Телегин С.М. Национальное и мифологическое у Ле..

НАЦИОНАЛЬНОЕ И МИФОЛОГИЧЕСКОЕ У ЛЕСКОВА
m
X ворчество Н. С. Лескова начинает постепенно входить в школьные программы по литературе. Одним из интереснейшцх его произведений является повесть «Очарованный странник». При анализе этого текста следует обратить внимание па ряд ОС&бенностей, свойственных ему.
^Уже в названии произведения - «Очарованный, странник» - зашифрован определенный смысл.' II. А. Бсрдл..,, о л;. о д рштн tui.i ви важный' элементом русского национального самосознания.
Очарованный странник*
Пи>
. Для русской почвенной культуры характерно ощу- Ццение безграничного пространства. От него идет стремление освоить эти просторы, пройти по ним. Калики перехожие, старцы без пострига, бродячие проповедники, святители русской земли все они пускались в странствия по Руси, чтобы, подобно * «русскому Христу», «исходить ее, благословляя». {Освоение мира происходит через странничества^**1 ЧТри этом странник не имеет на земле свосю дома, I так как ходит в поисках Царства Божия и проповедует его пришествие1-. Поиски Царства Божия - это вечное странничество в поисках смысла жизни, ибо, как считал С. Л. Франк, «единствен-' ное человеческое дело только в том и состоит, что- , бы вне всяких частных, земных дел искать и найти смысл жизни».
Мятущаяся душа Ивана Северъяныча Фляги на также ищет Царства Божия. Для героя повести этот высший идеал открывается в одном из его видений: «...взмело песок тучею, и нет ничего, только где-то тонко колокол тихо звонит, и весь как алою зарею облитый большой белый монастырь по вершине показывается, а по стенам крылатые ангелы с золотыми копьями ходят, а вокруг море, и как который ангел по щиту копьем ударит, так сейчас вокруг всего монастыря море всколышется н за-
Телегин Сергей Маратович кандидат филологических наук, декан филологического факультета Российского открытого университета, автор статей по русской литературе XIX века.
'Бердяев Н. А. Судьба России. - М., 1990.- С. 19. Большой фактический материал собран в книге С. В. Максимова «Бродячая Русь Христа- -ради» (СПб.. 1877).
плещет, а из бездны страшные голоса вопиют: «СвятЫ Монастырь - место, где собирается горстка правсдП'иков, отгородившихся от внешнего мира. Это -- идеальный остров внутри испорченного мира. Цель люден, начавших новую жизнь во Христе, - сохранить свои идеалы и попытаться воздейсюо- вать на окружающий мир. В повести это видение - и простой монастырь, и .Царство Божие, и грядущий Новый Иерусалим. '
В конце повести Иван~Сенерьяныч действительно приходит в монастырь. Ловинованне, покой и послушание составляют его жизнь теперь, и это ему нравятся. В монастыре ему делается хорошо.
Но странствие героя в монастырь - не случайная прихоть судьбы. Уже в самом начале произведе- ния Ивану Сееерьянычу и читателю открыто, что он - «молитвенный сын», то есть выпрошенный у Бога и предназначенный по обету монастырю от рождения. Поэтому он «многое даже не своею волею делал*,а «по родительскому обещанию». Этот момент принципиально важен для понимания особенностей поэтики «Очарованного странника». Предначертание влияет на жизиь героя, а его ис- ""полнение превращается в сюжет произведения.
Залогом,окорчательного прихода героя в монастырь становится его замечательная русская душа. С первых же страниц повести Иван Северьяныч представлен как человек простодушный, откровенный, добродушный и бесстрашный. Неоднократно подчеркивается его умение управлять лошадьми, усмирять их нрав. Это, в конечном итоге, раскрывает гармоничные отношения героя с одухотворяемой им природой. Он даже готов погибнуть за красоту природы: ^А так, - отвечаю, - и понимаю, что краса природы совершенство, и за это восхищенному человеку погибнуть... даже радость!» Русский человек, человек земледельческой, почвенной культуры, живет всегда в органической связи с землей, с растениями и животными. Мир природ;!ь;й и мир человеческий не различаются в его сознании. Отсюда исходит традиционная трактовка определения «очарованный» как «восхищенный» красотой русской земли. Очарование вещей понимает- * ся Иваном Северьянычем каждый раз в новых ситуациях, и в этом вечном странничестве от одного «восхищения» к другому заключается гуманистический и оптимистический пафос повести. '
Характеристика Ивана Северьяныча как человека истинно русского усиливается и сравнением его с героем русского эпоса: «...он был в полном смысле слова богатырь, и притом типический, простодушный, добрый русский богатырь, напоминающий дедушку Илью Муромца...» Предназначение же былинного богатыря - совершение патриотического и христианского подвига. Одним из определений героя повести становится - «богатырь-черноризец», и это должно еще раз подчеркнуть его характеристику как национального героя.
Но Иван Северьяныч не просто странник и бога- "тьфь. Он - «очарованный странник» и «очарованный богатырь». «Очарованный» - это значит «околдованный», находящийся во власти мифологических сил. «О ко лдованность» составляет вторую сторону образа героя, которая соотносится с его национальным характером, как соотносятся в самой повести два ее начала - национальное и мифологическое.
Действие мифологического элемента в повести определяется заклятием, наложенным на Ивана
Северьяныча призраком убитого им монаха:,«А вот, - шворит, - тебе знамение, что будешь ты много раз погибать и пи разу не погибнешь, пока придет твоя настоящая погибель, и ты тогда вспомнишь материно обещание за тебя и пойдешь в чернец ы!»- Здесь появляется целый ряд мифологических мотивов: мифологический посланец "с «того с!Гета» объявляет герою волю Бога, раскрывает тайну его рождения и судьбы, предлагает путь для преодоления страданий. Дальнейшая жизнь героя проходит под воздействием этого заклятья. Он не может избавиться от своей «очарованности», ибо' она - наказание за совершенный грех убийства. Предсказание из простого слова превращается в судьбу Ивана Северьяныча:^ «...и оттого пошел от oifroft'стражбы к "другой" все более и более претерпевая, но нигде не погиб, пока все мне монахом в видении предреченное в настоящем житийском исполнении оправдалось за мое недоверие». pro «очарованность» - это путь от од- нон, «гибели*-* другой.
Замечательно, что мифологический посланец продолжает следовать за Иваном Северьянычем. Он еще дважды появляется перед ним, и каждый раз -"незадойго до очередного «падения», «погибели». Появляясь в сонном видении, он все настойчивее и настойчивее призывает i-ероя бросить мир н уйги в монастырь. В этом случае мы имеем дело с таким элементом мифологическою сознания, как_ нерасчлепение идеального и материального. В повести он проявляется как тема жизни-сна: сон (ндс- алыгае) поясняет и направляетжизнь (материаль- ное). Жизнь -- продалжекие л^^сшиф^овка сна.
Все эти "«гибели* н «падения» Ивана Северьяныча подтверждают слова апостола Павла: «Безрассудный! то, что ты сеешь, не оживет, если не умрет...» (I Кор., 15, 36). Свят не тот, кто не совершает греха, а кто смог покаяться, преодолеть его и ....".... * „к повой, праведной
жизни. В связи с этим важно отметить, что произведение строится на чередовании испытания и странствия: какое-то событие, трагическая развязка ^гибель»), странствие; следующее событие, трагическая развязка, странствие и т. д. Все мотивы повести связаны друг с другом и расположены по нарастающей . Перемещение противопоставлено действию, так как события совершаются только в моменты остановок. Каждое следующее испытание хуже, страшнее предыдущего. Таким образом, повесть строится на углублении трагического.
. iUVii«
В число «падений» «очарованного» странника входят дра страшных убийства - монаха и краса- вицы-цы!^нки. Но их неприкаянные души не мстят Ивану Северьянычу. Монах превращается в посланца, несущего герою весть о его судьбе, а цыган- ,ка и вовсе становится его ангелом-хранителем, показывающим верный путь: «...и вдруг Груша идет, только маленькая, не больше, как будто ей всего шесть или семь лет, и за плечами у нее малые крылышки; а чуть я ее увидел, она уже сейчас от меня как выстрел отлетела, и только пыль да сухой лист вслед за ней воскурились. Думаю я: это непременно ее душа за мной следует, верно, она меня манит и путь мне кажет. И пошел». В другой раз душа цыганки охраняет героя в момент совершения им военноп> подвига: «А я видел, когда плыл, что надо мною Груша летела, и была она как отроковица примерно п шестнадцать лет, и у нее крылья уже огромные, светлые, через всю реку, н дна ими меня огораживала...»
ГруIма как бы
· сменяет собойлолада
· Она приходив к герою тогда, когда монах уже больше не является в томных видениях «очарованному» страннику. При этом сама она показывается только днем и воспринимается героем как вполне реальное, а не: «сонное» ииленнс. Она просто принадлежит не нашему м1Гру;"П"оторой, мифологической реальности
Оба убийства входят составными частями в систему исполнения пророчества. Поэтому душ и монаха и цыганки не мстят герою, а становятся его мифологическими помощниками.
Но Иван Северьяныч общается не только со светлыми душами, но и с нечистой силон. Все начинается с того, что по своему легкомыслию герой показывает кулак дьяволу, изображенному на стене храма. Сразу после этого он встречается в трактире с «каким-то проходимцем», «самым пустейшим- пустым человеком» нз «благородных». Обращает на себя внимание прямой намек на появление нечистой силы черти - это падшие ангелы, которые из-за г.впей гордыни были прокляты Богом и низвержены Им на землю. Так и «пустой человек»- уверяет, что на нем «печать гнева есть» п что он «за свои своеволия проклят».
Несколько раз Ивану Северьянмчу кажется, что перед iihmj- бес.: «Ну, послушай ты, кто ты такой ни есть: черт, или дьявол, или мелкий бес, а только, сделан милость, или разбуди меня, или рассыпься». Он даже задает своему новому приятелю прямой вопрос - черт ли он? На что получает уклончивый, но многозначительный ответ: «Не совсем, - говорит, - так, а около того». В то же время он сам называет себя «довечиым другом» героя, что вполне соответствует функции беса - вечно преследовать и искушать человека. Демонизм «бари11КП> ~ ЛОЛчсГКНПЯгтга cri-i ностью: то Ивану Сеаерьянычу кажется, что у того два носа, то он видит, что у него на пальцах - хоготки, то он думает, что после изгнания их из трактира перед ним оказался совсем другой человек: «Л мне показалось, что будто это не тот голос, да и впотьмах даже и рожа не его представляется». Наконец, важным является прием пеиаделения героя именем. «Баринок», привязавшийся к Ивану Севсрьянычу, не имеет имени. Он - безымень, то есть существо без собственного облика и голоса (отсюда - их изменчивость), нечисть, которая «ходит в личинах» и постоянно меняет свои маски.
Действия безымянного «баринка» также удивительны: он - «магнетизер» (то есть - гипнотизер) и должен вылечить Ивана Северьяиыча от пьянства, но вместо этого, напротив, искушает его, заставляет пить. Он каким-то образом так воздействует на героя, что у него совершенно пропадает память. И это еще «е все: «баринок» хочет «влезть в голову» герою, и это ему удается: «...чувствую, что уже он совсем в меня сквозь затылок точно внутрь влез и через мои глаза на свет смотрит, а мои глаза ему только словно как стекла». Как известно, одной из главных задач черта является проникновение и полное овладение телом человека . Такой человек считался «бесноватым», и был даже специальный ритуал «изгнания дьявола» (зкзорцизм). В момент проникновения в него беса Иван Северьяныч приобретает способность видеть «только то, чего негу»: «Вылупился, знаете, во п^ю мочь, и вижу, будто на меня из-за всех углов темных разные мерзкие рожи на ножках смотрят, и дорогу мне перебегают, и на перекрестках стоят, ждут н говорят: «Убьем fin и возьмем сокровище». «Очарованный» странник видит всю iy нечисть, которая сопровождает его и не отстает ни на гнег. «Сокровище». за которым охотятся злые демоны, - это бессмертная душа герои повести. Свое тогдашнее состояние Иван Северьяныч позднее оценивает как «одержимость духами» и «наваждение». В итоге безымянный «баринеж» приводит героя в дом, где тот встречается с цыганкой Грушей, то есть к очередному «падению» (любовной страсти и убийству).
Это общение с нечистью завершается тем, что в сознании героя нарушается граница между миром людей и потусторонним. Для него в этот момент совершенно нарушается реальность, и даже дом с цыганами вначале кажется ему наваждением и он хочет сказать: «Наше место свято: чур меня» - и все рассыпается». Но и попытка «рационально» объяснить все события тем, что герой был «просто пьян», не может пройти, так как он сам уверен н полной реальности происходящего.
После Гру шиной гибели босо пят ь гнался за Иваном Северьянычсм в надежде получить "его душу: «Я бежал оттоль, с того места, гам себя не понимая, а помню только, что за мною иге будто кто-то гнался, ужасно какой большой и длинный, и бесстыжий, обнагошейный, а тело все черное и голова малая, как луковочка, а сам весь об росте н ь- кий, в волосах, и я догадался, что это если не Каин, то сам губитель-бес, и все я от него убегал и звал к себе ангела-хранителя». Совершив грех убийства, герой действительно оказывается почти во власти черта, но ему удается избавиться oi uti и. Dm происходит благодаря осуществлению желания самого Ивана Северьяныча пострадать и на войне за веру постоять.
Изображение различных ужасов и монстров, страшных событий способствует преодолению человеком своих тайных комплексов, неврозов и страхов- Это одна из функций мифа. Наличие же в произведении духов (злых и добрых) - признак действия такого элемента мифологического сознания, как одухотворение природы (анимизм).
В другой раз бес искушал Ивана Северьяныча уже в монастыре: герою кажется, что каждую ночь у его дверей вздыхает душа одного человека, совершившего самоубийство в лесу около монастыря. Чтобы избавиться от наваждения, Иван Северьяныч однажды ударил призрак топором Утром оказалось, что на самом деле это была просто монастырская корова, которую он и убил. Мифологическое событие имеет как будто реальное и даже смеховое объяснение, но для Ивана Северьяныча не все так просто. Он уверен, что «это они, подлецы, эти бесенята, мне вместо его корову нашу монастырскую подставили».'Писатель стремится показать, что в жизни всегда естьместо для иррационального, фантастического элемента. Герой убежден, что всякие мелкие бесенята продолжают ему докучать: «Да ведь ребятишки, и притом их там, в аду, очень много, а дела им при готов ых-харчах никакого нет, вот они и просятся на землю поучиться смущать, и балуются, и чем человек хочет быть в своем звании солиднее, тем они ему больше досаждают». Иван Северьяныч верит сам и уверяет слушателей, что все это происходит на самом деле.
Одна из задач дьявола - подталкивание человека на совершение им греха самоубийства. Дважды Иван Северьяныч пытался повеситься, но всякий раз его спасали. Нельзя в связи с этим пройти мимо спора о самоубийстве в самом начале повести. По общепринятой христианской традиции, нет греха страшнее, чем самоубийство. Любой грех (даже убийство другою человека) может быть прощен Богом, но только не этот, так как в решении лишить себя величайшего Божьего дара - жизни человек ставит себя наравне с Богом. «За них даже и молиться никто не может».
' Оказывается, однако, что и за этих мытарей есть проситель и заступник пред Господом. Это - маленький, внешне ничтожный снященник-пьякица, который к тому же и сам помышлял о самоубийстве. Смысл згой истории, рассказанной Иваном Се- верьянычем, заключается в уверенности, что даже «малому сему» под силу творить чудеса и обрести святость. Эта легенда проецируется на судьбу самого героя. Лесков показывает, что он, убийца и грешник, искупает свою вину и, придя в монастырь, обретает просветление: он полу част способность пророчествовать, он хочет получить новый дух и иснытыпает «наитие вещательного духа». Этот дух открывает ему несть о новой и скорой войне. Так Иван Северьяныч обретает наконец истинную святость и воскресение души.
В финале повести мы вновь встречаем героя странствующим. Уйдя из монастыря на боюмолье, он приближается к следующему (последнему?) испытанию и подвигу Суть его раскрывает сам герой: «...мне за народ очень помереть хочется».
Использовав при анализе повести «Очарованный странник» способ мифореставрации, мы обнаруживаем в тексте целый ряд элементов мис|юлогическогЦ сознания одухотворение природы, предопределенность событий, циклизм, неразличение материального и идеального, достоверность чудесного события, единство человек с миром природы, yipaia безусловности мира, второй реальный мир и т. д. Эти мифологические мотивы определили построение сюжета и отображение характеров действующих лиц в повести. :П

 Литература в школе № 1
 Священник Родион. Люди и демоны. - Калуга, 1992. - С. 12-14













15

Приложенные файлы

  • doc 1316135
    Размер файла: 64 kB Загрузок: 5

Добавить комментарий