Повед. предп. инстит. эк. 20011

ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ.
Ограниченная рациональность
Оппортунизм.

Любая экономическая деятельность представлена взаимодействием людей. На это обратил внимание Дж. Коммонс, считая на этом основании трансакцию элементарной единицей анализа. Протекание трансакции зависит от поведения её участников, поэтому институциональная теория должна анализировать экономическое поведение индивидуумов, а институциональная экономика в силу этого носит поведенческий характер.
По определению, которое приводит О. Уильямсон, экономическая теория – это наука, которая изучает социальные явления, связанные с деятельностью человека по созданию и использованию богатства. Таким образом, экономическая теория имеет дело с теми формами человеческого поведения, которые касаются производства, обмена и потребления товаров и услуг.
Рассмотрим подробнее подходы к исследованию экономического поведения в институциональной теории. Но прежде для сравнения отметим, что современная неоклассическая экономика основывается на допущении полной адекватности оптимизационного подхода к исследованию человеческого поведения. Она предполагает рациональное, максимизирующее поведение агентов с заданными и стабильными функциями предпочтения, фокусирует внимание на достижении равновесия, а также исключает из рассмотрения проблемы сбора и обработки информации.
В институциональной теории эти черты были подвергнуты критике.
Прежде всего, институционалисты критикуют положение о рациональном индивиде, максимизирующим полезность.
Основоположник старого институционализма (и институционализма вообще) Т. Веблен заявлял, что человек не является «калькулятором, мгновенно вычисляющим удовольствие и боль», связанные с приобретением благ, т.е. выгоды и издержки их получения. Поведение хозяйствующего субъекта определяется не оптимизирующими расчетами, а инстинктами, определяющими цели деятельности, и институтами, определяющими средства достижения этих целей.
Инстинкты представляют собой цели осознанного человеческого поведения, формирующиеся в определенном культурном контексте и передающиеся из поколения в поколение.
С точки зрения Т. Веблена особую роль в человеческом поведении играет инстинкт привычки.
Привычка определяется как "более или менее самоподдерживающаяся склонность или тенденция к следованию предустановленной или благоприобретенной форме поведения".
Правила выступают условными или безусловными образцами мышления или поведения, которые могут усваиваться агентами как сознательно, так и неосознанно.
Следование правилам может быть сознательным и преднамеренным, многократно повторяющееся следование правилам может перерасти в привычку.
Кроме того, повторяющиеся типы поведения могут прочно закрепляться, даже если они невыгодны агентам. Тем не менее, привычки нужны для того, чтобы действовать в сложных и меняющихся обстоятельствах. Когда индивидуальные привычки разделяются обществом или группой и укрепляются в этих пределах, они принимают форму социально-экономических институтов.
Выбор средств для достижения целей, формируемых культурно обусловленными инстинктами, определяется, как уже было отмечено, институтами. Институты, по Т. Веблену, это «привычный образ мышления, который имеет тенденцию продлевать свое существование неопределенно долго». Иными словами, к институтам относятся различные правила и стереотипы поведения, часть из которых закреплена в виде правовых норм и общественных учреждений.
Последователи Веблена Митчелл и Кларк также исходили из того, что огромную роль в поведении человека играют привычки. Причём Митчелл показал связь между привычкой и тем, что позднее назовут ограниченной рациональностью. Кларк показал связь между привычкой и издержками принятия решений. Эти издержки создают непреодолимые препятствия для оптимизирующего поведения и служат основой для формирования людьми привычек.
Много внимания роли и формированию привычек уделил Дж. Ходжсон. У него есть статья с характерным названием: «Привычки, правила и экономическое поведение», а также специальный раздел в книге «Экономическая теория и институты».
Ходжсон рассматривает случаи, когда необходимо использование привычек.
1. Оптимизация выбора, когда известен набор альтернатив и возможно применение упрощенных процедур и решений, направленных на поиск оптимума.
2. Масштабность информации, когда она может быть легко доступной и понятной для агента, но ее поиск требует значительных затрат времени и других ресурсов.
3. Сложность информации, когда существует разрыв между сложностью среды принятия решений, с одной стороны, и аналитическими и вычислительными способностями агента, с другой.
4. Неопределенность, когда критически важная информация о вероятности наступления будущих событий является, по существу, недоступной.
5. Ограниченность когнитивных способностей агента: общие трудности с рассмотрением и интерпретацией данных, полученных посредством чувств.
6. Обучение агента: накопление критически важного знания о мире.
7. Общение агентов: необходимость вступать в регулярный контакт с другими агентами.
Таким образом, ограниченность человеческого знания и способности к принятию решений является причиной того, что люди опираются на привычки и правила. Поскольку полностью сознательное рациональное обдумывание всех аспектов поведения невозможно, так как потребовало бы необозримого объёма информации и исключительных вычислительных способностей, люди овладели механизмами, благодаря которым можно совершать конкретные текущие действия, не прибегая к непрерывным рациональным оценкам. Такие механизмы называют привычками.
Позитивная функция привычек – справляться со сложностью повседневной жизни.
Отрицательная сторона привычек в том, что механические привычки могут стать причиной того, что важные действия будут производиться без должного обдумывания и творческого подхода
Дж. Ходжсон также указывает на то, что необходимость полагаться на привычки или правила является общей для всех экономических агентов, даже если они сталкиваются с четко определенными задачами оптимизации. Повсеместная распространенность привычек и правил превращает оптимизацию в специальный случай из более широкого класса проблем принятия решений.
Проблема принятия решений тесно связана с проблемой рациональности. Как уже отмечалось, неоклассики приняли принцип рациональности как базовый. Институционалисты противопоставили ему принцип ограниченной рациональности (разработанный Г. Саймоном).
Психолог Герберт А. Саймон ввел термин «ограниченная рациональность», утверждая, что человек ведет себя рационально до определенного предела.
Саймон противопоставляет максимизации понятие удовлетворенности, утверждая, что согласно большинству психологических теорий, побуждение к действию происходит из неудовлетворенных стремлений и исчезает после их удовлетворения. Наблюдение за поведением человека показывает, что его устремления имеют тенденцию устанавливаться на уровне достижимого. И при объяснении поведения фирмы на основе этой теории, необходимо исходить из того, что целью фирмы является не максимизация, а достижение определенного уровня прибыли, удержание определенной доли рынка и определенного уровня продаж, то есть фирмы будут стремиться достигнуть скорее удовлетворения, чем максимизации.
Саймон говорит о том, что человеческое поведение почти всегда содержит значительный рациональный компонент, но только если иметь в виду не специфическую трактовку рациональности экономистами, связанную с максимизацией, а более широкий обиходный смысл этого понятия. Теория рационального поведения должна уделять внимание особенностям поведения рационально действующих лиц (тому, как они справляются с неопределенностью и сложностью мыслительных процессов) не меньше внимания, чем объективным условиям окружающей среды, в которой принимаются решения. В этом мире следует принимать в расчет не только рациональность выбора, т.е. степень адекватности выбранных решений, но и рациональность процедур, т.е. эффективность (в пределах человеческих когнитивных (познавательных) возможностей и ограничений) процедур, используемых для решений выбора.
То есть Саймон говорит о необходимости учитывать фактор ограниченных когнитивных (познавательных) способностей человека, имея в виду, что человеческие способности, интеллект являются ограниченным ресурсом.
Концепции "ограниченной рациональности" и "удовлетворительности" принципиально применимы к проблемам масштабности, сложности информации и неопределенности. В подобных обстоятельствах мы вынуждены прибегать к правилам вместо осуществления глобальной оптимизации. Ограниченность человеческого знания и способности к принятию решений является, таким образом, причиной того, что люди опираются на привычки и правила. В свою очередь, их повторяющееся использование дает толчок к возникновению организаций и институтов. Институты основываются на социальной передаче и воспроизведении таких привычек и правил. Поэтому многие правила и институты, скорее, облегчают, чем ограничивают действия.
Но на самом деле именно существование “встроенного” набора институтов позволяет нам избежать обдумывания проблем и столкновения с ситуациями, когда приходится делать выбор. Мы легко принимаем решения, поскольку наше взаимодействие с окружающим миром институционализировано таким образом, чтобы снизить неопределенность.
Чем сложнее и уникальнее стоящие перед нами вопросы, тем выше неопределенность. У нас просто нет теорий, которые позволили бы надежно предсказать последствия наших решений, а информация, которую мы получаем в таких ситуациях, часто не позволяет обновить и тем самым улучшить наши модели поведения.
Об этом очень хорошо написал Герберт Саймон:
Если мы признаем ценности объективными и данными извне, если мы постулируем объективность описания мира таким, каков он на самом деле, и если мы считаем, что индивид, принимающий решения, располагает неограниченной способностью производить вычисления и расчеты, то из этого последует два очень важных вывода. Во-первых, нам не нужно проводить различие между реальным миром и его восприятием со стороны индивида, принимающего решения. Индивид воспринимает мир таким, каким он действительно является. Во-вторых, мы можем предсказать выбор, который будет сделан рациональным индивидом, исходя исключительно из наших знаний о реальном мире, и нам не обязательно знать, как индивид воспринимает мир и как вырабатывает решение.
С другой стороны, если мы принимаем точку зрения о существенной ограниченности знаний индивида и его способности к вычислениям и расчетам, то мы должны проводить различие между реальным миром и его восприятием со стороны индивида. Иными словами, мы должны выработать теорию процесса принятия решений. Эта теория должна описывать не только мыслительный процесс, но и процессы выработки в сознании индивида субъективного представления о стоящей перед ним проблеме, требующей решения, и его внутреннюю систему координат.
Норт считает, что в этих рассуждениях Саймону удалось ухватить суть вопроса о том, почему субъективная и неполная переработка информации играет главную роль в принятии решений. Саймон обращает внимание на необходимость устойчивых стереотипов человеческого взаимодействия для того, чтобы справляться с этой сложностью, и полагает, что устойчивые взаимодействия, которые мы называем институтами, могут быть очень неадекватными или далеко не оптимальными.
Рональд Хайнер в работе “Происхождение предсказуемого поведения” (1983) излагает очень похожие мысли. Он утверждает, что разрыв между способностью человека расшифровывать стоящие перед ним проблемы и трудностью выбора наиболее предпочтительных альтернатив это главный ключ к пониманию человеческого поведения.
Институты существуют для уменьшения неопределенностей, сопровождающих взаимодействие между людьми. Эти неопределенности возникают вследствие сложности как самих проблем, требующих решения, так и “программ” решения (если воспользоваться компьютерной терминологией), которыми располагает индивид. Неопределенности возникают из неполноты информации о поведении других индивидов в процессе человеческого взаимодействия. Ограниченные возможности человека к расчету определяются способностью сознания перерабатывать, организовывать и использовать информацию. Эта ограниченная способность в сочетании с неопределенностями при расшифровке поступающий извне информации порождают правила и процедуры, призванные упростить данный процесс. Возникающая вследствие этого совокупность институтов структурирует человеческое взаимодействие и тем самым ограничивает набор выборов, с которым сталкиваются индивиды.
Ходжсон в работе «Экономическая теория и институты» привлекает внимание к тому, что значение институтов не сводится к их роли барьеров или ограничителей, когда индивиды, преследуя собственные цели, могут реагировать на институты. Другой аспект значимости институтов состоит в том, что они играют роль в формировании самих этих целей и оказывают влияние на последние. Институциональная среда оказывает влияние на тип получаемой информации, на её осмысление нами, на предпочтения. Социальные нормы и культура общества воздействуют не только на наши возможные действия, но и ещё на наше мировоззрение и, следовательно, на цели, к достижению которых мы стремимся.
Ходжсон привлекает внимание и к проблеме соотношения цели и средств её достижения, в частности к тому, что цели могут меняться под воздействием выбранных средств. Т. е. для институциональной экономической теории имеет большое значение то, каким образом и в какой степени цели переплетаются со средствами. Ходжсон говорит об адаптивных средствах, когда предпочтения изменяются после обретения нового опыта, т.е. имеет место смена предпочтений посредством обучения.
В 80-е годы Д. Акерлоф и У. Диккенс предложили модель, в которой предусмотрены не только предпочтения, но и убеждения людей в связи с разными вариантами положения дел. Ими использовалась теория «диссонанса сознания», разработанная Леоном Фестингером в 50-е годы. По этой теории люди, оказавшись перед трудным выбором между альтернативными вариантами образа действия переосмысливают эти варианты таким образом, чтобы один из них выглядел более приемлемым, чем остальные, и тогда выбор представляется им менее затруднительным. Акерлоф и Диккенс считают, что люди в какой -то мере управляют своей системой убеждений. Модель допускает, что они принимают во внимание только ту информацию, которая соответствует их убеждениям. Это означает, что налицо важный случай неполного использования людьми имеющейся информации, что снижает уровень психологического напряжения и нестабильности. В связи с этим рассматривается ситуация, когда рабочие, занятые в опасном производстве, адаптируются к риску, внушая себе, что на самом деле их работа неопасна, и поэтому даже вопреки собственным интересам не пользуются оборудованием, предусмотренным техникой безопасности.
Вывод, который из этого следует в том, что если признать влияние личного опыта на функции предпочтений, то цели индивида уже нельзя полагать незыблемыми. Кроме того, раз цели переплетаются со средствами, становится невозможным занимать независимую от системы ценностей позицию. Учёными-психологами установлено, что способы осмысления чувственных данных обычно отражают институциональную и культурную оболочку. Соответственно, уделяя особое внимание обучению и приобретению знаний, следует изучить процесс формирования понятий в контексте институтов и культуры. Благоприобретённая понятийная схема отражает нашу культуру и унаследованные нами социальные нормы и правила.
Талкотт Парсонс ещё в 40- годы призвал экономистов отказаться от упрощённых взглядов на мотивацию людей и рациональность. Парсонс подчёркивает, что экономическая деятельность осуществляется в определённой институциональной среде. Институты не просто организационные структуры, это нормативные модели, которые определяют, что в данном обществе считается должным, заданным или ожидаемым образом действия или социального взаимоотношения. Парсонс привлекает внимание к тому, что для существования институциональных моделей, они должны быть подкреплены нравственным чувством большей части членов общества.
Относительно истоков этого «нравственного чувства» он пишет, что наиболее глубокие нравственные чувства прививаются индивиду в раннем детстве и своими корнями глубоко уходят в саму структуру личности.
Оппортунизм








13PAGE 15


13PAGE 14715


13PAGE 15


13PAGE 14715





Приложенные файлы

  • doc 6774184
    Размер файла: 68 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий