Чернокожие конфедераты и Евреи в армии КШ

Чернокожие конфедераты и Евреи в армии Конфедеративных Штатов.
«Евреи – основа любой нации, негры – цемент американской»
фраза моего друга который помог в составлении этой статьи для московской «деревенщины», ему верить можно, он «белый» политолог и жуткий расист.))
13 SHAPE \* MERGEFORMAT 1415История вещь очень хитрая. Её надо просеивать как породу при добыче золота. Вот что к примеру известно о так называемой «Гражданской войне США»? То что якобы «благочестивые» янки, воевали чтобы рабов освободить. Хотя на самом то деле причины войны крылись в экономике. А вот то что чёрные южане сражались за Юг, да ещё как сражались.
Информация предоставлена Сыновьями Ветеранов Конфедерации, это организация потомков солдат Юга.
Итак: Как минимум, 35 процентов свободных негров и 15 процентов рабов горой стояли за Конфедерацию все 4 года войны. Уже в апреле 1861 г, т.е. в первые дни конфликта, редактор газеты штата Виргиния, важнейшего оплота Конфедерации, провозгласил «трижды ура свободным неграм-патриотам Линчбурга», узнав, что 70 чернокожих предложили себя в полное распоряжение властей КША «ради защиты Страны Дикси от тирании федерального правительства Линкольна». Прошло совсем немного времени, и вот, выдающийся негритянский аболиционист Фредерик Дуглас, посвятивший всю жизнь борьбе за права и интересы братьев по расе, с изумлением отметил: «Немало цветных служит в Армии конфедератов! Причем не только поварами, слугами и подсобными рабочими, но полноправными солдатами. Они горят желанием убивать всех нас, сторонников федерального правительства, и готовы всемерно подрывать его политику».Его соратник Горацио Грили позже записал: «С первых дней войны негры активно участвуют в военных операциях КША. На Юге из их числа формируют регулярные части мятежной армии, их обучают по общим уставам, а на парадах они маршируют плечом к плечу с подразделениями из белых южан; между тем подобное пока совершенно немыслимо в Вооруженных Силах Севера». Поэтому доктор Льюис Штейнер из «Санитарной комиссии США» вовсе не удивился, став свидетелем, как «три тысячи негров-конфедератов в полной боевой выкладке вооруженных до зубов холодным и огнестрельным оружием прошли маршем по Мэриленду» осенью 1862 года в составе 55-тысячной армии генерала Роберта Ли. Вторгшись в нейтральный «рабовладельческий» Мэриленд, Ли рассчитывал пополнить войска волонтерами, однако встретил весьма холодный прием у белого населения никак не у чернокожих! Штейнер, которого оккупация конфедератов застала в г. Фредерик, свидетельствовал: «Большинство местных негров во всеуслышание заявляли о своем стремлении вступить в ряды Армии КША». Черные солдаты генерала Ли активно участвовали и в главном событии Мэрилендской кампании жестокой битве 17 сентября у Шарпсберга, на берегах густо окрасившегося в тот день в кроваво-красный цвет ручья Энтайтэм.Двумя месяцами ранее янки-ветераны из Потомакской армии, пережившие двухдневное сражение с войсками генерала Джонстона у поселка Семь Сосен, с ужасом рассказывали товарищам: «В первых рядах противника находились два полка негров-мятежников. От них не было никакой пощады северянам ни живым, ни раненым, ни павшим: они калечили, и издевались, и грабили, и убивали нас самыми жестокими способами!» Чернокожий конфедерат Джордж, попавший в плен к федералам, так объяснял свое мужественное поведение: «Я не дезертир. У нас на Юге дезертиры позорят свои семьи, и я такого никогда не сделаю». Свободные и подневольные негры служили даже в ударных кавалерийских частях Натаниэля Бедфорда Форреста, известных своей беспощадностью и отчаянными рейдами по тылам неприятеля. Генерал Форрест, самый агрессивный военачальник КША и непримиримый враг северян, давал им крайне лестную оценку: «Эти парни оставались со мною до конца. Люди вроде них лучшее, чем обладала Конфедерация!» Довольно любопытный случай описывает историк Эрвин Л. Джордан на страницах монографии «Чернокожие конфедераты и афро-янки во время Гражданской войны на территории Виргинии». Однажды северянам удалось пленить «многорасовый» отряд конфедератов, состоявший из белых рабовладельцев и негров обоих сословий. На предложение свободы в обмен «всего лишь» на клятву верности Соединенным Штатам некий вольный негр дерзко бросил в лицо командиру янки: «Да ни за что! Я навсегда мятежный ниггер!». За ним молодой раб гордо ответил, что не может делать ничего противного чести и совести. В общем, на всю группу лишь один-единственный белый офицер присягнул правительству Линкольна, остальных же отправили в лагеря военнопленных. Раб изменника, вернувшийся из заключения домой в 1865 г., с негодованием вспоминал, горестно качая головою: «Стыд и срам! Масса нехороший человек! Совсем нету принципов!» Среди негров-«диксикратов» встречались личности яркие и неординарные. Например, родившийся в 1800 г. (и проживший около 110 лет!) свободный негр Джеймс Кларк. Уже достаточно пожилым (61-летним) человеком он покинул многочисленное семейство, дабы исполнить патриотический долг в качестве рядового 28-ого Джорджийского Добровольческого Полка. Прошел всю боевую страду своего подразделения. И лишь когда ему стукнуло 104 года, глубокий старец, честно трудившийся до той поры на различных поприщах, посчитал себя вправе хлопотать о давно заслуженной им ветеранской пенсии. Бывший раб Горацио Кинг, маститый инженер, проектировавший мосты по всем Соединенным Штатам, внес значительный вклад в оборону Дикси; всегда с гордостью вывешивавший знамя Конфедерации, Кинг получал важные контракты на постройку кораблей для ее ВМФ. На счету слуги Сэма Эша первый офицер-янки, убитый конфедератами: майор Теодор Уинтроп, видный аболиционист. Прославившиеся в той же Джорджии в конце 19 века священники-гуманитарии верные друзья с юности Александр Харрис и Джордж Двелле доблестно сражались всю войну в рядах 1-го Добровольческого Полка родного штата. Знаменитые «Ричмондские гаубицы» наполовину состояли из чернокожей милиции. Батарея № 2, которую обслуживали негры, сражалась при 1-м Манассасе. В этм же сражении принимали участие два полностью «черных» полка, один из рабов, другой – из свободных. Оба этих полка понесли тяжелые потери. Рядовой Джон Букнер вошел в анналы военной истории Юга как герой сражения при Фонте Вагнер против 54-го Негритянского Массачусетского Полка федеральной армии. Джордж Уоллес, денщик самого Роберта Ли, бывший рядом с ним в Аппоматтоксе при сдаче оружия в печальный день 12 апреля 1865 г., позже служил народу Джорджии в качестве сенатора штата.Денщик же генерала Томаса «Каменная Стена» Джексона, трагически погибшего в мае 1863 г, удостоился великой солдатской чести вести под уздцы на похоронах прославленного полководца его коня «Гнедой Малыш». К февралю 1865 года на судах ВМФ Конфедерации служило более 1 100 чернокожих матросов. В числе последних южан, капитулировавших в Англии на борту «Шенандоа» через полгода после официального окончания войны, было несколько негров. Негр Мозес Даллас, служивший рулевым на канонерке лейтенанта Томаса Пело, пал смертью храбрых вместе с командиром и многими товарищами во время смелого рейда почти в стиле камикадзе против корабля ВМФ США «WaterWitch» в июле 1864 года при Грин-Айленд-Саунд. Перед отплытием Пело приказал маленькому чернокожему юнге Джону Дево покинуть судно; Дево, ставший впоследствии известным политиком Джорджии и владельцем газеты «Саванна Трибюн», до самой смерти в преклонном возрасте ухаживал за могилой храброго лейтенанта, бережно чтил его память и считал своим спасителем. Белые и черные милиционеры в равной степения дали отпор войскам Союза в сражении при Грисволдсвилле в Джорджии, при этом погибло более шести сотен стариков и подростков – и белых, и черных. Дик Поплар еще в ранней молодости прославился в г. Петербурге (Виргиния) как непревзойденный повар из фешенебельного отеля «Боллингброк». Вступив волонтером в Армию Конфедерации, он прилежно служил по специальности, пока не был пленен в знаменитой битве при Геттисберге (1-3 июля 1863 года), унесшей жизни большего числа американцев, нежели вся Вьетнамская война. Проведя 20 месяцев в зловещем мэрилендском лагере «Пойнт-Лукаут» (чернокожие охранники которого имели печальную «славу» садистов и палачей), Поплар, несмотря на ежедневный жесткий прессинг, пытки и издевательства, всякий раз отказывался предать Дикси присягой «законному правительству» США, объявлял себя «сторонником Джеффа Дэвиса» (Президент КША ) и публично расхваливал Конфедерацию. Вернувшись после войны в Петербург, несгибаемый южанин вскоре стал преуспевающим бизнесменом-кулинаром, гордостью родного города. Похоронен Поплар как «верный Сын Юга» со всеми почестями, положенными известным ветеранам Конфедерации. Южный генерал Джон Б. Гордон (Армия Северной Вирджинии) сообщал, что все его подчиненные выступают в пользу организации цветных войск, что их появление «очень воодушевит армию». Сторонником создания черных полков был и генерал Ли. А газета «Ричмонд Сентинел» писала в передовице 24 марта 1864 г.: «Никто не будет отрицать тот факт, что наши слуги (на Юге не было популярным слово «раб») более достойны уважения, чем наступающие на нас с Севера пестрые орды С недоверием к черным конфедератам должно быть покончено». И кстати «реакционная» Конфедерация, в отличие от «революционного Севера», не знала ни судов Линча, ни концлагерей, и дикие погромы, типа июльского, 1863 г, в Нью-Йорке, когда недовольные введением обязательной воинской повинности громилы растерзали сотни цветных и сожгли множество домов, в т.ч. негритянский детдом (десятки несчастных сирот погибли в пламени), были совершенно немыслимы в КША. Более 180 000 черных южан из Вирджинии обеспечивали нормальное функционирование армии Конфедерации. Они выполняли множество работ – были санитарами, возницами, пожарниками, машинистами, кочегарами, лодочниками, кузнецами, механиками, колесными мастерами и т.д. В начале 20-х годов 20-го века всем им были назначены военные пенсии наравне с белыми солдатами. Вплоть до Первой Мировой войны на улицах городов и поселков Америки регулярно проводились парады стареющих воинов Дикси, и чернокожие «мятежники» так же гордо вышагивали в поношенной серой униформе, как и все их братья по оружию будь то белые протестанты-англосаксы, католики-ирландцы, евреи, индейцы и даже китайцы. Но некоторым пришлось не по душе участие чернокожих в этой войне. Историк Эд Бэррс по этому поводу заметил: «Я не хочу называть замалчивание роли чернокожих по обе стороны линиии Мейсона-Диксона (т.е. границы между южными и северными штатами) заговором, но таковая тенденция четко определилась где-то после 1910 года». Историк Эрвин Л. Джордан-младший назвал такое положение вещей «укрывательством истины», начавшимся еще в 1865 году. Он писал: «Занимаясь исследованием военных пенсионных записей, я обнаружил, что чернокожие в своих заявках на получение пенсии указывали, что они были солдатами, но слово «солдат» потом было вычеркнуто чьей-то рукой. Вместо этого вписывали «личный слуга» или «возница». Другой же чернокожий историк, Роланд Янг, говорит, что он не удивлен тому, что так много негров сражалось на стороне Конфедерации: «Многие, если не большинство, черных южан хотели поддержать свою страну» и таким способом доказывали, что «можно ненавидеть систему рабовладения, но одновременно любить свою страну». В 1913 году, тысячи ветеранов, северян и южан, приехали в Геттисберг, чтобы отметить пятидесятую годовщину битвы. Организаторы мероприятия подготовили места для размещения гостей, в том числе отдельные палатки для ветеранов-негров из армии северян. Однако, к их удивлению, в город также прибыла группа негров воевавших за конфедерацию. Мест для них не оказалось, и черные конфедераты должны были спать на соломенных матрасах в главном тенте лагеря. Узнав об этом, белые ветераны из Теннесси пригласили чернокожих в свой лагерь, выделили им отдельную палатку и поделились продуктами. В начале 20-го века многие члены организации «Объединенные ветераны Конфедерации» выступали за предоставление бывшим рабам земельного участка и дома. В свое время победившие янки пообещали каждому освобожденному рабу «сорок акров и мула», но так и не выполнили своего обещания. Ветераны Конфедерации были благодарны бывшим рабам, «тысячи из которых проявили во время войны максимальные верность и лояльность», но в итоге оказались прозябающими в нищете больших городов. К сожалению, законодательные инициативы ветеранов-южан не нашли поддержки на Капитолийском холме. Первый военный памятник, отдающий должное афроамериканцам-конфедератам, возведен на Арлингтонском национальном кладбище в Вашингтоне в 1914 году. На нем изображен чернокожий солдат, шагающий нога в ногу с белым конфедератом, и белый южный солдат, передающий своего ребенка на руки чернокожей няньке. А четвёртого апреля 2011 года исполнилось 146 лет со того дня, когда чёрнокожие бойцы КША совершили подвиг: в этот день 1865 года в графстве Амелия (Вирджиния) федеральная кавалерия атаковала южный обоз, полностью обеспечиваемый и охраняемый чернокожими пехотинцами из подразделения майора Тернера. Они сопротивлялись до конца, отбили несколько атак, и не были смяты врагом до тех пор, пока не закончились боеприпасы.

Евреи – на сладкое.))
Евреи - сперва потомки выходцев из Испании и Португалии, а потом и ашкенази - начали селиться на территории американского Юга задолго до Войны за независимость (крупная еврейская община существовала в г. Чарльстон, штат Южная Каролина, с 1695 года, там же была открыта старейшая в Северной Америке синагога). К 1861 году более трети всех американских евреев проживало в штате Луизиана. Считается, что под знамена Конфедерации - в той или иной ипостаси - встали от 6 до 10 тысяч евреев. Как заметил чарльстонский раввин Корн, "Нигде в Америке, тем более, нигде на довоенном Севере, евреи не имели таких возможностей достичь равноправия, как на старом Юге". Генерал Роберт Э. Ли разрешал своим солдатам-евреям отмечать все иудейские религиозные праздники, а в то же время федеральные военачальники Грант и Шерман издавали явно антисемитские приказы. Одним из наиболее ярких и известных южных офицеров-евреев был Авраам Майерс, внук первого чарльстонского раввина, выпускник Вест-Пойнта и сокурсник Роберта Э. Ли, прославившийся в войнах с семинолами во Флориде. Майерс служил Конфедерации на высоком и ответственном посту генерал-квартирмейстера; город Форт-Майерс назван так в его честь. Забавная деталь: отстранение Майерса от должности и конфликт с президентом Дэвисом были вызваны неосторожным обидным замечанием его жены, прекрасной Марианны Твиггс Майерс (кстати, дочери генерала Твиггса), в адрес президентской супруги. Дэвид Камден де Леон являлся отпрыском влиятельного Мордекая Хендрикса де Леона, одного из столпов довоенного южного общества. Брат Дэвида, Эдвин, бывший генеральный консул США в Египте, в годы Гражданской войны вел пропагандистскую деятельность в пользу Юга во Франции; его сестра, Агнес, имела репутацию талантливой писательницы и переводчицы. После окончания медицинской школы Дэвид вступил в американскую армию и принимал участие в семинольских войнах. Во время войны с Мексикой, когда все полковые офицеры были убиты или ранены при штурме Чапультепека, "драчливый доктор" взял на себя командование частью и спас американцев от поражения. С началом т.н. Гражданской войны президент Конфедерации Джефферсон Дэвис назначил де Леона главным военным врачом. После поражения южан он эмигрировал в Мексику, но потом вернулся в США под персональные гарантии безопасности со стороны генерала Улисса Гранта. Легендарными стали и подвиги другого офицера-еврея - майора Адольфа Проскауэра из алабамского Мобила, получившего несколько тяжелых боевых ранений. Один из его подчиненных писал: "Я до сих пор вспоминаю, сколь благородно он вел себя при Геттисберге; хладнокровно и с достоинством, с неизменной сигарой во рту, он, под непрекращающимся ливнем из пуль, ядер и картечи, шел во главе 12-го Алабамского. Майор был самим воплощением неустрашимости, отваги и непоколебимого спокойствия". В Северной Каролине в армию Конфедерации вступили сразу все шесть братьев Коэнов (первым евреем, павшим в бою, стал тоже уроженец Северной Каролины - Альберт Лурье-Мозес). В Джорджии, в городах Мейкон и Саванна, были сформированы еврейские пехотные роты. В Луизиане трое евреев дослужились до звания полковника - С.М. Хайменс, Эдвин Куншидт и Айра Мозес. Мозес Джекоб Эзекиль из Ричмонда покрыл свое имя неувядающей славой, отважно сражаясь при Нью-Маркете плечом к плечу с товарищами-кадетами Вирджинского военного института. Его мама, Катерина Эзекиль, сказала однажды, что не потерпела бы в своей семье сына, отказавшегося от службы в южной армии; он же сам писал в мемуарах: "Мы воевали не ради сохранения рабства, а за принципы Прав Штатов и Свободной Торговли, защищая родные дома, в которые бесцеремонно вторгся враг". Самым знаменитым южным евреем 19-го века можно считать Иуду Бенджамина, первого сенатора США еврейского происхождения, в свое время отказавшегося от мест судьи Верховного суда и посла в Испании. Получив юридическое образование в Йеле, Бенджамин (прозвище - "Мозги Конфедерации") в период 1861-65 гг. занимал в правительстве Конфедеративных Штатов посты сначала генерального прокурора, а потом военного министра и госсекретаря. После окончания войны он эмигрировал в Англию, где стал видным адвокатом и публицистом.

Приложенные файлы

  • doc 4510772
    Размер файла: 65 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий