Чистые намерения? Вы издеваетесь???- с сарказмом зашипел Снейп 
- Точно! – согласилась Гермиона, - Увы, ничего не могу поделать – Малфой закон не нарушал. Все что мы могли бы ему предъявить – это похищение. Но поскольку он не запирал вас где-нибудь в подвалах своего поместья, и вы сейчас находитесь здесь, то - увы! 
- Но вы не можете ему позволить возвращать людей из царства мертвых! Я никогда не просил его о подобном! И старый сукин сын никогда не интересовался моим мнением на сей счет! Он самовольно пошел и вернул меня с того света. Неужели мы не в состоянии ничего ему предъявить? 
Гермиона несколько мгновений внимательно изучала бывшего профессора, а затем достала чистый лист пергамента и принялась писать.

* * * * *

Люциус Малфой сидел в библиотеке поместья Малфоев, мрачно уставившись на огонь в камине, и мерно покачивал в руке стакан с бренди. Комната была огромной и просторной, тысячи книг закрывали стены от самого потолка до пола. В комнате находилось также несколько удобных диванчиков и кресел, где можно было с комфортом устроиться, дабы прочитать понравившийся том. Его размышления были прерваны появлением эльфа. 
- Хозяин, к вам посетитель! 
- Прекрасно! Ты спросил его имя? – блондин угрожающе помахивал тростью, перед сжавшимся от страха эльфом, но это скорее была попытка запугать беззащитное существо, чем действительно причинить ему вред. 
- Я хотел сделать тебе сюрприз, Люциус. Рад вновь меня видеть? 
Малфой повернулся к двери, и увидел человека, которого когда-либо уже и отчаялся увидеть вновь. 
- Северус - еле слышно выдохнул Малфой. 
- Разве ты не рад? – старый друг стоял перед изумленным блондином, все такой же ядовитый и саркастичный, но самое главное - живой! Люциус не верил собственным глазам. Взяв себя в руки, он придал своему лицу обычное выражение высокомерия и, встав с кресла, церемонно направился к двери, чтобы поприветствовать Северуса. 
- Самое время появиться - как обычно с опозданием. Вспоминаю старые добрые времена, возвращение Темного Лорда. Только сейчас Дамблдора нет, и ты не сможешь использовать его как оправдание. Мерлин, я потратил десять лет! Я вложил столько крови, пота и слез в зелье, и все что от тебя требовалось, появиться здесь вовремя! 
- Кровь, пот и слезы, Люциус? На тебя это не похоже. 
- Я ведь не сказал, что это были мои кровь, пот и слезы, не так ли? Теперь, когда ты здесь, я могу угостить тебя бренди, старина? 
- Это наименьшее из всего, что ты можешь сделать. У тебя есть бренди для покойника? 
Тряхнув головой и ослепительно улыбнувшись, Люциус сопроводил Северуса к удобному диванчику, обитому зеленым бархатом. Затем он выплеснул жидкость из своего бокала, и налил туда свежего бренди. Протянув напиток старому другу, Малфой сел в кресло напротив. Мысли лихорадочно скакали. Северус вернулся! Последние годы Люциус был страшно одинок – Нарцисса бросила его ради французского графа с тысячелетней родословной вскоре после окончания войны. Она так и не смогла простить мужу то, что он подверг их единственного сына такой опасности. Последней каплей ее терпения стало появление Волдеморта в их доме в качестве гостя. Не из-за того, что Темный Лорд был полукровкой, Северус тоже много раз гостил у них дома, просто опасность, которую нес с собой Волдеморт, нервировала хозяйку дома. Кроме того, у этого чудовища даже носа не было, а уж его одеяния не выдерживали никакой критики. 
Оставшись один, Люциус часто вспоминал людей, которых потерял в своей жизни: друзей, семью, возлюбленных. Он понял, что сильнее всего тосковал только за одним из них – за Северусом Снейпом. Долгие годы они были настоящими друзьями, и как только поняли с каким, маньяком связались, их дружба укрепилась еще больше. Было достаточно много женщин, которых они разделили друг с другом, но только Северус жил постоянно в сердце Люциуса Малфоя. Нет, он никогда не признавался в своих чувствах другу. Существовали необходимые стандарты, которые нужно было поддерживать, да и наследником он должен был обзавестись. Кроме того, Люциус никогда не был уверен в том, что его чувства будут возвращены, а гордый Малфой не хотел жить с клеймом безответной любви. 
После смерти друга он обшарил библиотеки многих волшебных учреждений и сообществ в поисках способа возвратить Северуса. За последние десять лет было сделано несколько попыток, он мог проникнуть в отдел тайн уже с завязанными глазами. Но после последней - Малфой потерял уже всякую надежду. Однако главный очевидец и свидетель его успеха сейчас сидел целый и невредимый прямо перед ним, с ухмылкой наблюдая за растерянным хозяином дома. 
- Прошлые десять лет оказали пагубное влияние на твои манеры, Люциус. Разве твоя мать не говорила, что не красиво пялиться на людей? 
- Приношу свои извинения, Северус. Мы так давно не виделись. Ты даже представить себе не можешь, что такое жить под пристальным наблюдением министерства. У меня не было никакой радости, ни крохи счастья за прошедшие десять лет. Я просто поражен и восхищен теми возможностями, которые открываются перед нами после твоего возвращения. 
- И каковы эти возможности? 
- Мы обсудим их за обедом. Эльфы готовят восхитительную говядину по-веллингтонски. Кроме того, они будут просто счастливы, приготовить ее для такого дорого гостя. 
- Мерлин, кажется за последние десять лет, многое изменилось! С каких пор тебя волнует, будут ли счастливы твои эльфы? 
- С тех самых пор, как та мерзкая сука-грязнокровка стала начальником отдела магического правопорядка и ввела ряд законов о правах домовых эльфов. 
Северус внешне ничем не выдал своего интереса, но внутри его все ликовало. Люциус шел прямо ему в руки. План Гермионы, оказалось, выполнить намного легче, чем они думали поначалу. 
После обеда, Люциус в мельчайших подробностях рассказал Снейпу, какие удручающие, по мнению чистокровного мага, перемены произошли в волшебном мире. И когда он займет причитающееся ему положение в обществе, то вернет все на круги своя. И начнет с Грейнджер.

- Может быть, я смог бы помочь тебе, - прервал его Снейп. - Грейнджер было бы очень интересно узнать подробности моего «воскрешения». Она видела результаты собственными глазами. Вообще-то, у меня назначена с ней встреча в понедельник. Я хочу обсудить с ней все вопросы, связанные с моей пенсией, полагающейся мне как герою, награжденному орденом Мерлина. Встреча назначена после обеда. Если я затяну наше обсуждение, то в министерстве будет уже практически пусто, рабочий день закончится, и я смогу пригласить ее куда-нибудь, где ты сможешь спокойно до нее добраться. Или я тороплю события? 
- Нет, Северус. Я уже давно мечтаю ее хорошенько наказать. Просто до сего дня у меня не было такой возможности. Авроры слишком пристально наблюдают за мной. Я не могу ее похитить. Так что, тебе придется привести ее сюда, мой друг. Я подготовлю специальную комнату. 
- Не темницу, надеюсь? Я думаю, мы могли бы подойти творчески к ее наказанию. Тебе бы понравилось смотреть на ее гладкую кожу, покрытую красными рубцами, в то время как девчонка называла бы тебя «Хозяин»? Я, со своей стороны, давно хочу заткнуть ее болтливый рот, и для этого у меня припасен не один способ. 
- Я знал! Знал, что был абсолютно прав, решив воскресить тебя! Я подготовлю комнату Нарциссы, и ты аппарируешь с ней туда в понедельник вечером. 
- Договорились!

* * * * *

В понедельник, в половине восьмого вечера, Гермиона в последний раз проверила спрятанную в замаскированную специальную кобуру палочку, привязанную к ее левой руке, дала запасную палочку Северусу и, глубоко вздохнув, позволила ему, наконец, аппарировать в поместье Малфоев. Они провели весь день, тщательно обговаривая и согласовывая все мельчайшие подробности ее плана. Постепенно, после многочасового обсуждения, они решили отбросить все формальности и стали называть друг друга просто по именам – Северус и Гермиона. 
Когда парочка появилась в поместье, то стало ясно: заботливый хозяин долго и упорно трудился, дабы приспособить помещение для удовлетворения собственной мести. В комнате находилась огромная кровать, покрытая мягким кремовым покрывалом в тон постельному белью. Большие стеклянные двери вели на роскошный балкон, весь увитый зеленью и цветами. Напротив кровати расположился большой мраморный камин, в котором полыхал огонь. На темно-зеленом коврике перед камином стоял круглый столик, на котором было разложено множество самых разнообразных «игрушек». 
- Мисс Грейнджер, как я рад, что вы решили присоединиться к нам. 
Глаза Гермионы скользнули от столика с инвентарем к лицу Малфоя, сидевшего в большом кресле у огня. Один взмах его палочки и вся одежда мисс Грейнджер исчезла, руки были подняты над головой и связаны веревкой, свисавшей с металлического крюка, вмонтированного в потолок. Гермиона опустила глаза вниз – пальцами ноги она едва касалась пола – и подавила улыбку, созерцая свою новое одеяние – мужчины настолько предсказуемы! Вместо очаровательного нижнего белья, одетого сегодня утром, она была затянута в алый атласный корсет, едва прикрывавший грудь, алые шелковые стринги и черные чулки в сеточку. Весь наряд довершали ярко красные шпильки с высоченным каблуком - стилетом. Хорошо, что ее поддерживала веревка – она никогда в жизни не смогла бы устоять на таких каблуках. 
Малфой встал с кресла и медленно направился к ней, одарив девушку похотливым взглядом. Гермиона ждала, пока он не приблизится к ней на расстояние в три фута, и, с надеждой взглянув на Северуса, сказала: 
- Вам не избежать неприятностей, Малфой. Авроры следят за каждым вашим шагом. 
Эта фраза была заранее обговоренным сигналом - после нее Северус должен был произнести специальное заклинание обмена. Но ничего не произошло. 
- Повторяю, Малфой, вам не избежать неприятностей! 
Никакой реакции. Раздраженно вздохнув при виде замершего с приоткрытым от удивления ртом Северуса, Гермиона сконцентрировалась на скрытой от посторонних глаз палочке и произнесла заклинание. 
Она была права – в этих проклятых туфлях ей, вряд ли, удалось бы устоять. Оказавшись в своей прежней одежде и обуви, она с облегчением опустилась на кровать. 
Гермиона сидела на краю огромной кровати и созерцала картину, открывшуюся ее взору. 
Теперь уже Малфой стоял в подвешенном состоянии со связанными над головой руками, одетый в алый атласный корсет, в который всего пять минут назад была затянута она. Хотя, на шпильках блондин стоял гораздо увереннее, чем Гермиона. Северус, все еще пораженный всем происходящим, наконец, пришел в себя и переводил взгляд с Люциуса на Гермиону и обратно. Его язык облизнул пересохшие от возбуждения губы, а в глазах читалось нескрываемая жажда. Пристальный взгляд Гермионы опустился к его поясу брюк - чуть ниже виднелась заметная выпуклость, красноречиво свидетельствующая о его желании. Эмоции, переполнявшие Малфоя, были более очевидны - алая ткань трусиков едва прикрывала мошонку, над которой гордо возвышался его налитый кровью член. 
- Северус! 
Ноль реакции. 
- Северус!!! 
Наконец, ее резкий голос проник сквозь туман застилавший ум Снейпа, и ценой неимоверных усилий он взял себя в руки. 
- Да, Гермиона. – Северус был поражен, что девушка не воспользовалась заклинанием обмена, чтобы преобразовать свое обыденное одеяние во что-нибудь более удобное. Поражен и, если уж быть честным с собой, очень рад. 
- Сейчас ваше время – Малфой ваш! Или вы уже позабыли о конечной цели нашего визита? 
- Нет, я не забыл, но мне пришла в голову мысль – может быть нам стоит немного изменить планы. 
Заметив удивленный взгляд Грейнджер, Снейп направился к ней, по пути наложив чары тишины, чтобы Люциус не смог услышать то, что он намеревался предложить Грейнджер. 
- Гермиона, я всегда был очень одинок. Да, у меня были друзья, любовницы, но не было никого с кем бы я смог разделить свою жизнь, кроме школы, полной маленьких сопливых идиотов, за которым следил старый маразматик. В моей загробной жизни, не было недостатка в дружбе, но очень часто я тоже был там одинок, и страстно желал более близких отношений. Коль я должен вновь вскоре покинуть этот мир, и отправиться в путешествие сквозь завесу в отделе Тайн, я хотел бы унести с собой память, которая поможет мне пережить вечность. 
Заметив, с какой симпатией и сожалением слушает его девушка, Северус набрался храбрости и, склонившись вперед, поцеловал ее. Он нежно ласкал языком ее губы. И Гермиона с легким вздохом приоткрыла рот и в ответ провела язычком по губам мужчины. 
Они застонали в унисон, продолжая исступленно целоваться, пока, наконец, не оторвались друг, от друга переводя дыхание. 
- Так что тогда вы планируете с ним сделать? – спросила девушка, кивнув в сторону Люциуса. 
- Прекрасно, - Северус одарил ее взглядом полным желания,- я думаю, он смог бы к нам присоединиться. Он как раз подходяще одет. Да и кто поверит, вздумай он трепать языком? 
Гермиона несколько мгновений внимательно изучала обоих мужчин. Одиночество было ей очень хорошо знакомо. После того, как она застала Рона в постели с одним из продавцов «Ужастиков Уизли», у нее были только случайные, мимолетные связи. Работа, казалось, занимала все свободное время. И жизнь была так скучна в последнее время. Но регулярной сексуальной жизни у нее вообще не существовало. Каждый имел право на один шанс в жизни. Может быть, сейчас был именно тот момент? Эти двое мужчин выглядели так соблазнительно, и если никто и никогда не узнает 
- Я бы чувствовала себя более спокойно, если после всего мы смогли бы наложить на Малфоя Обливейт. Мерлин, представить себе не могу, что даже допускаю подобные мысли! 
Гермиона глубоко вздохнула и, заметив на лице Северуса нехарактерный для него застенчивый взгляд, приняла решение. 
- Хорошо, но вы уверены, что Люциус согласится? 
- Взгляните на него, - сказал Снейп, поворачиваясь к Малфою, - разве похоже на то, что он откажется? 
В тот момент Люциус напоминал мальчика с рекламного постера трансвеститов. Корсет сидел на его мускулистом теле идеально, почти не касаясь тех крошечных кусочков материи, едва сдерживавших его возбужденный член, выступающий в ореоле белых завитков. Глаза Гермионы изумленно расширились, и она нервно облизнулась при виде такого зрелища. Мерлин, он выглядел шикарно даже в черных чулках и шпильках. Высокомерная улыбка, приподнявшая вверх уголок его рта, дала ясно понять Гермионе, что Малфой прекрасно понимает, о чем они говорят. 
- Да, в данный момент не похоже, чтобы он отказался от чего–то такого. Как он отнесется к Menage-a- trois, чтобы все смогли получить равноценное удовольствие? 
- Не переживайте, Гермиона, поверьте мне на слово, у нас есть некоторый опыт в решении данного вопроса,- легким движением палочки Северус переодел себя в черные кожаные брюки, а ботинки Гермионы были преобразованы в изящные туфельки, а ее одежда трансфигурирована в роскошный корсет. Заглушающие чары тоже исчезли, поскольку она услышала возражения Люциуса по поводу изменений в одежде. 
- Я не могу долго стоять в этих идиотских шмотках! – возмущенно возразила Гермиона. 
- Основная идея заключалась в том, что вам не пришлось бы стоять слишком долго, - ответил Малфой. - В ближайшее время я не планирую сохранять вертикальное положение! 
- Это, мой дорогой друг, полностью зависит от мисс Грейнджер,- прервал его Северус. 
- Прекрасно, думаю, пора его уже избавить от веревок, если он планирует к нам присоединиться. 
Гермиона взмахнула палочкой и, веревки исчезли. Люциус потер затекшие запястья, окинув плотоядным взором Гермиону с головы до ног. 
- Милая моя, мисс Грейнджер, приятно осознавать, что эти проклятые министерские мантии скрывают так много интересного. Ты согласен со мной, Северус? 
Гермиона едва не задохнулась от неожиданности, когда руки Северуса, стоявшего за ее спиной, скользнули ей на грудь, нежно сжимая упругую плоть. Она почувствовала его голую грудь, прижавшуюся к ее спине, и напряженную выпуклость его члена, уютно расположившегося возле ее ягодиц. Ее удушье, переросло в низкий стон, когда Снейп склонил голову и нежно лизнул языком ее шею. Мужчина перемещал рот все выше, наконец, захватил зубами мочку уха. Люциус приблизился к девушке, взяв ее за руки и нежно поглаживая запястья, двинулся ладонями выше, чтобы поласкать плечи, и внезапно прильнул к ее губам в жгучем голодном поцелуе. 
Голова Гермионы пошла кругом. Губы Северуса, его язык и зубы дразнили нежную кожу шеи и плеч, но поцелуй Люциуса просто сводил с ума. Его гибкий язык, скользивший между губами девушки, завораживал, околдовывал медленным чувственным танцем. Когда они, наконец, оторвались друг от друга, чтобы вдохнуть воздуха, Гермиона поняла, что лежит на кровати, зажатая между двумя мужчинами. 
Мужчины осторожно переместили ее, уложив на спину. Люциус склонился и вновь поцеловал Гермиону, в тот момент она почувствовала, как Северус передвинулся к изножью кровати. Он осторожно снял ее туфельки и медленно целовал внутреннюю часть ноги, поднимаясь все выше и выше к краю чулка. Без излишней поспешности, Северус спустил тонкую шелковистую ткань к пальчикам ноги и отбросил чулок в сторону, тут же занявшись второй ногой. Как только он избавил девушку от чулок, его рот стал покрывать горячими поцелуями бедра Гермионы. Снейп мучил ее, покусывая, посасывая нежную кожу, извлекая из груди девушки тихие стоны безумными ласками. Северус продолжал ее нежно ласкать, старательно избегая самого желанного места. И она безуспешно пыталась передвинуть бедра, чтобы обратить внимание Северуса на ее самое сокровенное местечко. 
Наконец, Снейп оторвался от ее тела, чтобы понаблюдать за Люциусом, который, выпустив губы Гермионы, покрывал нежными поцелуями ее шею, медленно спускаясь к упругой груди. Северус придвинулся ближе к другу и мужчины, обменявшись хитрыми взглядами, одновременно склонили головы к ее напряженным соскам. Посасывая твердую горошину, Снейп медленно и чувственно потирал свой возбужденный орган о бедро девушки. Так много времени прошло с тех пор, как он занимался любовью с женщиной, и еще больше с того момента, как он разделил партнершу с Люциусом. Он сосал и облизывал упругую плоть, не оставляя ни дюйма кожи без ласки. Осторожным движением, Северус высвободил грудь девушки из чашки бюстгальтера, и с нетерпением продолжил ласки. Люциус с не меньшим желанием ласкал другую грудь Гермионы, повторяя действия своего друга. 
Гермионе казалось, что ее соски словно связаны нитями удовольствия с клитором. Волны наслаждения затопляли все ее тело. Она чувствовала, как влага наполнила ее влагалище, покрывая влажностью ее бедра, и тонкая ткань трусиков едва ли могла послужить преградой. Она погрузила пальцы в волосы мужчин, наслаждаясь визуальным контрастом, в то время как шелковые пряди ласкали ее тело. Не в состоянии выдержать больше эту сладкую муку, она потянула их за волосы, тихо рассмеявшись, когда оба рта с мягким звуком оторвались от ее груди. 
- Одежда раздевайтесь! – задыхаясь, произнесла Гермиона, протягивая руки к кожаному поясу брюк Северуса. Пока она сражалась с тугой застежкой, Люциус расстегнул корсет на ее спине, и затем повернулся так, чтобы Северус смог сделать тоже самое и для него. Наконец расстегнув брюки, Гермиона одним движением спустила их вниз. 
Замерев на секунду, она вопросительно посмотрела на мужчин, и, набравшись храбрости, спросила: 
- Когда раньше, вы занимались любовью втроем между вами бываломэ взаимодействие, или вы придерживались золотого правила – никаких контактов с членом партнера? 
Северус и Люциус многозначительно переглянулись, затем посмотрели на Гермиону, и вновь взглянув друг на друга, внезапно поцеловались, на глазах у изумленной, задыхающейся от возбуждения девушки. Пока мужчины целовались, она воспользовалась моментом, чтобы подробно рассмотреть их. Северус казался все таким же мрачным и темным, как и раньше, хотя сейчас он выглядел более здоровым и смягченным. Светлые волосы Люциуса, с едва заметной сединой на висках, нежно оттеняли красивое лицо блондина, на котором время уже начало оставлять свои следы. Он все еще выглядел чертовски сексуально. Она по достоинству оценила два мускулистых торса, покрытых шрамами и отметинами былых сражений. Черные курчавые волосы покрывали грудь и живот Северуса, плавно спускаясь к паху. Сейчас мужчины были настолько близки друг к другу, особенно когда их члены почти касались друг друга – темные и светлые волосы, окружали прекрасные по форме и размеру возбужденные органы. Гермиона лихорадочно облизнула губы, наслаждаясь созерцанием двух удивительных мужчин. Член Северуса был идеальной формы и подходящего размера – не слишком длинный, и не очень тонкий – и орган Люциуса был немного короче, чуть потолще, чем у его друга. Не в силах больше сопротивляться искушению, девушка подползла на коленях к ним ближе и коснулась мужчин. Они застонали, прервав поцелуй, и коснулись ее тела. Гермиона оттолкнула Северуса на спину и, склонившись, обхватила губами головку его члена. Люциус используя в собственных интересах позу девушки, продвинул голову у нее между ног, и стал нежно облизывать ее клитор, даря ей неописуемое наслаждение. Тем временем Снейп начал мягко брать ее рот, эти движения так возбудили Гермиону, что она начала непроизвольно двигать бедрами. Люциус ускорил ласки, начав сильнее облизывать ее влагалище. Она чувствовала, как внутри нарастает сладкое томление, и наслаждение, словно свернутая спираль, начинает разливаться волнами по ее телу. И когда Люциус ввел два пальца во влагалище девушки, Гермиона не выдержав, оторвалась, от члена Северуса и пронзительно закричала, от восхитительной силы оргазма, захлестнувшего все ее существо. 
Северус нежно приподнял Гермиону, и усадил ее к Люциусу на колени, прижав спиной к груди блондина. Когда он опускал ее, Малфой придвинулся ближе, и осторожно ввел член в ее все еще пульсирующий вход. Северус жестом приказал другу придвинуться ближе к краю кровати, так чтобы мужчина и девушка расположились на самом краю кровати. Тем временем Снейп опустился на колени перед ними. Люциус медленно развел ногами бедра Гермионы, полностью раскрывая ее лоно горящему взору Северуса. Малфой обвил руками талию девушки и начал медленно двигать ее вверх и вниз, насаживая на свой твердый член. Темноволосый волшебник склонился и нежно лизнул языком клитор девушки, спускаясь ниже и лаская мошонку друга. 
- У нее божественный вкус, не правда ли? – хрипло простонал Люциус. 
Единственным ответом послужил хриплый стон, донесшийся из груди Северуса, продолжавшего ласкать и облизывать влагалище девушки. Гермиона закрыла глаза, наслаждаясь удивительными ощущениями от того, что член Малфоя заполнял ее влажное тело, а губы и язык Северуса творили немыслимые вещи с ее клитором. Это было невероятно! После несколько минут восхитительной пытки, Люциус почувствовал, как напрягаются мышцы влагалища девушки, сигнализируя о приближающемся оргазме. И прежде чем новая волна наслаждения захватила тело Гермионы, он потянул ее и Северуса на кровать, где Снейп продолжил облизывать и сосать ее плоть, пока не стихло возбуждение принесенное вторым, сокрушительным оргазмом. Гермиона лежала на Люциусе ощущая себя слабой и восхитительно измученной. Осторожно она попыталась соскользнуть с тела Малфоя и лечь рядом, но блондин удержал ее, прижимая к себе. 
- Мы еще не закончили с вами, моя дорогая, - жарко шептал он Гермионе на ушко, подталкивая девушку к Снейпу, чтобы насадить ее на торчащий как кол член Северуса. 
О, это было замечательно, восхитительно, как она и представляла себе. Люциус легонько подтолкнул Гермиону в спину, и она склонилась к Северусу, прижавшись к его губам. Поначалу поцелуй был нежным и медленным, постепенно страсть нарастала и вот они уже целовались с безумной страстью и желанием. Гермиона почувствовала, как рука Малфоя поглаживает ее ягодицы, нежно сжимая и разводя их немного в стороны, тут она почувствовала прикосновение влажного, горячего языка к самому интимному месту в ее теле. Такого она еще никогда не испытывала в своей жизни. По началу Гермиону смутилась от столь откровенных ласк, но стоны Люциуса, давали ясно понять – блондин наслаждался такими ласками. Тогда девушка расслабилась и отдалась полностью во власть восхитительных ощущений, полностью захвативших ее. Она задрожала, когда язык мужчины стал исследовать маленькое отверстие, настойчиво проникая внутрь, а затем добавил еще и палец, покрытый скользкой прохладной смазкой. 
- Расслабься, - нежно шептал Гермионе Северус, - тебе понравится, я обещаю. 
Несколько мгновений спустя девушка почувствовала, как к первому пальцу присоединился и второй. На этот раз проникновение было немного болезненным, но поскольку Малфой действовал не торопливо и осторожно, неприятные ощущения исчезли, оставляя место для удовольствия. Гермиона чувствовала, как странное волнение нарастает в ее груди. И даже чувствуя пальцы Люциуса мерно двигавшиеся в ее теле, она чувствовала себя пустой. Она опустила голову и вновь прижалась к губам Северуса. Он осторожно продвинул руку между их двигающимися телами и нажал на клитор. От остроты испытываемых ощущений, Гермиона вскрикнула. 
- Трахните меня, СЕЙЧАС ЖЕ!!! 
Люциус не нуждался в повторном приглашении, он удалил пальцы из ее ануса, и осторожно стал вводить головку члена. Гермиона замерла на мгновение, в ожидании боли, но была удивлена, почувствовав удивительные новые ощущения от погружавшегося в ее тело органа, дарившего такие восхитительные ощущения и чувство заполненности. Люциус крепко сжимал руками ее бедра, Северус продолжал ласкать клитор девушки, 
поощряя Гермиону двигаться. С каждым толчком ее тела, члены погружались все глубже, лаская друг друга сквозь тонкую мембрану в ее теле, и это осторожное трение сводило просто с ума. Гермиона продолжала двигаться, постепенно увеличивая темп. Она попыталась расслабиться, но чувства, заполнявшие ее тело, были настолько сильны, что ей просто не обходима была разрядка. 
- Сильнее умоляю пожалуйста! 
- Ммм да - последовал ответ, но кто из двух мужчин это сказал, она не знала точно. 
Они двигали тело девушки в унисон, и удовольствие было настолько сильным, что почти причиняло боль. Большего Гермиона не могла выдержать, и, наконец, сладостные волны удовольствия захлестнули ее влажное тело, и она закричала от удивительных ощущений, заполонивших все ее естество. Сладкая пульсация в ее теле привела к завершению сначала Люциуса, вслед за ним последовал и Северус, глухо зарычав от наслаждения. 
Опустошенные и обессиленные троица упала на кровать. 
Гермиона опустила голову на грудь Северуса, пытаясь прийти в себя, Люциус прижался к спине девушки и, подтянув простыню, укрыл ею всех. 
- Это было невероятнофантастично, - пробормотала Гермиона, - как жаль, что мы не сможем это вновь повторить. 
- Почему нет? – последовал сонный ответ от Северуса, - я никуда не ухожу. 
Люциус резко вскочил в кровати. 
- Ты не вернешься через завесу, правда? Я тебя правильно понял? 
- И оставить вас одних? Ни за что! 
И поскольку все было разрешено благополучно, трио удобно строилось на огромной кровати и погрузилось в сладкий сон.
~Конец~













Приложенные файлы

  • doc 3821753
    Размер файла: 151 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий