Ларс и Кирк (The Unforgiven)


Название: The Unforgiven
Автор: Alternative Craig
Бета, гамма: СлонеГФэндом: Metallica
Персонажи: Ларс Ульрих, Кирк Хэммит, Джеймс Хэтфилд, Джейсон Ньюстед, Мари (оридж); Ларс/Кирк, Ларс/Мари (без описания), Ларс/Джеймс,
Жанры: слэш (яой), PWP, ER (Established Relationship)
Рейтинг: NC-21
Предупреждения: ООС, Секс с применением посторонних предметов, Изнасилование, Ненормативная лексика
Размер: Миди (в процессе написания)
Описание: Ларс приехал после отдыха с новой стрижкой. Кто бы мог подумать..
Вдохновили: Metallica - The Unforgiven I, II, III, Rammstein - Wollt Ihr Das Bett In Flammen Sehen, Limp Bizkit - Break Stuff, Alice Cooper - Only Women Bleed, Lacrimosa - Stolzes Herz, Bob Marley & The Wailers - Rastaman Live Up!

***
Кирк искал глазами в толпе маленькую смазливую девочку, которая при ближайшем рассмотрении должна была оказаться Ларсом. После двухнедельного "отпуска" в Канаде у каких-то дальних родственников Ульрих должен был прилететь полчаса назад. Кирк нервничал, переминаясь с ноги на ногу; в голову настойчиво лезли всякие плохие мысли, которые он с трудом отгонял.
Неожиданно узкая мягкая ладонь закрыла ему весь обзор.
-Сюрприз! - послышался знакомый голос с легко узнаваемым акцентом. Хэммит украдкой поцеловал пальцы Ларса и, не оборачиваясь, запустил руку в его волосы, но...
-Ты...ты подстригся? - тупо переспросил очевидное гитарист.
Ларс активно закивал головой.
-Да..тебе нравится? -Он с надеждой заглянул в тёмные глаза Кирка.
-Ну..хмммм.. - растерялся гитарист, не зная, что и сказать. С одной стороны, бабскому Ларсу короткие волосы придавали мужественности и серьёзности; с другой, шикарные локоны подходили гораздо больше к этому кукольному личику.
-Тебе и так, и так хорошо, - наконец, решил Кирк. -Я тебя всегда буду любить, хоть лысым.
Датчанин польщённо заулыбался и потянул друга за рукав. "Пойдём в машину."
Хэммит покорно забрал у драммера чемодан и пошёл в направлении парковки. Шилозадый Ларс скакал вокруг него и беспрерывно о чём-то трещал; Кирк лишь слушал его голос и радовался, что он опять рядом. Гитарист очень скучал всё это время, пока Ульриха не было, потому что Джеймс не отпустил его поехать с любимым (ибо нехуй половине группы прогуливать репетиции).
Парни запихнули чемодан в машину. Кирк искоса глянул на джинсы ударника, которые сползли, когда тот нагнулся завязать шнурок, и сглотнул. Обычно Ларс нагибал его каждый день, да порой и по два раза, а тут целых полмесяца не слышать эти томные стоны над ухом. Хэммит тихо вздохнул и направился к водительскому сиденью..но Ларс его удержал.
-Садись назад, - тихо сказал он. Гитарист кивнул и плюхнулся на заднее сиденье (с Ларсом лучше не спорить), закрыв было дверь, но ударник шустро втиснулся рядом.
-Эй, чувак, а машину кто... - начал было Кирк, но был заткнут самым бесцеремонным и излюбленным из всех Ульриховых способов.
-Потом, - жарко выдохнул Ларс, утыкаясь носом ему в висок. -Я же так скучал...
Барабанщик жадно и немного грубо целовал шею возлюбленного, оставляя синяки, порой проходившие через несколько дней. Он сдёрнул рубашку Хэммита, оторвав ненароком несколько пуговиц, и прихватил губами один сосок, вертя другой между пальцев. Кирк сладко застонал и, прекрасно предвидя следующий шаг, завозился с Ларсовой ширинкой. Действительно - спустя минуту датчанин уже устроился поудобнее на груди гитариста, весьма ненавязчиво подсовывая свой член ко рту. Кирк протестующе помычал - ему так нравилось видеть, как Ларс дуется и капризничает, когда не получает что хочет - но потом всё-таки взял, играя языком с уздечкой и раздразнивая головку губами. Драммер застонал и толкнулся в мягкую узкую теплоту. Он прижал голову Хэммита так, что тот начал давиться и задыхаться, утыкаясь носом в мягкие редкие кудряшки в паху.
Вскоре Ларс жопой почувствовал, что сейчас кончит на Кирка, поэтому, хоть и был с царскими замашками эгоиста-тирана, слез с него и развёл его смуглые ноги широко в стороны. Датчанина совершенно не тревожило, что могут увидеть и подумать прохожие, лицезревшие сие через лобовое стекло, а уж Кирку и подавно было до лампочки.
Ульрих дразняще повёл головкой вверх-вниз по нежно-розовой дырочке; гитарист часто задышал. -Давай же, - тихо шептал он, - вставь мне, ну не мучай..
Ларс, морщась от удовольствия, вставил сразу наполовину. Кирк протяжно застонал, прикусывая губу. Барабанщик пошло улыбнулся и резко вошёл до конца, шумно дыша. Хэммит ахнул и выгнулся; датчанин облизнулся -- войти в Кирка до конца - как вернуться домой. Он стал двигаться плавно, задевая простату, от чего гитариста пробирала восхитительная дрожь, он скулил, выкрикивая имя партнёра, насаживался как можно глубже, умолял продолжать и бился в преддверии оргазма. Ларс ускорил темп и стал стонать всё громче и громче, вжимая партнёра в сиденье и время от времени подрачивая ему.
Машина скрипела и ходила ходуном. -Я сейчас!..сейчас!...не останавливайся, прошу тебя! - выл Кирк, запрокидывая голову в экстазе.
Он кончил одновременно с Ульрихом, забрызгав белым фонтанчиком сиденье и собственные волосы. Ларс, тяжело дыша, привалился к спинке переднего сиденья. Пару минут парни молча сидели и кайфовали после оргазма. Затем Кирк, поморщившись, сел.
-Блять, больно.
-Отвык, - усмехнулся Ларс, за что схлопотал лёгкий тычок в плечо.
-Раз такой весь из себя, то и поведёшь машину, - фыркнул Хэммит и застегнул ремень. Датчанин скорчил забавную рожицу и показал ему язык. Гитарист, тщетно строя из себя обиженного недотрогу, был не в состоянии дуться на Ульриха долее пятнадцати секунд. Он украдкой поцеловал барабанщика за ухом и лёгким пихом в направлении переднего сиденья намекнул, что насчёт порулить было серьёзно.
Ларс смирился со своей участью (ездил за рулём он плохо и неохотно) и покорно уточнил: -К тебе?
Кирк довольно кивнул и разлёгся на сидениях. -Ага. Там девочки ждут.
Драммер аж поперхнулся. -Эмм, что-что, Кирк?!
-Девочки ждут, - зевнул Хэммит. -Специально для тебя позвал.
Ларс, шлюха Ларс растерялся. Он хотел провести этот вечер наедине с любимым - лёжа смотреть телек, поболтать о новостях за эти две недели, побренчать на гитаре, поучиться у Хэммита готовить какую-нибудь вкуснятину, да переспать в конце концов. Просто побыть вместе.
Видя замешательство друга, гитарист предложил: -Ну если хочешь, я могу их прогнать.
Ульрих некоторое время думал, но затем отрицательно помотал головой. -Не, хрен с ними. Пусть остаются, раз уж позвал.
Кирк удовлетворённо кивнул; датчанин до смешного предсказуем и неисправим. Потом, несмотря на жуткую ревность, задуманный Хэммитом план имел больший шанс на успех при наличии компании, нежели наедине.
Вот уже несколько недель Кирк вынашивал идею, как бы споить вертлявого Ларса и хорошенько отодрать, чтоб визжал, как сучка. У терпеливого гитариста похождения его пассии, последующие "возвращения блудного попугая" и валяния в ногах, вымаливая прощение, уже сидели в одном месте. Плюс ко всему, датская вредина корчила из себя целку и никогда, никогда не давала Кирку подобраться к своей шикарной заднице, вереща, что "в таких отношениях актив только один". Конечно, нельзя не отметить, что в течение последних полутора месяцев Ульрих сократил число своих партнёров лишь до семи, среди которых постоянный лишь Кирк (это не сарказм, а абсолютный рекорд за всю его насыщенную половую жизнь). Ларс старался ради своей любви к Кирку, медленно, да верно подходя к моногамным отношениям. Но нужно же и дальше как-то стимулировать парня к прогрессу!
Спустя минут пятнадцать они подъехали к дому Хэммита. Как и обещалось, внутри их поджидало аж четыре полуголых бабы с ящиком виски. Теперь план гитариста был таков:
Споить баб, чтобы не приставали и не мешались
Дать Ларсу нажраться в дым, но не вырубиться
Отправить шлюх обратно на такси
Подстеречь маленького засранца, затащить в спальню и сделать свои чёрные дела
Пока что первый и второй пункты успешно выполнялись: датчанин радостно сидел, прихлёбывая Дэниэлс, на коленях у одной проститутки, вытянул ноги на другую и лапал третью. Весь его вид демонстрировал, что Кирк его совершенно не интересует, но Ульрих периодически вопросительно глядел на друга - мол, что ты хотел всем этим показать?, и было видно, что барабанщик нервничал.
Хэммита это несколько встревожило, ведь всё могло накрыться медным тазом, но спустя часик непомерное количество выбуханного алкоголя ударило в Ларсову голову, и подозрительные взгляды прекратились.
-Первая отключилась, - довольно отметил про себя кудрявый гитарист, когда заметил валяющуюся без сознания брюнетку на софе. Одна из проституток давно строила глазки Кирку, поэтому он быстро завёл её на кухню и хорошенько отодрал (чтоб Ларс слышал). Пара рюмок "Тройки" - и она тихо засопела у плиты, склонив голову на бок. Кирк огляделся по сторонам и украдкой отодвинул деревянную панель, за которой он хранил заначку наркоты - экстази, немного кокса, амфетамины и три косяка. -Можно и дорожку позволить для уверенности, - решил Хэммит. Он аккуратно разровнял горочку порошка на столе в две белых полоски и спешно снюхал через какую-то свёрнутую бумажку. Затем гитарист поспешил убрать пакетик с дурью в положенное место.
Тем временем в гостиной Ульрих был уже близок к нужной кондиции - парня шатало по внушительной амплитуде, пока он пытался растормошить девушек. Хэммит вызвал такси, которое прибыло через минут десять, расплатился с водителем и указал адрес публичного дома. Затем он вернулся в гостиную к усталому датчанину, который валялся на диване.
-Голова болит, - пробормотал парень, потирая глаза.
Гитарист мягко поцеловал его. -Сейчас принесу таблетки, подожди.
Ларс томно улыбнулся и вновь потёр глаза, отвесив Кирку лёгкий шлепок по заднице.
Тот быстро поднялся наверх и взял из шкафа шёлковую верёвку, кожаный ремень с маленькими шипиками, двадцатисантиметровый вибратор с розовыми пупырышками и ещё пару невинных вещичек из обширного ассортимента игрушек Ларса. Подумав, Хэммит прихватил смазку и таблетки от головной боли вперемешку со снотворным. Всё это брюнет отнёс в спальню на первом этаже, находящуюся недалеко от гостиной.
Ульрих, прикорнувший на диване клубочком, встрепенулся и сонно улыбнулся при виде Кирка. Сейчас он был такой милый, такой невинный, что даже было жалко драть это очаровательное создание. Но гитарист решил быть твёрдым и непреклонным.
-Ларс, дорогой, иди сюда, - ласково поманил ударника Кирк.
-Ларс? Какой Ларс? - не понял Ларс спросонья. Он и так иногда залипал, да тут ещё и сильное опьянение вкупе с целым днём в дороге сделали своё дело.
-Именно ты, конфетка моя.
В другой день Ульрих бы начал ёрничать над такими слащавыми прозвищами и выказывать своё фи по поводу "куда это ты меня так зовёшь". Но сейчас он безропотно пошёл в темноту спальни.
Хэммит почти сразу же повалил его на кровать и начал стаскивать с него футболку (сам гитарист был уже в одних боксёрах). Датчанин тихо и довольно засмеялся. -Детка, ну куда ж ты торопишься.., но осёкся, когда почувствовал, как его руки привязываются к изголовью кровати.
-Ты чего? - уже несколько испугался Ларс. Кирк лишь стянул с него трусы и закинул его стройные ноги себе на плечи. -Ты это себе там что думаешь? Ну-ка перестань, не смешно, - запаниковал Ульрих и попытался вывернуться, но не тут-то было. Он почувствовал, как в него входит что-то твёрдое и очень горячее.
-Это рано или поздно должно было случиться, - уже более спокойно подумал барабанщик. Кирк его любит, он не сделает ему больно, не побьёт. Ну хочет парень побыть сверху, почему бы и нет? Ларс был совершенно не против, даже наоборот, жаждал получить новых ощущений. Он запрокинул голову и тихо простонал в ожидании. Хэммит вдруг резко вошёл до конца, от чего его яйца звонко шмякнулись о бёдра датчанина. Но Ульрих не почувствовал боли - во-первых, он был прекрасно растянут, во-вторых, заботливый гитарист не забыл про смазку. Ларс страстно выдохнул, поводя бёдрами в предвкушении наслаждения без малейшей задней мысли.
Но Кирк почему-то не торопился. -Нервничает, - лениво усмехнулся про себя Ларс, но в следующую секунду насторожился. Какой-то посторонний и весьма неприятный шершавый предмет внушительных размеров протискивался рядом с членом Хэммита..
-Ки-ирк?.. - с раскрывшимися от страха глазами протянул датчанин. -Что это?
Предмет грубо проталкивали дальше, пока он не упёрся в простату, но Ульриху было так больно, что у него защипало глаза. -Вытащи, прошу тебя, - всхлипнул он. Кирк подвигал дилдо туда-обратно, от чего неприятные ощущения лишь усилились.
-Перестань, пожалуйста, - по пухлой щёчке Ларса скатилась слеза. Хэммит весьма недобро улыбнулся и толкнулся вперёд; Ларс взвыл и зажмурился от раздирающей напополам боли. Он задёргался в последних попытках высвободиться, но каждое движение лишь ухудшало мучения.
-Прям так уж не нравится? - Кирк, приподняв губу, указал на слегка подрагивающую эрекцию. -Хватит мне врать. Постоянно это делаешь, сколько можно, заебал.
Ульрих и не знал, что сказать - наличие такого железного стояка объяснений не имело. Барабанщик напугался, что взаимность может ещё больше завести Хэммита, поэтому в попытке избавиться от напряжения внизу стал представлять жёлтых слизняков и мохнатых пауков, которых Ларс очень боялся. Обычно это действовало, но в данный момент больше всего датчанина пугал именно гитарист, а не абстрактные насекомые.
-Ну? - Кирк сложил ремень пополам и со всей силы шлёпнул парня по бедру. Ульрих заплакал, тихо всхлипывая и подавляя истерику.
-Пожалуйста...
Хэммит вдруг нагнулся и поцеловал драммера; Ларс с некоторым облегчением ответил на поцелуй. Вскоре гитарист перешёл на шею Ларса, больно закусывая кожу и оставляя фиолетовые следы.
-Можно поосторожнее? - несколько раздражённо выдохнул датчанин, выгибаясь. Кирк резко оторвался.
-Что, не нравится? А обо мне ты никогда не думал, когда свои засосы ставил? Каково потом с ними почти неделю ходить, постоянно прикрывать волосами или обматывать шею шарфом?? Но ты никогда не утруждал себя этим, не-ет...
-Кирк, милый, прости...пожалуйста, прости, - забормотал Ларс, стараясь вывести ситуацию из опасного русла.
-Не сейчас, - жёстко отрезал Хэммит и, словно вспомнив, резко дёрнул бёдрами. Ульрих ахнул и задрожал, а Кирк принялся остервенело долбиться ему в зад без передышки. У датчанина перед глазами всё поплыло, горькие слёзы текли по щекам, он лишь болезненно всхлипывал и тихо умолял остановиться.
Между тем, несмотря на ужасающую боль, член был в восторге от этого безобразия и требовал к себе внимания. Но руки ударника были связаны, а Кирк не хотел доставлять партнёру удовольствие.
Вскоре гитарист кончил, правда, Ульрих, несмотря на потребность, кончить не смог. Кирк осторожно вытащил свой член и удовлетворённо вздохнул, но фаллос вынимать не спешил.
-Кирк.., - осторожно начал Ларс, постепенно приходя в себя.
-Заткнись, - прорычал тот. -Переворачивайся давай.
-Ты вытащи ви.. - слабо попытался возразить датчанин.
-Переворачивайся.
-Но мои руки..
-Переворачивайся, иначе я сам тебя переверну, - грубо оборвал его Кирк.
Ударник, шмыгнув носом, подчинился. Руки сразу же неприятно заломило.
Хэммит подсел на кровать и уложил Ульриха животом к себе на колени. Он с некоторой садистской страстью пробежался пальцами по линии позвонков, огладил упругие соблазнительные ягодицы, легонько шлёпнул по ляжкам. Гитарист чувствовал частое сердцебиение Ларса, его прерывистое дыхание; всё хрупкое тело содрогалось от подавляемых всхлипов и страха, мышцы были напряжены, словно струна.
Кирк включил вибрацию на фаллоимитаторе на максимум, от чего датчанин мгновенно дёрнулся. Гитарист принялся медленно водить ремнём по спине, пока не замахнулся и не ударил барабанщика со всей силы. Тот задрожал, всё же не издав ни звука. Кирк нахмурился и шлёпнул его посильнее, но Ларс стоически терпел. Хэммит потихоньку стал беситься - бить молчащего Ульриха было совершенно не в кайф - но тут почувствовал, как что-то твёрдое и горячее упёрлось ему в ногу. Гитарист невольно расплылся в улыбке - оказывается, Ларси просто было стыдно за свой фетиш.
-Хватит..пожалуйста..я же сейчас..- молил парень, извиваясь, и спустя пару секунд с тихим ахом обильно кончил.
Доводить драммера до оргазма в планы Кирка не входило, поэтому он с мыслью "ибо нехуй" потянулся за резиновым колечком, которое затянул на члене Ларса.
-Ибо нехуй, - мстительно сказал гитарист уже вслух.
Фарфоровое личико датчанина сморщилось от боли, но он был настолько измождён и вымотан, что вообще не сопротивлялся. Он лишь испуганно хлопал своими длинными ресницами, пытался свернуться в клубочек, словно маленький лисёнок, ища защиты.
Кирк сел ему на лицо и почти насильно открыл рот. -Давай, принцесса, покажи мне, как ты работаешь язычком.
Хэммит стал резко и грубо толкаться в рот, прижимая голову так, что Ульрих давился; плюс ко всему, дурацкое колечко так больно сжимало уже слегка посиневший член, что кружилась голова.
От узкого горячего горла гитарист вскоре кончил прямо в рот датчанину. Барабанщик покорно сглотнул, из уголка рта вытекла тоненькая белая струйка.
Кирк молча откатился в сторону и устроился на подушке. Только он задремал, как тут Ларс тихо попросил: - Развяжи мне руки, пожалуйста..
Кирк, ставший довольно раздражительным после прекращения действия кокса, хотел было его послать, но что-то в этом тоне, робком, испуганном, остановило его.
Он бережно снял с члена ударника тугое резиновое колечко и вынул дилдо, слегка испачканный в крови. Затем аккуратно развязал путаный узел на узких запястьях и через некоторое время, замешкавшись, протянул Ульриху обещанный стакан с лекарством и снотворным. -На, выпей.
Датчанин осторожно принял его, вцепился, словно загнанный зверёк, обеими руками и стал пить маленькими глоточками, зашуганно косясь на Кирка. Гитарист почувствовал, как внутри что-то надломилось, его начала затягивать пустота. Хэммиту стало жалко беззащитного Ларса, который так ему доверял. А что будет теперь?..
Пока брюнета одолевали угрызения совести, Ульрих поддался действию снотворного и заснул.
Кирк не удержался и осторожно поцеловал его в приоткрытые алые губы. Драммер судорожно дёрнулся во сне, заворочался и уполз на другой конец кровати.
-Что же я наделал?! - испугался Кирк. -Что же я наделал...
Хэммит попытался задремать, но сон не шёл к нему. Как, как мог он так поступить с Ларсом, со своим родным и любимым Ларсом? Как он мог так жестоко мучить его, заставлять плакать и причинить столько боли? Да он ничем не лучше маньяка! За что Кирк так?! Пожалуй, даже для Мастейна это немного чересчур, не говоря уж об адекватном и уравновешенном Кирке. Ведь датчанин ничего ему не сделал! Это он, Хэмммит, привёл шлюх, заставил всех хорошенько выпить и изнасиловал своего друга. Да, Ларс немного непостоянный (а если начистоту, то вовсе не немного), но он старается ради Кирка и их любви, не идёт на поводу у похоти и вообще готов на многое ради Хэммита. А тот так ужасно с ним поступил. Гитаристу просто не хватало слов от злости, он презирал себя за содеянное..
Коря себя, гитарист вскоре провалился в беспокойный и тяжёлый сон.
Но часа в четыре утра Кирк проснулся от криков Ларса. Бедняге снился кошмар - Ульрих метался по кровати, он плакал, звал Кирка. А у Хэммита на душе кошки скребли из-за ощущения неизгладимой вины - ведь гитарист повёл себя, как последняя свинья, а датчанин всё равно доверчиво жался к нему.
-Всё хорошо, Ларс, я рядом, это всего лишь плохой сон, - Кирк поцеловал дрожащего друга в макушку.
Ларс уткнулся носом в кудрявые волосы Хэммита и прижался к его плечу.
-Ну тише, тише, - Гитарист ласково пригладил растрепавшийся ёршик любимого.
Датчанин скользнул губами вниз и накрыл поцелуем губы Кирка. Весьма нежным и чувственным, впрочем, недолгим - Кирк сам отстранился.
-Спи уж, свет моих очей.
Ларс смешно насупился и ткнул друга в плечо. -Тебе лишь бы отвязаться от меня.
-Нет, просто я беспокоюсь, что ты не высыпаешься.
-Да уж, - вдруг помрачнел Ульрих, - спокойной ночи, что ж, - и отвернулся от гитариста.
Хэммита что-то кольнуло в районе сердца. -Сладких снов. Ему вдруг захотелось прижаться губами к горячему лбу Ларса, накрутить на палец непослушную кудряшку у виска, потереться носом о немного колючую щёку. Кирк чуть не плакал от обиды и распиравшей его злости на самого себя. И, что хуже всего, он понимал, что содеянному даже кокаин не является оправданием.
***
Кирк проснулся часов в девять утра и, продрав глаза, сладко потянулся. Соня Ларс в такое время обычно дрых без задних ног, как и сейчас (надо сказать, бывали дни, когда около десяти он только возвращался к Кирку домой, что всегда заканчивалось скандалом, истериками и "семейной ссорой").
Хэммит по привычке встал и побрёл было на кухню, чтобы заварить себе и Ларсу кофе, но чуть не споткнулся об розовый фаллос. Гитарист с ужасом стал припоминать события прошлой ночи, и парню разом поплохело.
-Что же делать? - запаниковал Кирк. Минут пять он напряжённо думал, но не додумался ни до чего лучшего, как понадеяться, что рассеянный Ульрих после похмелья всё начисто забудет. Конечно, Кирк не собирался скрывать это вечно, но можно было подождать пару месяцев и лишь потом прийти с повинной, дабы реакция импульсивного датчанина была поспокойней.
Хэммит быстренько собрал все игрушки с пола комнаты и, помыв, утащил обратно на положенное место. Затем, нервно напевая какую-то идиотскую песенку, пошёл за кофе. Подумав, брюнет разогрел вчерашнее печенье, которое приготовил к приезду друга и которое Ульрих очень любил.
Гитарист принёс поднос в спальню, но Ларс, естественно, всё ещё спал.
-Вставай, соня - громко объявил Кирк, с улыбкой стаскивая с Ларса одеяло. Датчанин надулся, заворочался и пробормотал что-то вроде "отъебись".
-Сейчас кофе остынет, - предпринял вторую попытку Хэммит, но был успешно проигнорирован.
-Ла-адно, маленькая вредина, ты сам напросился. -Гитарист, улыбаясь ещё шире, склонился и поцеловал мирно посапывающего Ульриха. Тот зажмурил глаза и потянулся, лениво отвечая на поцелуй.
-Ты своими блядскими методами всё равно меня не убедишь подниматься раньше, чем я хочу - промурлыкал Ларс, благосклонно-таки соизволив открыть глаза.
-Я тебе твоё печенье принёс, а он мне выговаривает, нет, ну вы посмотрите, - притворно завозмущался Кирк.
Глаза драммера раскрылись полностью. -Печенье? -и он попытался прыгнуть в сторону подноса, но резкая боль пронзила всё его тело, и датчанин со стоном повалился обратно.
-Что такое?- Кирк заботливо склонился над другом. Но Ларс отодвинулся и очень холодно произнёс: -Я думаю, ты не хуже меня это помнишь.
Хэммит напрягся, как струна. Некоторое время оба парня молчали.
-Просто скажи, зачем...зачем ты так? - барабанщик с трудом находил подходящие слова. Он выглядел подавленным и разбитым. -За что ты так со мной? Что я сделал не так?
Гитарист молчал, с трудом сдерживая слёзы, так как понимал, что плакать совсем неуместно, когда ты так виноват.
-Я...я...
-Кирк, я думаю, нам нужно расстаться.
Кирк испуганно открыл глаза. -Как..расстаться?..но...
-То есть ты считаешь, что после этого инцидента мы сможем быть вместе? Что ж, я так не считаю. Этого более чем достаточно, поверь.
Хэммит слегка тряхнул головой, отказываясь верить своим ушам. -Ты...ты уходишь? Ларс, подожди, пожалуйста, прости!
Ульрих с горечью посмотрел на такого близкого и уже такого далёкого человека. -Вот как ты заговорил...придурок. Завтра я заберу свои вещи. Всё кончено. Иди девушку лучше поищи.
Датчанин встал с кровати, поморщившись от боли, и поднял с пола джинсы и футболку. Затем демонстративно взял свой кофе и вылил в окно.
-Мне ничего, абсолютно ничего от тебя не нужно... - тихо прошептал ударник, едва сдерживая слёзы. Он отвернулся от окна и похромал в прихожую. Каждый шаг причинял мучительную боль.
Кирк сидел, словно парализованный, на кровати и тупо пялился в одну точку. Когда дверь хлопнула, гитариста прорвало. Он зарыдал, уткнувшись в подушку; его накрыла истерика.
Хэммит ревел, как маленький ребёнок, и его слёзы делались ещё горше, когда он вспоминал, что во всём виноват сам. Кирк бесцельно бродил по дому остаток дня, находя вещи Ларса, ощупывая их, вдыхая запах, разве что не пробуя на вкус. Под вечер он устроился смотреть фильм, который совершенно не хотел смотреть - просто, чтобы как-то заглушить тишину одиночества. Оживлённый дом вдруг стал большим и абсолютно беззвучным. Кирку было страшно там находиться; к тому же, всё напоминало о Ларсе. Хэммит сидел в обнимку с бутылкой виски, затем к ней присоединилась вторая... Он пытался сбежать от реальности, в которой всё испоганил, в идеальный подсознательный мир грёз.
***
Ларс знал, куда идти - некая Мари уже давно намекала, что не прочь встречаться с ним, но датчанин её ненавязчиво отшивал, ибо был с Кирком. Но сейчас...
Ларсу было больно и физически, и душевно. Ведь его фактически изнасиловал такой близкий и родной человек. Ларс любил гитариста, старался, как мог, да и сам Хэммит знал, на что шёл, когда стал жить с драммером. Ульрих искренне недоумевал - почему же Кирк так поступил? что случилось? Ведь он был так неподдельно расстроен, когда датчанин ушёл. Ночью он был под кайфом, но дело-то явно не в наркоте. ...
Барабанщик горько вздохнул. Ему было больно думать о произошедшем. Не сейчас. Пока надо отвлечься.
Он позвонил в нужную квартиру. Дверь почти сразу открылась.
-Ларс! - Мари была явно очень рада его видеть. Она немного склонилась и поцеловала Ларса за ухом. Ульрих расплылся в довольной улыбке. Как хорошо, что где-то тебя ждут...
- Здравствуй. Ты уж прости, что так неожиданно заявился, но я хорошенько подумал насчёт твоего предложения...
-И?..
-Ну, - Ларс улыбнулся ещё раз, - я не против.
Девушка смущённо потупила взгляд. -Ты прямо меня огорошил. Ладно, проходи уж.
Она явно пыталась скрыть своё внутреннее ликование; Мари засеменила внутрь квартиры, утягивая датчанина за собой.
-Хочешь что-то выпить? - спросила девушка. Ульрих кивнул. -Да, водка есть?
Они выпили, немного поболтали, и, как следствие, драммер утащил девушку в постель. Но там возникла проблема.
-Блять, - злился про себя Ларс, - почему у меня на неё не стоит?
Он начал в панике перебирать возможные решения - представил другую девушку, порноактрису. Тщетно. Датчанин с сожалением констатировал, что наверное конченный гомик, и подумал о парнях - а вот хер тебе, Ларс, и на парня у тебя не стоит.
-Ну не импотент же я, - уже не на шутку переволновался парень. И, слабо надеясь на успех, представил на месте девушки Кирка. Что, естественно, мгновенно сработало.
-Чёрт-чёрт-чёрт, а вот это уже ой как хуёво, - пробормотал ударник. Впрочем, спустя пару мгновений его вовсю захватило возбуждение.
***
-Наверное, это неправильно - ну то, что я делаю, - подумал Ларс. Уже третий день он спал у Мари и спал с Мари к вящей радости девушки. Он никуда не выходил, только позавчера зашёл к Кирку вещи забрать. Тот валялся без чувств на полу, и Ульрих сначала перепугался, что он наложил на себя руки, но гитарист был просто в жопу пьян.
Ларс не выдержал и поцеловал его в макушку. - Чудо ты моё... - Он уткнулся носом в мягкие кудри и беззвучно заплакал. Хэммит его изнасиловал, датчанин не выдержал и ушёл, а теперь страдали оба.
-Может, нам не следовало даже начинать. Может, это изначально было гиблым делом, - шептал ударник.
Он был готов даже первым пойти на мировую, всё забыть, всё начать заново. Но Ларс понимал, что это может плохо закончиться - а ну как гитаристу понравилось, и он через пару месяцев выкинет ещё один подобный фортель. Тогда Ульрих этого точно не переживёт, ни морально, ни, скорее всего, физически. Зад до сих пор сильно болел.
Ларс поцеловал Кирка за ухом в последний раз и побрёл собирать вещи, понурив голову. Ушло всего-то час-полтора.
-Пока, - тихо сказал барабанщик и закрыл дверь. Оставляя этот дом, он чувствовал, что оставляет там часть самого себя.
***
Джеймсу совершенно не нравилась ситуация в группе. Впрочем, до этого всё тоже было не так гладко - одного Ньюстеда хватило бы, чтобы внести сразу в три коллектива сумятицу, а тут ещё и два гомика для полного комплекта. У Хэта уже во где сидели эти вечные обжимания, сюсюканья, совместные походы посреди репетиции в неизвестном направлении, стоны, раздающиеся то из одной подсобки, то из другой, и ещё миллион вещей. Казалось, Кирк с Ларсом поставили себе цель окончательно заебать вокалиста своими выходками. А тут вообще чёрт знает что - от обычно относительно трезвого Кирка несло алкоголем метра на три, Ларс молчит почти всё время, никуда не ходят, друг с другом не здороваются, ноты успешно проёбывают что один, что другой.
Хэтфилда это нервировало - уж лучше бы гомосятничали по углам как раньше, было б спокойней и привычней. Даже Джейсон несколько прихуел от такого поворота в отношениях гитариста и ударника.
Ульрих приволок на репетицию девушку, какую-то Мари. Шлюха шлюхой, постоянно лезла обниматься к датчанину, а уж как на неё Хэммит пялился - казалось, прожжёт взглядом и развеет пепел по ветру. В тот день всё прошло ещё хуже, чем обычно - Джеймс был несколько охрипшим, Кирк посреди репетиции вырубился и пришлось отвозить его домой, а тем временем сбежал Ньюстед, написав маркером на казённой двери ЗАЕБАЛИ. Баба Ларса тоже исчезла к тому времени, когда Хэтфилд вернулся в репетиционную. Лишь сам ударник сидел за установкой, сгорбившись и закрыв лицо руками.
Джеймс подошёл к нему и мягко приподнял голову за подбородок.
-Что случилось?
Тот поспешно вытер слёзы. -Ничего, всё хорошо. Пылинка в глаз попала, - соврал Ульрих.
-Ларс, я не идиот. Расскажи мне. Мне же можешь доверить, ну. Я вижу, что всю неделю ты сам не свой.
Ларс всхлипнул. -Правда, Джеймс, не надо...всё устаканится, всё будет... Датчанин вновь сжался в комок, словно пытался спрятаться от всех проблем.
-Не вешай мне лапшу на уши. Это связано с Кирком, поэтому ты не хочешь мне говорить? - осторожно уточнил Джеймс вполне очевидный факт.
Драммер помялся и едва заметно кивнул. Хэт облегчённо вздохнул.
-Так, ладно. Знаешь, я, конечно, не сторонник ваших однополых отношений, но мне на душе гораздо спокойнее, когда вы оба счастливы. И если откинуть моё субъективное отношение к тебе и Кирку, крайне положительное, надо сказать, то группе находящийся в запое гитарист и депрессующий барабанщик не делают положительной рекламы. Ты не подумай, ваше самочувствие для меня на первом месте, но про имидж тоже нельзя забывать.
-Думаешь, твоими нотациями проблема разрешится? - огрызнулся датчанин.
Хэтфилд укоризненно покачал головой - иногда Ульрих мог нахамить не хуже Дэйва.
-Иди сюда. - С этими словами вокалист легко подхватил Ларса на руки и отнёс на диван. -Я знаю, что ты почему-то очень любишь сидеть у меня на коленях. Сегодня у тебя есть уникальный шанс посидеть на них в течение получаса, если ты поведаешь мне, что случилось.
Ларс выдавил какую-то болезненную улыбку, мгновенно сменившуюся гримасой отчаяния.
-Мы ... расстались.
Джеймс задумался. Страдает Хэммит, страдает ударник, и всё, потому что расстались. Вопрос: а нахера? Но Хэтфилд, видя. как тяжело другу это говорить, пошёл методом подбора.
-Ты захотел девушку? - осторожно начал вокалист.
Ульрих замотал головой.
-Тебе или ему нужна была девушка?
Барабанщик замотал головой ещё яростнее. Он едва сдерживал слёзы.
- Эмм...
-Он меня изнасиловал... - прорыдал Ларс, утыкаясь Джеймсу носом в плечо.
Тот аж поперхнулся. Слова "Кирк" и "изнасиловал" ни в одном контексте и близко не стояли. Миролюбивее гитариста был только покойный Клифф.
-Ты ничего не путаешь? Может, это был не Кирк?- спросил Хэт.
-Если бы...
-Ну...ммм...у тебя есть предположения, почему он это сделал? -Джеймс чувствовал себя психологом, правда, находясь в глубоком ахуе от произошедшего.
-Я спрашивал...он молчал....я....я не знаю...я не мог с ним оставаться, я не могу без него, я не могу пойти первым помириться, потому что он может подумать, что так и надо и сделает это ещё раз...что мне делать?
Вокалист сам не знал. Ему было до безумия жаль Ларса, этого милого наивного паренька, пусть и с небольшими странностями, но приятного и никогда никому не желавшего зла, любившего Кирка больше, чем самого себя, настолько, что был даже готов простить его за такое...
Хэтфилд решил не выяснять подробности изнасилования, он понимал, что парню и так хреново, не стоит бередить всё ещё раз. Он испытал странное необузданное желание поцеловать Ларса, которое подпитывалось тем, что датчанин не откажет.
Вокалист отнял голову барабанщика от плеча и впился своими губами в его. На удивление, Ульрих был довольно апатичен и просто с готовностью приоткрыл рот, предоставляю всё дело Джеймсу, что вообще было непохоже на его обычное поведение.
Джеймс осторожно провёл руками по бёдрам Ларса, надеясь возбудить его, но почему-то не получилось. Парень сидел, безразличный, как никогда. Раньше, ещё до Кирка, Ларс несколько раз приставал к Хэтфилду, и если бы тогда он получил, что получает сейчас, то был бы безмерно счастлив. Но сейчас датчанин с некоторой обречённостью просто позволял себя целовать.
Хэт не знал, что делать, ему так хотелось доставить приятное другу, а, зная его предпочтения и образ жизни, это было самым верным способом отвлечь Ульриха от плохих мыслей.
Вокалист стал целовать шею Ларса, и тот тихо вздохнул, но вздох был скорее печальный, чем удовлетворённый. Драммер обнял Джеймса и прижался к нему ещё крепче; датчанин почувствовал просто каменный стояк Хэтфилда и, немного поколебавшись, принял решение помочь другу избавиться от него. Барабанщик потихоньку сполз вниз и встал на колени. У Джеймса как камень с души - первая инициатива со стороны Ларса, значит, есть шанс, что это правда несколько отвлечёт ударника от дурных мыслей. У Хэта пробегали мыслишки развести его и на секс, но было бы слишком жестоко просить это после изнасилования.
Ульрих справился с ширинкой и вытащил член вокалиста из трусов. У датчанина была весьма необычная слабость - он просто обожал сосать, особенно, когда кончают в рот. Драммер сам был готов кончить в эти моменты.
Хэтфилд с некоторым волнением смотрел вниз - в сторону Ларсовым минетов дифирамбы лились со всех сторон нескончаемым потоком. Впрочем, в сторону Ларса они и не только по поводу минетов лились - датчанин был весьма обаятельной личностью, лёгкой в общении, поэтому все к нему тянулись.
Ульрих прикрыл глаза и осторожно обхватил губами головку. Затем опустился до основания и начал ритмично двигать головой. Джеймс, откинувшись на спинку дивана, прижал голову Ларса к своему паху и стал вдалбливаться в его узкое горло.
-Так хорошо, - пронеслось в мыслях вокалиста. Ударник словно всю жизнь этим занимался и знал, как именно хочется Хэту.
-Подожди...я сейчас..., - простонал Джеймс и попытался отодвинуться, но Ларс отрицательно качнул головой и взял только глубже. Он никому не признавался (кроме, пожалуй, Кирка), что ему очень нравится, когда кончают в рот. Джеймс ахнул и излился прямо в горло датчанину, который спокойно проглотил. С безразличным выражением лица он поднялся с колен и сел на диван, положив голову Хэтфилду на плечо. Тот ласково приобнял Ларса.
-Хочешь выпить? - спросил вокалист. Ульрих отрицательно помотал головой. -Нет...мне собираться нужно, я Мари говорил, что буду в 9, а тут и так задержался. Спасибо, что выслушал, - он поцеловал Хэта в щёку.
-Пока, чувак. Всё будет хорошо, - подбодрил его Джеймс, хотя сам сильно в этом сомневался...
***
Хэтфилд решил серьёзно поговорить с Кирком. Так дальше продолжаться не могло - Хэммит большую часть репетиций шатался из угла в угол с бутылкой чего-нибудь крепкого, пока где-нибудь не сваливался, а сердобольный Ларс не выдерживал и отвозил его домой, потом возвращался в слезах и умолял никого не рассказывать гитаристу, что именно он, Ларс, отвозил его; впрочем, это было бесполезно, потому что парень в основном находился в пьяном неадеквате и ничего из происходящего не понимал. Даже Джейсон начал сочувствовать драммеру и, что удивительнее всего, сблизился с Хэтфилдом на этой почве.
-Всего полторы недели назад всё было великолепно, а сейчас проблем хоть отбавляй, - думал Ньюстед, гладя всхлипывающего Ларса по спине. -Ну тише, тише, - обратился он к Ульриху.
-Он звал меня, - рыдал датчанин, - он хочет, чтобы я вернулся, правда?
-Конечно, хочет, - Джеймс присоединился к Джейсону.
Барабанщик закивал и уткнулся лицом в ладони. Если гитарист приходил каждый день пьяный вдрызг уже с утра, то Ларс каждый день закатывал истерику. Конечно, басист с вокалистом всё понимали и искренне сочувствовали согруппникам, пытаясь найти решение проблемы, но работать персональными психологами было довольно изматывающе.
-Я пойду высморкаюсь, - уже несколько успокоившись шмыгнул носом Ларс и скрылся в туалете.
- Скоро я сам зарыдаю, - мрачно хмыкнул Хэт. -У меня уже нервы не выдерживают.
-Может, таблетки ему какие-то купить? Ну, от депрессии.
-Ага, а потом с них не слезешь. Это ж как дурь. Нет, лучше просто поговорить с Кирком. Если парни не помирятся, то либо Кирк скопытится от алкоголизма - он уже больше недели не просыхает, да чувак за всю жизнь столько не пил, сколько за эти десять дней, либо Ларс наложит на себя руки, а что вероятнее всего, оба, эмм, так или иначе..ну ты понял.
-Ты прав, - задумчиво сказал Ньюстед. -Хочешь, я с ним могу поговорить.
Джеймс зарылся пальцами в свои непривычно короткие волосы. -Даже не знаю, Джей, правда...я уже ничего не знаю...
***
Джейсон подгадал час, когда Хэммит был относительно трезвым и решительно подошёл к нему.
-Кирк, нам надо поговорить.
Тот недовольно взглянул на него мутными глазами, но покорно позволил отвести себя в какую-то комнату с большим диваном.
-Садись, - басист дружелюбно похлопал на место рядом с собой. Гитарист попытался сесть, но завалился, как тюфяк - его едва ноги держали. От Хэммита шибало спиртом так, что глаза щипало.
-Итак, ничего не хочешь рассказать о том, что произошло между тобой и Ларсом?
-Отъебись бля...ебучий психолог, тоже мне...просто отъебись. - Гитарист с трудом мог говорить, поэтому потянулся к бутылке, стоявшей на соседнем столике.
-Нет, положи. Мне надо с тобой поговорить, - терпеливо начал заново Джейсон.
-Да бля..
Кирк встал, пошатнувшись, и попытался было врезать Ньюстеду, но потерял равновесие и упал. Басист укоризненно покачал головой. Хэммит мирно сопел, лёжа на полу; Джейсон подхватил его на руки и понёс к себе в машину.
***
Кирк проснулся в совершенно незнакомой квартире, и у него очень болела голова.
-О, наконец-то, -послышался знакомый голос.
Хэммит подскочил, как ужаленный. -Ньюстед?!
-Что?
-А...эмм..а почему я тут...эммм...у тебя, ну..в постели? - смущённо пробормотал гитарист, заметив, что лежит в одной футболке.
-Радуйся, что я вообще тебя на кровать положил, а не на диван, ты во сне пиздец лягаешься и ворочаешься, - хмыкнул басист. -Голова как, сильно болит?
-Как каменная.. - простонал Кирк, плюхаясь обратно на подушку.
-Ну ещё б. Мы так, ради интереса, с Джеймсом принесли алкотестер, так у тебя шесть промилле было. Есть хочешь?
-Можно просто кофе?
-Мо-ожно, - улыбнулся Ньюстед и вышел из комнаты. -С сахаром? - донеслось уже с кухни.
-Да, ложечку.
-И с чего это он такой заботливый? - удивился Кирк. Он никогда не замечал особого дружелюбия со стороны Джейсона, он часто хамил и вообще вёл себя как упоротый неадекватный псих.
Вскоре кофе подоспел. Хэммит пил его маленькими глотками, несколько озадаченно поглядывая на Джейсона из-под полуопущенных пушистых ресниц.
- А он действительно красивый, - отметил про себя басист. Неудивительно, что Ларс так по нему сохнет.
- Собственно, ты, наверное, удивлён, что делаешь в моей постели и вообще в моём доме. Ничего извращённого, не волнуйся. Просто мне действительно очень надо с тобой поговорить.
-Ммм...и на какую тему?
Мне. Надо. С тобой. Поговорить. Последнее, что хочется услышать вообще в любой ситуации. Хэммит закусил губу.
-Насчёт Ларса.
-Ну, эмммм, я, мы, ну это... - забормотал гитарист.
- Про то, что вы не вместе и почему я уже в курсе. Давай про последнее поподробнее.
-А тебе какое дело? - выпалил Кирк.
-Во-первых, ты мой друг и я не хочу тебе плохого. Во-вторых, Ларс тоже мой друг, несмотря на некоторые его выходки. И сейчас чувак закатывает нам с Джеймсом истерики КАЖДЫЙ, КАЖДЫЙ ДЕНЬ, ни его нервная система не выдерживает, ни наши. В-третьих, мы ещё и одногруппники, мы коллектив, а пьющий гитарист, ну это совершенно не в кайф, ты понимаешь сам.
-А что с Ларсом? - заволновался Хэммит.
- Он постоянно возится с тобой, когда ты в стельку, рыдает над твоим бессознательным телом, утверждает, что ты его зовёшь, и вообще готов даже пойти сам извиниться за то, чем перед тобой провинился.
-Да ничем ведь не провинился, - тихо прошептал гитарист. Он явно недооценивал Ульриха.
- Ладно, с Ларсом потом разберёмся. Завтра у тебя будет шанс с ним поговорить. Но так, между нами: зачем ты так?
- Я..даже не знаю, что на меня нашло. Я так давно хотел его, да к тому же эти его вечные ночные прогулки...ну, я ещё дорожку снюхал. Для храбрости.
-Поня-ятно, - вздохнул Джейсон. -Только больше не делай так, ладно?
-Хэммит немного испуганно посмотрел на басиста. Он вспомнил искажённое болью и страхом лицо датчанина, его мольбы и слёзы. -Никогда в жизни...
***
-Ла-а-а-арс...
Мари с улыбкой стягивала с нежащегося в постели Ларса одеяло, прерывая сладкий утренний сон ударника. Тот недовольно заворочался в кровати. И что Кирк по утрам его так настырно будит? Будто сам поспать подольше не любит. Хотя Ульрих уже привык.
Мари стала дуть драммеру в ухо, от чего тот мило заулыбался в дрёме.
-Мммм...ну хватит....ну правда....
-Какой ты смешной, - прыснула девушка и взъерошила Ларсу волосы. - Давай уже, соня, а то кофе остынет.
Кирк, любимый Кирк...
-Ммм...ну отстань...ну Кирк...
Девушка перестала гладить Ларса и уставилась на него с некоторым подозрением. Спустя некоторое время барабанщик открыл глаза и зевнул.
-Ларс, а кто такой Кирк?
Та-дам. Датчанин мгновенно проснулся.
-Эмм...это моя бывшая, - попытался выкрутиться он.
Мари скептически подняла одну бровь. -Кирк? Бывшая??
- Ну ладно, это мой парень, это то, что ты хотела услышать?
Некоторое время девушка сидела спокойно.
- Так ты голубой? - голос был внешне спокоен, но под оболочкой назревала самая настоящая буря.
-Эмм, ну не совсем, я никогда не был против бесплатных сисек.
- А ты его, или он тебя?
- А вот это уже несколько личное.
- Значит, он тебя пялит.
- Не угадала, я его.
-И ты...после этого, этого...ты меня? - появились угрожающие нотки.
-Ну...
- Вон из моей квартиры! Немедленно выметайся! Глаза б мои тебя не видели! - заорала Мари.
С гневными бабами лучше не спорить, поэтому Ларс в ускоренном темпе засеменил к выходу.
- Даже не появляйся у меня! Катись к своему дружку!
Датчанин схватил в охапку джинсы с футболкой и едва увернулся от полетевших следом сникерсов.
- Могла б поосторожнее, они кожаные в конце-концов, - пробурчал драммер закрытой двери. Он присел на ступеньку и быстро оделся.
Так как домой идти не хотелось, то Ульрих направился в студию, благо идти было недалеко. Там его поджидал Джеймс.
-О, привет, - поздоровался Ларс. - А где все?
- Кирк дома дрыхнет, Джейсон к маме поехал, - приврал вокалист.
-Значит, репетиции не будет? - вздохнул Ларс.
-Как-то ты больно печален из-за этого.
-Да не, не печален, просто тут... -Ульрих рассказал про утреннюю сцену.
-Типичный ты, - засмеялся Хэт.
-Ну да, - с улыбкой признал датчанин. - Бля, но я не хочу весь день сидеть один.
-Хочешь, поедем ко мне, - предложил Хэтфилд.
Естественно, драммер с радостью согласился. Что может быть лучше, чем денёк побездельничать с другом, выпить пива и посмотреть футбол, лёжа на диване?
Ларс пил немного, ровно настолько, чтобы слегка развезло. Он прикрыл веки в дрёме и положил голову Джеймсу на плечо.
-Как с Кирком... - подумалось.
Вокалист услышал, как Ларс сладко засопел на его плече, и невольно улыбнулся. Джеймс был пьян в жопу, просто внешне этого было не сказать. В голове же проносились абсолютно странные и безумные мысли, от которых в более вменяемом состоянии парень бы открещивался.
Хэтфилд пригладил растрепавшиеся волосы ударника, пробежался пальцами по обнажённому плечу, скользнул ниже, к талии.. Датчанин сладко вздохнул, всё ещё представляя, что это Кирк.
Рука плавно перешла на бедро и принялась поглаживать его. Через узкие чёрные лосины всё особенно хорошо чувствовалось. Барабанщик заёрзал; внизу живота приятно свело, только вот одежда стала неприятно натирать.
Хэт заметил стояк Ларса и играючи провёл по нему рукой. Ларс облизнул языком пересохшие губы и открыл глаза. Джеймс наклонился и накрыл его губы поцелуем; на этот раз Ульрих делал всё гораздо охотнее, чем тогда, в студии. Сейчас лёгкая алкогольная дымка затуманила сознание, и драммер просто хотел отдаться удовольствию.
Они постепенно переходили в лежачее положение; датчанин был на вокалисте и тёрся членом о его бедро; Хэтфилд грубо лапал Ларса за задницу и крепко прижимал к себе; он и понятия не имел, как это нравилось ударнику.
С лёгким влажным чмоком тот разорвал поцелуй. - Ну, - Ларс ласково провёл рукой по небритой щеке друга, - чего ты хочешь на этот раз? Я же вижу, что поцелуев тебе мало.
-Мало, - согласился Хэт. -Для начала давай выпьем. А потом ты станцуешь мне стриптиз.
Ульрих аж покраснел от неожиданности. - Эмм, чувак, ты точно слишком много выпил.
-А ты недостаточно, - парировал вокалист и пододвинул датчанину бутылку виски. -Давай, залпом, там чуть-чуть осталось.
С пьяным Джеймсом лучше не спорить. Барабанщик неуверенно глотнул - естественно, виски осталось там не чуть-чуть, а добрая половина. Но по мере поступления алкоголя в организм неуверенность улетучивалась.
-Ну что, согласен? - усмехнулся Джеймс, с интересом наблюдая за сменой настроения Ларса.
- Конечно же. Но мне нужен шест.
Оба парня заржали в голос.
-Да вон хоть это, торшер возьми,- хихикнул Хэт. -Только абажур сними.
Ульрих выключил лампу и аккуратно стащил абажур. Вокалист устроился поудобнее на диване и расстегнул ширинку. Ему было интересно посмотреть, что ещё может сделать эта датская шлюшка.
-Давай, начинай.
Ларс игриво вильнул бёдрами и обхватил импровизированный шест ногами. Так как висеть на нём было нельзя, то приходилось ограничиваться скольжением вверх-вниз.
Хэтфилд смотрел на это сначала с лёгкой усмешкой, но вскоре почувствовал, что ему нравится этот домашний стриптиз. И вообще Ларс нравится. При этом такие мысли приходили в голову, только если он напивался вместе с ударником. Джеймсу всегда нравились девушки, он был даже в некоторой степени гомофобом. Но Ульрих часто напоминал девушку своим поведением, образом жизни, характером, внешностью, особенно когда ещё был с длинными волосами.
Вокалист стал дрочить; драммер развратно улыбался ему, стягивая футболку.
-Зачем ему быть барабанщиком в Металлике? Он сделает себе карьеру в любом стрип-клубе и станет мультимиллионером, - подумал Хэт. Эта мысль показалась забавной, и он решил развить тему, не прекращая подрачивать на танцующего Ларса, вошедшего во вкус.
-Коронный номер - Ларс против торшера...
Хэтфилд с трудом подавил приступ смеха - вдруг парень решит, что это над ним, и обидится. А обижать датчанина на моменте, когда он начал снимать леггинсы и легонько шлёпать себя по бёдрам, что так заводило Джеймса, совершенно не хотелось.
-Давай же, ну давай, - одними губами шептал вокалист, двигая рукой всё быстрее.
Медленно, дюйм за дюймом... Барабанщик словно нарочно дразнил Хэтфилда, видя, как тот возбуждается всё больше. Тому уде хотелось подойти и самому раздеть Ларса, а потом оттрахать так, чтобы Ульрих визжал на весь квартал.
Собственно, под леггинсами ничего не оказалось (типичный Ларс, который частенько "забывает" одеть нижнее бельё).
-Какой шикарный зад, - думал Хэт. -Любая девушка позавидует. Такой гладкий, упругий...а эти округлые бёдра...бля, о чём я только думаю?
Ларс изящным движением отшвырнул лосины в сторону и в последний раз повёл бёдрами.
-У него даже талия есть...
Датчанин быстро подошёл к дивану и встал на колени. Джеймс пошире расставил ноги, чтобы ударнику было удобнее сосать. Ульрих взял в рот и стал быстро двигать головой, вокалист с громкими стонами толкался в мягкое тепло. Хэтфилд кончил довольно быстро, и в этот раз он не пытался помешать барабанщику проглотить.
Ларс ещё некоторое время сидел, глядя снизу вверх на Джеймса, и молчал.
-Иди сюда, - вокалист с мягкой улыбкой похлопал по своим коленям. Датчанин спокойно сел. Он осторожно дотронулся до своей эрекции, словно не зная, что делать, и неуверенно провёл рукой по члену.
-Давай я, - предложил Хэт. Ларс удивлённо посмотрел на него. -Ты уверен?
- Да. И даже больше... Джеймс неожиданно жадно поцеловал барабанщика и перевернул его на спину. Ульрих выгибался от удовольствия под поцелуями вокалиста, который постепенно опускался ниже, на шею, затем принялся облизывать соски - тут Ларс не выдержал и простонал, хватаясь пальцами за обивку дивана. Хэтфилд прокладывал дорожку поцелуев всё ниже и ниже, ему безумно хотелось доставить Ларсу удовольствие, чтобы тот стонал ещё громче, чтобы умолял не останавливаться...
Джеймс почти дошёл до члена, но драммер неожиданно вывернулся.
-Джеймс. - Он был серьёзен, как никогда.
- Ты не хочешь? - удивился вокалист.
- Ты прекрасно знаешь, что хочу. Просто тебе это не надо. Ты будешь потом жалеть, будешь корить себя. Ты натурал - по крайней мере, так себя позиционируешь. А я люблю Кирка, и ты это знаешь. Правда, когда я выпью, мне очень тяжело отказывать...
-Ну так не отказывай мне, - выдохнул Хэт. - Я не буду жалеть, я уверен. Я хочу тебя сейчас, как никого другого. Пожалуйста...
Джеймс не стал дожидаться ответа, а просто обхватил губами головку и опустился до самого основания.
-Зу-убы! - взвизгнул Ларс. Вокалист покорно открыл рот шире и стал двигать головой, вспоминая, как это делал датчанин. Ударник громко стонал, ёрзая на диване; сильные руки Хэтфилда сжимали округлые ягодицы барабанщика.
- В этом что-то есть, - подумал вокалист, облизывая головку, и несколько встревожился от своих мыслей. Ещё чуть-чуть - и он станет давалкой, какой в своё время был Ульрих - сейчас, надо отметить, он больше не подставляет зад каждому встречному-поперечному на улице.
От глубоких философских измышлений, посетивших Джеймса во время первого минета, его оторвал громкий ах Ларса: -Я сейчас..
Ради познавательного интереса Хэтфилд решил проглотить. Вязкая горячая жидкость затопила его рот, и вокалист закашлялся.
- Не стоило так делать. -Датчанин смотрел на друга с высоты своего опыта. -Я не кончал минут двадцать, поэтому было больше, чем обычно.
Джеймс сплюнул на ковёр. -И как тебе может нравиться, когда это...прям в рот?..
- Наверное, потому что я такая шлюха, - улыбнулся Ульрих, пожав плечами. -Тебе вон тоже понравилось. -Он указал на стояк Хэтфилда. Вокалист аж застеснялся.
-Ну...эммм...
-Да ладно тебе. Нашёл перед кем смущаться.
-Слушай, - Джеймс подсел на диван к Ларсу, - а ты не хочешь?.. Он провёл рукой по голой ягодице драммера.
-Это точно будет лишним. Сколько не убеждай меня, я уверен, что ты потом всю оставшуюся жизнь будешь ненавидеть себя за это. И меня за одно.
-Но... -Вокалист расстроено посмотрел на эрекцию. -А что мне...
Ульрих несколько печально улыбнулся. - Ну Джеймс, ты не маленький. Ты знаешь, что в таких случаях делают.
-Хоть поцелуй меня что ли. Обломатор.
-Протрезвеешь, напомню, как ты себя вёл. Самому стыдно будет, - смешливо возразил Ларс. -Прям как Мастейн в своё время.
-Ах ты датский угодник, подо всеми уже побывал. - Джеймс притянул барабанщика к себе и поцеловал. Ульрих что-то промычал сквозь поцелуй.
-Ну чего ты там? - недовольно спросил Хэтфилд.
- Да заебись чувствовать вкус своей кончи, - засмеялся Ларс.
- Молчи уж. Могу устроить так, что почувствуешь вкус моей кончи. Соскучился, м?
-Ага. Протеиновый коктейль от Джеймса.
Хэт заржал, а вместе с ним и барабанщик.
-Ларс против торшера! - и смех стал ещё громче и дружнее. Друзья смеялись надо всем произошедшим, по-доброму подшучивая над поведением друг друга.
-Ладно, хватит меня смешить, а то я сейчас обоссусь, - перевёл было дыхание Ульрих, но вокалист не дал этого сделать.
-Что смешного?! - возмутился ударник. - Напоил меня пивом, и ржёт ещё.
- Ну да, я ещё и виноват.
- А как же? Споил невинного, развёл на стриптиз..да у меня этого даже Кирк не требовал!
- Я дам ему эту идею...эй-эй-эй, не швыряйся тут моим абажуром, мне торшер для освещения тоже, знаешь ли, нужен.
-Да пошёл ты нахуй! - выкрикнул Ларс и со смехом убежал в туалет.
-Так, я сплю на диване, подальше от тебя, извращенца! - крикнул барабанщик спустя минуту.
-Мммм, а ведь у тебя такая хорошая задница.
-Шикарная! Но ты своё получил.
-Какая ты плохая шлюшка! Да тебя надо наказать!
-Меня накажут, не волнуйся. Во все дыры накажут. Но кара откладывается.
-Ладно, угодник, так уж и быть. Спокойной ночи, мокрых снов.
-Тебе того же. Со мной любимым, естественно.
Джеймс усмехнулся и пошёл в спальню. Он задремал довольно быстро - алкоголь и день с Ларсом подействовали весьма усыпляюще.
Датчанин принял душ, вышел из туалета и, удобно устроившись на мягком топчане, вскоре провалился в сладкий сон.
***
Утром Ларс проснулся раньше вокалиста. Голова болела от выпитого вечером. Ударник понимал, что нужно собираться - если честно, ему нужно было привести мысли в порядок, и не в доме Джеймса.
Уже на пороге датчанин заметил хозяина дома, в одном исподнем спешащего навстречу.
-Это останется между нами, верно? - Он тяжело дышал.
-Конечно. - Ульрих мягко улыбнулся.
-И спасибо тебе. За то, что вчера остановил меня в конце.
-Пожалуйста.
Хэтфилд неловко огляделся.
-Ладно, я вижу, ты спешишь. Увидимся в студии.
-Пока.
Ларс помахал другу на прощание рукой и, насвистывая что-то под нос, пошёл по улице. На душе было легко. Он чувствовал, что сегодня будет замечательный день.

Приложенные файлы

  • docx 5158358
    Размер файла: 65 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий