ТЕСТ ПО иДЕОЛОГИИ


§ 1. Предыстория возникновения термина “идеология”.
Термин “идеология” появился почти двести лет тому назад. Впервые его ввел в науч-ный оборот в 1796 году французский философ Дестютт де Траси в докладе “Проект идеоло-гии”. В появившемся в начале XIX века четырехтомном исследовании "Элементы идеоло-гии" де Траси стремился разработать методологию, с помощью которой можно было бы си-стематизировать идеи выдающихся мыслителей Нового времени и создать “общую теорию” идей, или науку об идеологии, которая должна исследовать естественное происхождение идей и разоблачить “иллюзорные мысли”.
На протяжении всего периода существования термин “идеология” наполнялся разным содержанием, что было обусловлено как уровнем развития социального знания, так и собственно идеологическими установками, обусловленными социальными интересами.
В XIX веке преобладало негативное отношение к идеологиям. Революционные потрясения девятнадцатого столетия хорошо показали, как идеи, систематизированные мыслителями в особые теории, превращаются в социально-значимые ценности, а затем и в символы веры, и в политических битвах происходит заклание живых людей на алтарях идеологических абстракций. Трактовка идеологий в тот период связывалась с оторванной от действительности игрой мысли, спекулятивными, умозрительными конструкциями.
К. Маркс и Ф. Энгельс подходили к анализу идеологий с классовых позиций. Впервые развернутый марксистский анализ идеологии был дан Марксом и Энгельсом в работах “Немецкая идеология” и “Святое семейство”. Марксизм рассматривал идеологию как часть “надстройки” над экономическим базисом, опосредованным социальной структурой общества. Они использовали термин “идеология” для обозначения такого сознания, когда знание об обществе и его конфликтах преломляется сквозь призму социально-классовых интересов. Основоположники марксизма подчеркивали, что для идеологий типично иллюзорное отображение бытия, создание “иллюзии класса о самом себе”. Более того, эти иллюзии превращаются в идеологических конструкциях в самодовлеющую силу, первичную по отношению к реальным интересам. В силу своей со-циальной ограниченности идеологии могут приводить к глубоким искажениям в понимании общественной жизни. Тем самым превращаются в “ложное сознание”. Идеология в марксистском понимании – это своеобразная призма, через которую класс смотрит на мир. Эта призма – классовые интересы, отсюда следует и искаженный, спекулятивный взгляд на окружающую действительность.
С позиций марксизма политическая идеология – это система идей, взглядов, пред-ставлений, содержащая теоретическое осмысление политического бытия с точки зрения ин-тересов определенных классов. Она является квинтэссенцией социально-классового интере-са.
Свое учение Маркс и Энгельс не считали идеологией. Они подчеркивали, что в отли-чие от идеологов, сумели найти научный метод познания социальных процессов. Термин “научная идеология” принадлежит В.И. Ленину, который применил данное понятие к марк-сизму.
Большое влияние на формирование современных подходов к пониманию идеологии оказала концепция немецкого социолога К. Маннгейма. Позиция Маннгейма близка к марк-систскому пониманию идеологии.
Маннгейм разрабатывал методологию социологии знания, чтобы разобраться в том “поразительном факт, что один и тот же мир может представляться различным разным наблюдателям”. Именно совместная коллективная деятельность людей способствует возник-новению общих проблем, понятий и форм мышления определенной группы. В соответствии со специфической коллективной деятельностью, в которой участвуют люди, и возникающи-ми на этой основе интересами, они и склонны различным образом видеть окружающий их мир. Идеология выступает как систематизированный способ социально-группового мышле-ния, создает различные концепции этого мира. Именно идеологии лучше всего раскрывают то, как мышление действительно функционирует в качестве орудия коллективного действия в общественной жизни и в политике. Маннгейм отмечает, что с точки зрения социологии знания, идеология не может быть отделена ни от психологических корней эмоциональных и жизненных импульсов, составляющих ее основу, ни от ситуации, в которой она складывает-ся, и решение которой она пытается найти.
В работе “Идеология и утопия” Маннгейм рассматривает идеологию как разновид-ность “апологетического сознания”, которое, будучи “трансцендентным” по своей природе, играет по отношению к действительности роль стабилизирующего, охранительного фактора. Маннгейм считал, что идеология консервативна. В этом ее главное отличие от утопии. Уто-пия же является трансцендентной ориентацией сознания, которое переходит в действие и стремится взорвать существующий порядок вещей. Утопия стремится воплотится в реаль-ность. Противопоставление идеологии и утопии с методологической позиции оказалось не слишком удачным, так как сам Маннгейм говорил о невозможности заранее предвидеть, ка-кую идею следует рассматривать в качестве истинной утопии восстающих классов, а какую – в качестве чистой идеологии господствующих классов.
Маннгейм разделил идеологии на тотальные и частичные. Радикальные тотальные идеологии это идеологии эпохи или конкретной исторической и социальной группы, которые охватывают все мировоззрение, придают своеобразие и характер всей структуре сознания этой эпохи или группы. Частичные идеологии производят функциализацию лишь на психологическом уровне. Речь идет лишь о том, что те или иные идеи и представления определенных слоев и групп являются более или менее осознанным искажением действительных фактов, подлинное воспроизведение которых не соответствует интересам группы или слоя.
В многочисленных исследованиях, посвященных изучению идеологии как социального явления, в разное время были предложены интересные подходы к пониманию сущности и структуры идеологии. Так, марксист А. Грамши и далекий от марксизма теоретик Д. Белл подчеркивали, что главное отличие идеологии от философии или просто идей в том, что она всегда ориентирована на практику, на превращение идей в социальное действие.
Т. Парсонс понимал под идеологией систему ценностей данного общества, которая выполняет функцию ориентационной подсистемы. К. Ленк определял идеологию как систе-му ценностей, которая легитимирует существующий в данном обществе порядок господства.
У. Матц, исследуя феномен политической идеологии и идеологической политики, приходит к выводу, что идеология есть в принципе религиозно мотивированная, но по свое-му содержанию секуляризирующая система ориентаций. Идеологическая политика имеет опору не в обществе, чьи структуры и ценности вырастают из его традиции, а в трансцен-дентном по отношению к обществу принципе, который обществу навязывается.
Идеология отличается от религии и философии. Философия и религия, формируя ми-ровоззрение, формируют и миропонимание, и мироощущение, и мироотношение. Понятие “идеология” является более узким, так как идеология фиксирует только то, что четко выхо-дит на социальные отношения и противоречия, а также на социальные действия. Идеология самым тесным образом связана с политикой. В Новое время идеология выступает детерми-нантой политики и определяет выбор социально-значимых целей, социальные действия и индивидуальное поведение.
Идеология – это систематизированная, теоретически оформленная совокупность идей, которые выражают и защищают определенные социально-классовые интересы. Ибо социальные конфликты в обществе заставляют человека мыслить идеологически. Идеологии подчинены диктату определенных целей и политических мотивов, претендуют на завершенность и социальную истинность. Даже самый добросовестный исследователь, который стремится быть объективным, не может быть равнодушным, так как для человека характерно ценностное отношение к миру, и у него возникают ценностные ориентиры, социально-политические симпатии и антипатии.
Однако было бы серьезной ошибкой считать идеологию просто ложным сознанием. В идеологиях происходит тесное переплетение достоверного знания об обществе с социальны-ми интересами. Современное общество отличается особенно сложной дифференциацией и стратификацией. И пока люди делятся на социальные слои с различными, подчас несовпа-дающими интересами, возникают и устойчивые представления о жизни, ценностях, социальном идеале, путях его достижения. На этой основе и возникает как бы мыслительная "призма", через которую социальные слои смотрят на мир.
В идеологиях фиксируются те общественно значимые ситуации, которые возникают в жизни и требуют сознательного выбора. В процессе выработки активного решения и его последовательного воплощения оформляются и социальные идеалы как стратегические устремления того или иного слоя.
Идеология – это социально значимая, теоретически оформленная система идей, в которой отражаются интересы определенных слоев и которая служит закреплению или изменению общественных отношений. Идеология есть объединяющий систематизированный способ социально-группового мышления. Это систематизирующий и интегративный феномен имманентно присущий современному социально и классово стратифицированному обществу.
Но идеология – это не просто теоретически оформленное осознание социальным сло-ем своего бытия и тенденций его развития. Система ценностей, которые закрепляются в идеологии, создает ориентиры для социального действия. Эти ориентиры мобилизуют лю-дей, руководят их общественной активностью и определяют ее.
Отражая социальные конфликты и доводя их до конца в идеальной, теоретической форме, любая идеология выходит на человека как на общественное существо, способствуя его социальной, политической, национальной самоидентификации. Идеологические ценно-сти придают смысл социальному действию и оправдывают его. Идеологические конструк-ции – это не циничная ложь, а естественная форма, в которой группы и классы осознают свое положение. Искажение действительности происходит в соответствии с определенными социальными интересами.
Основным содержанием политической идеологии является политическая власть, ее трактовка, отношение к различным политическим институтам, представления о наилучшем государственном устройстве, методах и средствах социальных преобразований. В политиче-ской идеологии фиксируется отношение к партиям, массовым движениям; устанавливаются ориентиры в сфере международных отношений, определяются принципы решения нацио-нального вопроса. Политическая идеология формирует общественные идеалы и обосновыва-ет их как значимые для всего общества.
Политические идеологии конкретизируются в политических доктринах, в программ-ных документах партий, в заявлениях различных политических деятелей. Содержанием по-литических идеологий является область ценностных суждений, имеющих силу веры. В со-держание идеологии входят идеи, идеалы, ценности, которые оформляются концептуально.
Исходным пунктом идеологии является идея. Концептуализация идеи происходит в определенной интеллектуальной среде. Но чтобы стать политической идеологией, концепция должна воздействовать на общественное сознание и порождать политические движения. Идеология выступает как ориентационно-мотивационная модель миропонимания и миропреобразования. Цель идеологии – формирование сознания людей и формирование их поведением путем воздействия на сознание. Идеология наделяет смыслом действия социальных слоев, классов, отдельных личностей в пределах актуальной для них системы ценностей и вызывает к жизни определенную практику.
Политическая идеология не просто выражает в систематизированной форме социаль-но-классовые интересы, но и призывает защищать эти интересы с помощью политической власти.
§ 2. Корни и генезис идеологии как формы мировоззренческого опыта людей.
Политическое сознание – это совокупность общезначимых для данного социума знаний, ценностей, норм, убеждений, верований, в которых отражается политика как особая сфера социальности. Но политическое сознание не только отражает политическую жизнь, оно выступает и как важнейший фактор политики. Политические теории и ценностные ориентации, стереотипы и настроения могут способствовать изменению самих обстоятельств жизни. Понять политику, не охватывая сферы политического сознания, невозможно.
Выделяют три уровня понимания политики: познавательный, эмоциональный (аффективный), оценочный. На познавательном уровне формируются знания о политике и возникает политическая наука. Эмоциональный уровень отражает эмоции, чувства, переживания, настроения людей, связанные с политической деятельностью и политической властью. Это уровень политической психологии. Наконец, на оценочном уровне возникают суждения относительно политических целей, формируются принципы политической деятельности. Оценочный уровень – это сфера политической идеологии.
Политическая наука, идеология и политическая психология отражают политическое бытие во всем его многообразии, но делают это по-разному и выполняют при этом разные социальные функции.
В политической науке отражается достаточно достоверное знание о политике, власти, государстве. Научные политические теории фиксируют свое внимание не на "изобретении политики" из головы, а на открытии объективных законов ее функционирования. Политиче-ская наука возникает в середине XIX века. В начале XX века процесс выделения политиче-ской науки в самостоятельную научную дисциплину в основном завершился.
Что касается современной политической идеологии, то она возникает в Новое время в период подготовки и проведения буржуазных революций. Предпосылки возникновения современных идеологий начали формироваться еще в период Реформации в XVI веке. Реформация привела к появлению религиозного плюрализма, к разделению светской и духовной власти (власти церкви). В результате Реформации происходит определенная секуляризация мировоззрения, т. е. освобождение его от религии. Секуляризация сознания усиливается под воздействием успехов в развитии естествознания. Все это повлияло на формирование светского мировоззрения и возникновения гражданской концепция политики.
Важнейшей предпосылкой формирования политических идеологий стало возникновение и развитие современного государства. Централизованному, светскому в своей основе государству нужны были духовные ценности, символы веры, которые заменили бы религиозную сверхсанкцию государства и способствовали бы интеграции общества в новое единое государственно-политическое целое.
Возникновение современных политических идеологий связано и с формированием социальной структуры буржуазного общества. Политическая идеология становилась своеоб-разной систематизирующей формой интеграции политического сознания на уровне классо-вых, групповых, национальных и межнациональных интересов.
Таким образом, возникновение политических идеологий: либерализма, консерватиз-ма, социализма, национализма связано с возникновением и развитием индустриального об-щества и современного государства. Современные политические идеологии начинают фор-мироваться в Новое время. Их зарождение уходит в эпоху Возрождения и связано с ликвида-цией религиозной монополии на духовное господство. В этот период начинается распад универсальной христианской традиции, происходит секуляризация общественного и индивидуального сознания. Но развитие буржуазного общества и современного государства нуждалось в духовной легитимации. На смену религии приходят идеологии, которые начинают выражать и защищать социальные интересы вне религиозных установок. Идеологии становятся квазирелигиями, своеобразными символами светской веры.
Но идеология – это не просто теоретически оформленное осознание социальным сло-ем своего бытия и тенденций его развития. Система ценностей, которые закрепляются в идеологии, создает ориентиры для социального действия. Эти ориентиры мобилизуют лю-дей, руководят их общественной активностью и определяют ее.
Отражая социальные конфликты и доводя их до конца в идеальной, теоретической форме, любая идеология выходит на человека как на общественное существо, способствуя его социальной, политической, национальной самоидентификации. Идеологические ценно-сти придают смысл социальному действию и оправдывают его.
Основным содержанием политической идеологии является политическая власть, ее трактовка, отношение к различным политическим институтам, представление о наилучшем государственном устройстве, методах и средствах социальных преобразований. В политиче-ской идеологии фиксируется отношение к партиям, массовым движениям; устанавливаются ориентиры в сфере международных отношений, определяются принципы решения нацио-нального вопроса. Политическая идеология формирует общественные идеалы и обосновыва-ет их как значимые для всего общества.
Политические идеологии конкретизируются в политических доктринах, в программ-ных документах партий, в заявлениях различных политических сил. В политических про-граммах и заявлениях идеологии приобретают четкость, ярко выраженную направленность на конкретную ситуацию, в них уточняются меры, эффективные в достижении определенных целей, делается непосредственный выход на властные механизмы преобразований.
Особую роль идеологии приобретают в период революционных потрясений, когда в массовое политическое действие вовлекаются огромные слои населения. Движение Рефор-мации в XVI веке, Английская (1642–1649 гг.) и Французская (1789–1794 гг.) буржуазные революции раскрыли роль идеологии как детерминанты политики. Именно современная по-литическая история показала, как идеологические представления мобилизуют, направляют и активизируют деятельность людей. Идеологические принципы придают значение как кол-лективной, так и индивидуальной деятельности. Они способствуют превращению классов, социальных слоев, этнических общностей в самостоятельных субъектов исторического дей-ствия. Поэтому политические силы своей важнейшей задачей считают выработку идеологи-ческих концепций, способных стать ориентационно-мотивационной моделью социального действия и поведения индивида.
Многие исследователи видят в идеологии не только социально значимые, теоретиче-ски оформленные взгляды, но и верования. Английский историк и социолог А. Тойнби полагал, что либерализм, социализм, национализм – это и особый тип верований, своеобразные светские религии. Понимание идеологии как эрзац-религии связывают с особенностями массового сознания. По сравнению с идеологами-теоретиками, массы действительно не располагают необходимыми теоретическими знаниями и культурными навыками, и им трудно усваивать идеологию иначе, чем веру. Идеология выступает как специфическая разновидность убеждений, имеющих силу веры. Поэтому так сложно отказаться от старых идеологических принципов. Обращая внимание на сложность идеологической переориентации, А. Герцен писал, что казнить верования не так легко, как кажется, трудно расставаться с мыслями, с которыми выросли, сложились, которые нас лелеяли и утешали.
Положение, что идеология – это "внутренняя религия" современного государства, не следует абсолютизировать. Но важно понять, что в идеологиях цели движения обычно отож-дествляются с торжеством некоей идеи. Идеи же, проникнув в массы, переосмысливаются и переистолковываются применительно к уровню обыденного сознания. Кроме того, сами идеи начинают жить как бы самостоятельной жизнью, становятся самоценными, превраща-ются в символы веры, конституирующие реальность. Разница между политическими идеологиями заключается лишь в том, что одни идеологии нацелены на решение эмпирически очевидных проблем, другие – на осуществление доктринально выверенных проектов переделки мира, насаждающих сверху новые рациональные формы жизни.
Современная политическая идеология является многоуровневой. Выделяют три уров-ня функционирования идеологических систем: теоретико-концептуальный или элитарный; программно-политический (пропагандистско-просветительный), актуализированный (житейский).
На теоретико-концептуальном уровне разрабатываются политические теории, обосновываются идейные принципы политических движений, научные открытия интерпретируются в контексте идеологических догм.
На программно-политическом уровне теории и идейные принципы преобразуются в программы политических партий и движений, в политические лозунги. Идеология становится политической пропагандой.
На актуализированном уровне проявляется эффективность пропаганды, которая про-является в различных формах политического участия, в политической поддержке. На этом уровне формируется идеологическое пространство. Элементами идеологического простран-ства (дискурса) являются: идеологическая агрегация (Г. Алмонд, Г. Пауэлл), идеологические требования, идеологическая цензура, идеологическая борьба. Сюда относятся и такие явле-ния идеологической борьбы как идеологические диверсии и идеологические инсинуации. Важнейшим элементом идеологического пространства является идеологическая политиче-ская культура – специфическая структура индивидуальных и групповых ориентаций в поли-тике, которая создает фиксированные образы политической жизни и альтернативные модели поведения, “поведенческие коды”. К идеологическим политическим культурам можно отне-сти голлизм во Франции, советский коммунизм, нацизм, национал-патриотизм.
Таким образом, функционирование идеологии на разных уровнях обеспечивает ее воздействие на общество и превращение в ориентационно-мотивационную модель политического поведения. Идеологии превращаются в квазирелигии, потому что они опираются на принципы, которые функционируют как символы веры. С этого периода идеологии выступают как детерминанты политики.
§ 3. Власть идеологии. Функции политической идеологии.
Власть идеологии – это особая власть. Это власть над сознанием людей и возможно-стью управлять и манипулировать сознанием как на массовом, так и индивидуальном уровне. Идеологии являются наиболее важным механизмом саморазвития политики и созна-тельного переустройства общества.
Обладая сложной внутренней структурой, идеология выполняет ряд жизненно важ-ных функций. Функции политической идеологии вытекают из того, что в ней выражаются:
а) теоретически оформленные систематизированные социально-классовые интересы;
б) стремление определенной социальной группы к завоеванию или использованию власти для достижения этих интересов;
в) необходимость целенаправленных политических действий.
Важнейшей функцией политической идеологии является легитимация власти. Функ-ция легитимации выражается в том, что идеология обосновывает право определенных соци-ально-политических сил на власть. Политическая идеология должна овладеть массовым со-знанием, внедрить в него определенные критерии оценки прошлого, настоящего и будущего развития общества, сформировать позитивный образ предлагаемой или проводимой полити-ческой линии и политических сил, которые хотят реализовать данный курс.
Интегративная функция идеологии заключается в том, что идеология сплачивает определенную социально-политическую общность, формирует политическое сообщество, способствует возникновению чувства коллективного “мы”, создавая определенную степень сплоченности и относительной гомогенности общества. Идеология стимулирует солидар-ность и служит идейной основой разработки политических программ. С этим связана и кон-структивная функция политической идеологии.
Конструктивная функция политической идеологии проявляется наиболее четко при принятии политической программы действий, которая реализуется на практике. Конструк-тивная функция может проявляться и опосредованно, когда политические идеалы мотиви-руют действие отдельных индивидов, социальных групп, вдохновляют их на активное уча-стие в политическом процессе. Республика, говорил в свое время Дантон, жила в умах людей за двадцать лет до ее провозглашения.
Мобилизующая функция связана с тем, что идеологии поднимают и направляют со-циальные слои и классы на определенные действия, воодушевляют на борьбу за свои интересы.
Идеологии несут в себе критическую функцию. Они обладают критическим зарядом осмысления действительности и ниспровержения иных идеологических кумиров.
Когнитивная функция политической идеологии связана с тем, что, будучи отражени-ем породившего ее общества, идеология неизбежно несет в себе реальные противоречия жизни, проблемы, связанные с характером социальной структуры, уровнем экономического развития, социокультурной традицией. Идеология несет знания об обществе и его конфлик-тах. Когнитивная функция идеологии государства, включающая в себя определенные поли-тические стереотипы и ориентиры, обеспечивает для гражданина своего рода сеть внутриго-сударственных и межгосударственных коммуникаций и восприятия социальной реальности.
Политическая идеология выполняет и нормативную функцию. Именно эта функция играет ценностно-ориентирующую роль, определяет направленность социализации индиви-дов, способы социального взаимодействия между классами, слоями, элитами и контрэлита-ми, политическими партиями, общественно-политическими движениями, ветвями власти, составляющими государственно-политически организованное сообщество в целом. В идео-логии фиксируется определенный политико-идеологический императив, с которым сверяются практические проекты, содержатся политические ориентиры-нормы, которых следует придерживаться. В переходные периоды реформ, революций нормативный компонент несет особую нагрузку. Различными идеологическими течениями создается целый спектр таких нормативных ориентиров, несущих долженствование.
Политические идеологии обладают большим потенциалом, с помощью которого мож-но управлять общественным сознанием. Они облегчают коммуникационное воздействие, ибо определенные социальные слои, по образному выражению американского политолога Р. Макридиса, смотрят на мир как бы в одинаковые бинокли. Идеология является своеобраз-ной нормативно-символической матрицей, которая облегчает социально-политическую идентификацию. Символические коммуникации отражают особый тип властвования, рас-крывают самую суть политики как особой сферы социальности. Идеологическая коммуника-ция становится важнейшим условием формирования вертикали взаимопонимания политиче-ской элиты и широких слоев населения, воспроизводства и самоорганизации всей политиче-ской сферы. Таким образом, идеология способствует технологизации политических комму-никаций.
Для политической коммуникации особое значение имеет язык, политический дискурс. Язык политики – это символическая знаковая система. В политической коммуникации символы выступают, по определению российского политолога А.И. Соловьева “основополагающей идеальной (духовно-оценочной) единицей “ диагностики”. С помощью символов человек сапоопределяется в политике. Символы являются формой смыслопостижения и смыслополагания, через которую социальные явления наделяются определенными значениями. Это облегчает людям политическую ориентацию и взаимодействие.
Политические идеологии не только наделяют действия смыслом, придают им соци-альную значимость, но выполняют и эмоциональную компенсаторную функцию, вселяя надежду на благополучное изменение социального бытия, как бы компенсируя социальную неудовлетворенность, дискомфорт в наличном бытии. Применительно к идеологии государ-ства эмоциональная функция дает ощущение психологической безопасности и принадлежности к большой государственной коллективности, которая дает гарантии защиты.
Таким образом, политическая идеология – это духовный феномен, специально пред-назначенный для целевой и идейной ориентации политического поведения. И, прежде всего, политическая идеология требует подчинения индивидов целям и задачам использования власти.
§ 4. Идеология государства – специфический тип идеологии.

Идеологическое пространство всегда плюралистично. В обществе одновременно существуют самые разнообразные идеологические теории. Функционируя, они взаимно дополняют друг друга, создавая единую идеологическую систему. Даже в тоталитарных режимах, где господствует идеократия функционируют контридеологии. Запрещенные и гонимые контридеологии все-таки бросают вызов данному состоянию.
Основные современные идеологии – либерализм, социализм, консерватизм – возник-ли в условиях становления и развития западноевропейской цивилизации. Эти идеологии отражали реальные и многообразные конфликты эпохи буржуазного развития. В них в максимальной степени нашло выражение понимание проблем современного общества основными социальными слоями и классами, и именно в этих идеологиях большие социальные группы обрели ясное самосознание.
Но для становления современных государств в Европе и развития гражданского об-щества классовых идеологий было недостаточно. Становление государственности требует дополнительного фактора, формирующего государственную и гражданско-политическую идентичность. Поэтому не случайно в Новое время возникает национализм, который перво-начально формировался как государственный патриотизм и экономический национализм. Любовь к нации-государству становилась выше, чем любовь к монарху и династии.
В середине XIX века в Греции в период дискуссий о том, каким должно быть полити-ческое устройство страны после ограничения абсолютной власти короля, была провозглаше-на “великая идея”, которая включала в себя необходимость консолидации всей нации и историческую миссию Греции как посредника между Западом и Востоком. “Великая идея” сохранила свое значение до настоящего времени. Она входит в программы различных политических партий в Греции, хотя за полтора столетия данная идея обогащалась и продолжает наполняться новым содержанием.
Развитие современной России также потребовало возрождения “русской идеи” и идеи российской державности.
Возникновение и развитие суверенного государства Республики Беларусь актуализи-ровало вопрос об идеологии белорусского государства. Идеология государства – специфиче-ский тип идеологии. Именно эта идеология должна обеспечивать большую или меньшую степень социального консенсуса и ощущение принадлежности к государственно-организованному сообществу, к исторической судьбе Отечества. Идеология государства ста-новится важнейшим источником согласия различных социальных и политических сил.
Это становится важным и потому, что государственное строительство Республики Бе-ларусь происходит одновременно с глубокими социально-экономическими преобразования-ми и переходом к рыночной экономике. Старая система ценностных ориентаций, которая консолидировала советское общество, оказалась разрушенной, для многих людей эти ценно-сти в период перестройки и рыночных преобразований утратили свое значение. Новые цен-ности, которые транслируются на общество, отличаются большим политико-идеологическим многообразием. Возникает острая проблема поиска оснований идентичности. Ценностью, которая несет в себе консолидирующий потенциал, может стать суверенное белорусское государство.
Идеология государства играет особую роль в процессе политической социализации. Политическая социализация происходит под воздействием многих факторов, но именно дея-тельность государственных и общественных структур по индоктринации в сознание индивидов идеологии государства обеспечивает “вертикальную” передачу системы ценностей и моделей восприятия политической реальности от политического режима к личности.
В идеологии государства особенно четко проявляется инструментальная функция, ко-торая служит достижению конкретных политических, экономических и социальных целей, значимых для всего общества.
В демократическом обществе наличие идеологии государства не ликвидирует идеологического плюрализма различных политико-идеологических течений – от радикальных до умеренно-либеральных и консервативных. Но обычно в политически стабильном обществе крайние идеологические течения занимают маргинальное положение на политической сцене страны, а преобладающим влиянием обладает центристское течение. Идеология государства, чтобы отражать интересы и устремления основной массы населения, должна нести в себе центристскую программу. Идеология государства охватывает все основные сферы жизни общества: экономическую, собственно политическую, социальную, культурно-информационную, но приоритеты в зависимости от конкретной ситуации могут меняться. Инструментализм идеологии государства позволяет по сравнению с классическими идеологиями более чутко реагировать на социальные запросы в локально-темпоральном (в зависимости от места и времени) контексте.
Эта идеология позволяет добиться согласия по базовым, фундаментальным ценностям общества и способствует уменьшению доли конфликтов соперничества и увеличению доли и значимости сотрудничества, что хорошо соотносится с национальным характером белорусов и белорусской толерантностью.
Идеология белорусского государства должна задействовать духовный и интеллекту-альный ресурсы нации, которые являются важнейшими ресурсами развития особенно в со-временном информационном обществе.
Идеология белорусского государства – это государственно-патриотическая идеология, синтез государственного самосознания, культуры и духовности.
§ 5. Структура идеологии белорусского государства и ее основные компоненты
Без духовной энергии невозможно созидание эффективной экономики и процветаю-щего общества.
Важной проблемой идеологии белорусского государства является соотношение инно-ваций и традиции как в социокультурном контексте, так и в плане государственного строи-тельства. Особое место тут занимает отношение к советскому прошлому и белорусской гос-ударственности в рамках СССР. Вопрос, который имеет важнейшее значение для современ-ного белорусского общества и его политико-идеологического состояния, это вопрос о том, является ли суверенное государство Республика Беларусь продолжением предшествующего развития или качественно новым этапом в становлении белорусской государственности, имеющим слабую генетическую связь с предшествующим состоянием.
Динамика общественных изменений предопределяла быструю смену оценок прошед-ших этапов развития страны, включая и советскую перестройку, и перспектив дальнейшей эволюции развития Беларуси. Причем если во второй половине 80-х годов проблема соотно-шения традиции и иновации рассматривалась сквозь призму развития социализма, то после 1991 года чаще в содержании оценок доминировала политическая составляющая – белорус-ская государственность, ее прошлое, настоящее и будущее.
Ядром идеологии белорусского государства является идея Отечества. В моменты кри-зисов именно понятия «Родина» и «Отечество» становятся политическим средством преодо-ления раскола между властью и народом. Отечество – это есть общая Родина и для патрио-тов, и для просто лояльных или аполитичных граждан, и для оппозиционных граждан. Сын Отечества – это соединение гражданина и патриота в одном лице. Не случайно, что только те войны получают название Отечественных, в которых, защищая страну, граждане и прави-тельство действуют героически и как одно целое.
Идеи своего Отечества и своего народа сходные, хотя не следует наполнять их только этническим содержанием. Безусловно, у государства Республика Беларусь есть националь-ные интересы. Категория “национальный” должна рассматриваться как ассоциация с терри-торией проживания белорусского этноса, белорусской культурой, историей, языком. Но национальный интерес шире, чем этнический интерес. Национальный интерес связан, в ко-нечном счете, с Беларусью, настоящим и будущим народа, граждан Беларуси.
В системе ценностей особое место занимает суверенитет, национальный интерес, национальная безопасность, справедливость.
Важной составляющей идеи белорусской государственности должны стать стандарты прав человека и права как такового.
Фундаментальная цель – сильная демократическая процветающая Беларусь. Эти цели отражают стержневые ценности, которые необходимо защищать всеми средствами и во все времена к ним относятся: безопасность, независимость государства, благосостояние граждан. На конкретном уровне это означает территориальную целостность, национальную безопасность, экономическое благосостояние. Государственный интерес – это субъективная форма выражения объективных потребностей общества. Политика начинается тогда, когда интересы трансформируются в цели. Интересы необходимо осознать, а цели предполагают деятельность через институциональные механизмы государства. Цель – это интерес в действии.
Идеология белорусского государства представляет собой сложноорганизованную си-стему, поскольку каждый из ее компонентов может сам рассматриваться как система (рису-нок).
Идеология белорусского государства представляет собой в общем плане упорядочен-ную совокупность идеалов, ценностей, концепций, которые служат обоснованием белорус-ского пути развития.
Идеология белорусского государства – это учение о нормах жизни, идеалах и ценно-стях белорусского народа, об идеологической политике государственных институтов, об идеологических процессах, характеризующих цели и особенности белорусского пути обще-ственного развития.
На политическом уровне идеология обретает форму идеологической доктрины. Бело-русская идеологическая доктрина является мировоззренческой основой идеологии белорус-ского государства в современных конкретно-исторических условиях. Формой существования нашей идеологической доктрины является национальная идея. Основным содержанием белорусской национальной идеи являются такие фундаментальные понятия, как: общечеловеческие христианские ценности, национально-государственное самосознание, гражданственность, патриотизм.
Однако белорусская идеологическая доктрина, или национальная идея, как мировоз-зренческая основа государственной идеологии, составляет ее очень важную, существенную, но все же часть идеологии белорусского государства. Если же подходить к анализу идеоло-гии системно и рассматривать ее как системную конструкцию, как системную модель, необ-ходимо учитывать все сферы жизнедеятельности нашего государства и белорусского пути развития.
Итак, правовой основой идеологии белорусского государства является Конституция Республики Беларусь. Конституция любого государства и в том числе белорусского, являет-ся, по сути, главным идеологическим документом, в котором прописаны все основные цели государства. Экономической основой идеологии государства является белорусская экономи-ческая модель, содержание которой в основных чертах будет раскрыто в соответствующем разделе книги.
Следующей составной частью Белорусской идеологии белоруссского государства яв-ляется белорусская политическая система как политическая основа идеологии государства. Белорусская политическая система основана на Конституции Республики Беларусь, но ос-новные особенности белорусской политической системы как составной части идеологии государства еще ждут своего дальнейшего исследования, развития со стороны ученых, обще-ствоведов, политиков и аналитиков.
Четвертой составляющей, или составной частью идеологии белорусского государства, является, собственно, белорусская идеологическая доктрина или национальная идея, о которой было сказано выше. Это – мировоззренческая основа идеологии государства.
На сегодняшний день уже можно говорить о наличии всех четырех гармоничных со-ставляющих частях идеологии белорусского государства: Конституция, белорусская эконо-мическая модель, белорусская политическая система, белорусская идеологическая доктрина в виде национальной идеи.
Что касается диалога ученых и специалистов по поводу, нужен ли еще один универ-сальный документ, где будут затронуты политические, социальные, философские, религиоз-ные и экономические отношения, то такой документ нужен, но конкретный, в виде концеп-ции государственной идеологической политики. Этот документ должен быть конкретизиро-ван на уровне отраслей, ведомств и регионов в виде программ информационно-аналитического обеспечения государственной идеологической политики. Программа должна включать четкие параметры: цель, задачи, сроки, проблемы, приоритеты, нор-мативную базу, механизмы реализации, ресурсы оценку эффективности идеологической политики.
Структура идеологии белорусского государства включает в себя четыре блока компо-нентов:
1) теоретико-методологический (базис системы). Цель –определение основных ком-понентов и структуры идеологии белорусского государства;
2) процессуальный («Вход» в центры принятия идеологических решений). Цель – определение качественных характеристик внутрисистемной среды, формирующейся вокруг центров принятия идеологических решений;
3) институциональный («Центры принятия идеологических решений»). Цель – опре-деление путей повышения эффективности идеологической деятельности институтов госу-дарственной власти, нахождение оптимальных механизмов их взаимодействие;
4) инструментальный («Выход» в среду системы в виде направлений идеологической политики государства в конкретных сферах жизнедеятельности общества). Цель –определение социальных механизмов реализации идеологической политики государства.
Способ взаимодействия элементов системы показывает, что если в соответствии с ожиданиями граждан (на входе) руководством страны принимаются соответствующие реше-ния (в центре принятия решений), то в политической, экономической и духовной системе государства соблюдается определенное равновесие, и общество уверено двигается в направ-лении решения своей главной идеологической задачи (на выходе) – повышение экономиче-ской мощи государства и повышение благосостояния граждан.
§ 1. Формирование иделогии белорусской государственности
Дискуссии по проблеме формирования идеологии национальной государственности ведутся во всех государствах СНГ. Во всех этих дискуссиях проводится мысль о том, что поскольку народ выступает одним из самых главных субъектов политики, следовательно, он является носителем определенных идеологических воззрений. О своем месте в этом мире каждый народ в ходе своего исторического развития вырабатывает и определенную систему идей, представлений, понятий, принципов о формировании своей национальной общности, форм своей государственной и экономической жизни, своих взаимоотношений с другими народами. Эти идеи и представления в конечном счете всегда составляли и будут составлять основу построения народом своего государства.
Систематизированную сумму выработанных народом идей и представлений об исто-рии становления и развития своей государственности, особенностях устройства институтов государственной власти, о направлениях, целях и задачах дальнейшего развития государства, формах и способах его взаимодействия с другими народами с полным основанием можем назвать идеологией национальной государственности. В связи с этим можно сделать вывод о том, что идеология белорусской государственности аккумулирует все конструктивное, полезное для Беларуси из опыта прошлого и достижений настоящего. Идеология белорусской государственности — это не только система взглядов, благодаря которым граждане нашей республики могут ориентироваться в политическом и социальном пространствах, но она призвана обосновать и обеспечить интересы белорусского народа как важнейшего субъекта политики.
Таким образом, мы вправе открыто поставить в повестку дня научной и политической жизни страны вопрос об идеологии белорусской государственности. Проблема формирования идеологии национальной государственности возникла во второй половине ХІХ века. Ее формированию тогда препятствовали многие факторы, которые прежде всего проявились в замедленности процесса оформления национальной идентичности белорусов, в противоречивом осознании народом его исторического прошлого, его политических интересов. Это было обусловлено тем, что, находясь в составе Российской империи, Беларусь оказалась глубоко инкорпорирована в общероссийский государственно-политический организм, а это, естественно, сдерживало проявление белорусской самобытности и тормозило формирование национально-ориентированной интеллектуальной и политической элиты. Оказывало свое влияние на эти процессы и наступление на Беларусь более сильного соседа с Запада — Польши. Польское влияние особенно сильно ощущалось в сфере культуры. Фактически все слои польского общества (идейные вдохновители Людвиг Гурский и Генрих Сенкевич) активно проповедовали идею об "историческом праве Польши на Белоруссию", о "великой культурной миссии поляков на Восток" и т.д.. Такой подход был характерен не только для лагеря правых, но и для польского социалистического движения, которое добивалось возрождения польского государства в исторических границах Речи Посполитой 1772 года (а это означало включение белорусских земель в состав польского государства).
Глубокая интеграция Беларуси в общероссийский государственно-политический ор-ганизм, экспансионистские претензии польской политической элиты также не способствовали созданию международных условий для реализации идеи белорусской государственности. Поэтому до начала первой мировой войны Беларусь практически не входила в сферу геополитических интересов других государств. По этой причине белорусский вопрос (в отличие, например, от польского) оставался внутренним фактором Российского государства, соответственно белорусское общественное движение, которое поднимало этот вопрос, отражало противоречия только всероссийской политической жизни. Объективно предпосылки для включения белорусского вопроса в сферу международных отношений начали складываться только в ходе первой мировой войны и в период Февральской революции 1917 года в России. Однако во всей полноте вопрос о белорусской государственности и ее идеологическом обосновании встал перед белорусским народом после Октябрьской (1917 года) революции в России. В тот период проблема национальной государственности оказалась как бы в фокусе политической борьбы в Беларуси. И это было вполне закономерно, ибо в этот период началось создание национальной государственности белорусского народа.
После распада Советского Союза и провозглашения суверенитета Республики Бела-русь вопрос об идеологии белорусской государственности приобрел новое значение. В по-следнее десятилетие в центре острейших дискуссий находятся вопросы, касающиеся про-шлого, настоящего и будущего белорусской государственности. В современной идейно-политической борьбе особое внимание концентрируется на понимании прошлого белорус-ской государственности. Важное значение придается следующим вопросам:
1.Имеет ли идея белорусской государственности общероссийские корни, то есть, входили ли существовавшие до ХІІІ века на территории, составляющую нынешнюю Бела-русь, государственные образования (земли-княжества) в состав Древнерусского государства, каковы исторические границы их развития?
2.Имеет ли историческое и юридическое право Республика Беларусь считать се-бя наследницей и преемницей Великого княжества Литовского, Русского, Жемайтского (вторая половина XIII — XVI вв.)?
3.Сохранил ли белорусский народ формы своей государственной жизни в составе Речи Посполитой (XVII—XVIII вв.) и какое значение для становления и развития идеи белорусской государственности имело включение Беларуси в состав Речи Посполитой?
4.Имеет ли положительное историческое значение вхождение Беларуси в состав Российского государства, а, следовательно, сказалось ли это вхождение в состав России, а затем и в Советский Союз на становлении и развитии государственности белорусского народа?
Разумеется, разные политические силы стремятся дать на эти вопросы свой ответ, чтобы обосновать предлагаемые ими альтернативы государственного строительства и госу-дарственной политики на современном этапе истории белорусского народа.
Что касается нашего ответа на первый вопрос, то мы подтвердим общеизвестную ис-тину: все восточные славяне сначала составляли единую древнерусскую народность в грани-цах единого Древнерусского государства — Киевская Русь. Этот факт прочно вошел в исто-рическую память не только белорусского, но и русского и украинского народов. Согласно общепризнанной в отечественной и зарубежной научной литературе схеме, восточнославян-ские племенные союзы после их политического объединения в рамках Древнерусского госу-дарства в течение ХІ—ХІІ века слились в единую древнерусскую народность, которая с кон-ца XIV века распалась на три отдельных народности — белорусскую, великорусскую и украинскую. У большинства современных исследователей не вызывает сомнений факт широкого распространения в Киевской Руси представления о том, что все славяне на территории Восточной Европы составляли единый народ — Русь, что в отчетливой форме зафиксировано в "Повести временных лет" — древнейшем летописном своде по истории восточных славян. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что идея белорусской го-сударственности имеет общерусские корни, восходит к древнерусской государственности. Именно уже в ранней древности была сформулирована идея общерусского единства. Она, несомненно, помогает нам понять и осмыслить историю и идеологию белорусской государственности.
Ответ на второй вопрос можно сформулировать так: в результате феодальной раз-дробленности и нашествия татаро-монголов в начале ХІІІ века Древнерусское государство распалось. На северо-западной его части во второй половине ХІІІ века возникло Великое княжество Литовское, которое в конце XIV в. стало называться Великим княжеством Литов-ским, Русским, Жемайтским. Такое название государства отражает сложный процесс его становления и, разумеется, дает ответ на характер этнического состава населения этого госу-дарственного образования. Однако необходимо отметить, что и до сегодняшнего дня не умолкли дискуссии и споры об этническом составе его населения. Спектр взглядов на эту проблему очень широкий — от трактовки Великого княжества в качестве литовской державы до провозглашения его белорусской империей. В значительной степени это связано с отсутствием в письменных источниках информации о юридических основах объединения балтских и славянских территорий в единое государство, в разных сферах (политической, экономической, культурной) которого в дальнейшим доминировал или балтский, или славянский элементы. Однако существенно то, что в рамках существующего Великого княжества Литовского интенсивно шел процесс формирования белорусского этноса.
Известно, что российские историки считали ВКЛ русско-литовским государством, однако, на наш взгляд, в процессе развития этого государство все более отчетливо проявля-лась его белорусско-литовская сущность, а поздней более выраженным стал белорусский фактор (тогда, когда сформировалась белорусская народность). Это был период, который охватывал XV — XVI столетия. Именно в этот период набирал силу процесс формирования этнического самосознания белорусов, который проявился, главным образом, в развитии род-ного языка, письменности, философской и социально-политической мысли, правотворчестве, национальных обычаев и традиций, приверженности населения православному вероисповеданию. Однако в конце XVI столетия была перевернута и трагическая страница истории нашего народа: Люблинская уния (1569 г.) Согласно этой унии ВКЛ вошло в состав Речи Посполитой, сохранив на некоторое время свой автономный характер, однако позднее суверенитет был утерян.
Что касается вхождения белорусских земель в состав Речи Посполитой, то этот пери-од имел исключительно важное значение для самоидентификации белорусов как самобытно-го этноса, для его самосознания, его общерусского происхождения, а также для его полити-ческого самоопределения. Решающим обстоятельством в этом процессе было то, что Речь Посполитая, как государство, менее всего было заинтересовано в развитии белорусов как самобытного народа. Более того, она делала все, чтобы стереть из памяти белорусов их этническую принадлежность. Именно в это время большинство белорусов осознало, что для своего самосохранения как этноса, для своего дальнейшего исторического развития они должны вернуться к своим общерусским корням, к истокам своей государственности. Это явилось главной причиной острой религиозно-национальной борьбы, развернувшейся на белорусских и украинских землях. Польско-католическое давление вынудило их сплотиться и развернуть религиозно-национальную борьбу за свое освобождение. И эта борьба не прекращалась вплоть до воссоединения белорусских и украинских земель с Российским государством.
Оказавшись в границах Российского государства, белорусы возродили свои нацио-нальные традиции, культуру, литературный язык. Именно в этот период начали складывать-ся этнические, социальные, экономические, политические предпосылки для становления национальной белорусской государственности. Эти предпосылки явились результатом соци-ально-экономических и политических процессов, проходивших на протяжении всего ХІХ и начала ХХ столетий в России. В национальных регионах России, в том числе и Беларуси, они тесно переплетались с проблемами реализации культурных, социально-экономических и политических прав народов, составляющих многонациональное государство. Именно в этот период зарождается белорусское общественно-политическое движение. В идеологии этого движения неизменно присутствовала национальная проблема. Однако хотелось бы отметить, что уже в конце Х1Х — начале ХХ столетий в ходе формирования представлений о белорусской государственности определились два подхода к пониманию исторического прошлого белорусского народа и, соответственно, форм его самоопределения. Эти два подхода привели к разделению общественно-политического движения на два потока — представителей национально-демократического течения и сторонников западноруссизма.
Представители национально-демократического течения в целом выступали с нацио-нально-белорусских позиций, отстаивали возможность самоопределения Беларуси как авто-номной республики в границах будущего демократического федеративного Российского государства. И только значительно позднее они в той или иной мере считали возможным становление самостоятельной государственности белорусов. Сторонники западнорусизма, напротив, рассматривали Беларусь как составную часть России. И хотя западнорусы призна-ли этнографические отличия белорусского народа от русских и украинцев, тем не менее стремились доказать, что Беларусь не в состоянии экономически и политически самостоя-тельно развиваться . Белорусов же они рассматривали как одно из славянских племен, кото-рое органично входит в состав единого русского народа.
Названные два подхода к пониманию истории Беларуси и ее народа оказывали свое воздействие на формирование идеологии белорусской государственности на протяжении всего ХХ столетия. Они и сейчас влияют на ход реальных современных политических про-цессов в Республике Беларусь, а также и на формирование идеологии белорусского государ-ства.
С падением самодержавия в феврале 1917 года, а затем в период Октябрьской рево-люции и гражданской войны на первое место в общественно – политической жизни Беларуси выдвинулся вопрос практического создания белорусской национальной государственности. Он привел к идейному противостоянию бывших союзников по политической борьбе. Размежевание произошло по вопросу о форме национального самоопределения белорусов, о характере будущего белорусского национального государства, о его месте и роли в складывавшейся новой системе международных отношений. Вопрос стал буквально так: либо пойти по пути становления суверенного, независимого от других республик государства, либо — по пути создания белорусского государства в составе федерации равноправных национальных республик. В условиях революции и гражданской войны были сделаны попытки реализовать тот и другой подходы. Белорусская социалистическая грамада (БСГ), которая по существу являлась революционно-демократической партией социалистической ориентации, в условиях гражданской войны попыталась реализовать идею полной национальной независимости белорусского государства на основе парламентской демократии. Однако провозглашенная умеренными белорусскими социалистами 25 марта 1918 года Белорусская Народная Республика (БНР) в условиях немецкой оккупации Беларуси, как утверждают многие иссле-дователи, не была государственным образованием даже " в марионеточной форме" (В. А. Круталевич).
Несомненно, национальное самоопределение, образование самостоятельной государственности как конкретно-исторический процесс предполагает не только провозглашение тех или иных деклараций, какими бы привлекательными и яркими они ни были, но и функционирование реальной системы органов власти на определенной территории, выработку, принятие законов и их реализацию, т.е. правотворческую деятельность, выполнение контрольных функций, гарантию обеспечения прав и свобод своих граждан. Без всего этого заявление о самоопределении и создании белорусской государственности оставалось лишь декларацией.
Белорусская народная республика не была реальным государственным образованием. Она так и не смогла осуществить свои представительные и полномочные функции. Хотя республика и провозглашалась в этнических границах проживания белорусов, свою юрисдикцию на этой территории она не осуществляла. Несмотря на то, что в лице Рады БНР и Народного секретариата была создана определенная политическая структура, выступавшая как законодательная и исполнительная власть, она не была признана германской оккупационной администрацией. Тем более ее не признали правительства ведущих стран мира — США, Англии, Франции, Германии и др. Акт самоопределения БНР не поддержало в основной своей массе и население Беларуси. Не было армии, отсутствовала финансовая система, не сформировались органы власти на местах. Функции правительства БНР ограничивались урезанными полномочиями его представителей при германской оккупационной администрации и решениями задач в культурно-образовательной сфере, а также в области развития местной промышленности, торговли.
В силу неблагоприятных для БНР внешнеполитических и внутренних обстоятельств, вдобавок к тому из-за непреодолимой изолированности ее деятелей от широких народных масс, увлеченных идей советской государственности, БНР так и не смогла стать независимым, суверенным белорусским государством. Это было признано на 2-ой Всебелорусской конференции, проходившей в октябре 1925 года в Берлине. В ее работе участвовали представители различных течений белорусской политической эмиграции. Участники конференции признали Минск — столицу БССР "единым центром политического и культурного возрождения Беларуси" и объявили о роспуске Рады и правительства БНР.
Создание белорусской национальной государственности проходило в обстановке острейших социальных столкновений и потрясений, вызванных российской революцией. Поэтому события, связанные с рождением белорусской государственности, сегодня никак не вписываются в однобокие надуманные схемы. Они развивались так, а не иначе в силу многих объективных и субъективных обстоятельств, среди которых особую роль играли внутренние и внешние факторы, специфика национального движения в Беларуси, действия классовых и социальных сил, логика политической борьбы. Именно это и предопределило поражения тех политических сил, которые пытались реализовать идею Белорусской народной республики. В этом противостоянии и рождалась белорусская государственность на советской основе.
1 января 1919 года, как известно, была провозглашена Белорусская Советская Социалистическая Республика (БССР). Ее провозглашением был заложен прецедент создания политико-территориальной единицы с атрибутами белорусской государственности в рамках советского строя.
По мере развития и усложнения как внутренней, так и внешней ситуации для лидеров большевиков все более насущной становилась проблема изменения стратегии и тактики в национальном вопросе. Акцент делался на следующем: любым путем сохранить РСФСР, которая рассматривалась как прообраз будущей мировой Республики Советов (впоследствии эта роль отводилась образованному в декабре 1922г. СССР). Советская Социалистическая Республика Беларусь создавалась как плацдарм для наступления советских войск для поддержки мировой пролетарской революции. Правда, уже в ходе развертывания национального государственного строительства в Беларуси лидеры большевистской партии пришли к выводу, что роль одного из плацдармов при наступлении революции и буфера при ее возможном отступлении лучше будет выполнять не отдельно БССР, а объединенная Литовско-Белорусская ССР, и поэтому были внесены внесли соответствующие коррективы в геополитическую конструкцию. Было принято решение выделить из БССР и вернуть в состав РСФСР три губернии: Витебскую, Могилевскую, Смоленскую, а оставшуюся территорию объединить с Литовской ССР в одном государственном образовании — Литовско-Белорусской ССР, которое реально просуществовала до августа 1919 года (ее территория была полностью оккупирована польскими интервентами). Между тем необходимо отметить, что ЦК РКП (б) шел на отделение от БССР Могилевской и Витебской губерний достаточно продумано (впоследствии, в 1924 и 1926 годах, эта территория была воссоединена с БССР).
Второе провозглашение БССР произошло в июле 1920 года. О возрождении белорусской советской государственности было заявлено в "Декларации о провозглашении независимости Советской Социалистической Республики Белоруссии", которая была принята 31 июля 1920 года в Минске на совместном заседании представителей государственных и партийных органов, общественно-политических организаций и профсоюзов. Появление этого документа было связано с июльским (1920г.) наступлением на Западном фронте Красной Армии, которая практически освободила всю территорию Беларуси. Этот документ объявил о восстановлении БССР, провозглашенной 1 января 1919 года. В условиях продолжавшейся советско-польской войны, безусловно, было очень трудно определить административно-территориальную границу возрождавшейся республики. Поэтому первоначально она складывалась в рамках Минской губернии (6 уездов с населением 1,6 млн. человек). И хотя на путях становления национальной государственности белорусского народа было много трудностей, в Декларации с позиций "полного суверенитета ставился вопрос о государственных связях между советскими республиками". Заявлялось, что отношения между ССРБ и РСФСР будут оформляться на равноправной основе. Позже принцип равноправия республик был положен в основу Союзного рабоче-крестьянского договора между РСФСР и ССРБ, заключенного 21 января 1921 года, в котором вновь признавались независимость и суверенитет "каждой из договаривающих сторон". В декларации затрагивались и языковые проблемы, от решения которых зависело духовное возрождение белорусского народа. Устанавливалось "полное равноправие языков (белорусского, русского, польского, еврейского) в сношениях с государственными учреждениями и в организациях и учреждениях народного просвещения и социалистической культуры". Коренная нация в отношении языка не получила никаких преимуществ.
С окончанием гражданской войны логика государственного строительства подводила к необходимости установить более четкие союзные отношения между советскими республиками. В этих условиях начался переход к новому этапу государственного строительства — объединению республик в единое союзное государство с общими для всех республик органами управления. Поиск новых форм государственного устройства сопровождался острой политической борьбой. Несмотря на это, движение от унитаризма к федерализму увенчалось в конце 1922г. созданием Союза Советских Социалистических Республик. Однако, провозглашая СССР, советские республики, в том числе и БССР, вынуждены были принять сталинскую формулу о том, что всякое государственное объединение ограничивает суверенитет его членов в пользу центральных органов управления. На этой основе был утвержден безусловный приоритет общегосударственных интересов над интересами республик.
Договор 1922 года о создании СССР основывался на компромиссе между национальной автономией и сохранением централизованного государства, которое должно было стать средством осуществления революционного идеала. Этот идеал включал в себя возможность устранения как классов, так и наций. Следовательно, в момент создания союзного государства в теоретическом плане нация рассматривалась как некоторый пережиток. Государство, основывающееся на принципе пролетарского интернационализма, по крайней мере, в теории становилось "безнациональным". И действительно, в 30-е годы в политической практике понятие "национальный интерес" было устранено. Оно было возрождено только в годы Великой Отечественной войны.
Принцип ограничения суверенитета союзных республик вошел в Союзный договор, а затем в Конституцию СССР 1924 и 1936 годов. И хотя в Конституции СССР 1977 года теория ограниченного суверенитета не получила юридического закрепления, было зафиксировано положение о том, что "союзная республика — суверенное государство". В годы перестройки оно стало правовой основой движения за обновление Союза, стимулировало стремление к реализации идеи полного суверенитета республик. 27 июля 1990 года Верховный Совет БССР принял Декларацию о государственном суверенитете нашей республики. Декларация стала государственно-правовым актом о суверенитете БССР. И хотя Декларация заявила о том, что Беларусь выбрала собственный путь развития, в ней не предусматривался выход республики из Союза. Объявление независимости БССР было началом нового этапа самоопределения белорусского народа.
Провозглашенная 1 января 1919 года БССР представляла собой целую эпоху в истории становления новой белорусской государственности. Безусловно, она стала первым реальным национальным белорусским государством. При всей ограниченности суверенитета в советский период БССР отнюдь не была фикцией. Первый опыт белорусской государственности имел огромное значение для развития белорусского народа на протяжении всего ХХ столетия. За 70 лет своего существования в составе Советского Союза Белорусская ССР постепенно собрала основную часть этнической территории белорусов ("укрепление" БССР в 1924 и 1927 годах, воссоединение Западной Беларуси с БССР в 1939 г.) и выполнила государственно-политическую и культурную роль объединения белорусской нации. Впервые в истории был создан реально действующий аппарат государственной власти, национальная система просвещения и науки, государственная институционированная система профессионального искусства и культуры, массовая национальная пресса и т.д. Беларусь стала индустриально развитой республикой и прославилась на весь мир героическим сопротивлением немецко-фашистским оккупантам в годы Великой Отечественной войны.
На основе БССР в 1991 году была провозглашена суверенная Республика Беларусь. На пути закрепления суверенитета республики важное значение имело принятие Верховным Советом в марте 1994 года Конституции Республики Беларусь, на основе которой была введена президентская форма правления. Первым Президентом Республики Беларусь стал А.Г. Лукашенко, который был избран в результате двух туров всенародных выборов в июне-июле 1994 года.
§ 2. Перспективы развития идеологии белорусской государственности
Конституционное закрепление новых форм государственной и общественной жизни знаменует и новый этап национально-государственного самоопределения Беларуси. Обычно принято рассматривать право наций на самоопределение как право на образование в той или иной форме национального государства. Но самоопределение можно вполне закономерно рассматривать как исторический процесс перехода от одного состояния к другому в развитии государства и его общественных форм. Эта преемственность присуща и белорусской государственности. Она оказывает свое воздействие и на формирование современной идеологии белорусской государственности. Поэтому не случайно в преамбуле Конституции Республики Беларусь 1994 года ( с изменениями и дополнениями) проведена прямая связь ее принятия с неотъемлемым правом народа на самоопределение, с его исторической традицией развития белорусской государственности и в современной суверенной Республике Беларусь. Белорусский народ, впервые получивший возможность подлинно демократического волеизъявления, убедительно подтвердил на всенародном референдуме ( 24 ноября 1996 года) свою волю сохранять и развивать дальше это историческое достижение.
Однако проблема выбора дальнейшего развития белорусской государственности вновь оказалась в центре идейно-политической борьбы после очередного поворота истории, приведшего к распаду союзного государства, в состав которого входило и первое национальное государство белорусов. В развернувшейся дискуссии о путях дальнейшего развития белорусской государственности определились три концептуальных подхода. В геополитическом отношении, действительно, у Беларуси три пути развития. Их сущность можно свести к следующему. Первый подход — совершенствование существующей суверенной белорусской государственности в границах воссоздаваемого в новой форме союзного государственного образования, где Беларусь должна сыграть важную историческую миссию на нынешнем этапе славянской истории, и, естественно, на этой основе обеспечить свой всесторонний прогресс.
Второй подход — узаконить национальную государственность белорусского народа в ее так называемой "адраджэнчаснай" интерпретации как единственно истинную. Смысл это-го стремления части политической элиты сводится к поиску идеала белорусской государ-ственности, которая бы соответствовала тем формам государственной жизни, существовав-шим в далеком прошлом (примером такого государства представляется Великое княжество Литовское), то есть предпринимаются попытки воссоздать то, что исчезло в историческом потоке. И третий подход — превратить Беларусь в составной компонент Западной Европы, то есть взять за образец государственности какую-либо западноевропейскую страну и со-здать характерные для нее государственные структуры в Беларуси.
Безусловно, сторонники второй и третьей альтернативы последовательно выступают за слом нынешних государственных институтов Беларуси и предлагают заменить их новыми политическими структурами власти не только по своей форме и названию, но и по их содержанию. И хотя они предлагают различные пути развития белорусской государственности, тем не менее видят Беларусь в современном мире исключительно как объект, а не субъект современной геополитики. Представители этих двух подходов не замечают, что в современном глобализирующем мире подлинным политическим суверенитетом может обладать только блок государств, имеющих единый "цивилизационный знаменатель" — религию, этнические ценности, культурные модели, общезначимые сакральные центры, сходное понимание общности путей исторического развития. Именно такой основой стабильного существования и динамического устойчивого развития Беларуси в системе современных международных отношений является союз с Россией. Союз станет препятствием на пути к установлению гегемонии одного или группы государств. В рамках этого союза Республика Беларусь, несомненно, сохранит свой суверенитет и может безболезненно интегрироваться в мировое сообщество. В союзном межгосударственном образовании она сохранит основные направления своей политики на трех ключевых условиях: мировом, региональном и на уровне собственного национального государства. Именно это и отрицают сторонники второй и третьей альтернативы. Небезосновательно, таким образом, представителей второго подхода к белорусской государственности можно называть национал-радикалами, а третьего — либерал-радикалами. Оба этих подхода несостоятельны и пагубны как для самой национальной госу-дарственности, так и для белорусского общества в целом.
Попытаемся конкретизировать каждый из названных концептуальных подходов. Нельзя согласиться с позицией национал-радикалов, которые сводят идеологию белорусской государственности не просто к идее воссоздания архаических политических структур, а до-биваются создания едва ли не любой ценой моноэтнического государства. В своей политике белорусские национал-радикалы, как свидетельствует опыт ряда бывших республик Совет-ского Союза, стремятся вытеснить из общественной жизни представителей других нацио-нальностей, ограничить их в политических правах. Они также пытаются определить, какие формы социальной жизни соответствуют "подлинно" белорусским, а какие — нет. В их трактовке национальная идентичность Беларуси, как "государства-нации", зациклена на этническом самолюбовании, на поиске врагов, на отрицании единства исторических путей развития восточных славян, на основе которой сформировались русский, белорусский и украинский народы. Представление о Беларуси, как исключительно "едином национальном государстве" (а именно эта ментальность доминирует в среде определенной части белорусской политической и культурной элиты), лишает ее как внутреннего, так и геополитического измерения. В такой системе координат само понятие "Беларусь" мировым сообществом понимается как синоним "окраины", "буфера", "лимитрофа" — несамостоятельной периферийной зоной между самостоятельными цивилизациями.
В идеологии национал-радикалов заложена потенциальная возможность превращения национального государства в тоталитарное. Национал-радикалы все больше и больше скло-няются к построению этнократического "белорусского" государства. Данная идеология, без-условно, носит утопический характер и реализация ее установок маловероятна.
Несостоятельность третьей посылки лежит на поверхности: Беларусь никогда этно-культурно не принадлежала Западной Европе, она сформировалась как этнокультурная общ-ность и страна в лоне восточно-христианской православной цивилизации и в евразийском геополитическом пространстве. И ничьи субъективные устремления не могут отменить этих реалий. Как не смогло их отменить 300-летнее политическое господство католического польско-литовского государства над белорусскими землями. Даже страны Центральной Европы, сама Польша и Восточная Германия всегда воспринимались на Западе лишь как окраина западно-христианского мира и никогда не почитались там до конца своими, им никогда не удавалось, вплоть до нынешнего времени, вполне интегрироваться с Западной Европой, несмотря на цивилизационное родство. В Западной Европе собственные многовековые культурные традиции, выросшие на ее уникальной и неповторимой почве, что исключает их простое заимствование. Не говоря уже о традиционно высоких затратах на образование, которые другие регионы не могут и в обозримой исторической перспективе не смогут себе позволить по чисто экономическим причинам. Можно и нужно учитывать опыт Западной Европы, но уподобиться ей нельзя. Даже в североамериканском обществе, созданном эмигрантами из Западной Европы, повторить ее опыт оказалось невозможным. В конце концов, там сложилось собственное национально-культурное пространство, не менее отличное от Западной Европы, чем от Европы Восточной.
В связи с этим вывод очевиден — идея использования западноевропейского опыта в государственном строительстве, в становлении политической системы Беларуси, в совер-шенствовании других общественных структур сама тоже носит утопический характер. При этом представители либерал-демократического движения, как либерал-радикалы, игнориру-ют собственный исторический опыт белорусского народа, в том числе опыт становления и развития государственности Беларуси. Особенно ими отрицается какое-либо позитивное значение развития белорусской государственности в современных условиях. Стремясь во-плотить абстрактную либерально-демократическую модель общественного устройства, они фактически призывают белорусский народ встать на путь радикального разрыва со своим прошлым, со всем, что создано народом за сотни лет своего исторического развития.
Наиболее эффективной, а, следовательно, приемлемой для белорусского общества яв-ляется первая альтернатива, а именно: совершенствование существующих институтов бело-русской государственности, включая и воссоздание в новой форме союзного межгосудар-ственного образования, которое будет является гарантом безопасности и суверенитета Рес-публики Беларусь. Данный путь развития белорусской государственности основывается на исторической преемственности, он предполагает выяснение тенденций общественного раз-вития, внимательное отношение к историческому опыту, выявлению положительного в со-зданных ранее государственно-правовых формах. И действительно, из крайне сложного про-цесса формирования белорусской национальной государственности нельзя выбросить БССР, которая и является непосредственной основой для дальнейшего прогресса в области госу-дарственного строительства. На основе БССР возникла и суверенная Республика Беларусь.
Белорусская государственность в ХХ веке прошла сложный путь своего развития, и его итоги поучительны в ХХІ веке. Как уже свидетельствует определенный опыт, во второй половине 90-х годов в качестве национальной модели развития в Республике Беларусь была определена социально ориентированная рыночная экономика, которая была призвана соеди-нить социальные и экономические критерии развития, преимущества рыночной конкуренции и эффективной системы социальной защиты трудящихся, идеи рыночного саморегулирования и государственного управления. На первом этапе реализации этой модели преобладало государственное регулирование. Однако поиски путей перехода к рынку продолжаются и сегодня. Тем не менее с полным основанием можно сказать: в Республике Беларусь заложены основы социально ориентированного государства. Основной целью такого государства является создание условий для свободного развития личности и реализации ее интересов, которые соотносятся с интересами общества. Закрепление приоритета прав человека над правами общества, нации и государства — одна из самых отличительных черт Конституции Республики Беларусь.
Именно это является основой содержания формирующейся идеологии белорусского государства, которая аккумулирует все позитивное из исторического прошлого народа Бела-руси и его достижений на современном этапе. Главным содержанием идеологии белорусского государства должна стать идея торжества человека — труженика, человека — творца, непосредственного созидателя материальных и духовных ценностей.
Отсюда вытекает и главная ее цель — осознание белорусским народом себя народом –творцом, народом созидателем, обретение им уверенности в свои творческие силы и воз-можности. Характерной чертой идеологии государства должен стать патриотизм, предан-ность Отечеству, гордости за свой народ. Идеология белорусского государства должна укре-пить в народе Беларуси столетиями сложившийся иммунитет против национальной ограни-ченности, кичливости, пренебрежения к другим народам. Национальный эгоизм и духовное национальное возрождение — антиподы, несовместимые понятия. Идеология должна быть сориентированной на решительное обеспечение интересов Республики Беларусь в мировом сообществе, но не через автаркию и самоизоляцию, а через стремление к многовекторному сотрудничеству со всеми государствами мира. Идеология государства призвана сформулировать идеал современного белорусского общества, составными элементами которого являются: построение демократического правового государства, создание условий для свободного и всестороннего развития личности, достойного вхождения страны в европейскую и общечеловеческую общность.
Таковы основные приоритеты идеологии белорусской государственности. Однако, как свидетельствует современная реальность, и в плане народной разработки идеологии белорусского государства, и в плане ее реализации предстоит большая работа, которая займет еще много времени.

Приложенные файлы

  • docx 512405
    Размер файла: 63 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий