ОКТАВИАН (венок сонетов)

ОКТАВИАН АВГУСТ

(венок сонетов)

Магистрал

Кто первенствует? Ты, богиня Рома!
В тень мудро отошёл Октавиан.
Ответь: что власть? Она неизрекома.
В ней вместе и безумье, и талан.

Проскрипции! Сегодня ждём погрома.
Проскрипции! Ужель пришёл тиран?
Проскрипции! За обмороком – кома!
Проскрипции! Убитых целый стан.

Так будет: мрамор – вместо бренной глины!
Мощней от века не было порыва.
Поэзия вступает в свой расцвет.

Мы многолики – мы многоедины.
Имперская прекрасна перспектива
На славной Гее – лучшей из планет.

1

Кто первенствует? Ты, богиня Рома!
Хотя ваятель с принцепсом вдвоём
Тебя изображает. Нам знакома
Амбиция владык – чтоб с божеством

Их уравняли. Жутче нет фантома,
Когда в больном отечестве твоём
Кладут под лупу пакостного гнома!
Ему увеличение даём,

Утрачивая чувство всякой меры.
Так есть и будет – это изначала.
Всегда ль помогут бомба и таран?

Перевороты любят офицеры,
Не дотянувшие до генерала!
В тень мудро отошёл Октавиан.

2

В тень мудро отошёл Октавиан.
Глядите: он примеривает маску
Республиканца! Ловкий интриган,
Он кнут и пряник – матюги и ласку –

Умеет сочетать. Нет, не титан –
Не исполин. Тревогу и опаску
Несёт в себе – других не любит стран.
Солдат усовершенствовав натаску,

Он их руками города берёт,
Давая указания из тыла.
Но мир внутри огромнейшего дома –

Так видит Рим, ведя его вперёд –
Всё ж предпочтёт! Наказ дают светила.
Ответь: что власть? Она неизрекома.

3

Ответь: что власть? Она неизрекома –
Нам непонятна. Верно, это сласть –
И страсть. Быть выше всех! В душе истома –
И смута. Настоящая напасть –

Недуг по сути. Страшного надлома
В конце не избежать. Ах, как не клясть
Заразу эту! К пропасти ведома,
Она самоубийца – эта власть.

Она – игра! Тасуются народы.
Она – азарт! Случаются удачи.
Она – восторг! Преуспевает клан –

Плебс недоволен. Никакой свободы!
Поскуливанья что тебе щенячьи?
В ней вместе – и безумье, и талан.

4

В ней вместе – и безумье, и талан.
Вот амплитуда: выродок и гений –
В одном лице. Бес ангелу в пандан?
Гротескнее подобных сопряжений

Не ведал мир. Тут инфернальный план –
Иль механизм великих поновлений?
Ответ не будет человеку дан.
Превыше всех земных обыкновений

Всесильного фанатика удел.
Мне кажется, что Август – исключенье.
Его натура к высшему влекома –

Хоть гибельный соблазн не одолел.
Тревога – страх – отчаянье – смущенье:
Проскрипции! Сегодня ждём погрома.

5

Проскрипции! Сегодня ждём погрома.
Испуганный сенатор у раба
Защиты просит. Может, хромосома
Тут лишняя? Ведь гиблая борьба –

Знак вырожденья. К пропасти несома,
Страна стенает! Слышится пальба
Во многих градах – у Кремля и Крома!
Мы сознаём, что дольная мольба

И нынче до превыспреннего Бога
Не достаёт. Наверно, не залечим
Своих досель кровоточащих ран.

Она растёт, смертельная тревога –
Мы раздираемы противоречьем.
Проскрипции! Ужель пришёл тиран?

6

Проскрипции! Ужель пришёл тиран?
Вот список тех, кого приговорили.
Тебя там нет. О, Deus! Бездыхан,
Твой брат лежит. Мы созданы из пыли –

В неё вернёмся. Что и чин, и сан?
Вы лидера ещё не раскусили:
Он харизматик или шарлатан?
Возникнет чуть позднее это или.

Тогда довлела странная любовь,
Замешанная на животном страхе.
Мы были слепы. Это глаукома

Всей нации? Вождю не прекословь –
На виселице славь его! На плахе!
Проскрипции! За обмороком – кома.

7

Проскрипции! За обмороком – кома.
Не Цицерон ли падает ничком?
Быть благодарным – это аксиома.
Учитель умерщвлён учеником.

Седой Харон! Мы ждём его парома.
Назад он не уйдёт порожняком.
Моя отчизна – сплошь – как гематома.
Ты о мятежном? Ты о бунтовском?

От величавого
До мерзких «троек»: Клио по уклону
Нас движет! Яда трупного метан

Всё ощутимей. Брат идёт на брата.
Жуть повторится? Самый нерв затрону.
Проскрипции! Убитых целый стан.

8

Проскрипции! Убитых целый стан.
Я видел сон: при брезге, спозаранку
Восстанут зэки – сонмы россиян.
И двинутся массивом на Лубянку.

О, Сандармох! Он будет осиян.
Любуясь тут на позднюю очанку,
Чей взгляд встречаю? Снова кружит вран.
Октавиан! Придумал ты охранку –

Завёл сексотов. Здесь ты пионер –
Да, зачинатель. Всюду агентуру
Ты насаждаешь! Процветают свины.

Чего боишься? В сущности – химер.
Аж медный панцирь надеваешь сдуру!
Так будет: мрамор – вместо бренной глины.

9

Так будет: мрамор – вместо бренной глины.
Как Вечный город образ изменил!
Уснуть не можешь? Ты в плену кручины.
Не счислить преждевременных могил.

Вот Ойкумена! Больше половины –
Твои владенья. Ты исполнен сил –
Казалось бы, для страха нет причины.
Но вот приказ: писания сивилл

Предать огню. Боишься заглянуть
В несбывшееся? Держишься момента?
Твоя психея явно боязлива –

Однако под ногами твёрдый путь.
Огромна императорская рента!
Мощней от века не было порыва.

10

Мощней от века не было порыва.
Даётся на столетия заряд.
Великий Рим! Судьба несправедлива.
Великий Рим! Ужасен твой распад.

Всё это бренно: выгода, нажива.
Другое ценно: красота и лад.
Как не узнать античного мотива?
Тибулл стихи читал всю ночь подряд.

Я вам дарю букет из ранних лилий!
Я вас хочу воспеть на фоне граций –
Настройте лиры! Дивен ваш квинтет.

Любимы мной Проперций и Вергилий.
Читаемы Овидий и Гораций.
Поэзия вступает в свой расцвет.

11

Поэзия вступает в свой расцвет.
У скульпторов просторны мастерские.
Тебе Витрувий нынче даст совет.
Анаксенор! Вот мастер мусикии.

Какая школа! В том её секрет,
Что не стареет – ибо энтропии
Тут нет в помине – опыт лучших лет:
Нам удалось привить его в России.

У Тибра мы отправили в полёт
Свой вольный дух. Будь, Вячеслав Иванов!
Ответят в Петербурге клавесины

На переливы палатинских нот,
Все темы повторяя без изъянов.
Мы многолики – мы многоедины.

12

Мы многолики – мы многоедины.
Соединяя тысячи дорог,
Сюда не зря пришёл из Палестины
Апостол Павел, пристален и строг.

О, войн и распрей страшные картины!
Но это новь. Как взять крутой порог,
Взметнувшийся поверх земной рутины?
Бог есть Любовь – доподлиннейший Бог.

Вот с эллином обнялся иудей.
И где? Да прямо здесь: у храма Марса.
История мятежна и бурлива.

Ну как без конкуренции идей?
Хоть трагика опустится до фарса –
Имперская прекрасна перспектива.

13

Имперская прекрасна перспектива!
Берут у римских стоиков урок
Отцы святые. Нет паллиатива,
Чтоб мир спасти – и это ль не рывок:

Рожденье Сына! Явленного дива
Язычество не примет. Век жесток.
Екатерина! До чего ж красива.
Татьяна! Веры трепетный цветок.

В твоём, о Август, пышном мавзолее.
Я думаю о каверзах столетий.
Вот Новый заключается Завет –

А окруженье Господа всё злее!
Но много и мажорных междометий
На славной Гее – лучшей из планет.

14

На славной Гее – лучшей из планет –
Я воздаю всем обретеньям Рима.
Дождь золотой! Идёт чекан монет.
Ты с нами, Ника! Ты зарёй багрима –

Мы любим твой летящий силуэт.
Но что такое? Боль неодолима.
Табу – неотменяемый запрет –
Рок наложил. Я в роли пилигрима

Сюда пришёл. И что же застаю?
Руины созерцает Пиранези –
И дарит лист из своего альбома.

Всё что ни есть – уйдёт к небытию.
Печаль такая! И тоска до рези.
Кто первенствует? Ты, богиня Рома!



24–26.08.2017









13 PAGE \* MERGEFORMAT 14615





Приложенные файлы

  • doc 3606053
    Размер файла: 63 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий