доклад Судьба Бузулукского бора

доклад Чибилёва А.А. на открытие XXI сессии МААН
2 октября 2017 года


Судьба Бузулукского бора
как зеркало экологической политики
в России за последние 100 лет

Бузулукский бор - крупнейший островной лесной массив Степной Евразии, который занимает обширную приречную котловину на Общем Сырте на правобережье реки Самары на границе Оренбургской и Самарской областей. Общая площадь бора составляет 866 км2. Лесной массив имеет компактную конфигурацию с протяженностью по долготе на 34, а широте - на 53 км и окружным примером около 200 км. Почти 80% территории бора заняты песками мощностью до 90 м. Песчаные отложения образовались из коренных пермских пород в результате их эрозионного разрушения и выноса в виде дельтовых отложений в устье древней реки.
С 1744 года со времен учреждения в Оренбургской губернии бор фиксируется в материалах о земельных угодьях края; во второй половине 19 века и также до 1934 года бор входит в состав земель Самарской губернии и Средневолжского края. В настоящее время территория бора расположена в пределах Оренбургской и Самарской областей.
Первые упоминания о Бузулукском боре в научной литературе принадлежат П.И.Рычкову (1759) и П.С.Палласу (1772). Попытки упорядочить местное хозяйство в бору относятся к 1793 году, когда было проведено его генеральное межевание. После генерального межевания бор сгорел почти дотла, «голые пески без леса были на много верст» (Ахромейко, 1950).
Первое «Полное хозяйственное описание дачи «Бузулукский бор»» было составлено в 1843 году, в котором говорилось, что «на старинных пожарищах пошла буйная хвойная молодель, и пески покрылись молодым лесом». В 1884 году было произведено первое лесоустройство бора под руководством Ф.К.Арнольда (Нестеров, 1949). После первого лесоустройства, материалы которого не сохранились, лесоустроительные ревизии лесов бора проводились в 1853, 1868, 1888, 1902, 1912, 1928, 1936, 1946 - 1947 годах.
Особое значение для истории изучения бора имела четвертая лесоустроительная ревизия лесоустройства бора 1902 года, которая проводилась при участии основателя русского учения о лесе Г.Ф.Морозова. Бузулукский бор стал ключевым объектом, на котором Г.Ф.Морозов разрабатывал свое учение о типах насаждений. В 1902 году он подготовил предложения об образовании в бору опытного лесничества, которые были реализованы в 1903 года, под руководством А.П.Тольского.
В 1903, 1904, 1905 годах типы леса бора изучались В.Н.Сукачеым, который выделил здесь 12 типов насаждений (1931). Обобщая типы леса, выделенные В.Н.Сукачевым, Г.Н.Высоцкий, что основные типы сосняков в бору имеют песчано-степной травяной и кустарниковый покров и предлагает назвать этот тип леса «пристепным бором» (1909).
Именно эти труды выдающихся естествоиспытателей способствовали признанию бора как уникального лесного массива национального и мирового значения. В 1917 году В.П.Семёнов-Тян-Шанский включил Бузулукский бор в число 46 перспективных заповедников России (2012). Этот был первый проект географической сети заповедников нашей страны, был разработан коллективным разумом членов Постоянной Природоохранительной комиссии Императорского Русского географического общества за 1912 - 1917 годы. Реализация этого проекта успешно проводилась в стране в первые 15 лет, после установления Советской власти.
В 1927-1928 годах в Бузулукский бор была направлена Первая комплексная экспедиция под руководством И.Е.Ткаченко. Важную роль в её работе выполняли В.Н.Сукачев (1931) и П.Я.Земятченский (1931). Одним из итогов этой экспедиции стало решение Средне-Волжского крайисполкома о создании на части бора государственного заповедника. Практической реализацией данного решения занимались Е.П.Кнорре и И.И.Спрыгин.
Заповедный режим на части Бузулукского бора даже во время Великой Отечественной войны 1941 - 1945 годов защитил от вырубок уникальные эталоны боровых насаждений, выделенных Г.Ф.Морозовым и В.Н.Сукачевым.
В 1944 - 1945 годах в Бузулукский бор была направлена Вторая Бузулукская комплексная экспедиция Министерства лесного хозяйства СССР под руководством В.Г.Нестерова. Новая экспедиция, как и семь за предыдущие 100 лет была направлена на совершенствование способов ведения лесного хозяйства, повышению выхода деловой древесины. В реальности, на протяжении всего этого периода так называемые «выборочные рубки с расчетом получения естественного возобновления» превращались в бессистемные, хищнические рубки на прииск. Эта практика в бору продолжалась вплоть до конца 2007 года.
Еще одной бедой для Бузулукского бора обернулись опыты создания лесных культур с механической подготовкой рельефа, а по сути скальпированием малогумусированных и частично задернованных песков. В 40-70 годы прошлого столетия, для того, чтобы «победить безлесные участки бора», создавались густые (до 10-20 тысяч и более экземпляров на 1 гектар (при 2-5 тыс. на 1 га в естественных насаждений)). В результате были созданы нежизнеспособные, тонкоствольные насаждения, которые к 20-30 годам превратились в частоколы умирающего леса.
Третьей бедой лесоустроительных инициатив проводимых работ была пресловутая цель повышения лесистости бора, вплоть до 100% облесения всех полян, самооблесляющихся гарей, пойменных лугов. Анализ естественных лесорастительных условий и старинных карт насаждений бора свидетельствует о том, что лесопокрытая площадь в контурах современного бора никогда не превышала 70-75%.
Все эти нюансы практики лесного хозяйства в бору стали предметом споров между научной дирекцией заповедника «Бузулукский бор», занимавшего не более 13% от насаждений основного лесного массива. В архиве бывшего госзаповедника сохранились протоколы заседаний объединенного научно-технического Совета 1944 - 1946 годов, в которых сотрудники заповедника, сдерживающие масштабы и глубину т.н. лесовосстановительных работ обвинялись во вредительстве.
В год выхода постановления о преобразовании природы в СССР было принято постановление Совета Министров СССР № 1494 от 7 мая 1948 года «О мерах по восстановлению лесов и улучшению лесного хозяйства в леном массиве Бузулукский бор» в котором было Совету Министров РСФСР предписывалось «ликвидировать Бузулукский государственный заповедник».
И хотя в Постановление зачем-то было записано об установлении на территории массива порядка охраны фауны, существовавшего в заповеднике, с заповедным режимом хотя бы на части бора было покончено.
Так за три года до крушения заповедной системы СССР в 1951 году, когда было закрыто 88 заповедников из 130, а суммарная их площадь сократилась более чем в 11,3 раза (Чибилёв, 2017), первым был принесен в жертву Бузулукский бор.
В 1955 году в лесном массиве, не имеющем никаких ограничений в сфере природопользования началась разведка нефти и газа мелким бурением, а с 1959 года ведется разведка и добыча нефти и газа глубоким бурением. Четыре месторождения Воронцовское, Гремячинское, Могутовское и Неклюдовское с общими запасами по разным оценкам от 40 до 80 миллионов тонн нефти стали предметом особого внимания нефтепромышленного комплекса страны. Неглубокое залегание продуктивных толщ, легкие сорта нефти, привлекательные для производства высококачественного бензина, близость развитой инфраструктуры для транспортировки и переработки в прилегающих районах, относительно комфортабельные для проживания природно-климатические условия постоянно поддерживали интерес к месторождениям бора у топливно-энергетического комплекса СССР, а затем и нефтяных компаний. Позднее нефтяники устремились на месторождения таежно-болотной зоны Западной Сибири, а первый опыт добычи нефти и газа в условиях лесного ландшафта был получен в Бузулукском бору. Этот опыт оказался весьма плачевным. Вырубки ценных сосняков, аварии при бурении скважин в сложных геологических условиях, разливы и возгорания нефти на промплощадках, разрыв трубопроводов, получили большой резонанс в стране. В 1971 году разработка месторождений в бору была приостановлена, а затем на основании протокола заседания Президиума Совета Министров СССР и 36 от 15 августа 1973 года дальнейшая добыча нефти и газа в пределах Воронцовского, Гремячевского и Могутовского месторождений в пределах Оренбургской области была запрещена. Неминуемая гибель Бузулукского бора как природного явления была предотвращена и отложена на много лет.
В 1977 году распоряжением Правительства РСФСР № 1444-р от 2 сентября Бузулукский бор получили статус «особо ценного лесного массива». Однако реального значения для сохранения экосистем бора этот статус не имел. Полновластными хозяевами бора стало Управление лесами и Министерство лесного хозяйства РСФСР, которого подвергло ревизии взгляды Г.Н.Высоцкого и В.Н.Сукачева на условия сохранения бора как природного явления. Рубки главного пользования и сменившие их рубки ухода в реальности велись как рубки на прииск с уничтожением элитных насаждений. Практика огневой чистки леса после рубок, чрезмерно густые лесокультурные насаждения и отсутствие ухода за ними, негативные последствия нефтедобычи, браконьерство вели к медленной, но устойчивой экологической деградации бора. Нефтепромышленные ведомства не оставляли надежд вернуться на промыслы Бузулукского бора. Однако в 1984 году в связи с возражениями Оренбургского и Куйбышевского облисполкомов, основанных на мнении научно-технических советов Всероссийского общества охраны природы регионов решение вопроса о создании резервных промыслов по добыче нефти было вновь отложено.
В 1994 году распоряжением Правительства РФ № 572-р от 23 апреля бор был включен в Перечень государственных заповедников и национальных парков, рекомендуемых для организации на территории РФ в 1994-2005 годам. По инициативе Оренбургского отделения Русского географического общества распоряжением главы администрации Оренбургской области В.В.Елагина была создана специальная комиссия, которая инициировала начало работ по обоснованию организации национального парка «Бузулукский бор». Научно-исследовательские и проектные работы по созданию национального парка были начаты институтом «Росгипролес» и Институтом степи УрО РАН в 2000 году.
В 2001 году распоряжением Правительства РФ № 725-р от 23 мая бор был вновь включен в Перечень государственных заповедников и национальных парков для организации в период до 2010 года. Именно это распоряжение, несмотря на противодействие министерства природных ресурсов и экологии (которое к этому времени (в 2000 году) поглотило Госкомэкологию РФ и Росприроднадзор), позволило Институту степи УрО РАН после истечения срока действия государственной экологической экспертизы проекта 2001 года, в 2006 году получить право на разработку нового эколого-экономического обоснования организации национального парка «Бузулукский бор». Разработки Института степи УрО РАН в конце 2006 года успешно прошли государственную экологическую экспертизу, на основе которой вышло распоряжение Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2007 года № 1952-р, в котором предписывалось «создать федеральное государственное учреждение национальный парк «Бузулукский бор»» и отнести его к ведению Росприроднадзора. Казалось точка постановлена: все прекрасно знают, что такое национальный парк – его функциональное зонирование не позволяет вести разработку месторождений полезных ископаемых, а лесохозяйственная деятельность может вестись только в специально отведенной для этого зоне.
Однако проводимая в нашей стране уже в 21 веке экологическая политика, если это кому-то очень нужно, позволяет не учитывать результаты государственной экологической экспертизы, провести доработку согласованной схемы функционального зонирования национального парка и вывести из состава его земель восемь вместо двух технологических площадок, которые позволяют в полной мере эксплуатировать месторождения из этих пределов. Новая схема состава земель была утверждена в 2010 году вопреки материалам государственной экспертизы 2006 года. Это позволило Минприроды РФ в 2014 году объявить тендер на промышленную разработку Воронцовского, Гремячевского и Могутовского нефтяных месторождений в Бузулукском бору. В 2015 году лицензию на эксплуатацию этих месторождений получил ОАО «Антипинский нефтеперерабатывающий завод», расположенный в Тюмени.
Необходимо отметить, что кроме основного тома «Эколого-экономического обоснования организации национального парка «Бузулускикий бор» в Оренбургской и Самарской областях» 2006 года, в состав документов входил том 2 «Программа по ликвидации, переконсервации нефтяных скважин и развития сети экологического мониторинга на территории Бузулукского бора». К реализации этой программы вплоть до 2016 года никто не приступал и предусмотренные ею мероприятия частично были включены в состав работ по лицензии, полученной «Антипинским нефтеперерабатывающим заводом».
В год 100-летия заповедной системы России и 100-летия после включения Бузулукского бора в число основных 46 номинантов на статус заповедников России «по типу национальных парков Северной Америки», остается актуальным вопрос о будущем самого уникального лесного массива страны. Остается все меньше и меньше надежд на то, что удастся восстановить справедливость и не допустить беспрепятственной добычи нефти в бору.
В этих условиях, накануне возможной добычи нефти в бору после 48-летнего перерыва считаю необходимым расставить четыре основных приоритета в дальнейшей судьбе Бузулукского бора:
Главная ценность лесного массива – это заповедное ядро национального парка – то, что осталось от его первозданной природы – эталоны коренных типов лесонасаждений. В настоящее время они занимают менее 10% территории национального парка, а по последней схеме функционального зонирования и того меньше – 4,7%. Сохранение заповедного ядра должно стоять впереди всех иных целей и государства и национального парка.
Второй приоритет – это охраняемые ландшафты бора, предназначенные для рекреационно-туристских целей, для чего и создавался национальный парк. Это зоны отдыха, инфраструктура для отдыха, туризма и санаторного лечения.
Третий приоритет – это лесохозяйственная зона парка – лесные культуры, занимающие в бору почти 30 тысяч га. Необходимо восстанавливать насаждения, развивать глубокую переработку древесины, в т.ч. маломерный лес, побочные продукты после ухода за лесом. Это позволит не только оздоровить экологическую обстановку, но облегчить экономическое развитие парка.
И лишь на четвертом месте должны быть остальные пользователи бора, в том числе временные недропользователи, обладатели лицензии на эксплуатацию нефтегазовых месторождений, которые пришли в бор последними и не должны диктовать свои условия, а принимать все ограничения природопользования, действующие в заповедной и рекреационно-туристических зонах.
Учитывая современный природоохранный статус Бузулукского бора, его мировое значение как объекта природного и научного значения, лесоводы (и лесорубы!) и нефтяники могут быть допущены в бор только для ликвидации трагических экологических последствий деятельности своих предшественников. Бузулукский бор мог бы стать уникальным полигоном для гармонизации взаимоотношений между Человеком и Природой, отработки природоподобных технологий, взаимодействия науки, охраны Природы и бизнеса.
На протяжении последних 100 лет Бузулукский бор был своеобразным пробным камнем при резких поворотах экологической истории страны. Он был в числе первых объектов Природы, получивших статус национального наследия и первым, в числе уникальных ландшафтов страны, принесенных в жертву варварскому природопользованию. Перед современной наукой стоит задача найти путь от конфликтов и гармонии во взаимоотношениях Человека и Природы, в этом, отдельно взятом лесном острове России.

Литература:
1. Ахромейко А.И. Бузулукский бор. Том III Физиологическое обоснование разведения сосны в степях. М., – Л., Гослебумиздат, 1950. – 264 с.
2. Бузулукский бор: эколого-экономическое обоснование организации национального парка. – Екатеринбург: УрО РАН, 2008. – 186 с.
3. Высоцкий Г.Н. Бузулукский бор и его окрестности. Л., 1909. Вып. 10. – С. 1133-1178.
4. Земятченский П.А. Основные факторы лесопроизрастания Бузулукского бора // Труды Бузулукской экспедиции. Л., 1931. Ч. 1. – С. 29-43.
5. Морозов Г.Ф. Типы лесных насаждений. Полная энциклопедия русского лесного хозяйства, 1905, Т. 9. – С. 1093-1130.
6. Нестеров В.Г. Общий очерк Бузулукского бора. В кн. Бузулукский бор, т. 1. М. – Л., Гослесбумиздат, 1949. – С. 5-32.
7. Семёнов-Тян-Шанский В.П. О типах местностей, в которых необходимо учредить заповедники типа американских национальных парков. В кн. Чибилёв А.А. , Тишков А.А. 100-летие Постоянной Природоохранительной комиссии ИРГО. М., РГО, 2012. – С. 28-35.
8. Сукачев В.Н. О ботанико-географических исследованиях в Бузулукском бору Самарской губернии // Труды Опытного лесничества. СПб, 1904. Вып. 2 – С. 119-163.
9. Сукачев В.Н. Типы леса Бузулукского бора. Труды Бузулукской экспедиции. Л., 1931.
10. Чибилёв А.А. Бузулукский бор – заложник слишком многих интересов // Степь без границ, Оренбург, 2003. – С. 64-69.
11. Чибилёв А.А. БУЗУЛУКСКИЙ БОР. Атлас-альбом. Оренбург – Екатеринбург: Институт степи УрО РАН; Оренбургское отделение Русского географического общества, 2012. – 240 с.
12. Чибилёв А.А. Нефть, золотой кругляк и шансы Бузулуксского бора на выживание. В кн. Чибилёв А.А. Бузулукский бор. Атлас-альбом. Оренбург – Екатеринбург: Институт степи УрО РАН; Оренбургское отделение РГО, 2012. – С. 154-195.
13. Чибилёв А.А. Природные условия территории Бузулукского бора / Бузулукский бор: эколого-экономическое обоснование организации национального парка. – Екатеринбург: УрО РАН, 2008. – С. 7-30.
14. Чибилёв А.А., Вельмовский П.В., Кин Н.О. Рекреационно-туристический и научно-информационный потенциал Бузулукского бора / Бузулукский бор: эколого-экономическое обоснование организации национального парка. – Екатеринбург: УрО РАН, 2008. – С. 57-66.
15. Чибилёв А.А. История и современное состояние заповедного дела в России // Вестник Российской академии наук, 2017. – Т. 87, № 3. – С. 231-241.




 Постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) от 20 октября 1948 года № 3960 «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительство прудов и водоемов для обеспечения высоких устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР».









13 PAGE 14615




15

Приложенные файлы

  • doc 3446241
    Размер файла: 65 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий