ВКР (1)


Санкт-Петербургский государственный университет
Факультет политологии
кафедра Теории и философии политики
КУРСОВАЯ РАБОТА
НА ТЕМУ: «Политика и образование в либеральной традиции»

По направлению подготовки «политология» (бакалавриат)
Студента (бакалавра) 1 курса 2 Группы

Мордашовой Юлии Владимировны
_______________________________
подпись
«____»______________2013 г.
Отметка о проверке на плагиат
Допустить к защите:
заведующий кафедрой
Доктор философских наук, профессор кафедры теории и философии политики
Гуторов Владимир Александрович
_______________________________
подпись
Научный руководитель:
Кандидат философских наук, доцент
Кафедры теории и философии политики
Полякова Наталья Валерьевна
______________________________
подпись

Санкт-Петербург
2014
Оглавление.
Введение ………………………………………………………………………… 3
Глава 1 Дж. Ст. Милль о роли образования в условиях демократии……5
Глава 2. Проблема образования в американской либеральной традиции…….………………………………………………………….............. 11
§1 Томас Джефферсон: принципы демократии………………………………..11
§2 Токвиль о роли образования для американской демократии……………..16
Заключение ……………………………………………………………………. .20
Список использованных источников и литературы …………………….. .23
Электронные источники……………………………………………………….24
Введение
Актуальность темы исследования.
Основные постулаты либеральной идеологии полностью сложились и заняли свое место в идейном арсенале важнейших стран Западной Европы в течении первой половины XIX века.
Либерализм как сложное структурное явление предстаёт сегодня и как историко-философское течение, доктрина, и как политическая идеология, обосновывающая программные установки объединившихся под его знаменем социальных слоёв, и как более или менее массовое организованное движение (либеральные политические партии, движения, группировки и т.п.).
Либеральная теория первоначально сформировалась на Западе. Причём исходно она не составляла некой единой школы общественной мысли : так, существовали значительные различия между английской, американской и французской либеральными традициями, складывавшимися приблизительно в одно и то же время, но опиравшимися на разные теоретические источники и, что даже более важно, решавшие разные исторические задачи. Позднее либеральные идеи были перенесены и в другие страны, в том числе в Россию, однако перенос этот сопровождался существенной трансформацией, ибо исходно эти идеи формулировались как ответ на вопросы, поставленные в совершенно ином историческом контексте. Поэтому сегодня, рассуждая о либеральной теории, приходится принимать в расчёт и те национальные особенности, которые она имеет в разных странах мира.
Данная тема актуальна по ряду причин. Во-первых, потому что ранее эта тема была изучена достаточно подробно. Во-вторых, такие авторы , как Джефферсон, Токвилль, Милль, стояли у истоков Западного либерализма, их работы оказали большое влияние на развитие демократической теории стали важной философской основой современного либерализма.
Цель курсовой работы:
Для реализации цели требуется решить некоторые задачи:
- исследовать роль образования для американской демократии в работе Милля « Размышления о представительном правлении» и извлечь пользу из нее для людей.
- проанализировать взгляды Томаса Джефферсона о роли образования для либеральной традиции
- исследовать значение образования в труде Алексиса де Токвиля « Демократия в Америке»
Данная курсовая состоит из Введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Дж. Ст. Милль о роли образования в условиях демократии.
Стремления Милля были направлены на создание научной социальной философии, которая содержала бы в себе специальные научные методы, анализ социальных явлений и обосновывала необходимость общественных реформ. Данная философия должна была содержать в себе этику, психологию, логику, этологию (по Миллю, это наука, которая выводит характер человека из социальных влияний), политическую экономию. По мнению Милля «отрицательная метафизика»1 препятствует научному исследованию и мешает «позитивному направлению».
Человеческой силе везде положены очень узкие пределы. Она может действовать только при помощи какой-то одной или нескольких природных сил. Поэтому силы, которые могут быть направлены к желанной цели, должны существовать, и они действуют по своим собственным законам. В политике, как в механике, надо искать вне машины силу, которая сообщает машине движение, а если ее нет, или она не достаточна, чтобы превзойти возможные препятствия, дело не пойдет на лад. Это означает лишь то, что политическое искусство подвержено тем же ограничениям и условиям, как и все другие искусства.
Силы, говорят нам, от которых зависят великие политические явления, не могут быть подведены под управление политиков и философов. Какова бы ни была преобладающая в обществе сила, она получит преобладание в правлении; перемена в политическом устройстве не будет долговечна, если не предшествует или не сопровождается изменением в распорядке общественных сил. Поэтому народ не может себе выбрать форму правления. Ему доступен выбор только в практическом устройстве, но все остальное, назначение высшей силы, определяют без него общественные условия.
Что подразумевают под силой, когда говорят, что самая значительная общественная сила будет значительнейшей силой в правлении? Не мускулы и не жилы; иначе чистая демократия была бы единственно возможной гражданской формой. К силе мускулов присоедините два другие элемента, собственность и ум и мы будем ближе к истине, хотя все еще далеки от нее.1
По словам Милля, не только меньшинство руководит большинством, иногда в большинстве может преобладать собственность и дарование и при всем том оно бывает в подчинении насильственном или каком другом, у меньшинства, которое в том и другом отношении стоит ниже его. Чтобы все эти разнообразные элементы силы могли иметь политическое влияние, они должны быть организованы и выгоды организации на стороне тех, в руках которых правление.
Общественная сила, имеющая стремление переходить в политическую силу, не есть сила инерции, пассивная, но и деятельная; другими словами сила, которую действительно прилагают на деле, собственно говоря, очень небольшая доля существующей силы. Как говорил английский философ, большая часть всякой силы состоит в воле. Кто думает, что достаточно иметь в руках общественную силу, чтобы завладеть под конец и правительственной силой, и что поэтому нет нужды стараться о влиянии на склад правительственных форм путем влияния на мнения – тот забывает, считал он, что мнение само по себе одна из значительных общественных сил. Одно лицо с убеждением есть социальная сила, равная девяносто девяти лицам, имеющим одни только интересы. Кто успел создать общее убеждение, что известная представительная форма или какой-нибудь общественный факт достоин предпочтения, тот сделал самый важный шаг, чтобы склонить общественные силы на сторону этого факта.
Милль предлагает тем, кто хочет убедиться, что отвлеченная мысль есть одна из главных элементов общественной силы, вспомнить тот век, когда едва ли был престол в Европе, который не был бы занят либеральным любящим преобразования королем, либеральным и преобразующим императором и, что всего удивительнее либеральным и преобразующим папой : век Фридриха Великого, Екатерины II, Иосифа II, Петра Леопольда, Бенедикта XIV, Ганганелли, Помбаля, д’Аранда, когда сами неаполитанские Бурбоны были либералами и реформаторами, когда все деятельные умы французской аристократии были исполнены идей, которые вскоре обошлись им столь дорого. Доказательство того, как часто физическая и экономическая силы еще не составляют всей общественной силы. Как люди мыслят, определяет, что они делают, и если мнения и убеждения обычных людей в гораздо большей мере зависят от их личного положения, чем от разума, не малое влияние на них имеют и мнения и убеждения тех, которые занимают иное положение, чем они и совокупный авторитет образованных людей. Поэтому если все образованные люди могут придти к заключению, что такое-то социальное устройство, такое политическое или какое другое учреждение хорошо, а другое дурно, одно желательно, другое достойно осуждения, уже этого одного достаточно, чтобы дать одному и отнять у другого содействие общественной силы, которая одна дает возможность ему существовать. Таким образом, истина, по которой правление страны бывает таким, каким создают его необходимо существующие общественные силы, эта истина верна только в том смысле, в котором она поощряет, вместо того, чтобы отвращать попытку разумного выбора между всеми формами правления, возможными в данном состоянии общества.
По Миллю, политический механизм не действует сам собою. Он как делается людьми, так и работает за счет людей и даже очень обыкновенных. Он нуждается не только в допущении, но и содействии и должен подходить к способностям и качествам людей в данный период. Для этого Милль выделял три условия: народ, для которого форма правления предназначена должен желать принять ее, и если не желать, то хотя бы не мешать ее установлению. Он должен иметь желание и способность делать все нужное для ее поддержания. Так же он должен делать все, что потребуется от него, чтобы дать ей возможность достигнуть своего назначения. Народ должен выполнять условия деятельности и воздержания, необходимые для поддержания существующей политической системы, и для того, чтобы сделать ее способной достигнуть своих целей, так как способность достижения составляет ее силу.
При отсутствии хотя бы одного из этих условий делает такую форму правления совершенно невозможной.
С другой стороны народ может не желать и быть не способным выполнить те обязанности, которая налагает на него избранная форма правления. Грубый народ может быть неспособен к воздержанности, которое оно требует, его страсти могут быть слишком необузданны, его личная гордость слишком взыскательна. В подобном случае цивилизованное правление должно быть в значительной мере деспотическим; таким над которым народ не имел бы контроля, и которое в значительной степени стесняло бы его действия.
Далее, должен считаться неспособным к какой -либо другой свободе, кроме ограниченной, всякий народ который в преследовании преступников не содействует по собственной воле закону и общественным властям. Народ, который более склонен скрыть преступника, чем поймать его, более похож на индуса способного дать ложное свидетельство, чтобы спасти человека его ограбившего, чем показать на него, тем самым возбудив его месть. Но что если дело дойдет до убийства на улице на глазах у народа? Все будут сторониться места преступления, тем самым ограждая себя от чужих, по их мнению проблем, считая, что это подлежит ведению полиции. Народ, который негодует на казнь, но спокойно смотрит на убийство:- такой народ требует общественных властей с более обширным правом кары, потому что им только могут быть гарантированы самые необходимые требования цивилизованной жизни.
Как не мало заслуживают порицания выросшие в таких привычках чувства, хотя такие привычки и устраняются под конец хорошим правлением, но пока он существует в народе, он не может управляться с таким малым вмешательством власти, как народ, которого симпатия стоит на стороне закона и который готов деятельно содействовать его приложению.
Всегда нужно брать во внимание народный нрав и народный характер, сопровождаемый мнением, вкусами и обычаями народа. Было бы большой ошибкой со стороны законодателя, не принять таких мер, которые дали бы средство извлечь возможную пользу из таких существующих обычаев и наклонностей. С другой стороны было бы преувеличением возвести в необходимые условия то, что является поддержкой и облегчением. Людям свойственны привычные для них действия; но в то же время они привыкают к вещам для них новым. Если постоянно сталкиваться с одной идеей, то можно превратить ее в привычку, если она даже была чужда в начале. Существует масса примеров, когда целый народ охватывала жажда новизны. Народ очень восприимчив к новизне и способен приспособляться к новым условиям. Но нельзя судить по какой-нибудь одной общей мерке о способностях известного народа, так как у различных народов отличаются степени цивилизации друг от друга. Здесь нужно брать во внимание знания каждого отдельного народа. Предложить и защитить известный институт или форму правления, выставить его преимущества в самом ярком свете, - это один из способов, чтобы воспитать мысль народа не только к принятию и требованию учреждений, но и к исполнению их.
Милль, в своей работе «размышления о представительном правлении», говорил, что важно учитывать культурные особенности и исторический опыт, чтобы понять общественные явления: политические и социальные реформы, которые ведут к демократии уже не рассматриваются им , как средства, которые избавят от несправедливости, так как они зависят от местных условий, нужно учитывать и возможные недостатки, например, возможная власть большинства, которая может привести к распространению конформизма и посредственности.
Глава 2. Проблема образования в американской либеральной традиции.
§1 Томас Джефферсон: принципы демократии.
Создание свободного американского государства основанного на демократических принципах - эту задачу, в борьбе за независимость ставил перед собой Джефферсон.
Джефферсон хотел заложить такие основы для будущего демократического государства, чтобы воплотилось его представление о республики независимых фермеров.
Только труд земледельца, считал он, «пробуждает в человеке достоинства, стремление к справедливости, укрепляет в нем дух республиканизма». В штате Виргиния преобразования Джефферсона были обширны. Они содержали в себе уничтожение рабства и феодальных форм землевладения ,предоставление всеобщего образования, а так же возможность принимать участие в политической жизни страны.
Джефферсон считал, что нынешние законодатели не знают о пределах своих властных полномочий. Что их прерогатива - это утверждать и приводить в исполнение наши естественные права и обязанности. Никто не должен нарушать права другого человека, только этим может ограничивать закон людей. Каждый человек должен приносить пользу для общества, это его естественный долг, только этим закон может принуждать человека. Никому из людей не дано по природе быть судьей над собой или другими людьми, они должны обращаться к третьей незаинтересованной стороне. И именно это должны утверждать и обеспечивать законы.
Когда возникли разногласия в осмыслении права на частную собственность, то идейное единство политических лидеров Североамериканских колоний нарушилось. После провозглашения собственности естественным правом каждого индивида, одни идеологи Просвещения стали доказывать, что люди, лишившиеся собственности в гражданском обществе, получали право на определенную компенсацию со стороны государства. Другие же идеологи придерживались такой позиции, что индивидуумы, лишившиеся собственности, потеряли ее еще и в силу «естественных причин»(например, из-за лени, отсутствия предпринимательских способностей и т.д.), в следствие этого никакой компенсации им не полагается.
Американские демократы считали, что государство должно заботиться о восстановлении справедливости по вопросам собственности, в то время как умеренные демократы решительно отрицали вмешательство государства в отношения собственности. Исходя из слов Пейна, изложенных в трактовке естественных и неотчуждаемых прав индивидуума, можно заметить схожесть мнений американских демократов в том , что « все интеллектуальные и духовные права, а равно и право человека добиваться своего счастья и благосостояния, если это не ущемляет естественных прав других»1. Главными считались: свобода совести, вероисповедания, слова, а так же вытекавшие из них свобода печати, собраний и т.п. Американские просветители-демократы выступали с мнением, что общество не в праве, ограничивать и отменять эти свободы, оно может только вводить и защищать их. Эта демократическая трактовка получила не только широкое признание в период американской революции, но и законодательное воплощение в Билле о правах, одобренный легислатурами всех штатов , а в 1789 и Национальным конгрессом США. Однако демократы не испытывали столь же благосклонного отношения к свободному распоряжению частной собственностью и накоплению богатства. Б. Франклин в письме к главе финансов североамериканской республике Р. Моррису , доказывал: «Вся собственность, за исключением временной хижины дикаря, его лука, шкуры и других мелких приобретений, абсолютно необходимых для его существования, представляется мне продуктом общественного соглашения. Следовательно, общество имеет право на контроль за отступниками и всеми другими, заключившими соглашение о собственности, и даже право на ограничение его количества и способов использования»1. Подобные мнения имели Джефферсон и Пейн, как и все либерально-демократическое крыло Американской революции. В своей Декларации независимости 4 июля 1776г. Джефферсон, не счел возможным включить собственность в перечисленные там естественные и неотчуждаемые права человека. Эта Декларация была единственным среди подобного рода документов 18века, в которой триада естественных и неотчуждаемых прав человека состояла не из «собственности, жизни и свободы», а из «жизни, свободы, стремления к счастью».
Никогда не выступая против самой частной собственности Американские демократы Джефферсон Франклин и Пейн, все же протестовали против крайностей неравенства и вынашивая идею о наделении правом собственности всех своих сограждан вплоть до самого последнего бедняка и некоторого ограничения состояний сверхбогатых. При таком подходе стало бы возможным идеальное развитие Америки как общества, так как большинство жителей составлял бы средний класс.
В первый год революции Джефферсон предложил реприватизацию всех свободных западных территорий (по площади они в десятки раз превосходили атлантическое побережье) и распределение их в дальнейшем бесплатно по 20 гектаров между гражданами, не имевшими такого надела. Так же в его планах было ограничение богатства плантаторов и земельных спекулянтов.
Аграрный путь развития США был одобрен не только Джефферсоном , но и другими американскими демократами и выдвигался ими не в последнюю очередь, он был направлен на поддержание среднего класса землевладельцев, которые наделялись всевозможными добродетелями. Однако развитие США по торгово-промышленному пути привело бы к разделению общества на богатых и бедных, и вело к невозможности сохранения в стране республиканских устоев и политического равенства.
Еще одной из приоритетных идей Джефферсона было распространение знаний, которые лежали в его системе взглядов на права человека. Джефферсон считал, что образование обеспечивает мудрое правление , совершенствование народа и служит для процветания республики. Джефферсон предложил систему образования состоящую из трех ступеней. Школы первой ступени предполагали три года бесплатного обучения. Так же в планы Томаса Джефферсона, входило открытие 20 школ второй ступени в Виргинии, содержащихся на государственном обеспечении. Последним пунктом его программы было открыть на государственные средства общественную библиотеку. В данном законопроекте Джефферсон выделял две главные цели образовательной системы: «просветить в пределах возможного умы народа»1 и «обеспечить такое положение, чтобы "лица, которых природа наделила талантами и достоинствами, вследствие полученного либерального образования были бы достойны получить и способны охранять вверенные им священные права и свободы своих сограждан, к чему они должны призываться независимо от своих средств, происхождения и других случайных условий или обстоятельств»1 . По началу, предоставленный законопроект встретил неодобрения со сторон конгрессменов, но после настойчивости свойственной Джефферсону он все таки был принят .§2. Токвиль о роли образования для американской демократии.
Очень редко встретишь государства, отличные от Североамериканского континента, в которых проценту полных невежд соответствует аналогичный процент ученых.
В Америке начальное образование доступно всем, в то время как высшее практически никому.
Большинство американцев вполне зажиточны, и им не составляет никакого труда приобрести начальные элементы знаний. Но в Америке маленький процент действительно богатых людей, в силу этого американцем приходиться заниматься какой-нибудь профессиональной деятельностью. В то же время каждая профессия требует предварительного обучения. Поэтому только первые несколько лет американцы могут посветить получению общеобразовательных знаний, так как в пятнадцать лет они начинают заниматься своей профессиональной деятельностью. Когда у нас образование только начинается, как правило, у них оно уже заканчивается.
Если же американец решает продолжить свое обучение, то он выбирает те предметы, из которых он сможет извлечь выгоду. Науку он рассматривает с чисто деловой точки зрения, чтобы получить из нее пользу в настоящий момент.
В Америке, те кто в настоящее время составляет богатый класс, раньше были бедными; практически все кто сейчас бездельничают, в молодости работали. И если у человека и было какое-нибудь стремление к знаниям, то у него просто не было на это свободного времени, а когда время появилось, то исчезло желание.
В Америке не существует такого класса людей, который мог бы вмести с состоянием и свободным временем, отдать в наследство своим потомкам всю любовь и тягу к знаниям. У Американцев не только нет возможности посвятить себя образованию, у них отсутствует само желание.
В США существует средний уровень знаний, одни к нему поднялись, а другие до него опустились. Поэтому масса американцев существует с одинаковым пониманием государственного устройства и управления, законодательства, истории, религии и т.д.
«Религия видит в гражданской свободе благородное осуществление способностей человека; в мире политики — поприще, отданное Создателем силам ума. Свободная и могущественная в своей сфере, удовлетворенная отведенным ей местом, религия знает, что ее владычество лучше устроено, если она правит, опираясь только на собственные силы, и господствует, не полагаясь на сердца. Свобода видит в религии соратника, разделяющего ее борьбу и ее победы, колыбель своего детства, божественный источник своих прав. Она взирает на религию как на охрану нравов, а на нравы — как на гарантию законов и залог собственного существования».1
Людям разум дается Богом – одни получают больше, другие – меньше, и люди не в силах противостоять этому неравенству. Не смотря на то, что умственные способности людей по воле, всем даны одинаковые возможности для своего развития.
В Америке общественный строй, кажется, весьма странным. На протяжении веков мы не встретим ни одной страны в мире, в которой бы существовали люди, с настолько схожим положением между собой в имущественном положении и интеллектуальном развитии.
Было бы весьма странно, если бы равенство, существующее в различных сферах человеческой жизни, не имело бы влияния на мир политики.
Очень трудно вообразить, чтобы люди равные между собой во многих отношениях, оставались бы вечно неравными в какой-нибудь одной области. Они естественным образом будут добиваться равенства во всем.
В политической сфере равенства можно добиться двумя способами: дать права каждому гражданину или не давать никому.
Народам, пришедшим к аналогичному общественному строю, который существует у англо-американцев, весьма сложно заменить границу, лежащую, между верховной властью и абсолютной.
У всех без исключения людей есть желание быть сильными и иметь уважение в обществе. Это своего рода равенство, к которому они стремятся. Но не зависимо от желания, только незначительные поднимаются до уровня великих. К сожалению, в человеческих умах складывается иногда неправильное отношение к равенству, когда слабые хотят низвести сильных до собственного уровня. И люди скорее согласятся на равенство в рабстве, нежели на неравенство в свободе. Это не означает, что люди, которые живут при демократическом строе, могут пренебречь свободой; наоборот, они обладают естественной склонностью к ней. Они не ставят единственной своей целью обретение свободы. Единственное чего они желают - это равенство; такие люди, как будь-то подчиняются мимолетным толчкам, которые заставляют их устремиться к свободе, но если они ее не достигают, то повинуются судьбе. Они готовы погибнуть ради свободы.
Но при равенстве всех граждан довольно сложно отстаивать свою независимость от нападок властей. Все они по - одиночке оказываются слишком слабыми, чтобы успешно сопротивляться. Поэтому, только объединив свои усилия, они в силах сохранить за собой свободу.
В своей работе Токвиль считает, что государство, для обеспечения своей безопасности должно быть достаточно сильным и достаточно малым для того, чтобы законодательство можно было приспособить к разнообразию обстоятельств и социальных слоев. Такое сочетание учитывается только в федеральной или конфедеральной конституции. Таково, по Токвилю, главное достоинство законов, которые выработали для себя американцы.
Заключение.
Западный либерализм воплотил общечеловеческие ценности, которые должны быть позаимствованы государствами, желающими встать на дорогу прогресса - это признали как в странах запада, так и в признавших свое поражение странах социализма. Превосходство западного либерализма определило существование общемирового идеала или эталона общественного прогресса, в основе которого «цивилизованное общество» с его системой культурных приоритетов. В результате все находится под влиянием «мирового общественного мнения», которое негативно оценивает всякое отклонение в общественном и культурном развитии от принятого «мирового стандарта».
Именно идеология и практика либерализма помогли западным странам увеличить экономическое благосостояние, утвердить индивидуальные права и свободы и обеспечить общественный прогресс. Основополагающими среди этих механизмов есть: рынок, гражданское общество, политический плюрализм, частная собственность, правовое государство, разделение властей. Понятно и то, что наилучшие из механизмов, которые обеспечивают экономический рост, насильственный прогресс, регулируют взаимоотношения между классами и другими социальными группами, еще не известны.
Историческая эволюция либерализма заключалась в том, что соединялись его классические принципы с идеалами социализации и демократии, превращая его в открытую идеологию, которая включала в себя постулаты иных теорий(демократия и социализм).
В качестве передовой, западная цивилизация утвердилась к концу XX века, это произошло не благодаря победы либерализма над социализмом, а в результате конвергенции против либерализма, социализации и демократии.
Можно ли считать западный либерализм воплощением общечеловеческих ценностей, сравнивать Запад с обществом всеобщего благоденствия и общественной гармонии? Может показаться, что в настоящее время уже нет той связи, которая была между воззрениями и склонностями людей, между их поступками и убеждениями. И то гармоническое соответствие, наблюдавшееся между чувствами человека и его идеями, кажется уничтоженным. Представляется, что все нравственные законы упразднены. Ответ зависит от того какими будут выбранные критерии для оценки всеобщего благоденствия и общественной гармонии. Такими критериями могут быть позитивистские показатели уровня и качества жизни, которые используют многие зарубежные обществоведы. Например, уровень заболевания различными болезнями, детская смертность, продолжительность отдыха и его качество, доступ к образованию, продолжительность жизни, обеспеченность жильем и его качеством, доступ к культурным и научным ценностям, содержание потребительской корзины и т.д. Данные показатели дают характеристику качества жизни любого общества. Но при рассмотрении каждого человека вне его национальной и социальной принадлежности, то можно проанализировать, как выглядят эти показатели в применении их к трем классам западного общества - высшему, среднему и низшему, так и к каждой национальности.
Милль, в своей работе «размышления о представительном правлении», говорил, что важно учитывать культурные особенности и исторический опыт, чтобы понять общественные явления: политические и социальные реформы, которые ведут к демократии уже не рассматриваются им , как средства, которые избавят от несправедливости, так как они зависят от местных условий, нужно учитывать и возможные недостатки, например, возможная власть большинства, которая может привести к распространению конформизма и посредственности.
Мне кажется, что мы подобно американцам когда-нибудь достигнем почти полного равенства условий существования людей. Это не значит, что однажды нам придется признать те политические выводы, которые в подобной ситуации были сделаны американцами. Я не думаю, что они нашли ту самую форму правления, которую может создать демократия. Достаточно будет следить за первопричиной, определяющей законы и нравы.
Поэтому я исследовала Америку, чтобы извлечь из этого полезные уроки, которые могут нам пригодиться.
Библиография
Алмонд Г., Верба С. Гражданская культура и стабильность демократии / Г. Алмонд, С. Верба/ Полис. – 2007. – №4. 138с.
Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М.: Прогресс, 1993. -608с.
Джефферсон Т. О демократии. – СПб.: Лениздат, 1992. – 26 с.
Дж. Ст. Милль. Размышления о представительном правлении.- Спб.: Издание Яковлева, 1863.- 365с.
Европейский либерализм в Новое время: Теория и практика / Под ред. С.П. Пожарской. М.: Институт всеобщей истории РАН, 1995.-271с.
Исаев С.А. Алексис Токвиль и Америка его времени. СПб.: Наука, 1993.-141с.
История политических и правовых учений. / Под редакцией докт. юрид. наук, профессора О. Э. Лейста. М.: Издательство "Зерцало", 2006. — 568 с. — (Серия "Классический университетский учебник").
История политических и правовых учений: / Под общ. ред. акад. РАН, д. ю. н., проф. В. С. Нерсесянца. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма, 2004. - 944 с.
Лал Д. Возвращение «невидимой руки»: Актуальность классического либерализма в XXI веке : Пер. с англ.- М.: Новое издательство, 2009. — 426 с.
Лекторский В.А. Рациональность, критицизм и принципы
Либерализм(взаимосвязь социальной философии и эпистомологии К. Поппера)Вопросы философии. Вып. № 10. М.: 1995.- 27-36с.
Либерализм и консерватизм во Франции XIX века: к вопросу о целостности политической доктрины // Культурный слой. Исследования по истории европейской культуры: Сб. науч. тр. Калининград: Изд-во КГУ, 2001. Вып. 2. 11-17с.
Либерализм Запада XVII- XX века./ под ред. Соргин В.В, Патрушев А.И, Токарева
Мельник, В.А. Политология: учебник / В.А. Мельник. – 6-е изд., испр. – Минск: Выш. шк., 2008. – 543 с.
Е.С, Фадеева Т.М. – М.: Институт всеобщей истории (РАН), 1995. - 228с.
Очерки истории западноевропейского либерализма (XVII–XIX вв.). – М., 2004. – 226 с.
Проблемы американистики. Вып.10. Либеральная традиция в США и ее творцы. / Под ред. Голованова Г.А., Дементьев И.П., Железова В.Ф., Кузина И.М., Мулярчик А.С., Севостьянов Г.Н., Терехов В.И.- М.: Изд-во МГУ, 1995.-320с.
Рормозер Г. Кризис либерализма / Пер. с нем. - М.: ИФРАН, 1996. - 298 с.
Согрин В. В. Основатели США: исторические портреты. М., 1983 –176с.
Сэндел М. Дж. Либерализм и пределы справедливости. - Кембридж.: Press, 1982.-183с.
Токвиль Алексис де. Демократия в Америке/ Пер. с франц. / Предисл. Гарольда Дж. Ласки. – М.: Прогресс, 1992. – 554 с.
Фрумин, И.Д. Теория и практика демократического образования. – СПб.: 2001.- 300с.
Arblaster A. The rise and the decline of Western liberalism. – Oxford.: Blackweel, 1984.- XII, 394p.
Электронные источники.Милль Дж. Ст. Философский энциклопедический словарь. С 215 [Электронный ресурс]// Режим доступа: http://sbiblio.com/biblio/content.aspx?dictid=89&wordid=803079Дж. Ст. Милль. Размышления о представительном правлении. – 1863.- 14 с. [Электронный ресурс]// Режим доступа: http://razom.znaimo.com.ua/docs/45/index-18521.htmlТомас Джефферсон. Политология: Идеи Томаса Джефферсона о равенстве и свободе [Электронный ресурс]// Режим доступа: http://www.eng.ru/politologiya/idei_tomasa_dzheffersona_o_ravenstve_i.htmlТомас Джефферсон. Либеральная доктрина: от человека к государству [Электронный ресурс]// Режим доступа: http://pravouch.com/page/pravogos/ist/ist-16--idz-ax307--nf-5.htmlАмериканские просветители-демократы [Электронный ресурс]// Режим доступа: http://polaroid-digital.com/4447-amerikanskie-prosvetiteli-demokraty.html - Загл. с экрана (30.10.2012)
Джефферсон, Т. О демократии часть 1. Естественные права человека [ Электронный ресурс ] // Агитклуб : неофиц. сайт. – 2012. – Режим доступа : http://agitclub.ru/spezhran/jefferson1.htm. – 13.12.2011.
Томас Джефферсон. Гамильтон и Джефферсон. Глава 2. ВИРДЖИНЕЦ ПОД ЗНАМЕНЕМ ПРОСВЕЩЕНИЯ [Электронный ресурс]// Режим доступа: http://usa-history.ru/books/item/f00/s00/z0000001/st003.shtmlАлексис де Токвиль. Либерализм и тоталитаризм. Хрестоматия с. 232-244 [Электронный ресурс]// Режим доступа: http://sceptic-ratio.narod.ru/ku/lt-17.htm

Приложенные файлы

  • docx 770450
    Размер файла: 62 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий