Д.Мак-нили, Прикосновение

Д. Мак-нили
« Прикосновение »

     Психотерапевты стремятся пробудить жизнь. Они стремятся оживить омертвелые души, воздействуя на тело, и оживить омертвелые части тела, воздействуя на душу.      Связь, Эрос, сила прикосновения, воздействие тел друг на друга так велико, что мы вынуждены отрицать его, ритуализировать, подавлять и потом восставать против подавления, чтобы интегрировать чудо телесного контакта с повседневной жизнью.      В разных человеческих культурах существуют различные обычаи, связанные с прикосновением; например, в Средиземноморских странах чаще целуются, калифорнийцы с большей легкостью прикасаются друг к другу, чем жители Новой Англии, и так далее. Художественные изображения объятий и прикосновений распространены повсеместно, доказывая, что физический контакт - это архетипическая необходимость. Я считаю, что современные люди могли бы больше прикасаться друг к другу; моя практика подтверждает, что и дети и взрослые страдают от недостатка прикосновений.      Однажды на меня произвела глубокое впечатление незнакомая женщина лет шестидесяти. Мы сидели рядом в церкви, и я держала на руках своего ребенка. Она обрадовалась, когда моя дочка вдруг крепко обняла ее за шею. "Ко мне так давно никто не прикасался, - прошептала она. - Когда становишься старой, никто к тебе больше не прикасается."      Обычные врачи соблюдают это табу, так же как и психотерапевты. В настоящее время медицинские школы почти не уделяют внимание эффекту прикосновений. К.А. Майер в захватывающем описании Асклепианских целительных мистерий, рассказывает о исцеляющей силе рук и пальцев:      Пальцы Реи попали в материнскую землю горы Ида. Ее пальцы превратились в Дактили Иды, наделенные созидающей силой. Поэтому их считали божествами исцеления, проявляющими созидающую силу при прикосновении. Читатель может вспомнить протянутую руку в картине сотворения Адама, на фресках Микеланджело в Сикстинской Капелле. Когда Зевс исцелял Ио от безумия, он протянул над ней руку и она родила Эпафуса, хотя и была девственницей. Из-за этого Зевс получил эпитет Зевс Эпафус, "тот, кто касается"... Аполлон, в качестве исцеляющего бога, также протягивал руку над больными... Исцеляющее прикосновение руки нашло отражение и в именах Хирона и Диксиона... Хирон... (работа руками, ручной труд или искусство) в наши дни выродился в хиромантию. Несомненно, идея о созидающей силе пальца скрыта и в немецком выражении "высосать что-нибудь из пальца", что значит изобрести что-нибудь или придумать.      ...Нужно отметить, что в греческом языке, руки и божественные силы обозначаются одним словом... короли и императоры... исцеляли болезнь наложением рук, английские и французские короли продолжали так делать до конца Средних Веков... Этот жест сохранился в наши дни в ритуале проповеди.      Глубинная психология пытается установить диалог между сознанием и бессознательным. Она используется символы из снов, фантазий, язык тела, искусство и ритуалы, чтобы построить мост между сознанием и бессознательным.      В своей эмпирической работе Карл Юнг стремился понять природу души, чтобы сделать возможным диалог между сознанием и бессознательным. Он показал, что душа структурируется вокруг комплексов. Комп-/ лексы являются ядром переплетения личных чувств, у воспоминаний, образов, схем поведения и склонностей. В архетипическом ядре находятся коллективное содержание и поведение. Комплексы могут спонтанно проявляться и вмешиваться в функционирование эго. Задача аналитика - помочь анализируемому понять, как комплексы вмешиваются в сознательное функционирование, и создать новые, более гибкие сознательные установки. Согласно Юнгу, архетипы являются проявлениями Самости; сознательно сближаясь с архетипами, эго приближается к Самости и к своему уникальному развитию, к "индивидуации".      Чтобы заставить эго осознать комплексы, аналитик фокусируется на их содержании, на том, как они проявляются в образах и в соматическом восприятии. Чтобы раскрыть содержание комплекса можно использовать не только анализ сновидений и активное воображение, но и телесную терапию, которая, к тому же ускоряет преобразование комплекса. Телесные проявления комплексов заметны в жестах и в автономном поведении, но наиболее драматично они выражены в психосоматических заболеваниях.      До недавнего времени аналитики мало внимания обращали на соматизацию комплексов, если только пациент не жаловался на физическое недомогание. Боль-' шую часть аналитической работы составляет толкование сновидений и активное воображение. В свете Западного философского развития легко понять, отчего возник недостаток внимания к телесным проявлениям души. Хотя дуализм ума и тела явно присутствует уже в философии Платона (427-327 до н.э.), но только Декарт (1596-1650) впервые разделил "мыслительную субстанцию" (res cogitas) и "телесную субстанцию" (res extensa). Многие поколения смотрели на человека именно так. Совместимость картезианского дуализма с иудейско-христианским взглядом на мир помогла этому отношению выжить. Рационалисты семнадцатого века во главе с Декартом считали, что разум важнее тела, и создали философский Век Разума, так называемое Просвещение.      В девятнадцатом столетии в качестве компенсирующей реакции на обесценивание тела появились романтики (например, Шеллинг и Руссо), которые превозносили природу и презирали мыслителя, пожертвовавшего инстинктивной жизнью ради умственных процессов. Но, несмотря на это, психофизический дуализм пережил романтическую реакцию и до сих пор доминирует в нашем обществе.      В течении многих веков мы приучились мыслить терминами, разделяющими ум и тело, и теперь нам трудно понять соматические проявления комплексов. Эта трудность не позволяет психотерапевтам фокусироваться на телесных проявлениях бессознательного. Я говорила с аналитиками, занимающимися телесной терапией, и большинству из них трудно совмещать анализ и телесный подход в работе с одним и тем же пациентом. Большинство аналитиков говорили мне, что с одними пациентами проводят телесную терапию, а с другими анализ, и лишь немногие сказали, что совмещают эти методы.      Поскольку я изучала телесную терапию прежде, чем пришла к аналитической работе, для меня крайне важно объединять знания о теле со своим аналитическим стилем; но при этом я обнаруживаю в себе определенное сопротивление, которое, как мне кажется, отражает сопротивление нашей культуры новому отношению к телу. Из всех теорий, именно теория Юнга лучше всего подходит для интеграции телесной терапии и анализа. Юнг пытался найти способ преодолеть дуализм ума и тела и объединить эти противоположности. Он создал концепцию психологической близости, которая позволяет не рассматривать либо ум, либо тело в качестве первичного источника опыта.      Аналитическая психология считает, что Архетипы связывают воедино инстинктивно-духовный континуум. Архетипы, ядра комплексов, перекрывают, разделение ума и тела, и, на психическом уровне создают альтернативу дуалистическом взгляду на восприятие и позволяют совместить анализ и телесную терапию, у которых одна цель - объединить ментальное с физическим и интегрировать сознание с бессознательным.      "Телесной терапией" я называю взаимодействие между пациентом и терапевтом с использованием телесных техник; цель этого взаимодействия - обнаружить до толе скрытые аспекты души. Чтобы ускорить диалог между сознанием и бессознательным, терапевт, помимо традиционного внимания к психическим процессам, использует телесные техники.      Телесная терапия использует два основным метода, что бы освободить тело и расширить движения и осознание. Первый метод - двигательные упражнения, раскрывающие блоки, растягивающие мускулы и увеличивающие гибкость. Второй - прикосновения, освобождающие спонтанные движения, которые являются выражением глубоких чувств (то есть комплексов). И тот и другой подход можно использовать в телесной терапии, чтобы вызвать i психическую осознанность и довести комплексы до сознания. С другой стороны, и тот и другой методы могут освободить тело от ригидности и без телесной терапии; то есть можно освободить тело от ригидности не затрагивая психический материал, который сопровождает такое изменение. Каким бы образом ни изменялось состояние тела (благодаря упражнениям, возложению рук, биоэнергетике и так далее), происходят и психологические изменения, но они могут быть (а могут и не быть бессознательными. Если психологические элементы такого изменения не вербализуются и не становятся сознательными, тогда это - не телесная терапия - хотя комплекс меняет форму или происходит "исцеляющий перенос".      Есть много методов работы с телом, целью которых является просто улучшение телесного и душевного самочувствия, без увеличения осознанности внутренней жизни, например, физическая терапия, аэробика, массаж, религиозное исцеление. Также существуют методы работы с телом, признающие необходимость гармонии между внутренним и внешним мирами и стремящиеся к ней, например, Тай Цзи Цюань, боевые искусства и техники Моше Фелденкрайса. В этих методах делается упор на осознанности в соматической сфере, их цель - исследовать психическое содержание и установить диалог между сознанием и бессознательным. В последующих главах телесной терапией называется любой метод, который фокусируется на соматических проявлениях комплексов, чтобы преобразовать комплекс и расширить взаимодействие эго и Самости. Прикосновение и продолжительность анализа      Некоторые комплексы очень трудно интегрировать; особенно те, которые включают в себя неисцеленную боль из раннего детства, неосознаваемые травмы, комплексы, основанные на несбалансированном стиле жизни и так далее. Возникает множество вопросов по поводу того, как интегрировать эти комплексы, насколько быстро это будет и насколько глубоко.      Например, один из вопросов состоит в том, сколько времени должен продолжаться анализ, чтобы в комплексе произошли существенные изменения на уровне психического осознания. Некоторые критики анализа указывают на то, что вспышка инсайта на "пике восприятия" или во время короткого семинара может произвести тот же эффект, что и годы анализа. Аналитики могут спросить в ответ, является ли такой опыт интеграцией и ассимиляцией или просто происходит замена одного комплекса другим.      Пример такой дискуссии четко описан Джозефом Мастерсоном. В книге "Контрперенос и психотерапевтические техники" он утверждает, что невозможно произвести существенные изменения в пограничных нарциссических заболеваниях, если защитные маневры пациента не встретят достойный отпор перед интерпретацией. Любые "поощряющие" действия терапевта, предпринятые до того, как пациент отбросил депрессию, внесут свой вклад в сопротивление и воспрепятствуют реальным изменениям. Еще полстолетия назад Вильгельм Райх в своей книге "Анализ характера" писал, что прежде всего нужно проработать невротическое сопротивление. Артур Янов, напротив, считает, что эти защиты можно уничтожить с помощью психических и физических лишений за несколько недель. Хотя большинство телесных терапевто
·в не делают таких преувеличенных заявлений, все же работа с соматическими защитами может дать результат, который не достигается с помощью вербализации. Насколько я знаю, у нас нет достаточной информации, чтобы определить какой метод "проработки" боли быстрее и лучше исцеляет ранние раны.      Многие аналитики, как и Мастерсон, полагают, что результатом техник-манипуляций, требующих решительного вмешательства с стороны терапевта, является интеллектуализация, маскирующая глубинное сопротивление, которое проявляется, как только исчезает поощрительный приз. Однако Чодороу указывает, что сам Юнг использовал, как "импрессивные", так и "экспрессивные" техники, и что иногда "поведенческий подход к психическим изменениям... способствует процессу индивидуации". Витмонт полагает, что в наше время возникла новая форма эго "направленная внутрь, на себя", и она постепенно заменяет прежнее рациональное, патриархальное эго, направленное главным образом на внешний мир. Это новое эго ближе к аффектам и эмоциям, чем к рациональной шкале ценностей. "Если цель анализа - добраться до этого глубинного опыта, - пишет он, - то нельзя ограничиваться вербальными и интерпретирующими методами."      Все согласны, что подлинный аффект происходит в глубочайших слоях психики, но аналитики все еще не пришли к соглашению, какими средствами нужно добираться до этого эмоционального уровня, и сколько времени требуется для интеграции сильного аффекта.      Что же такое истинное изменение на психологическом г уровне? Мы знаем, что психотерапия, а также биоэнергетическая подпитка могут произвести значительные изменения в телесном функционировании, что проявляется в изменении кровяного давления, пищеварения, дыхания и так далее. Сильное аффективное состояние, например ярость, можно преобразовать, дав возможность телу пережить катарсис; это биоэнергетический метод. Можно также преобразовать его с помощью медитативного состояния или с помощью интеллектуальной отстраненности и объективизации. Во всех случаях физиологические проявления ярости исчезают. Однако мы не знаем насколько эти методы преобразования ярости эффективны в долговременной перспективе. Центра аффективной личности можно достичь лишь через осознание на том уровне, где особое влияние оказывают глубокое дыхание и глубокая релаксация. Однако нам мало что известно о том, как именно мы достигаем этого центра, и что происходит, когда эмоции разряжаются через мышечные действия, которые могут произвести изменения в телесных тканях. При поверхностном взгляде может показаться, что попытка изменить сознание с помощью медитации является формой бегства от тела, однако телесные изменения все равно происходят.      В своем комментарии к "Секрету Золотого цветка" Юнг указывал, что йога несет в себе столетия восточного опыта, который невозможно воспроизвести на Западе. Он понимал, как опасно вырвать мощную силу из питающего ее контекста, и пересадить ее в эго-ориентированный мир, где ее могут исказить и использовать в дурных целях. Именно это и произошло с йогой.      С одной из точек зрения, Хатха-йога - это духовное восхождение. Поэтому ее применение в терапии ограничено, и она может быть опасна для шизоидных личностей или молодых людей, которым необходимо утвердить сильное эго во внешнем мире. Швартц-Салант пишет (в другом контексте, но это применимо и к нашему случаю), что интроекция архетипа может развить отношения эго и Самости, хотя это не обязательно относится к телесным проявлениям эго и Самости; но такая интроекция также отвлекает внимание от тени.      С другой точки зрения, Хатха-йога - это спуск к самым основаниям сенсорных и чувственных функций, и она может быть идеальным противоядием нашим западным, чрезмерно рассудочным, героическим взглядам. Сам Юнг пишет, что использовал йогу, чтобы заземлить себя в бурный период 1913 года.      Если регулярно практиковать позы йоги - асаны - то можно осознать специфические телесные области, войти с ними в контакт и постепенно добиться расслабления. Такую работу лучше всего проводить под руководством опытного учителя или гуру. Хотя йога не подходит под мое определение телесной терапии, поскольку она не включает в себя психическую проработку, тем не менее физические упражнения могут помочь исцелить раны, нанесенные в младенчестве и в раннем детстве. Марсель Гаумонд не отрицает этого, но ставит под сомнение терапевтическую ценность йоги, как духовной дисциплины:      Несмотря на упражнения, призванные овладеть физическими функциями, йога - это, главным образом, духовное движение. Йог стремиться достичь состояния сознания, свободного от психофизиологической структуры и временных условий, чтобы объединиться с Атманом или Пурушей (духом, самостью, душой) через Нирвану (освобождение).      Он противопоставляет этому цели Эутонии:      [Герда] Александр, напротив, не связывает с Эутонией никаких духовных концепций или доктрин. Она считает, что нужно отбросить все спекуляции, предубеждения и привычные представления о теле, чтобы открыться физическому восприятию и всему, что его сопровождает. Эутонист не стремится овладеть своим телом, чтобы преодолеть препятствия и достичь более высокого уровня духовной реальности. Он скорее стремиться достичь самого тела в его целостности, в полной реальности. Достигнув этого, он живет в сознательной гармонии со своим физическим "я".      Несмотря на отсутствие каких бы то ни было духовных концепций, поддерживающих внимание к телу через его страдания, подавленные потребности и скрытые богатства, из сознательного тела возникает парадоксальная мана, самопроявляющаяся духовная сила, которая движется и действует на очень глубоком уровне. Духовной осознанности можно достичь разными путями, в том числе и через полное принятие тела, а телесную осознанность можно изменить в процессе духовной ориентации.      Например, предположим, что пациент прорабатывает хронический гнев. В терапевтическом процессе "проработки комплекса" необходимо предпринять следующие шаги (не обязательно в том же порядке), чтобы изменить сознание на характерологическом уровне:      1. Выявление источника аффекта. Например: пациент может выяснить, что один из источников его гнева - обида на мать за то, что она его покинула.      2. Осознание того, что существует сопротивление восприятию аффекта, приобретенное в течение жизни. Например: пациент понимает, что избегает гнева, ссорясь с матерью.      3. Способность отбросить защитное поведение, связанное с этим сопротивлением. Трудно проверить, есть ли такая способность, но она может проявиться в переносе. Например: пациент начинает отделяться от доминирующего материнского образа, или начинает отделяться от аналитика, отбрасывая ссоры, защищавшие от гнева.      4. Катарсис, требующий полного переживания аффекта в отношениях с аналитиком во время аналитической сессии. Например: пациент может выразить чувство гнева, направленное на аналитика, или выразить в присутствии аналитика чувство гнева, направленное на мать.      5. Аффективные реакции становятся менее чувствительными благодаря постоянному осознанию аффекта. Даже тянувшийся всю жизнь хронический гнев исчезнет, если воспринимать его сознательно.      Существуют различные мнения по поводу того, из чего состоит катарсис, и как он проявляется. Один терапевт посчитает слезы важнейшим индикатором полного аффекта, в то время как другой будет твердо уверен, что лишь разрядка гнева, проходящая через все тело в виде ударов и криков, является подлинным признаком катарсиса. Могут ли образы убийств, не проявившиеся в теле в виде повышенного уровня адреналина и учащенного дыхания, считаться катарсисом? Большинство телесных терапевтов, скорее всего, ответят "нет". Однако мы знаем, что образы способны исцелять.      Карл и Стефани Симонсон работали с воображением пациентов, больных раком, и обнаружили, что визуализация раковой опухоли в теле может изменить процесс течения болезни или даже вылечить рак.      Направляющие терапевты, такие как Милтон Эрик-сон, фокусирующиеся на изменениях в поведении, утверждают, что другие четыре шага, включая и осознание, не нужны и нежелательны для терапевтического изменения. Другими словами, они утверждают, что изменения в поведении могут привести к осознанию, а могут и не привести; и наоборот. Они считают, что ранние воспоминания не имеют отношения к тем уровням сознания, которые действуют в данный момент. Эриксон и другие показали, что можно изменить поведение, сознательно манипулируя бессознательным пациента, в то время как сам пациент остается в неведении.      Идея Райха о том, что запертую энергию необходимо проконтролировать и освободить, чтобы произвести интерпретацию, не согласуется с идеей о том, что напряжение можно преобразовать с помощью ментальных упражнений и расслабляющих техник. Если появляется опасность стресса, то напряжение снижается, и из этого можно сделать вывод, что напряжением можно управлять без прямого мышечного контакта. Из этого, в свою очередь, можно сделать вывод, что при правильной ментальной установке, можно уничтожить хронические области напряжения. Однако возможно, что при очень сильном напряжении эти техники могут произвести лишь частичные изменения. Техники йоги полностью обходят стороной райховскую область тревоги. Вот два совершенно разных отношения к телу, и возникает вопрос: нужно ли их комбинировать или же каждое из них само по себе ведет к здоровому развитию?      Готовы ли мы реалистично взглянуть на насилие в человеке и в природе и разобраться с этим с помощью расслабления? Возможно, сходство агрессивного взаимодействия усиливается благодаря фокусировке на энергетической разрядке мускулов и тканей. С помощью медитации и биоэнергетической подпитки мы можем научить людей поднимать температуру тела, уменьшать или усиливать ток крови. Постепенно это поможет человеку освободить зажатые группы мышц, которые оставались в состоянии чрезмерного напряжения долгие годы. Однако остается неясным, является ли медитация лучшим методом, чем биоэнергетика. Я задавала этот вопрос телесным терапевтам и большинство из них ответили, что оба метода не только ценны, но и необходимы. Мал-колм Браун, например, утверждает, что воздействие на периферийные мускулы не оказывает долговременного целительного эффекта, если вегетативный энергетический поток не был направлен в жизненно важные органы, и что духовное отношение способствует телесной терапии.      Это соответствует мысли Юнга о том, что тело и дух - едины. Каким-то образом должен произойти брак между Восточным и Западным отношением к телу. Один из способов: объединить техники телесной терапии, вызывающие сильные аффекты, с аналитической интерпретацией, чтобы интегрировать телесную работу с личной историей. Расслабление и медитативные техники также можно использовать, чтобы преодолеть напряжение, соприкоснуться с бессознательным комплексом и ускорить аналитический процесс.

Приложенные файлы

  • doc 7151268
    Размер файла: 67 kB Загрузок: 5

Добавить комментарий