Внешность обманчива


Внешность обманчива
Автор: Ледяной волк
Мини... В общем, какая-то хрень. Сама толком не знаю, что это и откуда вылезло. Дневник
Вторник, 19 Апреля 2011 г. 22:02 (ссылка)
Процитировано 7 раз + в цитатник
Отбечено: ТаленаВнешность обманчива.
Церемония распределения, наконец, закончилась, и дети приступили к ужину.
- Драко, - неожиданно позвал друга Блейз, - посмотри-ка на Поттера.
Слизеринский Принц удивленно взглянул на своего однокурсника, но все же послушно перевел взгляд на Гриффиндорский стол и озадаченно моргнул. Сегодня ему было лень искать героя в поезде, поэтому он увидел Поттера впервые. К шестому курсу почти все парни вытянулись и раздались в плечах. Золотой мальчик же по-прежнему оставался болезненно хрупким и ниже сокурсников едва ли не на голову. Те же растрепанные волосы, несуразные очки и безразмерные шмотки. Казалось бы, все неизменно. Но Драко понял свою ошибку, стоило ему увидеть глаза гриффиндорца. В зеленых омутах плескалась чистая неприкрытая ненависть, ярость, боль и презрение. Дикий коктейль. Его верные оруженосцы явно ничего не заметили, спокойно общаясь между собой и с другими учениками, пока Поттер вяло водил ложкой по тарелке.
- О как, - протянул Малфой. – И что бы это могло значить?
***
Следующую неделю два слизеринца с интересом наблюдали за Золотым мальчиком. По школе поползли слухи о том, что летом был убит его крестный. Это в какой-то мере объясняло отстраненность и холодность Поттера. Но странным было то, что он никому не смотрел в глаза, даже в разговорах с учителями он смотрел куда-то в сторону или вверх.
Заучку с нищебродом и Дамблдора поведение их Героя определенно не волновало. Большинство считало, что парень все еще переживает смерть Блека. Но слизеринцы видели, что Поттер не расстроен, он в ярости. Холодной, сдержанной, контролируемой и оттого опасной вдвойне.
***
Очередной урок Зелий. Перед кабинетом друг против друга стоят непримиримые противники: шестые курсы Гриффиндора и Слизерина. Поттер стоит, оперевшись на стену и задумчиво разглядывая потолок. И вот к нему направляется Нотт с Паркинсон и еще двумя парнями. Драко в этом году практически не задевал гриффиндорцев, занятый разгадыванием поведения своего извечного соперника, поэтому Теодор решил взять его обязанности на себя.
- Эй, Потти, - ухмыльнувшись, начинает Нотт, - все оплакиваешь своего крестного? Счастье-то какое для его матушки: предатель-сыночек, наконец, сдох…
Поттер медленно повернул голову в сторону слизеринца и посмотрел тому прямо в глаза. Нотт придушенно пискнул, обрываясь на полуслове, и в ужасе начал пятиться назад. Драко с Блейзом удивленно переглянулись, пытаясь понять, что Тео мог увидеть в глазах гриффиндорца, что напугало его до такой степени?
В следующую секунду из-за поворота показался Снейп, тут же рявкнувший на студентов и запустивший их в класс. Но Малфой успел заметить внимательный взгляд алхимика, брошенный на Поттера. Зельевар явно что-то знал.
***
В течение следующего месяца поведение гриффиндорца не изменилось. Теперь он был воплощением идеального аристократа: холодная отстраненная маска на лице, вежливый ровный голос, неторопливые плавные движения. Драко несколько раз задумывался, что, если Поттера приодеть и нормально подстричь, парень будет лакомым кусочком для охотниц за богатым женихом. Все-таки он лорд Поттер и наследник немалого состояния. Да и сам Драко … Тут блондин каждый раз решительно встряхивал головой и говорил себе, что это же Поттер, лохматое недоразумение, очкарик. И так Блейз уже несколько раз шутил насчет внимания Малфоя к гриффиндорцу.
***
Накануне Хэллоуина Драко неожиданно вызвал к себе декан. В кабинете Снейпа его уже ждал и отец. Поздоровавшись, слизеринец сел в кресло и вопросительно посмотрел на крестного.
- Хм, - после весьма продолжительной паузы начал алхимик, - у меня для вас не самые хорошие новости. Люциус, в начале лета ты расторг помолвку сына с мисс Паркинсон.
- Действительно, - кивнул аристократ. – Я не могу позволить этой девчонке испортить мне род.
Младший Малфой скривился. Ему такая невеста тоже не доставляла удовольствия.
- Ну так я тебя обрадую, - заявил Снейп. – Александр обиделся и нанял наемного убийцу. Причем убить он должен не тебя, а Драко.
- ЧТО? – хором воскликнули блондины. Убить наследника рода, значит поставить существование семьи под угрозу. У аристократов редко бывает больше одного ребенка.
- Он нанял Жнеца, - добил Малфоев зельевар.
Драко поежился. Он слышал об этом человеке. Вслух о Жнеце заговорили около года назад. Едва появившись, он сразу завоевал славу убийцы, который не знает поражений и неудач. Для него не существовало преград. Жнец работал как в магическом, так и маггловском мирах. Но заказы он брал не все, далеко не все. Принцип же выбора никто выяснить так и не смог.
- Теперь хорошая новость, - продолжил Северус. – Жнец заказ не взял, да еще и предупредил Паркинсона, что очень обидится, если с вами что-то случится.
- Почему? – тут же спросил Люциус.
- Драко – мой крестник, - судя по округлившимся глазам, такого ответа Малфой точно не ожидал.
- Причем здесь это?
- Именно я учил Жнеца искусству змей, - ответил алхимик.
- Что это значит? – с любопытством спросил Драко, глядя на ошарашенное лицо отца.
- Яды и противоядия, - коротко отозвался Снейп.
- Ты знаешь, кто он? – быстро спросил Драко.
- Естественно, профессор знает имя своего ученика, - со стороны спальни алхимика раздался негромкий весьма приятный голос. А следом показался и его обладатель.
Небрежно облокотившись на косяк плечом и сложив руки на груди, в дверях замер юноша, на первый взгляд даже младше Драко. Тонкая гибкая фигурка невысокого роста завораживала своим изяществом. Узкие черные брюки, заправленные в высокие сапоги, и шелковая рубашка цвета жемчуга умело подчеркивали эту ауру хрупкости. Блестящие черные волосы были уложены в творческом беспорядке, вызывая жгучее желание запустить руку в эту гриву. И только лицо выделялось из образа этакого легкомысленного видения. Точнее его отсутствие. Ото лба до подбородка лицо незнакомца скрывала черная шелковая маска. Видны были только холодные синие глаза, спокойные и равнодушные как океан. Люциус непроизвольно поежился. Такие глаза он видел у обитателей Лютного Переулка – безжалостность и готовность в любой момент отобрать жизнь противника.
- Добрый вечер, лорд Малфой, Драко, - изящно склонив голову в намеке на поклон, юноша скользнул к креслу возле алхимика. Экономные выверенные движения выдавали опытного бойца.
- Кхм, Люциус, Драко, - произнес Снейп, - позвольте представить вам человека, который известен под прозвищем Жнец. Можете называть его Ри.
- Как вас вообще угораздило заключить контракт с семейством Паркинсон? – ненавязчиво поинтересовался брюнет. – Родители Пенелопы тоже не блещут особой красотой, ей не в кого рождаться хотя бы симпатичной.
- Нарцисса, - поморщился старший аристократ. – Она дружит с Мелиссой Паркинсон. У них просто идея фикс – поженить своих детей.
- Да уж, - протянул парень, бросив сочувствующий взгляд в сторону Драко, - не повезло.
Младший блондин тихо сидел в кресле, пытаясь понять, почему Жнец кажется ему таким знакомым. Было что-то в его жестах и движениях, что-то такое, что он уже встречал у другого человека. Но за кем Малфой мог так пристально следить, что запомнил подобные мелочи. Только за …
- Не может быть, - прошептал Драко, поднимая голову и встречаясь взглядом с насмешливыми глазами брюнета.
- Надо же, - покачал головой алхимик, - а я тебе не верил.
- Я же говорил, - радостно фыркнул брюнет в маске. – Он слишком пристально следил за мной в последнее время. А мне в этом году уже не до маскировки, так что двигался я естественно.
- Но… как? – воскликнул младший блондин.
- Драко, что с тобой? – недоуменно спросил Люциус.
- Просто ваш сын меня узнал, - усмехнулся Жнец. – И это знание его … ошеломило.
- Не понимаю, - озадаченно произнес старший Малфой.
Жнец фыркнул и пристально посмотрел на мужчину. Цвет его глаз неожиданно дрогнул. Люциус заворожено наблюдал, как в синем океане начинает разливаться зелень. И вот спустя несколько секунд он смотрит в пронзительные изумрудные глазищи. Юноша поднимает руку и снимает маску, открывая лицо с тонкими изящными чертами, которые кажутся такими знакомыми.
- Поттер? – неуверенно спросил Люциус.
Парень насмешливо кивнул, вертя маску в руках.
- Северус … налей мне чего-нибудь покрепче…
***
Спустя полчаса и несколько бокалов огневиски старший Малфой смог, наконец, адекватно мыслить. Поттер же спокойно наблюдал за пламенем в камине, крутя в руке бокал с вином.
- Как? – Драко не выдержал первым.
- Насмешка Судьбы, - чуть улыбнулся брюнет. – Мне было чуть меньше восьми, когда я, убегая от шайки обожаемого кузена, наткнулся на одного пожилого мужчину. Он сидел в глухом уголке парка и метал ножи в дерево. Я выскочил из кустов прямо на траектории полета клинка. Не знаю, каким чудом, но мне удалось увернуться. Потом конечно перепугался, когда понял, что случилось. Но в семье Дурслей я привык прятать эмоции, поэтому внешне ничего не проявилось. Я вежливо извинился за то, что помешал ему и попытался уйти. Мужчину звали Морган. Морган Мортал. Как он мне потом рассказывал, его заинтересовало мое спокойствие. Меня чуть не проткнули ножом, а я извиняюсь за беспокойство. Неожиданно он предложил мне попробовать бросить нож, - Гарри хмыкнул. – Я был в восторге. С глазомером у меня всегда было все прекрасно, так что уже через пару часов я уверенно попадал в цель. Скорости и силы, конечно, не хватало, но это дело наживное. С того дня мы почти каждый день встречались на той поляне. Чему он меня только не учил. Первое время я никак не мог понять, зачем он со мной возится. Но спросить я осмелился только через год. Когда услышал ответ, честно сказать, больше часа только глазами хлопал. Морган был киллером. Причем одним из лучших не только в Европе, но и во всем мире. И меня он решил сделать своим учеником.
- Я никогда не слышал о таком, - задумчиво произнес Люциус.
- Молчун, - коротко бросил Гарри.
Аристократ вздрогнул. Вот об этом он слышал и много.
- А знаете, что самое интересное? – продолжил брюнет. – Морган был сквибом. И как он мне потом рассказывал, когда услышал мою фамилию, это было где-то летом перед отправкой в Хогвартс, чуть инфаркт не заработал.
- Еще бы, - хихикнул Драко. – Спаситель волшебного мира – наемный убийца.
- Тогда я был всего лишь учеником, – поправил его Поттер. – Но не суть важно. Когда я уезжал в школу, он насовал мне с собой больше сотни книг с наказом все прочитать. Чего там только не было. Мне, кстати, до сих пор интересно, где он их достал. История магии, история Темных искусств, боевая магия, защита разума. Думал, мозги у меня сплавятся от такого количества информации. Но ничего, с помощью пары зелий справился. И даже понял и запомнил. Так и было дальше: в школе магия, летом – маггловские боевые искусства, стрельба и фехтование. Летом после четвертого курса после возрождения Волдеморта я ушел на первое задание. Настроение у меня тогда было удивительно поганое после встречи с этим змеемордым, так что заказ был очень кстати. Ну а там пошло-поехало. Заказа после десятого обо мне заговорили.
- А как получилось, тебя начал учить Северус? – спросил Люциус.
- Зелья были едва ли не единственной вещью, в которой Морган не разбирался. Вообще. Все яды, противоядия и другие составы ему варил знакомый зельевар. Поэтому он мог только дать мне книги. Так что теорию я знал в совершенстве, а вот практика …. Она хромала просто дико. А Северус меня однажды банально поймал. В туалете Плаксы Миртл. Я там тогда издевался над универсальным противоядием.
- Да уж, - усмехнулся Снейп. – Люц, представь себе мое удивление, когда однажды ночью я захожу в этот туалет и вижу сосредоточенную физиономию Поттера, склонившегося над котлом. Честное слово, первая мысль - у меня начались галлюцинации. А когда разглядел, ЧТО в котле, схватился за сердце. И что самое смешное, сварено зелье было практически идеально. Ну насколько это вообще возможно по книге. Стою я посреди туалета в прострации, решаю, что дальше делать, а этот нахаленыш совершенно спокойно посылает в меня Обливиэйт. Каким чудом я увернулся, до сих пор не пойму.
- Картина была, наверное, та еще, - фыркнул Поттер. – Стоят друг против друга два непримиримых врага и оторопело друг на друга пялятся. Я потому, что промахнулся, Северус потому, что я попытался стереть ему память. Потом слово за слово… В общем, поругались мы тогда капитально. Но к утру, как ни странно, помирились и даже разобрались между собой. Северус начал давать мне дополнительные уроки, впрочем, вначале не зная, для чего они. О том, кто я есть, я рассказал ему только на пятом курсе. Директор тогда заставил его заниматься со мной окклюменцией. Но у меня щиты-то уже пару лет стояли. А до этого я амулет специальный таскал, проектор ложных мыслей.
- Я тогда еще спросил у Ри, почему он не доверяет директору, - добавил Снейп. – А он мне и выдал этакий спич на полчаса. По пунктам. Начиная от самого факта появления предсказания и соответственно организации укрытия для Поттеров, и заканчивая событиями пятого курса. А после Министерства мне пришлось чуть ли не силой удерживать его, чтобы он не прибил Дамблдора.
- Я ограничился разгромом кабинета, - ухмыльнулся Поттер. – Хоть душу отвел.
- Ничего себе отвел, - воскликнул Драко. – У нас в подземельях все картины со стен попадали, и пыль с потолка сыпалась.
- Поверь, - проникновенно посмотрел на блондина Ри, - у старика в кабинете вообще осталась одна пыль.
- Хм, мистер Поттер, - откашлялся старший аристократ, - не поймите меня неправильно, но почему вы все это нам рассказываете?
- Северус за вас ручался, - пожал плечами брюнет. – И было бы глупо отказываться от таких союзников как Малфои. У меня ни малейшего желания лезть в эту войну. Я с огромным удовольствием постою в сторонке, наблюдая за грызней Волдика с Дамбиком. Пусть считают друг друга главными врагами.
- А пророчество? – спросил Люциус. – Ведь Темный лорд не прекращает охоту на тебя.
- Чхать я хотел на это пророчество, не факт, что оно настоящее. А насчет охоты … Я последний год только тем и занимаюсь, что стравливаю между собой Пожирателей и фениксовцев.
- Это как? – подался вперед Драко. У младшего блондина была небольшая проблема. Каким бы интересным не был разговор, его мысли постоянно норовили уползти куда-то в сторону. Горизонтальную. Младший Малфой изо всех сил старался не пялиться на гриффиндорца и не пускать на него слюни самым вульгарным образом. Удивительное сочетание силы и хрупкости просто сводило с ума.
- Элементарно, Драко, - чуть усмехнулся Ри. – Убить кого-нибудь из Орденцев, тех, что по уши в делишках директора, а свалить на Пожирателей. Пара следочков, улик и вуаля! Пернатые кипят местью. И наоборот. Прихлопнуть Пожирателя, представив все рейдом Ордена, и местью горят уже песики.
- Дуглас МакНеро, Майк Саллер, - начал перечислять Люциус, - Клод Шоте, Армен Маттс… И еще с десяток человек, погибших невообразимым способом, но рядом обязательно что-нибудь, указывающее на Орден Феникса. Великолепная работа!
- Благодарю, - отозвался Поттер. – К сожалению, мне пора уходить. Шпионы старика не дремлют. Знали бы вы, как мне Грейнджер с Уизли осточертели. Но, увы, приходится терпеть. И изображать идиота, насколько это возможно. Я все-таки не железный и эта игра мне уже порядком надоела. Северус, думаю, ты сам расскажешь лорду Малфою о моем предложении. Еще увидимся, милорд.
С этими словами брюнет гибко поднялся на ноги и выскользнул за дверь.
- Что он имел в виду, Северус? – спросил аристократ.
- После гибели Блека Ри влетел ко мне в кабинет в состоянии близком к неадекватному бешенству, - алхимик задумчиво посмотрел на своего лучшего друга. – Как он смог удержаться и не прибить Дамблдора, для меня до сих пор огромный секрет. Из его нечленораздельных воплей я вычленил только одно: старик убирает всех, к кому Ри привязывается. У директора какая-то идея фикс, что только страдания могут закалить Героя. Поэтому Гарри решил на всякий случай обезопасить меня. Я Пожиратель с меткой, так что меня даже убивать не надо, посадить в Азкабан, и все проблемы решены.
- Ты хочешь сказать … - подался вперед аристократ.
- Ри просто избавил меня от метки, оставив только татуировку, которая легко удаляется простейшим заклинанием, и заклинания связи. Подчинение он удалил. То же самое он предлагает сделать и тебе. Так что после смерти Темного лорда и Дамблдора ты будешь совершенно свободен, и никто не сможет обвинить тебя в принадлежности к Пожирателям.
- До этого момента нужно еще дожить, - аристократ судорожно сжал в руке бокал.
- Доживешь, Люц, поверь, - усмехнулся алхимик. – Уж если Ри взял твою семью под свою защиту, ты выберешься из этой войны с минимальнейшими потерями. Этот маленький паразит нахален, сумасброден и невероятно ехиден. Но… Он действительно сильнейший маг в Англии. Что Лорд, что директор ему и в подметки не годятся. А ведь он еще несовершеннолетний. Я даже представить себе боюсь, что будет, когда он полностью раскроет свою силу. Второй Мерлин, не иначе. Так ты согласен?
- Естественно, - выдохнул старший Малфой.
- Тогда завтра к полуночи жди гостя. Ри к тебе наведается.
- Защита, - напомнил Драко.
- Дорогой мой крестник, - ехидно произнес Северус, - неужели ты думаешь, что Гарри не сможет ее пройти? Как он, по-твоему, до своих жертв добирается?
- Не подумал, - смутился слизеринец.
- Вы что-то удивительно спокойно отнеслись к тому, что Мессия Света – один из лучших наемных убийц, - заметил Снейп.
- Я ведь Пожиратель, - пожал плечами аристократ. – Это в последнее время я занимаюсь исключительно дипломатией, а раньше всякое бывало. И я не думаю, что Гарольд будет долго заниматься подобным. Он ведь, как я понял, с самого начала брался только за заказы на Орденцев и Пожирателей. Нет, наверняка есть и посторонние … объекты, но скорее всего эти люди смерть заслужили.
- Ты прав, - кивнул Северус. – Парень удивительно беспристрастен и справедлив. Все его цели, так или иначе, получили бы Поцелуй, если бы аврорат сподобился их арестовать. После войны Ри собирается заняться своим состоянием и оказывать консультации Гринготтсу по поводу защитных систем. Гоблины уже сейчас заваливают его просьбами о советах.
- Я так и думал, - отозвался Люциус. – А Драко просто-напросто запал на это зеленоглазое очарование.
- ЧТО? – воскликнул младший Малфой. – Отец, я не …
- Я не слепой, сын, - прервал его аристократ. – Твоя б воля, ты бы его тут же на диване и разложил. Хотя должен сказать, я тебя понимаю. Очаровательнейшее существо. Если не знать о его работе. Хотя этот факт скорее добавляет пикантности.
- Люциус! – алхимик с трудом сдерживал смех.
- А что? – блондин невинно посмотрел на друга. – Я забочусь о будущем своего ребенка, ведь помолвку с Паркинсон мы расторгли, а новую кандидатуру так и не подобрали.
- То есть … ты не против? – неуверенно спросил слизеринец.
- Я только «за», - отозвался Люциус. – Лорд Поттер-Блек очень привлекательная партия.
- Драко, может, объяснишь, когда ты успел-то? – поинтересовался Снейп.
- Да сам не знаю, крестный, - вздохнул блондин. – Как-то так получилось. Я еще на пиру первого сентября заметил, что с ним что-то не то. Начал приглядываться, ну и доприглядывался. До того, что он мне сниться начал. Сам понимаешь, в каком виде. Надо мной Блейз в последнее время постоянно прикалывается и советами достает. У меня пару раз мысль мелькала, что, если его переодеть, то девчонок палками придется отгонять. И я тихо радовался, что остальные не замечают, какой он на самом деле.
- Мда, - резюмировал аристократ, - последняя стадия. Ну что ж, сын, считай, что ты получил карт-бланш. Все только в твоих руках.
- Пойду я, - вздохнул Драко. – Спокойной ночи, отец, крестный.
- Что скажешь, Северус? – поинтересовался Люциус, как только за слизеринцем закрылась дверь.
- Поздравляю с будущим зятем, - насмешливо отозвался алхимик. – Достойное приобретение.
- Ты так уверен в том, что Драко сможет его завоевать? Мне показалось, что Поттер ооочень самостоятелен и независим.
- А Драко упрям и всегда добивается своего как истинный Малфой, - невозмутимо отозвался Снейп. – К тому же мне просто достоверно известно, что Ри частенько поглядывал на твоего сына с интересом. Так что ухаживания он примет вполне благосклонно.
- Ах ты, старый змей! – восхищенно-возмущенно воскликнул старший Малфой.
***
На второе утро после встречи у крестного Драко получил записку от отца, что Ри выполнил обещание и Метка снята. Тут же бросив быстрый взгляд на гриффиндорский стол, Малфой быстро нашел Гарри. Тот уже привычно возил ложкой по тарелке, не обращая внимания на жужжащих над ухом прилипал, как Драко называл Уизли с Грейнджер.
- Дрейк, прекрати пялиться на Золотого мальчика, - ехидно пропел Блейз, дергая друга за рукав. – Не смущай бедного.
Блондин едва не подавился.
- Блейзи, я даже не представляю, что нужно сделать, чтобы смутить этого «мальчика»! – прошипел Малфой, снова посмотрев на гриффиндорца. Тот неожиданно быстро оглянулся и, коротко кивнув Драко, выскользнул из-за стола, незаметно направившись к выходу.
- Пошли, - блондин подхватил приятеля под руку и направился следом.
- Куда? – успел спросить Забини.
- Увидишь.
За дверями Большого зала их ждал гриффиндорец, невозмутимо прислонившийся к стене, сложив руки на груди. Увидев Забини, брюнет вопросительно приподнял бровь.
- Блейз мой названный брат, - сказал Драко, твердо глядя в глаза гриффиндорцу. Тот только пожал плечами и махнул им рукой, зовя за собой.
Пройдя несколько метров, Поттер свернул в один из коридоров и, подойдя к стене, положил руку на один из барельефов. Буквально через секунду перед ними появилась красивая дверь. Зайдя внутрь, слизеринцы с удивлением рассматривали небольшую уютную комнату с тремя креслами перед камином, выполненную в золотисто-зеленых цветах.
- Драко, может, ты мне объяснишь, что происходит? – поинтересовался Блейз, упав в одно из кресел. Малфой вопросительно посмотрел на Гарри, также устроившегося в кресле.
- Ты сам притащил его, - меланхолично отозвался гриффиндорец.
- Я доверяю ему как себе, - уверенно сказал блондин.
Поттер несколько страдальчески посмотрел на Малфоя, но потом, вздохнув, вытащил палочку. Не успели слизеринцы напрячься, как тот направил ее на себя и несколько раз взмахнул.
- Мммерлина мать, - ошарашено выдохнул Забини. Драко, уже видевший Жнеца в комнате Северуса, все равно не смог удержать восхищенного вздоха. Блейз же пораженно наблюдал, как школьная форма на несколько размеров больше нужного превращается в узкие брюки и шелковую рубашку, а растрепанные волосы укладываются в аккуратную прическу. Невозмутимо сняв очки, брюнет насмешливо уставился на Забини своими пронзительными глазищами. – Мордред и Моргана! Ты кто?
- Лорд Гарольд Джеймс Поттер-Блек, - надменно возвестил брюнет, - к вашим услугам. – И насмешливо улыбнувшись, продолжил:
- Можно просто Ри.
- А … Что… Как… - Блейз никак не мог прийти в себя.
- Шифруюсь от назойливых поклонников, - фыркнул Гарри. – Маскировка у меня такая. Бедному забитому сиротке, каким меня предпочитает видеть Дамблдор, некому привить чувство вкуса. Я вообще-то вот что хотел. Драко, Метку твоего отца я вчера вечером снял. Когда я уходил, он посылал домовика за виски, так что думаю, он сейчас несколько недоступен. Еще я оставил ему аварийный портключ на всякий случай. Он пробьет даже щиты Хогвартса, поэтому никакое заключение Люциусу не страшно. Да уж, как чувствовал…
С этими словами Гарри протянул Драко два медальона из необычного черного металла, украшенные изображением черепа с изумрудными глазами.
- Надеть и никогда не снимать. Даже в постели и в душе, - скомандовал гриффиндорец.
- Может, мне кто-нибудь объяснит, что все это значит? – жалобно попросил Блейз.
- Ты ему не рассказал? – Поттер посмотрел на блондина. Тот отрицательно мотнул головой.
- Это, Блейз, всего лишь страховка для благополучного выхода из этой войны. Мне бы не хотелось узнать, что, пока я разбираюсь с Лордом и директором, вас пристукнула шальная Авада. Обидно будет, знаете ли.
- Ты так уверен, что сможешь с ними разобраться? – скептически поинтересовался Забини.
- Блейз, - сладким-сладким голоском спросил Драко, едва сдерживая истерический хохот, - ты слышал о Жнеце?
- Естественно, - возмущенно отозвался слизеринец. – Кто же не слышал о лучшем в Европе наемном убийце?
- Ну тогда позволь представить тебе человека, носящего данное прозвище. Гарольд Джеймс Поттер.
Блейз ошарашено вытаращился на невозмутимого гриффиндорца, потом нервно икнул и стек в обморок.
- Какой … нервный, - усмехнулся Гарри.
- Забини всегда был слишком эмоционален, - отозвался Драко.
- Ладно, - Поттер хлопнул ладонью по колену, - ты приводи его в чувство, а я пошел в люди. Мелькать перед глазами директора.
Быстрым движением палочки вернув себе прежний облик, гриффиндорец выскользнул за дверь. Проводив его взглядом, блондин задумчиво уставился на бессознательного друга. Потом нехорошо усмехнулся и поднял палочку:
- Aquamenti!
***
Следующую неделю двое слизеринцев не сводили глаз с гриффиндорского стола в Большом зале. На завтраках Поттер сидел откровенно злым и не выспавшимся. Настолько, что несколько раз весьма резко отшил своих оруженосцев. А газеты просто пестрели кричащими заголовками. Несчастные случаи в нескольких аристократических семьях, негласно поддерживавших Волдеморта. Несколько странных смертей авроров и чиновников.
- Думаешь, его работа? – шепотом спросил Блейз.
- А чья еще, - отозвался Драко. – Видимо, дело выходит на финишную прямую.
Тут разговор пришлось прервать, потому что к парням целеустремленно двинулась Паркинсон. Несмотря на разрыв помолвки, слизеринка продолжала вешаться Малфою на шею и всеми правдами и неправдами пыталась затащить его в постель. Но дойти девушка не успела. Что-то хлопнуло, и один из стоящих на ее пути пуффендуйцев превратился в огромную мышь. Тут же стены школы содрогнулись от дикого визга. А Драко встретил сочувствующий взгляд Поттера.
***
Еще через несколько дней Драко патрулировал коридору, размышляя о том, как ему привлечь внимание гриффиндорца. Проходя мимо коридора, ведущего к лестнице на Астрономическую башню, блондин краем глаза заметил мелькнувший силуэт. Слизеринец тут же свернул в том же направлении, мечтая сорвать злость хоть на ком-нибудь. Наложив Дезиллюминационные чары, Малфой начал быстро подниматься по лестнице. А выйдя на верхнюю площадку, понял, что его ждет встреча поинтереснее. Возле парапета, непринужденно облокотившись на него, замер Ри.
- Громко топаешь, - неожиданно произнес гриффиндорец. – Не спится, Драко?
- Как ты узнал, что это я? – спросил блондин, снимая чары и подходя ближе. Гарри тихо рассмеялся.
- Одеколон твой запомнил. Уж больно запах необычный. Гуляешь?
- Дежурю, - отозвался слизеринец, становясь за спиной брюнета. Тот был значительно ниже блондина, так что у Драко под носом оказалась черноволосая макушка, пахнущая яблоками и корицей. – А ты?
- Письмо жду, - отозвался Поттер, не делая ни малейших попыток отодвинуться.
Блондин несколько секунд собирался с духом, но все же решился и осторожно обнял гриффиндорца за талию, внутренне сжавшись в ожидании гневного крика. Но Гарри только тихо фыркнул и откинулся на грудь слизеринца. Драко расслабился, крепче прижимая к себе брюнета и уткнувшись носом в мягкую шевелюру.
- От кого письмо? – поинтересовался Малфой, начиная мягко поглаживать живот гриффиндорца.
- От одного из моих информаторов, - отозвался Гарри. – Я кое-кого ищу, и этот кто-то знает, что я начал на него охоту, поэтому он забился в какую-то щель и носа оттуда не показывает. Надолго из школы я отлучаться не могу, приходится использовать наемников. Ага!
На парапет приземлился недовольный черный филин. Гневно курлыкнув, он протянул лапу и, как только Поттер отвязал письмо, тут же исчез в темноте. Быстро развернув листок бумаги, Гарри зажег крошечный Люмос прямо над ним. Драко заглянул ему через плечо, на что гриффиндорец никак не отреагировал.
«Восточное побережье. Завтра-послезавтра уменьшим радиус».
- Восточное побережье большое, - заметил блондин.
- Англия больше, - ответил Поттер, щелчком пальцев подпалив письмо. – Но они уже сузили границы. Хм, Драко, а где ты носишь волшебную палочку? – вдруг спросил брюнет.
- В рукаве, - немного растерянно отозвался слизеринец.
- Тогда это явно не она, - фыркнул Гарри, подаваясь бедрами назад и прижимаясь к блондину. Драко глухо охнул и сильнее прижал к себе гриффиндорца. Крыша начинала тихо отчаливать. Брюнет ужом извернулся в руках слизеринца, поворачиваясь к нему лицом и закидывая руки ему на шею.
- До чего слизеринцы нерешительные пошли, - куда-то в пустоту пожаловался Поттер и, подавшись вперед, впился в губы Драко. Тихо застонав, Малфой ответил на поцелуй, перехватывая инициативу. Гриффиндорец довольно замурлыкал, скользя руками по широким плечам, массируя и лаская. Одна ладонь зарылась в густые платиновые волосы.
Оторвавшись от губ брюнета, Драко переместился на шею, Одновременно с этим, Малфой подталкивал Гарри к стене. Им обоим определенно была нужна точка опоры. Гриффиндорец уже только тяжело дышал, закрыв глаза, и совершенно не сопротивлялся. Эта покорность полностью сорвала блондину крышу. Прижав своим телом брюнета к стене, он жадно целовал его везде, куда мог дотянуться. Руки слизеринца жили своей жизнью и скользили по всему телу Ри, в конце концов, остановившись на узких бедрах. Сжав упругие ягодицы, Драко с глухим стоном, больше похожим на рык, до боли вжался в бедра Гарри, начав активно тереться об него своим напряженным членом. Он так давно об этом мечтал, что никак не мог остановиться, хоть и понимал, что Астрономическая башня совсем не то место где стоит заниматься подобными вещами. Гортанные стоны Поттера, возбужденного не меньше его, совершенно не способствовали стройности мышления. То, как гриффиндорец выгибался в его руках и подавался навстречу движениям, сводило с ума. Плюнув на все, Малфой начал судорожно расстегивать ремень на брюках Ри. Сделать это одной рукой не получалось, но подключить вторую значило прекратить ласкать напряженные соски брюнета. На такую жертву Малфой пойти готов не был.
Но тут Гарри сам отстранил слизеринца. И в ответ на недовольный стон с трудом произнес:
- Сюда может прийти кто угодно. От миссис Норрис до Дамблдора.
Драко несколько секунд заторможено смотрел на гриффиндорца, а потом схватил его за руку и потащил к лестнице. Брюнет только весело рассмеялся. На их счастье по пути им никто не попался, и парочка благополучно добралась до гостиной Слизерина. Втолкнув гриффиндорца в свою комнату, Малфой быстро запер дверь. Развернувшись к Гарри, едва не споткнулся, увидев уютно устроившегося на краю кровати брюнета. Тот насмешливо улыбнулся и провокационно откинулся назад. Драко сдавленно рыкнул и одним движением оказался рядом, придавливая его к кровати. По комнате разнесся негромкий смех, через пару секунд перешедший в стон удовольствия.
***
Утром, проснувшись в одиночестве, Драко на секунду опешил. Неужели приснилось? Да нет, не может быть. Он явственно чувствовал легкую боль от поцарапанной спины, да и на шее виднелась парочка засосов. Вставая, он оперся рукой на вторую подушку и услышал тихий шелест сминаемой бумаги. Взяв в руки кусок пергамента, блондин удивленно рассматривал короткую записку, написанную знакомым, не особо ровным почерком.
«В отличие от тебя мне хотя бы к утру нужно быть перед глазами моих шпиончиков. Надеюсь, хоть ты выспался. Лично я с трудом держу глаза открытыми. Увидимся после занятий в той комнате, где я отдал вам с Блейзом медальоны».
- Вот же змей, - с какой-то нежностью тихо сказал блондин.
***
- Вид у тебя, дракончик, - ехидно сказал Блейз, увидев друга, - вытра… выжатый. Чем ты ночью-то занимался? И не связано ли это со столь же расхристанным видом Поттера?
- Завидуй молча, - отозвался блондин, первым делом протягивая руку за кофе.
- Признаться честно, действительно завидую. Такая лапочка, оказывается, наш гриффиндорец. В натуральном виде, естественно. Так ты с ним …ммм?
Драко невозмутимо убрал в карман палочку.
***
После занятий Малфой двинулся в сторону памятной комнаты. К сожалению, в компании Блейза. Внутри их уже дожидался Гарри, на этот раз вместе с кучей бумаг. Услышав открывающуюся дверь, брюнет приветственно помахал им рукой, не отрываясь от чтения.
- Что это? – спросил Драко, садясь на подлокотник кресла уже своего парня.
- Из Гринготтса, - отозвался Гарри. – Его маразматическое величество господин директор опять пытается попастись в моих сейфах. И сейфа, выделенного родителями для школы, ему уже мало. Требует доступа ко всему состоянию. Какое счастье, что по законам аристократов я уже совершеннолетний. Так что без моего согласия у него ничего не получится. А чтобы получить мое разрешение, ему нужно рассказать мне, почему оно ему нужно. То есть то, что я уже независим. А это не входит в его планы. Вот и изворачивается старикан.
- И давно он там копается? – поинтересовался Драко, беря один из листов, исписанных кривоватыми резкими строчками. Его брови удивленно поползли вверх. Судя по всему, Гарри уже давно сам ведет дела Рода и ведет весьма успешно.
- Давненько, - фыркнул Поттер. – Едва ли не с первого дня опекунства. Но в его распоряжении был только школьный сейф, а там не так уж и много. К тому же он не мог снять оттуда все деньги. Непременно возникнут вопросы, я ведь внешне не похож на транжиру.
- Да уж, - хмыкнул Блейз, с интересом наблюдая, как его друг осторожно ерошит волосы гриффиндорца и скользит пальцами по его шее. – И куда все эти деньги идут-то?
- Ну, часть действительно на Орден Феникса, - задумчиво отозвался Поттер. – Но часть весьма незначительная. А все остальное дедушке в карман. Хотя, я бы сказал, скорее, на его обожаемые дольки. Он же их, по-моему, тоннами пожирает.
- Как у него еще мозги не слиплись, - пробормотал Малфой.
- Уже давно слиплись, - ядовито заметил гриффиндорец. – Он тут такие интриги закручивает, когда от Его Темнейшества можно легко и просто избавиться. Хотите расскажу самую невероятную по меркам Англии новость? Темный лорд далеко не сильнейший темный маг нынешнего времени. Он вообще весьма даже слабоват. Возрождение не прошло даром, большая часть силы к нему так и не вернулась. Своих Пожирателей он сдерживает только страхом. Страхом, многочисленными Круциатусами, которые у него, к сожалению, до сих пор получаются великолепно, в отличие от большинства других заклинаний, и подчинением, вложенным еще в первую войну в Темную метку. Волдеморт не высовывается из своей берлоги просто потому, что боится. Его банальным Ступефаем уложить можно, он и щит не в состоянии поставить толком.
- Ты серьезно? – ошарашено уточнил блондин, едва не рухнув с подлокотника.
- Я знаю его лучше кого бы то ни было, - Гарри выразительно постучал по своему лбу. – Я в прошлом году у него в башке практически прописался. Потом надоело, да и ничего нового уже было не узнать. Все банально. Он же тоже псих законченный, как и наш директор. Только у него к мании величия старика еще и жестокость безграничная примешивается. А так, два сапога – пара.
- Мордред, надо с ним что-то делать, - поежился Драко. – Невменяемый маг – это…
- Катастрофа, - закончил Поттер. – Не то слово, надо. Я и собираюсь этим заняться. Кстати, завтра утром Англия будет прощаться с Министром и парочкой его заместителей. Мне эти бюрократы-идиоты уже осточертели. По моим расчетам место и.о. Министра в этом случае займет Дориан Норвуд, Глава Отдела Родовой магии и Древних наследий. Умный, прекрасно образованный маг из древней чистокровной семьи. Прекрасный вариант. Люциуса я уже предупредил, он его в случае чего поддержит.
- И когда ты все успеваешь? – задумчиво произнес блондин.
- Как кто-то однажды сказал: «Хочешь жить – умей вертеться», - флегматично пожал плечами гриффиндорец. – Вот я и верчусь. Думаю, через недельку-другую вся эта катавасия закончится. Она мне уже порядком надоела. Тут еще Дамблдор со своими бредовыми идеями пристал. Какие к Мордреду крестражи? Он у лорда был один-единственный, не считая того несчастного кусочка, что вначале торчал у Квирелла в затылке, а потом вселился в созданный Петтигрю гомункул. А дневник я еще на втором курсе уничтожил. Стал бы Том так бесноваться, когда узнал о том, что Люциус профукал дневник, если бы у него еще крестражи были.
- Кто бы мог подумать, что внешность может быть НАСТОЛКО обманчива, - задумчиво пробормотал Блейз, с изумлением глядя на гриффиндорца. Тот в свои шестнадцать уже проворачивал интриги, которые и не всяким опытным лордам подвластны.
***
Как Поттер и обещал, на следующее утро два слизеринца увидели на первой полосе кричащий заголовок: «Убит Министр магии Великобритании!» Бросив быстрый взгляд на учительский стол, парни заметили, что директор постоянно косится на Снейпа, видимо, пытаясь понять, почему верный шпион не сообщил ему о готовящейся акции Темного лорда. Алхимик взгляды игнорировал. Не рассказывать же Дамблдору, что Волдеморт тут вообще не при делах?
И.о. Министра, несмотря на все попытки директора помешать, действительно был назначен Норвуд. Правда, судя по фотографии, точнее по выражению лица мага, данным обстоятельством он был не особо доволен. Видимо, представлял, какое ярмо вешает на шею, и из какого болота придется вытягивать страну.
- Как ты собираешься поступить с лордом и Дамблдором? – спросил Драко, лежа ночью у себя на кровати и неторопливо перебирая встрепанную гриву Ри. Гриффиндорец лениво потянулся и, перевернувшись на живот, устроил подбородок на груди блондина.
- С Его темнейшеством все элементарно, - отозвался Гарри. - Где он прячется, я уже знаю. Ему хватит и одной пули. Главное для меня сейчас – это избавиться от ближнего круга обоих вершителей. Самого ближнего. У Лорда это Белла, Сивый, оба Лестрейнджа, Долохов и МакНейр. У дедушки – Грюм, Кингсли и еще пара персон. С Пожирателями, в принципе, буду разбираться непосредственно перед лордом. Все равно они все в особняке Реддла живут. Сложнее всего с Грозным глазом. Вот уж параноик почище меня.
- А ты параноик? – удивленно переспросил Малфой.
Гарри тихо фыркнул и махнул рукой в сторону двери. Блондин смерил любовника подозрительным взглядом и взял с тумбочки палочку. Пара взмахов – и челюсть слизеринца отправляется на свидание с полом. ТАКИХ запирающих, заглушающих и защитных заклинаний он даже на родном Меноре не видел.
- Законченный параноик, - ошарашено выдохнул блондин.
- Самое смешное, что я все это на полном автомате навертел, - смущенно отозвался гриффиндорец.
***
Через пару дней на уроке зелий Снейп, проходя мимо котла гриффиндорца, незаметно бросил туда лишний ингредиент. Котел взорвался. Поттеру была назначена отработка. Но в кабинете вместо грязных котлов его ожидали оба Малфоя и злющий как драконица на кладке алхимик.
- Ри, ты засранец! – выдал Северус, стоило гриффиндорцу закрыть дверь и наложить заглушающие чары.
Поттер от неожиданности икнул и оторопело уставился на профессора.
- Не понял, - произнес парень. – Это почему?
- Да потому, что меня Дамблдор уже натурально затрахал! – взвыл мужчина. – Почему я не предупредил его об убийстве Министра… Почему я не доложил о нападениях на членов Ордена… И еще пару десятков почему. Что я, по-твоему, должен ему говорить? Что Волдеморт не имеет к этому ни малейшего отношения?
- Успокойся, Северус, - отмахнулся гриффиндорец, присаживаясь на подлокотник кресла Драко. – Осталось пару дней потерпеть.
- Чудо ты мое ненормальное, - алхимик устало опустился в свое кресло, - как ты с Грюмом-то разобрался? Директор был в шоке.
- Ты знаешь, тот факт, что маги ни черта не понимают в маггловском оружии и совершенно не умеют от него защищаться делает мою работу удивительно простой, - хмыкнул Поттер. – Я подкинул старику интересную информацию о том, что Волдик разыскивает одну вещицу. Дамблдор естественно отправил на перехват свой личный отряд. Мне пришлось провести несколько часов в ожидании, но результат все оправдал. Я их просто снял с помощью снайперской винтовки. Они и опомниться не успели, как остались лежать на асфальте с аккуратными дырочками промеж глаз. Даже Грюм. Щитами против физических атак маги уже давно не пользуются, о них попросту позабывали. А зря. Только такой щит может остановить пулю. Одиночную. Против очереди из автомата и он не спасет. Нужен целый комплекс чар для лучшего эффекта усиленный бронежилетом. Тоже, кстати, маггловское изобретение.
- И отпечаток магии не снимешь, - задумчиво произнес Люциус.
- Именно, - оскалился Ри.
- Значит, остались Пожиратели, сам Лорд и Дамблдор, - резюмировал Снейп. – Что ты с директором делать будешь? Как и остальных?
- О нет! – предвкушающе улыбнулся гриффиндорец. – Для него я приготовил кое-что другое. Если я его просто грохну, он так и останется в памяти всех пресветлым мучеником. Меня это не устраивает. К тому же он сам дал мне в руки оружие против него. Правда, он об этом и не задумывается. Я же невежа и недоучка. Особенно в магических законах.
- Хм, будет любопытно посмотреть, - чуть улыбнулся старший Малфой.
- О, - мечтательно прищурился Поттер, - скандал будет громким. Это я вам обещаю.
- Когда к Лорду пойдешь? – чуть успокоившись, спросил алхимик.
- Так, сегодня у нас пятница, - задумался Ри. – Завтра нужно будет немного побегать, подготовиться. Потом хорошенько высплюсь и в воскресенье ближе к полуночи пойду. Если повезет, часика за три-четыре справлюсь и даже успею вздремнуть. Тогда … Занятия я, пожалуй, пропущу. Нужно озаботиться кое-какими документами. А в обед появлюсь и устрою представление уже для директора.
- Давай так, - сказал Снейп. – Я буду ждать тебя в Визжащей хижине. Будем надеяться на лучшее, но пару лишних дырок ты наверняка приобретешь. Я тебя быстро подлатаю, и отправимся в замок. Не думаю, что тебе будет удобно лазить по тайным ходам в раненом виде.
- Действительно, - кивнул Гарри. – Связующий амулет ты еще не потерял?
- Лежит, - отозвался алхимик.
- Мысль о том, что все эта тягомотина скоро закончится, изрядно меня окрыляет, - Поттер с наслаждением потянулся и съехал с подлокотника на колени к Драко.
Люциус смерил парочку, а в особенности руки сына чуть пониже поясницы гриффиндорца, заинтересованным взглядом. Кажется, прогноз Северуса оказался более чем достоверен. Что ж, радует, весьма радует. Этот молодой человек идеально впишется в их семью. Несмотря на всю свою кажущуюся внешнюю хрупкость и беззащитность, Поттер играючи уничтожит любого, кто встанет у него на пути или, не дай Мерлин, попытается нанести вред ему или его близким. Вот уж, как говорится, внешность обманчива. Глядя на невысокого стройного брюнета, никогда не скажешь, что это один из самых безжалостных убийц современности. Да, достойная пара Драко. Молодой Малфой тоже не отличается особым человеколюбием и состраданием. Про милосердие и говорить нечего. Лучший враг – мертвый враг. Девиз Малфоев уже многие годы. А еще: «Что разрешено, то неинтересно». Белобрысое семейство всегда любило загадки и необычные вещи. Впрочем, людей тоже. А Жнец, наверняка, самая загадочная персона волшебного мира Англии.
***
В субботу на завтраке Драко мог наблюдать изрядно нервничающего директора. Видимо, прожженный махинатор пятой точкой чувствовал приближающуюся беду, но не мог определить источник. Сразу после завтрака Дамблдор из замка испарился. Следом за ним исчез и Поттер. Впрочем, второй прибыл уже к ужину. А вот директор так и не показался.
- Тебя не хватятся? – спросил Драко, лежа вечером на кровати в своей спальне и перебирая волосы устроившегося у него на груди брюнета.
- Даже если да… - лениво отозвался тот. – Уже ничего не изменить. Маятник тронулся. Послезавтра шпионить будет уже не на кого. А я, наконец, избавлюсь от этих тряпок! – он раздраженно махнул рукой на кучу одежды на полу. – Они меня бесят едва ли не больше Уизли с Грейнджер. На вкус я никогда не жаловался, а тут такой удар по моему самолюбию.
Блондин хихикнул. Он как наяву представлял себе лица студентов, когда они увидят Ри в его натуральном виде. И что после этого начнется… Драко тут же посерьезнел. Пришедшая в голову мысль совсем не радовала.
- У тебя есть противоядия от приворотных? – мрачно спросил слизеринец.
- Литрами пью, - так же мрачно отозвался брюнет. – Этим охотницам за чужим состоянием и именем наплевать на внешность. Главное, что можно гордо заявить всему миру: «Смотрите! Я девушка Гарри Поттера!»
- А вот фиг им! – решительно заявил Малфой. – Занято!
- Это будет весело! – усмехнулся гриффиндорец и лениво зевнул. – Ты меня укатал. Глаза закрываются.
- Спи! – улыбнулся блондин. – Но учти. Малфои - собственники. Любой покусившейся на тебя швабре я всю морду прыщами украшу.
- Хорошо хоть не царапинами, - сонно проворчал Гарри. – Кошачья драка…
***
В воскресенье Люциус демонстративно прибыл в школу, якобы по делам школьного совета. Помаячить перед глазами профессоров и из первых рук узнать новости. Желательно положительные о кончине Лорда. Правда, пришлось весь вечер отвлекать изрядно нервничающего сына, но это пустяки.
Наконец, Драко слегка задремал прямо в кресле в гостиной Северуса. Люциус неторопливо перелистывал страницы одной из книг алхимика. Часы пробили три часа ночи. И неожиданно дверь скрипнула, и внутрь ввалились два тела. Одно было опознано как Снейп. У второго виднелись только синие глаза. Все остальное было скрыто черной тканью облегающего костюма. На поясе висело несколько непонятных магу предметов в черных же кожаных чехлах и пара ножей. Еще несколько рукояток выглядывали из голенищ мягких сапожек на тонкой подошве, позволяющей бесшумно передвигаться и тихо удирать. Через плечо висела небольшая сумка.
- Эм, мистер Поттер? – осторожно спросил аристократ.
- Он самый, - вяло отозвался парень, стягивая с головы капюшон и маску. Синие глаза медленно зеленели. – Фух, устал.
- Ри! – от голосов проснулся Драко. – Цел?
- Практически. Одно Круцио и Секо краем все-таки зацепили.
- Раздевайся, - скомандовал алхимик. – Нужно Режущее залечить до конца.
Гарри осторожно снял пояс и положил его на столик. Драко подошел к своему парню и принялся помогать, видя, что гриффиндорец с трудом двигает левой рукой. Вдвоем дело пошло лучше, и уже через минуту Поттер остался в одних штанах. Все левое плечо пересекал довольно широкий порез, который потихоньку начинал затягиваться под действием уже выпитого зелья.
Снейп быстро принес еще несколько пузырьков и сунул их гриффиндорцу под нос. Тот скривился от отвращения, припомнив вкус этих алхимических шедевров, но послушно их выпил. Профессор тем временем накладывал на рану заклинания. Под двойным напором уже через пять минут от пореза не осталось и следа.
- Как прошла ваша вылазка? – спросил Люциус, когда Гарри облегченно вздохнул и натянул обратно майку.
- Прекрасно, - отозвался гриффиндорец. – Честно сказать, думал, будет посложнее. Эти, с позволения сказать, воители упились до зеленых чертиков перед глазами. Праздник сегодня какой что ли? Понадеялись на защиту и на то, что никто не знает, где этот лешев особняк находится. Все щиты я благополучно проковырял за сорок минут. Еще час слонялся по дому, вылавливая Пожирателей. Лорд остался на закуску. Его Темнейшество изволило наслаждаться пытками какого-то пленного в компании Беллатрикс. Два выстрела, две аккуратные дырочки промеж глаз, два трупа. Все. Секо мне достался от МакНейра, он, судя по всему, практически непьющий, так как был самым трезвым. Круциатусом меня угостила Лестрейндж. У нее, по-видимому, рефлекс. Чуть что – сразу Болевое. Ах да! Еще пришлось и Нагайну грохнуть. Она меня, сволочь, чуть не покусала. Пришлось проводить обезглавливание, - монолог был прерван смачным зевком. – Простите. Устал все-таки.
- Пошли, - Драко встал и потянул за собой зевающего брюнета. – Тебе надо отдохнуть. Мало ли что завтра Дамблдор выкинет.
- Это точно, - согласно отозвался гриффиндорец, плетясь следом за блондином.
***
Студенты всех четырех факультетов неторопливо наслаждались своим обедом вместе с преподавателями. Дамблдор внимательно следил за дверью в ожидании появления Поттера, которого с пятницы практически никто не видел. И вдруг…
Массивные двери резко, словно от хорошего пинка, распахнулись. Внутрь величественно прошел молодой человек, увидев которого, даже директор подавился лимонной долькой. Невысокий, хрупкий, он, тем не менее, поражал своим изяществом и какой-то внутренней силой. Только последний идиот, обманувшись показанной слабостью, рискнул бы напасть на него. Под роскошной расстегнутой мантией из шелка акромантула виднелась изумрудная шелковая же рубашка и классические черные брюки. В руках молодой человек держал довольно толстую кожаную папку, демонстрируя массивный родовой перстень на пальце. Но главное внимание привлекли его глаза. Такие знакомые глаза. Но знакомые только на первый взгляд. Общим был только цвет. Выражение ледяных изумрудных глаз было … аристократичным. Примерно так на всех смотрел Люциус Малфой в моменты не самого лучшего настроения.
- Кто вы такой? – возмущенно привстала со своего места МакГонагол.
- Стыдно не узнать собственного студента, профессор, - в презрительной усмешке скривились чуть полноватые губы … Гарри Поттера.
- Мистер Поттер? – удивленно уточнила женщина. – Что происходит? Почему вы не в форме? И что … Почему вы так выглядите?
- Уже привыкли к несуразному виду? – понимающе усмехнулся брюнет. – Но неужели никому в голову не пришло, почему наследник рода Поттер выглядит столь … непотребно? Впрочем, это лирика. Альбус Вульфрик Брайан Дамблдор. Как глава Рода Поттер я обвиняю вас в том, что вы намеренно нарушили обязательный магический контракт!
Дамблдор побледнел, его глаза перестали весело посверкивать. Студенты потеряли дар речи от такого обвинения.
- Боюсь, я не знаю, каким контрактом я связан с Вами, мистер Поттер. У меня множество таких контрактов и я каждый день имею с ними дело, не я не помню ни одного, связанного с Вами или родом Поттеров.
- Все вы прекрасно помните, - фыркнул гриффиндорец. – Просто в очередной раз пытаетесь выкрутиться. Не выйдет. У любого терпения есть конец. Вы наконец-то исчерпали мой лимит. Но я вполне могу все обвинения высказать и вслух при всех. Это вы должны были проследить за исполнением завещания моих родителей?
- Да, - Дамблдор продолжал сидеть за преподавательским столом, всем своим видом показывая, что повода для волнений нет. - Возможно, нам стоит обсудить этот вопрос конфиденциально, мистер Поттер? Я думаю, не стоит смущать магический мир подробностями Вашей личной жизни.
- Черта с два! Магический мир постоянно сует свой нос во все мои дела. Что, кстати, тоже изрядно меня бесит, но с этим я еще разберусь. Завещание моих родителей содержало список тех, кого они считали наиболее подходящими для меня опекунами, если мой крёстный Сириус Блек не мог заботиться обо мне, - ответил юноша, не отводя взор от директора школы. - В их списке было только одно исключение. Они весьма ясно заявили, чтобы меня ни в коем случае не отдавали под опеку Петунии Эванс Дурсль или её мужа Вернона Дурсля, в любое время и по любой причине. В завещании сказано, что даже Волдеморт будет более подходящим опекуном, чем тётя Петуния, зная, как она ненавидела магию. Зная это, вы все же пошли против воли моих родителей, игнорируя заявленные пожелания, и поместили меня в этот дурдом. И не нужно ничего плести про кровную защиту. Ее там нет, не было и не могло быть. Моя дорогая матушка при всей ее одаренности была магглорожденной. Умной, талантливой, но магглорожденной. Любой студент Слизерина скажет вам, что наложить защиту, о которой вы всем втираете, могла только ЧИСТОКРОВНАЯ ведьма в не менее чем пятом поколении. И еще. Я прекрасно помню ваши слова на моем первом курсе. Вы засунули меня к Дурслям, чтобы я не вырос, как вы выразились, маленьким принцем. Я должен был быть послушен, даже затравлен. Чтобы вам было легче мною управлять. И, между прочим, я прекрасно осведомлен о том, что вы вдоволь попаслись в моем школьном сейфе, периодически пытаясь запустить лапу и в основное состояние.
За слизеринским столом послышались гневные перешептывания.
- А это уже на срок тянет, - задумчиво произнес Малфой.
- О нет, Драко, - чарующе улыбнулся блондину гриффиндорец, отчего половина студентов едва под стол не рухнула. Поттер улыбнулся Малфою?! – Это слишком просто. Я поступлю немного по-другому. Расследование уже начато, репутацию этому старому маразматику я уже изрядно подпортил. Кстати, вы, директор, уже сняты со всех постов, кроме школьного. Он, к сожалению, пожизненный. Почти. Сейчас я это исправлю. Я, лорд Поттер, призываю магию стать моим свидетелем! Этот человек нарушил волю моих родителей. Он недостоин своей силы. Так пусть вступят в действие законы магии! Быть ему отныне слабее самого слабого сквибба!
- Поттер, ты рехнулся? – попытался влезть Уизли.
- О, кого я слышу! – тут же обернулся к нему Гарри. - Я не удивлён, что ты выступаешь в защиту своего повелителя, учитывая, сколько он заплатил тебе за то, чтобы ты стал моим другом и удостоверился, что при сортировке я выберу не Слизерин, а Гриффиндор, - студенты в зале онемели от такой новости. Поттер мог попасть в Слизерин, а Рону Уизли заплатили, чтобы он повлиял на выбор Гарри? - Надеюсь, ты получил хорошие деньги? Потому что тебя ждут большие проблемы с получением работы теперь, когда учёба окончена. Ты даже не мог нормально учиться, несмотря на все старания Грейнджер.
- Мистер Поттер! – гневно воскликнул Дамблдор. – Прекратите этот балаган и немедленно пройдите в мой кабинет!
- В ваш кабинет? – насмешливо улыбнулся гриффиндорец. – Вы еще не поняли? У вас больше нет кабинета в этой школе. Вы вообще больше не можете здесь находиться. Магглу нечего делать в школе магии. Выйдя за пределы Хогвартса, вы его просто больше не увидите.
Дамблдор выхватил палочку и принялся испуганно ею размахивать. Результат был нулевым. Снейп встал со своего места и демонстративно применил заклинание, определяющее уровень магических способностей. Аура директора высветилась серым. Даже у сквиббов она была оранжевой. Дамблдор действительно стал магглом.
На губах гриффиндорца играла торжествующая улыбка.
- Кажется, свой век, Дамблдор, вам придется доживать в мире обычных людей, - насмешливо произнес Поттер.
- Мордред, Ри! – неожиданно рассмеялся Малфой. – Ты все-таки гений! Даже я бы до такого, наверное, не додумался. Для старикана это хуже смерти.
- Он сам себя подставил, - пожал плечами Гарри.
Студенты в некотором шоке переводили взгляды с блондина на брюнета.
- Драко! – взвизгнула Паркинсон. – Что все это значит? Почему ты так разговариваешь с Поттером?
- Как так? – невозмутимо отозвался слизеринец.
- Так … так … по-дружески!
- Ну, не совсем по-дружески, - задумчиво заметил блондин. – Впрочем… Как я еще должен разговаривать со своим парнем?
- ЧТО? – хоровой вопль в исполнении половины зала едва не оглушил поморщившегося гриффиндорца.
- Зачем же так орать? – недовольно произнес Поттер. – Такое ощущение, что новость о том, что мы встречаемся, гораздо интереснее лишения Дамблдора магии. Забавно, правда, господин бывший директор? Так-то к вам относятся.
- Гарри, как ты мог связаться с Малфоем? – вылезла вперед Грейнджер. – Но теперь понятно, откуда у тебя такие странные мысли. Ты должен немедленно извиниться перед профессором …
- И вот ЭТО считают умнейшей ведьмой Хогвартса? – как-то отстраненно произнес Поттер. – Да уж, ну и стандарты пошли. Драко, пошли отсюда, а? А то я точно кого-нибудь прибью сгоряча. Ах да, чуть не забыл. Северус, боюсь, тебе придется взять на себя этот бардак. И Министерство, и Попечительский совет, и, что важнее всего, сам замок единодушно одобрили твою кандидатуру в качестве нового директора.
- Ты издеваешься? – тоскливо протянул алхимик, отправив в ступор вторую половину студентов и добрую часть профессоров. – На кой мне этот геморрой?
- Надо, - хмыкнул гриффиндорец. – Скоро прибудут авроры, чтобы выдворить отсюда Дамблдора. По моему настоянию его просто переправят в маггловский мир. Хотя Люциус рвался добавить пару обвинений и довести-таки дело до суда. С трудом его отговорил не пачкаться.
- Спелись, - тяжело вздохнул Снейп. – Ладно, забирай Драко и дуй отсюда. Чтобы я тебя пару дней не видел. А то точно травану чем-нибудь. А мне тут со всем разбираться.
Гриффиндорец ехидно усмехнулся и, схватив Малфоя за руку, вылетел из Большого зала.
- Что все это значит, Северус? – спросил Дамблдор.
- Ничего особенного, МИСТЕР Дамблдор, - в своем привычном тоне отозвался алхимик. – Просто вы, наконец, довели Ри до белого каления. Теперь пожинайте плоды вашей самоуверенности. Уважаемые студенты! Занятия на сегодня отменяются. Просьба разойтись по своим гостиным. Старосты, проконтролируйте. Профессора, прошу в учительскую. Мистер Дамблдор, вы тоже. Вам еще авроров дожидаться. А этому паршивцу я все-таки подолью что-нибудь малоприятное. Вот же волк в овечьей шкуре.
Рубрики: Внешность обманчива (закончено).





Приложенные файлы

  • docx 6259078
    Размер файла: 67 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий