Золотой осёл Насреддина





шапи казиев








ЗОЛОТОЙ ОСЕЛ НАСРЕДДИНА

Восточная сказка
































Д е й с т в у ю щ и е л и ц а:

Н а с р е д д и н
Ф а т и м а – его невеста
О с е л
Х а н
Т о л с т ы й – старший ханский слуга
Д л и н н ы й – просто слуга


































Окраина города. Появляется Н а с р е д д и н на своем О с л е.


ПЕСЕНКА ДРУЗЕЙ

Н а с р е д д и н. Здравствуй, город мой родной!
Нет красивей места!
Здесь уже который год
Ждет меня невеста!

О с е л. И-а, и-а!
Н а с р е д д и н. Жениться мне пора!

Н а с р е д д и н. Многим людям я помог,
С ханами сражался.
Мой дружок устал в пути
И проголодался.

О с е л. И-а, и-а!
Н а с р е д д и н. Поесть ему пора.
О с е л. И-а! И-а! И-а!
Н а с р е д д и н. Когда ты голоден, только и знаешь свое “И-а!” А как набьешь брюхо, так слова от тебя не дождешься!
О с е л (кивает). И-а...
Н а с р е д д и н. Потерпи, скоро приедем! И моя прекрасная невеста Фатима, дочь гончара Ибрагима, накормит тебя душистым сеном!
О с е л (радостно прибавляет ход). И-а! И-а!

Появляется восточный базар. Вокруг горы фруктов и сладостей.

Н а с р е д д и н. Куда ты меня привез? Нам к Фатиме надо!
Г о л о с а т о р г о в ц е в : Вот – виноград!
Съешь – будешь рад!
А вот ароматные груши –
От них не оттянешь за уши!
А вот орехи и мед
Мимо никто не пройдет!
Покупайте халву –
Тает во рту!
А какая хурма
Сойдешь с ума!

Насреддин спешивается и тащит Осла от прилавков.

Н а с р е д д и н. Обжора! У нас всего один золотой! На подарок невесте!
Г о л о с. Эй, люди! Слушайте! И не говорите потом, что не слышали! Наш хан женится! Радуйтесь! И спешите поздравить любимого хана!

Начинается переполох. И скоро уже от богатого базара остаются лишь горки позабытых в спешке фруктов, на которые тут же набрасывается изголодавшийся в пути Осел.
Слева появляется Д л и н н ы й, справа – Т о л с т ы й.



ПЕСЕНКА СЛУГ

Т о л с т ы й. Слуги хана – мы! Без нас
Он не сможет грабить вас!
Д л и н н ы й. Мы – его рука и глаз!
Т о л с т ы й. И – охрана!

В м е с т е. Мы про всех должны все знать!
Мы заставим всех дрожать!
Д л и н н ы й (подмигивает). Если нам забудут дать...
Т о л с т ы й. Бараны!

В м е с т е. Мы умеем отнимать,
Чтобы хану все отдать!
Д л и н н ы й. И себе немножко взять...
Т о л с т ы й (подмигивает). Без обмана!

В м е с т е. Мы умеем отнимать,
Чтобы все себе забрать!
Д л и н н ы й. И немножко хану дать...
Т о л с т ы й. Болвану!

Д л и н н ы й. Один попался! (Прячется.)
Т о л с т ы й. Пропал, дурачок! (Прячется.)

Осел доедает горку персиков, за которой обнаруживаются разгневанные слуги.

Т о л с т ы й (Насреддину). С тебя один золотой.
Н а с р е д д и н. Целый золотой? За что?
Д л и н н ы й. Хан женится!
Т о л с т ы й. А по закону каждый должен подарить ему на свадьбу по золотому!
Н а с р е д д и н. Я приехал издалека и не знаю ваших законов.
Д л и н н ы й. Издалека, говоришь?
Т о л с т ы й. А может ты шпион?
Н а с р е д д и н. Я всего лишь... ученый звездочет.
Д л и н н ы й. Звездочет?
Т о л с т ы й. Тогда скажи, сколько на небе звезд?
Н а с р е д д и н. Ровно столько, сколько волос в твоей бороде!

Длинный щиплет приятеля за бороду, собираясь посчитать.

Т о л с т ы й (кричит). Он прав! Он прав! Какая ученость!
Д л и н н ы й. А все-таки интересно, сколько волос в твоей бороде?
Н а с р е д д и н. Ровно столько, сколько на хвосте моего осла!

Длинный принимается выдергивать волосы из хвоста, но Осел больно лягается, не отрываясь от своей трапезы.

Д л и н н ы й. Ай! Раз он такой ученый, пусть платит два золотых.
Т о л с т ы й. Где два – там и три!
Н а с р е д д и н (в сторону). Я обошел весь свет, но таких разбойников не встречал даже на самых больших дорогах!
Д л и н н ы й. Четыре золотых!
Т о л с т ы й. Невеста уж очень бедная.
Н а с р е д д и н. А на ком он женится?
Т о л с т ы й. На красавице Фатиме!
Д л и н н ы й. Дочери гончара Ибрагима!
Н а с р е д д и н (в сторону). Не может быть! Или я слишком долго путешествовал?.. И Фатима успела меня забыть? (Слугам.) А Фатима согласна?
Т о л с т ы й. Еще бы! Который день плачет от счастья.
Д л и н н ы й. Поплачет и перестанет.
Н а с р е д д и н (в сторону). Ну, погодите, разбойники! Вы у меня сами заплачете вместе со своим ханом!
Т о л с т ы й. Так уж у нас заведено. Когда ханская казна пустеет, он сразу женится.
Д л и н н ы й. Все несут по золотому и опять полный порядок!
Н а с р е д д и н (в сторону). Не бывать этой свадьбе! Не будь я Молла Насреддин! (Ослу.) Ешь сколько хочешь, приятель, только не кричи “И-а”, пока я сам тебя не попрошу. Ты все понял?
О с е л (кивает). И-и!
Т о л с т ы й. Так что плати пять золотых и убирайся пока цел!
Н а с р е д д и н. Уже пять?!

Слуги пытаются оторвать Осла от фруктов, но тот снова лягается.

Д л и н н ы й. Десять! Учитывая грубость и аппетит твоего осла!
Н а с р е д д и н (разводит руками). Привычка. Во дворце нашего султана его кормили получше.
Т о л с т ы й. Во дворце султана?
Н а с р е д д и н. Великий султан всегда ждал, пока это уважаемое существо насытится и только потом ел сам.
Д л и н н ы й. Где это слыхано, чтобы ослов кормили во дворце?! Да еще первыми?!
Т о л с т ы й. По-моему, он сошел с ума, пока считал звезды! В темницу его!
Д л и н н ы й. А осла продадим на базаре!

Набрасываются на Насреддина.

Н а с р е д д и н. Пощадите! Я открою вам страшную тайну!
Т о л с т ы й. Страшную тайну?
Д л и н н ы й. Выкладывай, пока мы добрые!
Н а с р е д д и н. О, добрые люди! Знайте же, что этот осел – не просто осел, а хозяин несметных сокровищ!
Т о л с т ы й. Так мы тебе и поверили!
Н а с р е д д и н. Стоит ему произнести свое чудесное “И-а!”, как прямо из воздуха появляются золотые монеты!

Слуги набрасываются с палками на Осла.

Т о л с т ы й. Кричи “И-а!”
Д л и н н ы й. И погромче!
Н а с р е д д и н (загораживает Осла). Это драгоценное существо привыкло к ласке и уважению! Однажды на него села муха, а наш великий султан ее прихлопнул. И это кончилось полным разорением султана!
Т о л с т ы й. Разорением?!
Д л и н н ы й. Из-за мухи?!
Н а с р е д д и н. Дело не в мухе. Осел обиделся! Он как раз дремал после сытного обеда. А султан посмел его разбудить! Осел так рассердился, что даже разбил кувшин, который наполнялся золотом каждый раз, когда великий осел изволил произнести свое “И-а!”

Толстый, от удивления, отвешивает Ослу поклон.

Т о л с т ы й (приятелю). Я пока приласкаю осла и окажу ему уважение, а ты собери все кувшины, которые есть в этом городе!
Н а с р е д д и н. Не трудитесь понапрасну. Когда волшебный кувшин разбился, мы пробовали заменить его другими кувшинами, а также сундуками, корзинами и даже вот этим моим тюрбаном. Но, хоть великодушный осел и простил султана, новые кувшины, а также сундуки, корзины и даже мой великолепный тюрбан давали только по одному золотому.
Т о л с т ы й. Всего-то?
Д л и н н ы й. Ну и глупец ваш султан! Я бы не тронул такого осла, даже если бы в него вцепилась целая туча пчел!
Т о л с т ы й. Но для чего же ты прибыл к нам, о великий звездочет?
Н а с р е д д и н. Когда казна султана опустела, звезды сжалились и открыли мне, что тот чудесный кувшин был сделан Фатимой.
Т о л с т ы й. Фатимой?
Н а с р е д д и н. Дочерью гончара Ибрагима.
Д л и н н ы й. По-моему, он говорит о невесте нашего хана!
Н а с р е д д и н. Султан повелел мне отыскать эту Фатиму, купить у нее самый большой кувшин и, как только он наполнится золотом при помощи чудесного “И-а” (Гладит Осла.), привезти его султану.
Т о л с т ы й. Самый большой кувшин?!
Д л и н н ы й. И зачем ему столько золота?!
Н а с р е д д и н. Чтобы нанять огромную армию и пойти войной на вашего хана! А после – жениться на Фатиме и завладеть всеми кувшинами, которые она сделает!
Т о л с т ы й. Так-так-так... Заговор!
Д л и н н ы й. А мы его раскрыли! Нам полагается награда!
Т о л с т ы й. Большая награда! Скорее в ханский дворец!

Длинный забирается на Осла.

Д л и н н ы й. Ну, пошевеливайся!

Осел сбрасывает его, продолжая уплетать фрукты.

Н а с р е д д и н. Неужели вы хотите обидеть это нежное существо?

Толстый тянет за уздечку, а Длинный толкает сзади. Осел лягается.

Д л и н н ы й. О-о-ой! А-а-ай!
Т о л с т ы й. Сказано тебе: он любит ласку и уважение!


Покои хана. Х а н – старый, горбатый и кривой на один глаз пересчитывает золото у сундука.

Х а н. Девяносто восемь, девяносто девять... Ну хоть бы еще один золотой! Может, куда-нибудь закатился?

Хан ползает, пытаясь найти золотой.



ПЕСЕНКА ХАНА

Деньги, деньги, деньги!
Как я их люблю!
Я за них любому
Голову срублю!

Деньги, деньги, деньги
Все несите мне!
Стану я богатым!
Женюсь на Фатиме!

Деньги, деньги, деньги,
Пожалуйте в сундук!
Он – мой самый верный
И любимый друг!

С л у г и вносят разукрашенный паланкин.

Х а н. А, мои верные слуги!
Т о л с т ы й и Д л и н н ы й. Слава повелителю!
Х а н. Золото принесли?
Т о л с т ы й. Нет, мой повелитель! То есть, да!
Х а н (потирает руки). Значит, принесли?!
Д л и н н ы й. Да, мой повелитель! То есть, нет!
Х а н. Говорите толком, или я прикажу отрубить ваши глупые головы!
Т о л с т ы й. Я принес...
Д л и н н ы й. Это я принес!
То л с т ы й и Д л и н н ы й. Мы принесли лучший подарок на свете!

Они откидывают покрывало. В паланкине возлежит О с е л. Перед ним сидит Н а с р е д д и н, держа в руках поднос с фруктами.
Хан удивленно пятится и проваливается в сундук.

Х а н. Осел?!
Т о л с т ы й. О, мой повелитель, не называйте так это чудесное создание!
Д л и н н ы й. Только полюбуйтесь, сколько благородства в его морде!
Т о л с т ы й. А уши? А хвост? И шерсть у него, как бархат!
Д л и н н ы й. А копыта?! (Трет ушибленный бок.) О, как приятно их нежное прикосновение!
Т о л с т ы й. Царственная особа!
Д л и н н ы й. Прямо, как ты, о великий повелитель!

Хан закрывает сундук и усаживается на трон.

Х а н. Осел и есть осел!

Слуги подползают к хану и нашептывают ему в оба уха, показывая то на Осла, то на Насреддина.
Хан изумленно вращает своим единственным глазом.

Х а н. Война? И-а?! Золото? И-а?! Кувшин? Фа-ти-ма?! И-а?! Осел?!
Н а с р е д д и н (в сторону). Поглядим, кто тут настоящий осел!
Х а н (Насреддину). Значит, ты – мудрейший ученый и величайший звездочет?
Н а с р е д д и н (кланяясь). Здесь я – всего лишь слуга великого хана.
Х а н. То-то! В моем ханстве я сам – мудрейший и величайший! И не такой осел, чтобы верить какому-то ослу!

Слуги вновь яростно нашептывают Хану, размахивая руками.

Х а н. Мы ждем доказательств!
Н а с р е д д и н. Слушаю и повинуюсь!

Насреддин делает таинственные факирские пасы над слугами. Те в испуге прячутся за Хана. Насреддин делает пасы и над Ханом, снимает с него тюрбан, под которым оказывается лысина. Хан в испуге прикрывает ее руками. Насреддин незаметно достает золотую монету.

Н а с р е д д и н (в сторону). Мой единственный золотой! Чего не сделаешь ради любимой!

Опускает монету в тюрбан, подходит к Ослу и отнимает у него грушу, которую тот собирается проглотить.

Н а с р е д д и н (помахивая грушей перед мордой Осла). О, чудесное существо, великий хан желает услышать ваше бесподобное “И-а”! (Тише.) Давай, приятель, не стесняйся.
О с е л (громко). И-а!!!

Насреддин возвращает грушу на место и оборачивается к хану.

Н а с р е д д и н. Свершилось!

Слуги заглядывают в тюрбан, ударяясь лбами.

Т о л с т ы й и Д л и н н ы й. Золото!

Хан отгоняет слуг, достает из тюрбана золотую монету и пробует ее на зуб. Затем запирает ее в сундук и садится сверху.

Х а н. Ровно сто! Продолжай, звездочет!
Т о л с т ы й. О, мой повелитель! Вы забыли про Фатиму!
Х а н. Я только о ней и думаю! Я даже отвел Фатиме лучший шатер в моем саду!
Н а с р е д д и н (в сторону). Шатер в саду!
Т о л с т ы й. Велите ей сделать большой кувшин!
Д л и н н ы й (показывает на Осла). И каждое его “И-а!” принесет тысячи золотых!
Х а н. Верно! У нее и приданного никакого нет! Пусть хоть кувшин сделает!
Т о л с т ы й и Д л и н н ы й. Слава повелителю!
Х а н. Ей бы радоваться, что станет женой моего величества, а она все плачет и плачет. Да еще вбила себе в голову, будто она – невеста Моллы Насреддина!
Н а с р е д д и н (радостно). Насреддина?!
Х а н. Да этого врага благородных ханов давно на свете нет! Один хан писал мне, что сжег Насреддина на костре, другой, что повесил, а третий, что отрубил ему голову!
Т о л с т ы й. Это все знают!
Д л и н н ы й. Сожгли, повесили и отрубили голову!
Х а н. Глупая девчонка! А может ей кажется, что я для нее слишком стар?
Т о л с т ы й. Нет никого моложе хана!
Х а н. Или, что я горбат?
Д л и н н ы й. Это не горб! Это вместилище мудрости! Наш хан настолько мудр, что его мудрость не умещается в голове.
Х а н. Или, что у меня всего один глаз?
Т о л с т ы й. Наш хан и одним глазом видит всех насквозь! Зачем ему второй?!
Х а н. Или, что я лыс?

Слуги в растерянности.

Н а с р е д д и н. О нет! (Разглядывает лысину.) Просто блеск ханской мудрости ослепляет простых смертных!
Х а н (слугам). А? Ослепляет?
Т о л с т ы й. Глазам больно.
Х а н. То-то! (Надевает тюрбан.) Скоро и Фатима поймет, какой я красавец. А то люди думают, что я просто так женюсь, и не хотят нести подарки.
Н а с р е д д и н (в сторону). Размечтался, старый осел!
Х а н. Если ты звездочет, то скажи, скоро ли свадьба?
Н а с р е д д и н (глядит в окно на небо). О, звезды! Откройте великую тайну... Открыли!
Х а н (в нетерпении). Когда же, когда?
Н а с р е д д и н. Я не смею сказать...
Х а н. Ну же! Очень подарков хочется!
Н а с р е д д и н. Свадьба будет... В день твоей смерти!
Х а н (подскакивает, как ужаленный). А ты не ошибся?!
Н а с р е д д и н. Звезды не ошибаются, мой повелитель...
Т о л с т ы й. Жаль, что они так высоко забрались! (Грозит звездам палкой.) Не то бы мы им хорошенько всыпали за такую дерзость!
Д л и н н ы й. У нас бы они заговорили по-другому!
Х а н. Но если хорошенько подумать... Слишком большая честь для дочки какого-то гончара стать женой самого хана!
Т о л с т ы й (в сторону). Жен у него и так много.
Д л и н н ы й (в сторону). А денег мало!
Х а н (усаживаясь на трон). Пусть лучше Фатима сделает большой... Нет, очень большой!.. Нет – огромный кувшин и убирается на все четыре стороны! Хоть на тот свет к своему Насреддину!
Н а с р е д д и н. О, какая мудрость! А насчет кувшина не беспокойтесь! Стоит мне только увидеть эту упрямую Фатиму и произнести пару страшных заклинаний... (Подходит к Ослу, гладит его.) Кушайкушай, приятель. (Хану.) Главное, чтобы гость ни в чем не знал отказа! Если ему не понравится прием, он может навсегда забыть свое волшебное “И-а!”. Тогда никакие кувшины не помогут.
Х а н. Я его так угощу! Так накормлю! Как сам никогда не ел! А когда Фатима сделает кувшин и наш драгоценный друг произнесет свое чудесное “И-а!”, я назначу тебя ханским звездочетом и подарю сундук золота! Честное ханское слово!
Т о л с т ы й. Сундук золота!
Д л и н н ы й. А нам?
Н а с р е д д и н (в сторону). Вам тоже достанется! (Хану.) Позволь спросить, какова в твоем ханстве цена палочного удара?
Х а н. Один золотой!
Н а с р е д д и н. Так знай же, твои слуги поколотили чудесного осла!
Х а н. Что я слышу? Они посмели огорчить моего лучшего друга?
Н а с р е д д и н. Еще как посмели! На целых пять золотых! Хватит на скромный свадебный подарок великому хану.
Т о л с т ы й. Мы не знали!
Д л и н н ы й. Мы не хотели!
Х а н. Раскошеливайтесь! И побыстрее! Не то заплатите своими головами!
Т о л с т ы й. Пощади, о, повелитель! Где нам взять пять золотых?
Д л и н н ы й. Мы так давно не получали жалование!
Х а н. Какая наглость! Эти глупые бездельники еще требуют денег!
Н а с р е д д и н. Ладно, уменьшу ваш должок. (Колотит слуг палкой.) Это – раз! Это – два! Остальное пусть получит хан! А то мне некогда! Я спешу к Фатиме!

Убегает. Хан хватает палку и колотит слуг.

Х а н. Это – три! Это – четыре! Это – пять!..

Слуги прячутся за Осла, но тот больно лягается.

О с е л (недовольно). А?..

Все замирают. Хан снимает тюрбан. Все заглядывают в него, ударяясь лбами.

Т о л с т ы й и Д л и н н ы й. Пусто...
Х а н. Не ваше дело! Их величество осел... просто изволили зевнуть.

Шатер Фатимы. Ф а т и м а напевает грустную песенку.

ПЕСЕНКА ФАТИМЫ

О, несчастная я.
Я осталась одна.
Где ты, мой Насреддин?
Где ты, мой господин?
Лишь тебя я люблю,
Лишь тебя я ждала.
Где ты, мой Насреддин?
Где ты, мой господин?..

Появляется Н а с р е д д и н.

Н а с р е д д и н. Фатима!
Ф а т и м а. Кто зовет меня?
Н а с р е д д и н. Да это же я, твой Насреддин! Я пробрался сюда под видом звездочета!
Ф а т и м а (бросается к Насреддину). Насреддин! Ты пришел слишком поздно.
Н а с р е д д и н. О, моя прекрасная Фатима! Я спасу тебя! Не будь я Молла Насреддин!

С двух сторон выглядывают с л у г и.

Т о л с т ы й. Молла Насреддин?!
Д л и н н ы й. Неужели тот самый?

Продолжают подслушивать.

Ф а т и м а. О, благородный Насреддин! Лучше уходи! Хан отрубит тебе голову!
Н а с р е д д и н. Она мне еще пригодится. Я стольких ханов обвел вокруг пальца, как-нибудь и с этим справлюсь. Лучше скажи, ты еще не разучилась делать кувшины?
Ф а т и м а. Мне теперь не до них.
Н а с р е д д и н. Хан хочет, чтобы ты сделала очень большой кувшин. А пока ты будешь его лепить, я что-нибудь придумаю!
Ф а т и м а (склоняя голову на грудь Насреддина). Я все сделаю, как ты велишь, любимый!

Покои Хана. О с е л лениво жует. Х а н старается ему угодить, предлагая всевозможные яства со своего стола.

Х а н. А вот, мой драгоценный друг, сладчайший мед! А вот халва! А вот ароматные персики! А какой инжир! А вот, не желаете ли, нежнейший щербет! Пальчики, то есть, копыта оближите! Просто завидую вашему аппетиту! А не желаете ли, для разнообразия, произнести маленькое волшебное “И-а?” У вас так замечательно получается! Прямо райское пение! И-а! А?.. (На всякий случай заглядывает в тюрбан.) А вот сахарные финики! И-а! (Отирает Ослу губы и обмахивает его полой своего халата.) А!?.. Ну что вам стоит? (В сторону.) Мне понадобится очень большой сундук! Сто сундуков! Тысяча!

Вбегают с л у г и.

Т о л с т ы й. Мы все подслушали!
Д л и н н ы й. Мы все разнюхали!
Х а н. Пошли прочь! У нас секретный разговор!
Т о л с т ы й. Этот звездочет – никакой не звездочет!
Х а н. Какие же вы у меня негодяи! Оскорбили самого осла! А теперь хотите оклеветать и мудрейшего звездочета?!
Д л и н н ы й. Это – Молла Насреддин!
Х а н (смеется). Может, золотой, который появился в моем тюрбане – тоже не золотой?
Т о л с т ы й. Фатима так и сказала: “Мой Насреддин!”
Д л и н н ы й. Мы слышали собственными ушами!
Х а н. Как бы вы не лишились своих ушей вместе с головами!
Т о л с т ы й. Пощади, повелитель!
Д л и н н ы й. Мы только хотели предупредить, что этот хитроумный бродяга добрался и до тебя! Не миновать беды!
Х а н. Ну и дураки же вы! Разве с того света возвращаются? Лучше скажите, как там насчет большого кувшина?
Т о л с т ы й. Она обещала сделать очень большой кувшин!
Д л и н н ы й. Мы слышали собственными ушами!
Х а н (потирает руки). Вот и хорошо! Значит уши вам еще пригодятся. А звездочет нам больше не нужен! Нечего было болтать всякие глупости про мою смерть. Да еще сундук золота ему подавай!.. Так что схватите его и казните.
Т о л с т ы й. А если он и в правду тот самый – Молла Насреддин?
Х а н. Тем лучше! Сколько ханов писали мне, что казнили Моллу Насреддина! А я что – хуже? Теперь и я им напишу. А то неудобно получается.
Т о л с т ы й. Не так-то просто покончить с Насреддином.
Д л и н н ы й. Придется очень постараться.
Т о л с т ы й. А мы который месяц жалование не получаем.
Х а н (недовольно). Ну, вы постарайтесь. А уж я-то вас награжу! Честное ханское слово!
Т о л с т ы й и Д л и н н ы й. Слушаем и повинуемся!

Исчезают.
Хан возвращается к Ослу, который уже начинает зевать.

О с е л. А... И...
Х а н (заглядывает в тюрбан). Да не “А-и”, ваше ослиное величество, а “И-а!”
О с е л (засыпая). А... И...
Х а н. Э-э! Еще рано! Я отведу вам ханскую спальню! Попозже! А пока – хоть несколько золотых “И-а!”
О с е л. А?.. И...
Х а н. Только не засыпайте! Лучше потанцуем!

Звучит музыка. Хан пускается в пляс, приглашая и Осла. Осел вскакивает и делает несколько кругов, разбрасывая копытами убранство покоев. Затем снова принимается за ханские яства, помахивая хвостом в такт музыке. Хан выделывает лихие “па”.

Х а н. Асса! Оппа! Тысяча сундуков! И-и-иххх!

Сад. С л у г и караулят Насреддина.

Т о л с т ы й. Как появится – секир башка!
Д л и н н ы й. Голову ему уже отрубали – не помогло. Может, яду подсыпать?
Т о л с т ы й. Тоже пробовали. А что, если повесить?
Д л и н н ы й. Сколько раз вешали! А он все бродит по свету, на горе ханам и их верным слугам.
Т о л с т ы й (со страхом). А может он бессмертный, этот Насреддин?

Пауза.

Д л и н н ы й. Придумал! Его надо...
Т о л с т ы й. Утопить!
Д л и н н ы й. Тс!.. Идет!

С л у г и прячутся.
Появляется Н а с р е д д и н.

Н а с р е д д и н. Не родился еще хан, который меня победит! Не будь я Молла Насреддин!

С л у г и набрасываются на Насреддина, суют его в мешок и завязывают.

Т о л с т ы й. Попался!
Д л и н н ы й. Теперь не уйдешь!

Подхватывают мешок и убегают.

Покои хана. О с е л дремлет на троне с кистью винограда в зубах.
Х а н читает Ослу стихи.


СТИХИ ХАНА

Нет умнее осла,
Нет мудрее осла,
Нет прекрасней осла на свете!
Нет длиннее ушей,
Нет хвоста хорошей,
Нету крепче копыт на свете!
Только скажет: “И-а!”
Над кувшином,
и я
Стану самым богатым на свете!

Осел роняет кисть и засыпает.

Х а н. И-а! И-а! И-а! Это кто сказал?! Это он сказал? (Заглядывает в тюрбан.) Это я сказал?

Осел храпит.

Х а н. Заснул?.. Видно, устал с дороги. (Осторожно подкладывает ему подушку.) Нежное существо! Пусть отдохнет! (Уходя.) А я пока схожу полюбуюсь на великий золотоносный кувшин!

Шатер Фатимы. Ф а т и м а мастерит кувшин.

2-я ПЕСЕНКА ФАТИМЫ

Сердцу верится вновь,
Что большая любовь
Сбережет моего
Насреддина.

Приходи же скорей
За невестой своей!
Скоро-скоро закончу
Кувшин я...

Входит Х а н.

Х а н. Что я вижу! У тебя золотые руки, Фатима!

Фатима прячет лицо.

Х а н. Не бойся. Я добрый. Даже, когда оказалось, что звездочет – это не звездочет, а твой жених Насреддин...
Ф а т и м а. О, мой Насреддин! Они схватили тебя!
Х а н (в сторону). Да в этот кувшин поместится столько золота, что мне и во сне не снилось! (Фатиме.) Я очень добрый, Фатима! Я на него не сержусь.
Ф а т и м а. Правда? Ты отпустишь его?
Х а н. Как только закончишь кувшин!
Ф а т и м а (в сторону). О, горе мне! Кому верить? (Хану.) Осталось совсем немного.
Х а н. Поторопись, Фатима! Если кувшин получится какой надо, я, может быть, стану еще добрее... И отпущу тебя вместе с Насреддином!
Ф а т и м а. Дай слово!
Х а н. Честное ханское слово!
Ф а т и м а. Смотри же, не обмани!
Х а н. Разве я не хозяин своему слову? (В сторону.) Хочу – даю! Хочу – беру обратно! Осталось только убедиться, что звездочета или как там его – Насреддина, больше нет! (Уходит.)

Мост через реку. С л у г и приносят мешок и садятся передохнуть.

Т о л с т ы й. Уф, как я устал!
Д л и н н ы й. Зато как легко нам станет жить без этого Насреддина!
Т о л с т ы й. Давай поскорее бросим его в реку и пойдем за наградой.
Д л и н н ы й. Теперь-то хан не поскупится!

Берутся за мешок с двух сторон.

Н а с р е д д и н (из мешка). Неужели настал мой черный день?!
Т о л с т ы й. Настал-настал!
Д л и н н ы й. Чернее не бывает!
Н а с р е д д и н. О, благородные люди! Обещайте выполнить мое последнее желание!
Т о л с т ы й. Говори скорее!
Д л и н н ы й. Нам некогда!
Н а с р е д д и н. На службе у султана я так подружился с ослом, что он помог мне накопить много золота...
Т о л с т ы й. Как ты сказал?
Д л и н н ы й. Он сказал – много золота!
Н а с р е д д и н. Теперь это богатство мне ни к чему. И я прошу раздать его беднякам. Пусть помолятся за несчастного Насреддина!

Слуги бережно опускают мешок.

Т о л с т ы й. Какой ты добрый человек, Насреддин! Не зря о тебе рассказывают так много хорошего!
Д л и н н ы й. О, надежда бедных и гроза богатых! Скажи нам, где спрятано золото, и мы клянемся, что исполним твое последнее желание!
Н а с р е д д и н. Я закопал его под высоким деревом, которое растет за городскими воротами.
Т о л с т ы й (приятелю). Посторожи тут, а я пойду поищу.
Д л и н н ы й. Лучше ты его сторожи, а за золотом схожу я.
Т о л с т ы й. Знаю я тебя! Заберешь золото и сбежишь!
Д л и н н ы й. Это ты хочешь улизнуть и не поделиться!
Т о л с т ы й. Мое золото! (Убегает.)
Д л и н н ы й. Мое! (Пускается следом.)

Насреддин ворочается в мешке, но никак не может выбраться.
Появляется Х а н.

Х а н. Куда подевались мои слуги? Прямо не терпится узнать, как они расправились с этим хитрецом Насреддином.

Натыкается на мешок. Тот шевелится.

Х а н. О, что это?
Н а с р е д д и н (из мешка). Проваливай отсюда, да поскорее!
Х а н. Кто ты? И зачем залез в мешок?
Н а с р е д д и н. Я был старый, хромой и слепой! А этот волшебный мешок сделает меня молодым, здоровым и зрячим!
Х а н. О, чудо!
Н а с р е д д и н. К тому же, я проживу еще столько лет, до скольких смогу досчитать. Так что не мешай мне и иди своей дорогой!
Х а н. А до скольких ты уже досчитал?
Н а с р е д д и н. Вот привязался! До тысячи! Дальше я не умею!
Х а н. Как же тебе не стыдно? Дай другим посидеть в волшебном мешке, раз считать не умеешь!
Н а с р е д д и н. Чего захотел! Ходят тут всякие!
Х а н. Да я – сам хан! Я собираюсь жениться и мне очень нужно стать молодым и красивым! Как Молла Насреддин, который так нравится моей глупой невесте!
Н а с р е д д и н. Ну, если – хан, тогда другое дело. Так и быть, развязывай мешок!

Хан развязывает мешок.

Н а с р е д д и н. Закрой глаза!
Х а н. Да у меня всего один! (Закрывает глаз ладонью.)
Н а с р е д д и н (выбираясь из мешка). Закроешь один – откроешь два!

Х а н лезет в мешок. Насреддин крепко его завязывает.

Х а н. Спасибо, добрый человек!
Н а с р е д д и н. Мне для хана ничего не жалко!
Х а н (из мешка). Раз, два, три... Десять! Двадцать! Сто!
Н а с р е д д и н (в сторону). Считай-считай! Вернутся слуги, они тебе еще добавят!
Х а н (из мешка).О, я чувствую, как молодею! Двести! Тысяча!..

Появляются разгневанные с л у г и.
Н а с р е д д и н прячется.

Т о л с т ы й. Вот он, обманщик!
Д л и н н ы й. Я за всю жизнь столько ям не вырыл!
Х а н. Две тысячи! Три тысячи!
Т о л с т ы й. Думал сбежать, пока мы клад ищем?
Х а н. Десять тысяч!
Д л и н н ы й. Ну и лжец! Там даже медяка нет!
Т о л с т ы й (пинает мешок). Говори, негодяй, где золото?
Х а н. Пошли прочь, разбойники!
Д л и н н ы й. Ах, вот как? (Колотит по мешку палкой.) Получай!
Х а н. О-ой! А-ай! Как вы смеете бить самого хана?!

Слуги колотят его с еще большим усердием.

Т о л с т ы й. То он звездочет! То – хан!
Д л и н н ы й. Больше ты нас не проведешь!
Х а н. Ой-ой! Ай-ай! Я велю отрубить вам головы!
Т о л с т ы й. Ах так?!

Они хватают мешок с ханом и бросают в реку.

Н а с р е д д и н (выглядывает). Готово! Пора выручать Фатиму!

Убегает.

Д л и н н ы й (грустно). А все-таки хороший был человек.
Т о л с т ы й. Был, да сплыл! Пойдем, порадуем хана.
Д л и н н ы й. И награду получим!
Т о л с т ы й. Как же, получишь у него.
Д л и н н ы й. Хан дал честное слово!
Т о л с т ы й. Ханы – это такие люди, которые слов дают сколько угодно, а денег от них не дождешься!
Д л и н н ы й. Да, уж... Ханы есть ханы...
Т о л с т ы й. Лучше сделаем вот что: украдем кувшин! И уведем осла!
Д л и н н ы й. И так осла отдубасим, что он всю оставшуюся жизнь только и будет делать, что кричать “И-а!”
Т о л с т ы й. А когда у нас будет много золота, мы сами станем ханами. А хана наймем в слуги! И жалование не будет платить!
Д л и н н ы й. О, как я хочу быть ханом! Пошли скорее!
Т о л с т ы й. И-а?!
Д л и н н ы й. И-а!

С л у г и убегают.


Шатер Фатимы. Большой красивый кувшин уже готов.
Ф а т и м а плачет.

Ф а т и м а. А вдруг хан обманет? Может, Насреддина уже и на свете нет? О, горе мне...

Появляется Н а с р е д д и н.

Н а с р е д д и н. Какой прекрасный кувшин!
Ф а т и м а. Насреддин!
Н а с р е д д и н. Моя Фатима! Ты свободна!
Ф а т и м а. Значит, хан отпустил нас?
Н а с р е д д и н. А что ему остается, если его утопили собственные слуги? Да еще поколотили напоследок.
Ф а т и м а. Тогда скорее бежим отсюда!
Н а с р е д д и н. Жаль оставлять такой красивый кувшин.
Ф а т и м а. Кто-то идет!

Н а с р е д д и н прячется в кувшин. Вбегают с л у г и. Они в восторге от кувшина.

Т о л с т ы й. Вот это кувшин!
Д л и н н ы й. Сколько в нем золота поместится!
Ф а т и м а. Что вам нужно? Уходите!
Т о л с т ы й. Нам нужен твой кувшин, красавица!
Д л и н н ы й. Мы его тихонько возьмем и тихонько уйдем!
Н а с р е д д и н (выскакивает из кувшина). Ах вы, разбойники! Грабить ханскую невесту?!

Слуги в ужасе падают ниц.

Т о л с т ы й. Насреддин?!
Д л и н н ы й. Откуда ты взялся?
Н а с р е д д и н. С того света!
Т о л с т ы й. О, пощади нас!
Д л и н н ы й. Это все хан! Это он велел убить тебя!
Т о л с т ы й. Мы всего лишь несчастные слуги!
Д л и н н ы й. У нас работа такая.
Н а с р е д д и н. Вы заслужили, чтобы я с помощью страшных заклинаний превратил вас в жалких лягушек!
Т о л с т ы й. Только не это!
Д л и н н ы й. Мы исправимся!
Ф а т и м а. Пощади их, Насреддин!
Н а с р е д д и н. Слушайте меня, несчастные! Отнесите кувшин туда, где вы меня утопили, а когда кувшин наполнится слезами вашего раскаяния, я, может быть, и прощу вас!
Т о л с т ы й. Мы все исполним, о, великодушный Насреддин!
Д л и н н ы й. Мы раскаемся, о, благородный Насреддин!

С л у г и подхватывают кувшин и убегают.

Ф а т и м а. Скорее, Насреддин! Уедем отсюда далеко-далеко!
Н а с р е д д и н. Да, прекрасная Фатима! Только заберем моего верного друга!


Покои хана. О с е л спит на троне. Кругом пустые блюда.
Появляются Н а с р е д д и н и Ф а т и м а.

Ф а т и м а. Такой хороший осел, а спит в таком нехорошем месте!

Насреддин дергает Осла за хвост, но тот лишь брыкается.

Н а с р е д д и н. Просыпайся! Один осел уже лишился этого трона!
О с е л (спросонок). И-а?

Позевывая слезает с трона и опрокидывает сундук.

Ф а т и м а. Золото!
Н а с р е д д и н. Все правильно! Кувшин готов? Готов! Осел сказал “И-а”? Сказал! Значит, золото мое, как хан и обещал! Должен же он хоть раз сдержать свое слово.


На мосту. С л у г и плачут, сидя на краю кувшина.

Т о л с т ы й. Что-то у меня слезы плохо идут.
Д л и н н ы й. И у меня не получаются.
Т о л с т ы й. Давай лучше кричать “И-а!” Может, кувшин спутает нас с ослом и наполнится золотом?
Д л и н н ы й (изо всех сил). И-а!..
Т о л с т ы й. И-а!..

Издалека откликается Осел Насреддина.

О с е л. И-а!
Т о л с т ы й. Это ты кричал?
Д л и н н ы й. Я? Это ты кричал!
Т о л с т ы й. Осел!
Д л и н н ы й. Сам осел!

Начинается потасовка.
Появляется О с е л, который везет ханский сундук.
Следом – Н а с р е д д и н и Ф а т и м а.

Т о л с т ы й. Смотри! Осел!
О с е л. И-а!
Д л и н н ы й. Который сказал волшебное “И-а!”
Т о л с т ы й. Значит... (Стучит по кувшину.) Там должно появиться золото!
Д л и н н ы й. Мое золото! (Бросается в кувшин.)
Т о л с т ы й. Мое! (Бросается следом.)

Они дерутся внутри, от чего кувшин начинает раскачиваться.

О с е л. И-а?

В ответ в кувшине начинается еще более яростная борьба.

Г о л о с а с л у г. Где золото? Мое золото! Нет, мое!..
Н а с р е д д и н. А обещали исправиться.

Осел лягает кувшин и тот падает в реку.

Н а с р е д д и н. Что ты наделал, глупый осел?
Ф а т и м а. Их погубила собственная жадность.
Н а с р е д д и н. Пусть разбойники отправляются к своему хану. Только кувшин жалко.
Ф а т и м а. Не печалься, мой Насреддин, для тебя я сделаю самый красивый кувшин на свете!


Базар. Слышны голоса торговцев:

А вот виноград!
Съешь – будешь рад!
А вот ароматные груши
От них не оттянешь за уши!
А вот орехи и мед
Мимо никто не пройдет!
Покупайте халву
Тает во рту!
А какая хурма
Сойдешь с ума!

Появляется Н а с р е д д и н в праздничном наряде. Он ведет украшенного лентами О с л а, на котором сидит Ф а т и м а в наряде невесты.

Г о л о с а. Поздравляем со свадьбой! Будь счастлив, Насреддин! Будь счастлива, Фатима!
Ф а т и м а (разбрасывая золотые монеты). Вот ваши слезы! Вот ваши долги! Вот ваш труд!
Н а с р е д д и н. И не позволяйте жадным ханам садиться вам на шею! А наш дом – дорога! В путь, длинноухий!
О с е л (радостно). И-а!

ПРОЩАЛЬНАЯ ПЕСЕНКА

Н а с р е д д и н. Пока еще на свете
Плохие люди есть,
Зовут меня в дорогу
Добро, отвага, честь!

О с е л. И-а, и-а!

Н а с р е д д и н
и Ф а т и м а. Добро, отвага, честь!

О с е л. И-а, и-а!

Н а с р е д д и н
и Ф а т и м а. Добро, отвага, честь!

Н а с р е д д и н. Если вас обидит
Какой-нибудь злодей,

Ф а т и м а. Зовите Насреддина!
Он выручит друзей!

О с е л. И-а, и-а!

Н а с р е д д и н
и Ф а т и м а. Он выручит друзей!

О с е л. И-а, и-а!

Н а с р е д д и н
и Ф а т и м а. Он выручит друзей!



З А Н А В Е С


( Казиев Ш.М.
E-mail: [email protected]










13PAGE 15


13PAGE 142015





Приложенные файлы

  • doc 6433306
    Размер файла: 148 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий