Журнал «Православный христианин» 1942-№ 5


Журнал «Православный христианин» Псков. № 5. Декабрь 1942 г.
ПРАЗДНИЧНОЕ ПРИВЕТСТВИЕ-ПОСЛАНИЕ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО ПАТРИАРШЕГО ЭКЗАРХА МИТРОПОЛИТА СЕРГИЯ.

Со светлым всерадостным праздником Рождества Христова и наступающим Новым годом приветствую Тебя, возлюбленная о Господе, паства моя!


Руководясь евангельской истиной, по которой поражение пастыря предопределяет разброд овец (Мф. 22, 31), подчиняясь предписаниям канонов (IV.всел. 5, 25 и др.), а также распоряжению св.патр. Тихона (1921 г.) и, наконец, повинуясь голосу своей совести, — изволением Божиим, более года тому назад, с согласия верховного командования победоносной германской армии, — Тебя, моя паства, — духовно беспризорную, физически измученную и морально искалеченную, — я принял под свое духовное водительство и окормление. В силу этого духовного единения, Твои скорби стали моими скорбями, Твои радости стали моими радостями. Круг времен привел нас к светлому празднику Рождества Христова. Во всех концах христианского мира разносится радостная ангельская песнь: «Сла­ва в вышних Богу, и на земле мир, в человецех благоволение.» Но по­ка не суждено нам встречать этот светлый праздник в соответствующей радостной об­становке. Большая часть Отечества нашего находится все еще под знаменем богоборца-антихриста. В небесах, откуда некогда была воспета ангелами песнь о ниспослании человечеству мира, слышится рокот страшных стальных птиц, несущих смерть, разрушение и гибель. На просторах земли с ее морями и океанами, куда ниспослан небесный мир, царит страшная бойня; миллионы вооружен­ных людей, упиваясь от смертной чаши, бо­рются на жизнь и смерть в последней оже­сточенной схватке. Кажется, всюду, вместо ниспосланного мира и благоволения, царит вражда, голод, страдания... В такой атмо­сфере, слова рождественской песни о мире для многих кажутся каким-то диссонансом и они, может быть, предпочли бы эту песнь вовсе не слышать.

Но именно сейчас, как, может быть, ни­когда в другое время, эта песнь о мире с осо­бенной настойчивостью должна провозглашаться и разноситься по миру, ибо в ней про­тивовес войне, в ней залог грядущего прекра­щения всякой вражды на земле, в ней кроет­ся суть торжества добра над злом, правды Божией над кривдой человеческой. Этой ан­гельской песнью действительно ниспослан людям мир, но мир не в огрубелом человече­ском понимании, а «мир, который превы­ше всякого ума» (Фи­лип. IV, 7), мир, который Господь называет Своим: «Мир Мой оставляю вам, мир Мой даю вам (Иоан XIV, 27). А этот мир есть мир внутренних глубин верующей души человеческой, непорочной совести, радость сердца о Духе Святом. И нет во всей селенной такой си­лы, которая могла бы разрушить этот мир, ибо он несокрушим и вечен так же, как не­сокрушима и вечна истина Господня и ве­ра человеческая.

Чем темнее и гуще бывают тучи, застила­ющие светлый лик солнца, чем разруши­тельнее бывает ураган, проносящийся над тре­петной землей, — тем радостнее вся живая тварь встречает оживляющий и согревающий светлый луч солнца.

И Ты, моя паства, четверть века была об­ложена темными густыми тучами скорби и печали. Дикий ураган свирепого безбожия не раз доводил Твою душу до страшного трепета и отчаяния, но из собственного горе­мычного опыта Ты прекрасно знаешь, что всякий раз светлый луч веры вносил в Твою душу именно этот божественный небесный мир, смирял Тебя, оживлял, согревал и укреп­лял. И поэтому рождественская песнь о мире на земле Тебе особенно должна быть приятна, понятна и Твоему сердцу любезна. Идеал, сокрытый в самом смысле этой пес­ни сохранил в Тебе образ и подобие Божие, в силу чего Ты ясно различаешь добро от зла и со смирением ожидаешь вместе с нами того момента, когда воссияет светлый луч Солнца Правды над всем Отечеством нашим. Восхвалим же едиными устами с ангела­ми, рожденного Спасителя и будем взывать к Начальнику мира — Господу о ниспослании в наступающем году мира и благоволения Отечеству нашему и всему миру, говоря: Сотвори, Господи, новое лето благоприятно люто страждущей Земле Российской, всему миру и верным чадам Твоим!
Благодать и мир в вас да умножатся!
Патриарший Экзарх, СЕРГИЙ,
Митрополит Литовский.

ИИСУС ХРИСТОС — ВОИСТИНУ СЫН БОЖИЙ

Не может быть в людях правой и спасительной веры без исповедания Иисуса Христа Сыном Божиим. Только Он есть дверь, ведущая ко спасению (Иоан., 10, 9); никто не может придти к Богу Отцу иначе, как только через Него (Иоан., 14, 6), только верующий в Него имеет жизнь вечную (Иоан., 6, 46), а неверующий не увидит жизни, но гнев Бо­жий пребудет на нем (Иоан., 3, 36). Нет для человека другого средства к спасению, кроме веры во Христа, нет другого пути, как путь послушания и труда по исполнению заповедей Христовых. «Нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4, 12). Христианство есть единственная истинная вера на земле.

Основателем христианства был не кто либо из людей, а сам Бог, благоволивший послать в мир Своего Единородного Сына, Господа нашего Иисуса Христа.

Истину своего божественного достоин­ства засвидетельствовал Сам Иисус Христос, уча о Себе, как о Сыне Божием, Совечном и Единосущном Богу Отцу (Иоан.. 8, 58; 17, 5; 10, 30), явившемся в мир по Его воле (6, 38—39) и для проповеди Его учения (7, 17).

Справедливость этого Христос доказал своею земною жизнью.

Жизнь Его была образцом совершеннейшей святости, воплощением всех добродетелей; непрерывного горячего благочестия, безграничной любви к людям, совершенной чистоты и невинности, полного самоотвержения и презрения благ земных, глубочайшего смирения и кротости, беспримерного великодушия и терпения. На Его вопрос, «Кто из вас обличит Меня в неправде?» (Иоан. 8, 46), даже самые ожесточенные враги Его отвечали полным молчанием. Хорошо знавший жизнь своего учителя Иуда должен был сознаться: «Согрешил я, продав кровь невинную» (Мф. 67, 4). Нравственный характер Иисуса Христа совершенно несравним: Он имел многочисленных подражателей, но ни одного соперника, ни в одном из совершенств.

Жизнь Иисуса Христа была исполнена многочисленными чудесами. Чудеса Его не были вымышленными или баснословными, а были действительными фактами, удостоверяемыми непосредственными свидетелями: апостолами (Священ. писание), иудеями (талмуд) и язычниками (писатели первых веков).

Жизнь Иисуса Христа была ознаменована многими произнесенными им пророчествами. Знание будущего принадлежит только Богу и пророчество есть проявление одного из свойств Божиих — всеведения. Одни из пророчеств Иисуса Христа уже сбылись, дру­гие исполняются ныне, третьи, несомненно, исполнятся в свое время.

Все ветхозаветные пророчества о Мессии буквально исполнились на Христе. Сам Иисус Христос и апостолы ссылаясь на эти пророчества, как на доказательство Его божественного достоинства. Сам Бог Отец неоднократно свидетельствовал с неба о своем Единородном Сыне.

На божественном достоинстве Иисуса Христа, как основателе христианства твердо и незыблемо утверждается высокое значение христианства, как религии единой истинной и совершенной. Учение христианской веры, как происходящее от Бога, чисто, как свет, возвышенно, как небо и истинно, как Бог. Оно предназначено для всего мира, привлекая к себе сочувствие всех людей, без различия их племен и народностей. Как данное для всякого века и времени, оно полно и богато своим содержанием: ум человеческий всегда в нем может находить удовлетворительные ответы на все вопросы, сомнения и открытия. При всей своей глубине и возвышенности, учение Христово обладает удивительным свойством простоты и общепонятности. Это произведение не головоломной и туманной мудрости человека, доступное только избранным, а живое и увлекательное слово, для всех понятное и вразумительное.

Благодаря всем указанным свойствам, христианское учение быстро и широко распространилось во всем мире. «Иисус из Назарета, без денег и оружия, завоевал миллионы; завоевал более, чем Александр, Цезарь, Магомет и Наполеон; без научного познания и учености Он распространил свет на челове­ческие и божественные дела, более чем все философы и ученые, взятые вместе; без школьного красноречия Он произносил такие слова жизни, какие никогда, ни прежде, ни позже, не были высказаны и произвели такое действие, которое далеко превышает какого бы то ни было оратора или поэта; не написавши ни одной строки, Он привел в движение перья и дал темы для проповедей, речей, сочинений, ученых книг, произведений искусств и сладких песен хвалы, — сделал больше, чем все множество произведений великих людей древних и новых времен. Рожденный в яслях и, как преступник Распятый на кресте, Он двигает теперь судьбами цивилизованного мира и господствует над духовным царством, которое обнимает третью часть обывателей земного шара» (Шафф).

Влияние христианства на древний языческий мир было повсеместное, глубокое и сильное, отразившееся самыми благодетельными последствиями на всех сторонах человеческой жизни. «Не обязаны ли пришествию Господа — религиозная жизнь небывалым развитием, Мiрская мудрость высшим полетом, искусство новым вдохновением, семейство — лучшим устройством, государство, в некотором отношении, счастливым состоянием в сравнении с прежним?» (Шикопп).

По словам одного философа: «Философы не имели влияния на жизнь своей улицы, а Христос покорил весь мир» ... и христианство стало религией, необходимой для всех людей и ничем незаменимой. «Вечный и последний закон дал нам Христос, и завет вер­ный, после коего ни закона, ни повелений, ни заповеди не будет» (Иустин Философ). Как бы со временем ни ушло человечество впе­ред, как бы ни развивалось во всех отноше­ниях, христианская вера всегда будет светить для него достаточно ярким и сильным све­том и служить надежным и благодетельным руководством в его жизни.

Гениальные писатели и поэты не могли со­здать ничего лучшего и высшего даже в сво­их мечтах. Никогда невозможно в действительности появление лица совершеннейшего, чем Христос, равного или похожего на Него. В жизни человечества христианство произве­ло величайший переворот, подобного которо­му не знает и не может представить история. Даже народы, не признающие Христа и еван­гелия, находятся под влиянием христианства.

Свобода, равенство и братство, прежде всего, были провозглашены Иисусом Хри­стом в лучшем и благороднейшем значений сих слов. Свобода мысли и совести, чистота нравов, признание прав женщины, уничтоже­ние рабства, пыток, смертной казни и т. д., справедливость, гуманность, миролюбие и мн. другое, чего не знал древний мир, все это ведет свое начало от Христа и мало-по-малу проникает в жизнь человечества, возвышает и облагораживает личность, побеждает жи­вотные инстинкты, дикие страсти, разгоняет тьму невежества, суеверия, эгоизма, узкого национализма.

И не только истинные христиане призна­ют Христа Святейшим, Всесовершенным, Са­моотверженным Богом, но и многие из тех, кои отрицают божественность Христа. Срав­нивая Иисуса Христа с величайшими мудре­цами мира и видя несравненное превосход­ство Его над всякими гениями, в удивлении от личности Христа они восклицают: «Имя Бог, которым Его называют, не исчерпывает вполне духа, жизни и дел Его» (Ренан).

Воистину Иисус Христос есть Сын Бога Живого (Мф. 16). «Мы видели и свидетель­ствуем, что Отец послал Сына Спасителем миру. Кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог и он в Боге» (1 Иоан. 4, 14—15). Кто лжец, если не тот, кто отвергает, что Иисус есть Христос? Это антихрист, отвергающий Отца и Сына» (1 Иоан. 2, 22). «Ибо многие обольстители во­шли в Мiр, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти: такой человек есть обольститель и антихрист» (2 Иоан. 1, 7).

«Кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема, маранафа (да, будет отлучен до при­шествия Господа)» (I Кор. 16, 22).
ХРИСТОС РОЖДАЕТСЯ — СЛАВИТЕ!

Много веков тому назад совершилось ве­личайшее событие мировой истории: Бог явился на землю, «Слово — плоть бысть» (Иоан., 1, 14); Безначальный приял начало; Невидимый, соделавшись человеком, «видим бысть плотию»: бездетно рождаемый от Отца, родился от Пресвятой Девы Марии в царствование римского кесаря Августа и иудейского царя Ирода. Таким образом ис­полнились предсказания древних пророков, и Тот, кого с верою и радостью ждали века­ми люди, пришел — «свет к просвещению язычников и слава Израиля» (Лук., 11, 32). Но, увы! пришел не в таком виде, в каком рисовали Его приход национальная гордость и пылкое воображение иудеев; пришел не как завоеватель, царь и освободитель своего народа от иноземного ига, а как убогий не­заметный Младенец, до того убогий, что Ему не нашлось даже места в человеческих жили­щах на земле, и скотские ясли были первой постелью, куда положили Спасителя мира...

Вот обстоятельство, которое до сих пор служит соблазном для иудеев, все еще ожи­дающих своего мессию (теперь уже, конечно, антихриста), и язычников, кичащихся своею ученостью, своими знаниями и в гордости своей не желающих признать великого чуда истории — явления в мир Богочеловека.

Но отчего же во время рождения Христа так встревожился Ирод? Зачем волхвам пер­сидским надо было предпринимать такое да­лекое путешествие? Почему простые сердцем пастухи вифлеемские пришли в пещеру по­клониться Младенцу?

Или эти необычайные явления в природе: звезда, указующая путь волхвам, необыкно­венный свет, осиявший пастухов, явление ангелов, их слова, пение, — неужели все это было галлюцинацией зрения и слуха столь­ких людей, выдумкой, обманом?

Нет, это были события, истинно, всенарод­но совершившиеся, засвидетельствованные историей, запечатленные верою.

Но мир проглядел великое событие — яв­ление Богомладенца Христа, не принял Его, родившегося в убогом вертепе, ибо не был в состоянии отрешиться от своих взглядов и предрассудков, не мог отвергнуть себя и принять Христа, хотя и долгое время ждал с нетерпением Его пришествия. «Пришел к своим и свои его не приняли» (Иоан., 1, 11). Это непринятие Христа и ныне служит отли­чительным признаком, сынов века сего от истинных чад царства Божия, которые, по­добно вифлеемским пастырям, в простоте души прияли Христа в сердце свое и для ко­торых нынешний день есть день величайшего торжества и радости духовной.
«Христос рождается, славите!»
Однажды родившись на земле от Пресв. Девы, Он рождается в душах верующих в Него каждый раз, как душа человека ощутит Его божественное присутствие.

Уготовим же души наши подобно яслям вифлеемским и с радостью приимем к себе Христа.

Тот принял в свой душевные ясли Христа, кто очистил сердце свое от всякой злобы и греховных мыслей. Тот принял Христа,, кто решил не привязываться душой к земным временным благам мира сего, а все мысли свои устремил к небу и работает для царствия Бо­жия. Тот, наконец, принял Христа, кто, очи­стив душу свою от греховной скверны в таин­стве покаяния, достойно соединился с Ним в таинстве Тела и Крови Христовых.

Счастлив тот человек, кто принял в свои душевные ясли Христа: он обрел тот мир, о котором воспевали ангелы Божии в ночь Рождества Христова. Счастлива та семья, ко­торая объединена любовию Христовой и над которой почивает Его благословение. Она сохраняет мир семейный во имя Господа Иисуса и ради сохранения этого мира каж­дый член такой семьи готов поступиться своими личными интересами, готов принести свою жертву.

Счастливо то общество, то государство, в котором имя Христово прославляется, а не хулится, в котором принципы христианства положены в основу права, внешней и внутрен­ней политики. Чем больше будет на земле отдельных людей, отдельных семей, отдель­ных обществ, проникнутых идеалами хри­стианства и проводящих эти идеалы в жизнь, тем скорее наступит тот мир внешний и вну­тренний и благоволение о человецех, о кото­ром торжественно воспевает церковь в день Рождества Христова, тем скорее наступит царствие Божие на земле, о котором мы еже­дневно просим Господа: да приидет царствие Твое!

Да будет же для всех нас этот день днем светлой радости.

Пусть каждый забудет свое горе, свои жи­тейские неудачи, свои страдания. Раскроем наши сердца и с любовию приимем Христа, нас ради родившегося в вертепе.

«Христос рождается, — славите! Христос с небес, — срящите (встречайте)! Христос на земли, — возноситеся!»

Прот. Гр. Дрибинцев.
РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПРИВЕТСТВИЕ
БЕЗБОЖНИКАМ

Вы оглушили мир криком, что вера опиум для народа, но в доказательство этого, вы не по­казали со своей стороны ничего, кроме кро­ви, оков и тирании. Почему никогда не спро­сите самих себя:

Если вера опиум для простецов, каким образом ею опьянились самые знаменитые философы: Декарт, Лейбниц, Кант, Фихнер, Соловьев и мыслители, как Паскаль и Манцени?

Если вера опиум для глупых, как могли увлечься ею найгениальнейшие поэты и писа­тели: Данте, Шекспир, Мильтон, Гюго, Пуш­кин, Достоевский, Гоголь?

Если вера опиум для сельских бедняков, как могут культурные горожане воздвигать величественные храмы этой вере в Царьграде и Риме, в Париже, и Берлине, в Лондоне и Нью-Йорке?

Если вера опиум для слуг и рабов, почему за эту веру шли на смерть знаменитые цари, князья и великие люди разных народов и языков?

Если вера опиум для неграмотных, не­вежд, как приняли этот опиум величайшие ученые мира: Коперник, Ньютон, Франклин, Менделеев, Кругс, Оливер, Лодж и целый ряд других великих ученых людей?

Если вера опиум для низших и презирае­мых, как во имя этого опиума оставили ко­роны, и владения, и богатства столько мужей и жен и удалились в уединение и бедность, чтобы возможно больше послужить вере?

Если вера опиум для молодежи, как был Растко Неманич и Иоасаф, Царевич Индий­ский, как мог опьяниться этим опасным нар­котиком мудрый и осторожный старец Неманья?

Если вы скажете, что вера опиум для ста­рых баб, как тогда объясните, что им опьянились столько девушек, как Ирина, Марина, Параскева, Евфимия и многие другие?

Если скажете, что вера — опиум для трус­ливых рекрутов, как она может быть опиум для храбрых Минина и Пожарского, Караджорджа и Милоша, Вашингтона и Гари­бальди, Фоша и Хега?

Если, наконец, притиснутые этими наши­ми вопросами воскликните: вера опиум для несоциалистов, но не для социалистов, мы вас спросим, как тогда могли опьяняться ве­рой столько величайших социалистических идеологов и вождей, как Сенсимон, Овен, Фрунье, Магдональд, Гендерсон, Лансбери и другие убежденные социалисты и в то же время убежденные христиане?

Или вы считаете неверие исключительной принадлежностью социалистов, вроде Баку­нина, или изгнанных русских семинаристов, вроде Сталина?

Если вы скажете, что веру выдумали бога­чи, чтобы держать бедняков под своей властью, значит, вы никогда не посмотрели ни на Вифлеемскую пещеру, ни на Голгофу и не слышали о сотнях тысяч нищих мучени­ков христиан, на чьих страданиях утвержда­лась вера в мире!

Из слова еп. Николая Охридского (Сербского).

БОЖИЕ БОГУ
Германия возвращает Церкви, отнятые большевиками богослужебные книги.

27-го ноября в Риге состоялась торже­ственная церемония, которая найдет отклик в сердце каждого православного человека. Представители Германского Государства и Национал-социалистической Партии переда­ли в этот день Высокопреосвященному Экзарху церковные книги, спасенные герман­ским оружием от большевистского посрамле­ния. Всего было передано 1026 книг, — еван­гелий, молитвословов, требников и других. Среди них многие имеют большую ценность. Таковы рукописные книги XVI-го, XVII-го и XVIII-го веков, а также книги печатные XVII-го и XVIII-го веков в массивных серебря­ных окладах. Большевики изъяли их из церквей Новгорода и его окрестностей, со­драли с них иконки и драгоценные украше­ния и под кощунственными надписями выста­вили их напоказ, а частью просто свалили в кучу в антирелигиозном музее, который был устроен в новгородском храме св.Софии, од­ной из древнейших наших святынь. Там книги покрылись пылью и грязью, от которых ныне с трудом были очищены. Заботу о них принял на себя действующий в Остланде штаб Имперского Водителя (рейхслейтера) Розенберга. Штабу поставлена трудная и благородная задача спасать и охранять куль­турные ценности, которым война грозит уничтожением. Это одинаково касается цен­ностей национально-русской культуры, так и святынь православной Церкви. Что в мир­ное время поносили и уничтожали большеви­ки, то германцы, даже в самом разгаре жесточайшей войны, чтут и охраняют. Такой завет дал им их Вождь. Он лично приказал чинам упомянутого Штаба спасти в России все культурно-ценное, что уцелело от боль­шевистского разгрома. Спасти не для того, чтобы из большевистских музеев отправить в германские, но для того, чтобы вернуть русскому народу его достояние, вернуть Церкви что принадлежит Церкви. Эта воз­вышенная мысль получила волнующее во­площение в символической церемонии, со­стоявшейся 27-го Ноября.

К этому дню в здание Имперского Комисса­риата в Риге было доставлено несколько де­сятков церковных книг наиболее ценных в художественном или историческом отноше­нии. Они символически представляли собой все множество возвращаемых церкви книг. Их блистающие оклады засверкали в деловом кабинете одного из высших чиновников Ко­миссариата. Книги были красиво разложены на особом столе, около которого и совершился акт торжественной их передачи. В кабинете сошлись представители Имперского Комиссариата, Штаба Имперского Водителя Розенберга и Отдела Пропаганды при Главнокомандующем Северного Фронта. В 12 ча­сов дня для принятия книг прибыл Высоко­преосвященный Сергий, Митрополит Литовский, Патриарший Экзарх Латвии и Эстонии. Церемония передачи состояла в обмене ре­чами и в подписании протокола, к которому приложена подробная опись книг. Во время произнесения речей все стояли лицом к сто­лу с книгами, этими безмолвными свидетеля­ми нашего церковного и национального прошлого.

Первое слово сказал представитель Им­перского Комиссара Правительственный Со­ветник г-н Трампедах. Он отметил, что Гер­мания, уничтожая большевизм, с пониманием и уважением относится к религии и культуре освобождаемых народов. Русскому народу Германия возвращает не только попранную большевиками свободу веры, но и отобран­ное ими церковное достояние. Зная непри­миримое отношение Церкви к большевизму и оказывая ей доверие, Германия вправе рас­читывать на то, что верующий русский на­род высоко оценит подвиги освободительной германской армии и во всем окажет ей лойяльную, деятельную, жертвенную поддержку.

Представитель Штаба Имперского Води­теля Розенберга, д-р Нерлинг, указал, что на­званный Штаб, исполняя приказ, данный лич­но самим Вождем, ведет духовную борьбу против основ большевистского мировоззре­ния и охраняет культурные ценности, создан­ные национальной традицией и потому уничтожаемые большевиками. К числу таких ценностей принадлежат и передаваемые цер­ковные книги. В советском музее они были мертвыми книгами, теперь они опять станут живыми в церковном употреблении. Церковь тоже ведет духовную борьбу против больше­визма, в лице последнего имея общего с гер­манцами врага. Так пусть же передаваемые ныне книги послужат Церкви духовным ору­жием в этой борьбе за человеческие души, за их исцеление от большевистского яда!

В своем ответном слове Высокопреосвя­щенный Экзарх с волнением благодарил представителей государства и партии за возвра­щение Церкви книг, насильственно отнятых у нее большевиками. Эту благодарность Владыка принес от лица всей Российской Православной Церкви, которую он представ­ляет в Остланде. От ее имени принимая цер­ковные книги на сохранение и для употребле­ния в храмах на русской земле, Владыка дает заверение о том, что чувство благодарности разделяют с ним все православные русские люди, как уже освобожденные от советского ига, так и все еще под ним томящиеся. Это чувство вновь побудит их молиться о пора­жении большевиков и честно, усердно, жерт­венно помогать германцам. Особенно трогает Владыку мысль о том, что Вождь германско­го народа, ведя небывалую войну против злейшего в мире врага, нашел время поду­мать и позаботиться о спасении религиозных и культурных ценностей русского народа. Свое обращение Владыка Экзарх закончил молитвенными словами: «Господь да укре­пит и умножит силы Адольфа Гитлера для скорейшей и окончательной победы над боль­шевизмом!»

Переданные книги находятся, ныне в Ка­федральном Соборе в Риге. Более ценные будут там храниться до восстановления мир­ных условий жизни, прочие же будут по ме­ре надобности отправляться в Православную Миссию, чтобы возместить недостаток цер­ковных книг, ощущаемый во многих прихо­дах. Впоследствии все книги будут розданы по русским православным храмам, преиму­щественно в Новгороде и его окрестностях.

Описанная церемония, совершившаяся в атмосфере зараз и радостно торжественной и дружелюбно простой, не могла не произ­вести глубокого впечатления на каждого, ко­му был ясен ее символический смысл. Ибо в эту минуту Кесарь возвращал Божие Богу. Воздадим же сполна Кесарево Кесарю!

И. Г-м.
В. Никифоров-Волгин.
ЗАУТРЕНЯ СВЯТИТЕЛЕЙ
(Под Новый год.)

Белые от снежных хлопьев идут вечер­ними просторными полями Никола Угодник, Сергий Радонежский и Серафим Саровский.

Стелется поземка, звенит от мороза сугробное поле. Завивает вьюжина. Мороз ле­денит одинокую снежную землю.

Никола Угодник в старом овчинном ту­лупе, в больших дырявых валенках. За пле­чами котомка, в руках посох.

Сергий Радонежский в монашеской ряске. На голове скуфейка белая от снега, на ногах лапти.

Серафим Саровский в белой ватной свит­ке, идет, сгорбившись, в русских сапогах, опираясь на палочку...

Развеваются от ветра седые бороды. Снег глаза слепит. Холодно святым старцам в одинокой морозной тьме.

- Ай, да мороз, греховодник, ай, да шут­ник старый! — весело приговаривает Никола Угодник, — и чтобы согреться, бьет мужиц­кими рукавицами по заколодевшему от мо­роза полушубку, а сам поспешает резвой стариковской походкой, только, знай, шур­шат валенки.

- Угодил нам, старикам, морозец, нечего сказать... Такой неугомонный, утиши его, Господи, такой неугомонный! — Смеется Се­рафим, и тоже бежит вприприжку, не отста­вая от резвого Николы, гулко только стучат сапоги его по звонкой морозной дорожке.

- Это что еще! — тихо улыбается Сер­гий, — а вот, в лето 1347, вот морозно было. Ужасти...

- Вьюжит. Не заблудиться бы в поле? — говорит Серафим.

- Не заблудимся, отцы! — бодро отве­чает Никола, — я все дороги руськие знаю. Скоро дойдем до леса Китежского, а там в церковке Господь сподобит и Заутреню от­служить. Подбавьте шагу, отцы!..

- Резвый угодник! — тихо улыбаясь, го­ворит Сергий, придерживая его за рукав, — старательный! Сам из чужих краев, а воз­любил землю русскую превыше всех. За что, Никола, полюбил народ наш, грехами затем­ненный, ходишь по дорогам его скорбным и молишься за него неустанно?

- За что полюбил? — отвечает Никола, глядя в очи Сергия. Дитя она — Русь!.. Цвет тихий, благоуханный... Кроткая дума Господня... дитя Его любимое... Не­разумное, но любое. А кто не возлюбит ди­тя, кто не умилится цветиком? Русь — это кроткая дума Господня.

- Хорошо ты сказал, Никола по Русь, — тихо прошептал Серафим. — На колени, ра­дости мои, стать хочется перед нею и мо­литься, как честному образу!

- А как-же, отцы Святые, — робко спро­сил Сергий, — годы крови 1917, 1918 и 1919? Почто русский народ кровью себя обагрил?

- Покается! — убежденно ответил Ни­кола Угодник.

- Спасется! — твердо сказал Серафим.

- Будем молиться! — прошептал Сергий. Дошли до маленькой, покрытой снегом, лесной церковки.

Затеплили перед темными образами све­чи, и стали служить Заутреню.

За стенами церкви гудел снежный Китежский лес. Пела вьюга.

Молились святители руськой земли в за­брошенной лесной церковке о Руси — Любо­ви Спасовой, короткой думе Господней.

А после Заутрени вышли из церковки три заступника на паперть и благословили на все четыре конца снежную землю, вьюгу и ночь.

МАЛЬЧИК У ХРИСТА НА ЕЛКЕ

Это случилось где-то и когда-то; именно это случилось как раз накануне Рождества, в каком-то огромном городе и в ужасный мороз.

Был один мальчик — еще очень малень­кий, лет шести или даже менее. Этот маль­чик проснулся утром в сыром и холодном подвале. Одет он был в какой-то халатик и дрожал. Дыхание его вылетало белым паром, и он, сидя в углу на сундуке, от скуки нарочно пускал этот пар изо рта и забавлял­ся, смотря, как он вылетает.

Но ему очень хотелось кушать. Он не­сколько раз с утра подходил к нарам, где на тонкой, как блин, подстилке и каком то узле под головой вместо подушки лежала боль­ная мать его. Напиться он где-то достал в сенях, но корочки нигде не нашел и раз в де­сятый уже подходил разбудить свою маму. Жутко ему стало наконец в темноте: давно уже начался вечер, а огня не зажигали. Ощу­пав лицо мамы, он подивился, что она совсем не двигается и стала такая же холодная, как стена.

Очень уж здесь холодно, подумал он, постоял немного, забыв свою руку на плече покойницы, потом дохнул на свои пальчики, чтобы отогреть их и, вдруг нашарив на на­рах свой картузишко, потихонько, ощупью, пошел из подвала. Он еще бы раньше по­шел, да все боялся вверху, на лестнице боль­шой собаки, которая выла весь день у сосед­ских дверей. Но собаки уже не было и он вдруг вышел на улицу.

Господи, какой город! Никогда он еще не видал ничего такого. И какой здесь стук и гром, какой свет и люди, лошади и кареты, и мороз, мороз. Мерзлый пар валит от за­гнанных лошадей, из жарко дышащих морд их. Сквозь рыхлый снег звенят об камни подковы, и все так толкаются, и Господи, так хочется поесть, хоть бы кусочек какой ни­будь, и так больно стало вдруг пальчикам.

Вот и опять улица — ох, какая широкая. Вот здесь так раздавят наверно. Ух, какое большое стекло, а за стеклом комната, а в комнате дерево до потолка; это елка, а на елке сколько огней, сколько золотых бума­жек и яблоков, а кругом тут же куколки, ма­ленькие лошадки; а по комнате бегают дети, нарядные, чистенькие, смеются и играют, едят и пьют что-то. Глядит мальчик, ди­вится, уж и смеется, а у него уже пальчики болят на ножках, а на ручках стали совсем красные, уж не сгибаются и больно пошеве­лить. И вдруг вспомнил мальчик про то, что у него так болят пальчики, заплакал и побе­жал дальше, и вот опять видит он сквозь другое стекло комнату, опять там деревья, но на столах пироги, всякие — миндальные, желтые, сидят там четыре богатые барыни, а кто придет, оне тому дают пироги, а отво­ряется дверь поминутно. Подкрался мальчик, отворил вдруг дверь и вошел. Ух, как на него закричали и замахали. Одна барыня подошла поскорее и сунула ему в руку ко­пеечку, а сама отворила ему дверь на улицу. Как он испугался! А копеечка тут же выкатилась и зазвенела по ступенькам: не мог он согнуть свои красные пальчики и придер­жать ее. Выбежал мальчик и пошел поско­рей, поскорей, а куда, сам не знает. Хочется ему опять заплакать, да уж боится и бежит, бежит и на ручки дует... И вдруг забежал сам не знает куда, в подворотню, на чужой двор и присел за дровами: «тут не сыщут, да и темно».

Присел он, скорчился, а сам отдышаться не может от страху и вдруг, совсем вдруг, стало ему так хорошо: ручки и ножки вдруг перестали болеть, и стало тепло, как на печке. Как хорошо тут заснуть. И вдруг ему послышалось, что над ним запела его мама песенку. «Мама, я сплю, ах как тут спать хорошо».

«Пойдем ко мне на елку, мальчик», — прошептал над ним вдруг тихий голос. Он подумал было, что это все его мама, но нет, не она. Кто же его позвал, он не видит, но кто-то нагнулся над ним и обнял его в тем­ноте; а он протянул ему руку и... вдруг, — о, какой свет! О, какая елка! Да это и не елка, он и не видал таких деревьев. Где это он теперь: все блестит, все сияет и кру­гом все куколки — но нет, это все мальчики и девочки, только такие светлые, все они кру­жатся около него, летают, все они целуют его, берут его с собою, да и сам он летит и видит он: смотрит его мама и смеется на него радостно.

Мама, мама, ах как хорошо тут, мама, — кричит ей мальчик, и опять целуется с деть­ми и хочется рассказать ему им поскорее про тех куколок за стеклом. «Кто вы мальчики, кто вы девочки?» — спрашивает он, смеясь и любя их. «Это Христова елка», отвечают они ему. У Христа всегда в этот день елка для маленьких деточек, у которых там нет своей елки. И узнал он, что эти мальчики и девочки все были все такие же, как и он, дети, и что все они теперь здесь, все они те­перь как ангелы, все у Христа, и Он сам по­среди их и их грешных матерей. А матери этих детей все стоят в сторонке и плачут; каждая узнает своего мальчика или девочку, а они подлетают к ним и целуют их, утирают им слезы своими ручками и упрашивают их не плакать, потому что им здесь хорошо...

А внизу, наутро, дворники нашли малень­кий трупик забежавшего и замерзшего за дровами мальчика. Разыскали и его маму. Та умерла еще прежде его. Оба свиделись у Господа Бога на небе.

(Из Достоевского).
ВНИМАНИЮ ЧИТАТЕЛЕЙ
Редакция журнала «Православный Христианин»
приступила к изданию
ЦЕРКОВНОГО КАЛЕНДАРЯ на 1943 год.
В скором времени календарь появятся в продаже
-----------------------------------------------------------------
Присылайте в нашу газету свои отклики, статьи и сообщения.
Задавайте вопросы и высказывайте свои пожелания.
ПРОЧТИ И ДАЙ ПРОЧЕСТЬ ДРУГОМУ!
-----------------------------------------------------------------
Типография „РОТА" II Рига, ул. Рихарда Вагнера 57. 4382. Сеп. 14230.

Приложенные файлы

  • docx 8549775
    Размер файла: 67 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий