Сперва о понятие международные экономические си..


Сперва о понятие международные экономические системы:
Наличный исторический опыт дает возможность сформулировать следующие основные черты существующей около двух столетий системы международных отношений:
1) система международных отношений - продукт мирового развития, она появляется в результате формирования постоянных и устойчивых взаимосвязей и взаимозависимости между странами и народами;
2) система, в то же время, не сводится к совокупности этих взаимосвязей; она обладает собственными качественными характеристиками и, в частности, оказывает определенное воздействие на общее развитие всех международных отношений;
3) "несущими конструкциями" системы международных отношений являются великие державы, которые, в общем и целом устанавливают "правила игры" в данной системе международных отношений в виде писаных (международное право) и неписаных норм, фактически обязательных для всех субъектов международных отношений;
4) система международных отношений в определенной степени служит регулятором деятельности субъектов международных отношений, гарантируя частичную стабильность, желаемую предсказуемость международной жизни;
5) система международных отношений перестает выполнять свою функцию регулятора международных отношений и гаранта международной стабильности в тех случаях, когда правила, на основании которых основана данная система, вступают в противоречие с интересами "чемпионов" экономического, социального, политического развития;
6) развал сложившейся системы международных отношений является прежде всего результатом противоборства великих держав - сторонниц "статус-кво" и "ревизионистских" или "революционных" великих держав, которые чувствуют себя стесненными установленными этой системой нормами и порядками;
7) в большинстве случаев крушение системы международных отношений и складывание новой системы сопровождаются новым раундом борьбы за влияние в мире;
8) до тех пор пока великие державы сохраняют готовность решать свои внешнеполитические проблемы силовыми методами, трудно не сделать вывод, что новые войны между ними едва ли могут быть исключены - и никакие моральные, правовые или идеологические ограничения не смогут быть надежным тормозом в реализации целей политики великих держав, если они ощущают угрозу своей безопасности или важнейшим национальным интересам.
Первой, хотя и весьма несовершенной моделью системы международных отношений, считается Вестфальская, оформление которой связано с завершением Тридцатилетней войны и заключением в 1648 г. Вестфальского мира. Ее итогом стало формирование в Западной Европе ряда крупных, национальных государств. Вокруг них группировались более слабые государства, и таким образом в Европе возникли первые сравнительно устойчивые центры силы, противоборство между которыми определяло общую динамику международной жизни. Вестфальский мир 1648 года подвел следующие итоги Тридцатилетней войныдве основные силы того времени – папство и Империя – были сокрушены
был создан Швейцарский союз;
Испания утратила доминирующие позиции в Европе, уступив их Франции, которая превратилась на полтора столетия в региональную сверхдержаву;
другие страны, такие как Швеция, Португалия, Чехия, Дания, Италия и Нидерланды, сложились в национальные государства.
Этой системе присуща идея баланса сил. Признание в качестве одного из ключевых «принципа национального государственного суверенитета», когда каждое государство обладает всей полнотой власти на своей территории. Характерна деидеологизация, то есть устранение конфессионального фактора как одного из основных факторов политики.
Межгосударственные союзы в новых условиях становились более гибкими и ситуативными. Смена партнера по коалиции стала не таким уж редким явлением. Суть её сводилась к тому, чтобы политическим или дипломатическим маневром не позволить какому-либо одному европейскому государству или коалиции государств аккумулировать силы, значительно превосходящие мощь их вероятных соперников.
Основные принципы Вестфальской системы международных отношений:
приоритет национального интереса
принцип баланса сил
приоритет государств — наций
принцип государственного суверенитета: право требовать невмешательства в свои дела, равенство прав европейских государств, обязательство выполнять подписанные договоры
принцип действия международного права и применения дипломатии в международных отношениях 
Историю этой модели отличает исключительная длительность фазы консолидации, растянувшейся вплоть до Утрехтского мира (1713 г.), и протекавшей на фоне практически не прекращавшихся войн. Важной чертой этой модели была географическая ограниченность сферы ее действия. Она носила отчетливо выраженный европоцентристский характер, а на ранней стадии ее влияние ограничивалось лишь Западной и Центральной Европой.
Утрехтский мир (за испан.наследство) расширил и адаптировал условия Вестфальского мира на расширяющееся европейское сообщество. Система международных отношений вступает в сферу стабильного развития. Была ликвидирована асинхронность в развитии основных компонентов системы. Происходит дальнейшее расширение сферы действия системности. Вестфальскую эпоху (или систему) международных отношений разбивают на несколько подсистем: систему преимущественно англо-французского соперничества в Европе и борьбы за колонии в XVII - XVIII вв.; систему «европейского концерта наций» или Венского конгресса в XIX в.; более глобальную по географии Версальско-Вашингтонскую систему между двумя мировыми войнами; наконец, систему холодной войны, или, по определению некоторых ученых, Ялтинско-Потсдамскую. Принципы Вестфальского мира, которые базировались на суверенитете государств и рассматривали нарушение международных границ международными структурами как агрессию, - уходят в прошлое
ЕВРОПЕЙСКИЙ КОНЦЕРТ - ПЕРВАЯ СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
1. Формирование системы.
До сих пор, однако, между историками международных отношений идет спор о том, когда же, собственно, образовалась система международных отношений.
И все же большинство исследователей полагает, что впервые привилегии великих держав были узаконены в процессе выработки первого "мира между нациями" - Вестфальского мира, но ключевое значение придается Венскому конгрессу 1815 г., который выработал систему, оставшуюся в своих основах нетронутой 100 лет.
Именно в Вене правящая верхушка европейских государств, жившая в мире одинаковых традиций, этикета, ритуала и французского языка в качестве общеупотребительного, а также связанная многочисленными родственными связями, постаралась поставить предел непрерывным войнам "всех против всех". на тотальное уничтожение. Россия в этом случае, хотя и не относилась к региону Западной Европы, тем не менее обладала вполне европеизированной элитой. Такие российские государи, как ставшая императрицей Екатериной Второй германская принцесса, подчинялись общим правилам международных отношений.
Большинство историков и теоретиков международных отношений считает, что первая попытка долговечной и подлинной кодификации системы международных отношений на основе базовой договоренности между великими державами произошла в ходе Венского конгресса (хотя отдельные элементы такой системы начали появляться задолго до 1815 г.).
В Западной Европе в XVII веке было только 7 мирных лет (1610, 1669-1671, 1680-1682), и в следующем столетии ситуация была не намного лучше. При всех своих недостатках и половинчатости достигнутых результатов Венский конгресс инициировал ту систему международных отношений (получившую название "европейского концерта"), которая позволила положить конец бесконечному разорению Европы. Именно "европейский концерт", оставаясь формой гегемонии великих держав, впервые эффективно ограничил свободу действий государств (в том числе и великих держав) на международной арене, ограничив в позитивном плане описанное Локком и Гоббсом "естественное состояние войны всех против всех".
Была ли то добрая воля монархов (начиная с Александра I), заслуга дипломатов (таких, как Меттерних и Талейран) или результат инстинктивной самозащиты цивилизационно выросших государств Европы? На этот счет ведутся споры, но для нас важно появление договорных основ, права.
"Стабильность - писал Г. Киссинджер (в своем получившем широкую известность исследовании, посвященном Венскому конгрессу), - обычно является результатом не стремления к миру, а признанной всеми легитимности, означающей международное соглашение о природе рабочих договоренностей и о допустимых целях и методах внешней политики. Она подразумевает признание ограничений, налагаемых международным порядком, всеми основными державами"
2) Великие державы и державы-гегемоны
С течением времени войны между великими державами становятся все более дорогостоящим, разрушительным, кровопролитным и опасным предприятием, приносящим в то же время все меньший политический выигрыш. Особой исторической гранью стало изобретение самоубийственного ядерного оружия.
Отсюда - сознательное и интуитивное стремление большинства великих держав (особенно держав, удовлетворенных сложившимся статус-кво) и большинства членов международного сообщества продлить период мирного развития, оградить барьерами путь, ведущий к новой кровопролитной, разрушительной и, в конечном счете, самоубийственной (после появления ядерного оружия) войне между великими державами, урегулировать международные противоречия (и прежде всего противоречия между великими державами) невоенными средствами, прежде всего посредством превращения разнородного международного сообщества в эффективно функционирующую систему.
Таким образом, исходя из собственных интересов, государства стали сознательно налагать определенные ограничения на свою внешнеполитическую деятельность, прошли исторический водораздел, отделяющий хаос от порядка. Ограничения, упорядочивающие международные отношения и делающие их относительно стабильными и предсказуемыми, следует впервые и со всей определенностью называть системой международных отношений.
Ведь всякое государство, достигшее определенного уровня развития, заинтересовано прежде всего в стабильности и предсказуемости своего положения в мире. Эту стабильность и предсказуемость могла ему гарантировать лишь действующая по определенным правилам система международных отношений. Поэтому государства оказались склонными в той или иной степени поступиться долей свободы своего внешнеполитического поведения ради того, чтобы гарантировать функционирование общей системы.
***
Наряду с военной мощью великие державы обладают определенными международно-правовыми привилегиями, которые дают им возможность оказывать весомое воздействие на ход и конечный исход дипломатического торга как способа избежать конфликта. Все специалисты в области международных отношений признают стабилизирующий, благотворный для международного сообщества характер этого обстоятельства, они расходятся только в определении того момента, когда именно дипломатические привилегии великих держав и, следовательно, система международных отношений, основанная на их гегемонии, начали кодифицироваться.
"Усредненной" оценкой можно считать следующую, сделанную английскими историками Ф. Бриджем и Р. Булленом: "На протяжении столетия между Венским конгрессом и началом первой мировой войны международные отношения в Европе в основном определялись пятью великими державами: Австрией (после 1867 г. - Австро-Венгрия), Францией, Великобританией, Пруссией (после 1871 г. - Германия) и Россией... На протяжении девятнадцатого столетия европейские великие державы претендовали на обладание особыми правами и ответственностью, которыми они не собирались делиться с другими государствами. Они обычно консультировались по ключевым вопросам друг с другом, но не с малыми государствами. Они считали себя стражами мира в Европе, и они брали на себя ответственность за поддержание порядка в соседних с ними государствах
Разумеется, полного равенства нет и среди великих держав. И среди них выделяются державы-лидеры, превосходящие по своей военной и экономической мощи других членов привилегированного клуба великих держав. Такие страны-лидеры называются гегемонами. Именно на них, в силу их статуса и роли в международных отношениях, лежит ответственность за:
обеспечение стабильности системы международных отношений;
обеспечение поступательного и устойчивого развития мирохозяйственных связей.
***
Концепция гегемонии была разработана применительно к международным отношениям такими выдающимися теортиками международных отношений, как Р. Кохейн (Robert Keohane), Р. Гилпин (Robert Gilpin), О. Холсти (Ole Holsti), Дж. Икенбери (G. John Ikenberry) и др. С точки зрения сторонников этой теории, именно гегемон определяет структуру международных отношений, поскольку превосходит другие страны, в том числе и великие державы, по своей военной, технологической и экономической мощи. Однако гегемон - это не деспот, насильно навязывающий свою волю другим странам. Устанавливаемый гегемоном порядок должен быть выгоден или хотя бы приемлем для других членов международного сообщества. Только готовность большинства других великих держав мириться с установленными гегемоном международными режимами позволяет последнему сохранять свое лидерство на мировой арене.
***
На протяжении XIX - первой половины XX вв. бесспорным гегемоном в системе международных отношений была Великобритания. "Владычица морей", "мастерская мира", "империя, над которой никогда не заходит солнце" - именно к той эпохе относятся все эти эпитеты. Могущественнейший в мире британский флот и сильнейшая британская экономика - все это в любой момент могло быть использовано против любой державы, покушавшейся на европейское равновесие, будь то наполеоновская Франция, николаевская Россия или кайзеровская Германия. Но не только (и не столько) в защите означенного равновесия заключалась гегемонистская функция Великобритании. Не меньшее (а, может, и большее) значение имели британская торговля, промышленность и финансы для роста мировой экономики. Именно во времена "европейского концерта" окончательно сформировался мировой рынок (сначала - товаров, а потом и капиталов), и Англия сыграла решающую роль в его формировании. И до тех пор, пока британские промышленные стандарты играли лидирующую роль в промышленной революции, а британский фунт оставался основным средством международных расчетов, Лондон мог не беспокоиться за свою лидирующую роль в мировых делах. Все начало меняться, как известно, в годы первой мировой войны, когда финансовый центр мира переместился из Лондона в Нью-Йорк.
Таким образом, XIX в. явил миру великую державу нового типа Великобританию, чья сухопутная армия была ничтожна, но которая добилась преобладающего влияния на международные дела благодаря сугубо экономическим факторам торговле, инвестициям, мореплаванию, промышленности, финансам. Более того, начиная с XIX в. гегемон в международных отношениях мог быть только ГЕГЕМОНОМ В МИРОВОЙ ЭКОНОМИКЕ.
2. Европейский концерт как система.
Первой устойчивой международной системой стал т.н. "европейский концерт", который сформировался на Венском конгрессе 1815 г. и ушел с исторической сцены фактически только после мировых войн двадцатого века. Это важнейший этап в истории международных отношений, оказавший сильнейшее воздействие на современный мир. Основными чертами сформировавшейся системы были следующие.
1. Развитие международных отношений зависело от очень узкого круга - пяти великих европейских держав. Взаимоотношения Великобритании, Франции, Пруссии (Германии), России, Австрии (Австро-Венгрии) определяли положение дел на мировой арене. Внеевропейские государства, равно как и малые европейские государства, превратились к этому времени из субъектов в объекты безусловно европоцентрической системы международных отношений. "Имело значение только то, что происходило в Европе", - пишет английская исследовательница С. Маркс об умонастроении, господствовавшем в период "европейского концерта"
Европейцы могли сколько угодно враждовать друг с другом; но перед лицом туземцев все распри кончались. Например, 13 сентября 1882 г. англичане разбили войска египетских националистов под Тель-эль-Кебиром, после чего английское преобладание в Египте стало несомненным. Это было серьезным поражением Франции, которая также боролась за влияние в Египте со времен Бонапарта; в конце концов, Суэцкий канал был построен французами. Однако французский президент Греви следующим образом прокомментировал этот успех британского оружия: "Я считаю крайне важным, чтобы не было ни на минуту сомнения в том, что мусульманские или арабские войска в состоянии сопротивляться европейцам на поле боя".
2. Интересы всех великих европейских держав, за исключением Великобритании и России, были сконцентрированы почти исключительно на Европе, хотя в это время происходила интенсивная колонизация мира. "Внеевропейская деятельность великих держав, - пишут Бридж и Буллен, - не приводила к фундаментальной смене их приоритетов: даже те державы, которые были полуевропейскими, не теряли из виду своих европейских интересов - обеспечивать безопасность в Европе, не допуская доминирования на континенте какой-либо державой или группой держав. В этом была основная цель их дипломатии".
3. Одной из основ "европейского концерта" стал принцип поддержания баланса сил. Ответственность же за поддержание внутриевропейского баланса возлагалась на великие державы. "Эта ответственность реализовывалась через посредство большого числа конференций для урегулирования проблем, угрожающих миру", - писал крупнейший специалист в области истории и теории международных отношений Г. Моргентау. Среди этих конференций особое значение имели Парижская конференция 1856 г., Лондонская 1871 г., Берлинская 1878 г. и Версальская 1919 г., кодифицировавшие изменения в соотношении сил между великими державами.
4. Хотя аннексии и контрибуции по-прежнему являлись формами международной практики, правители великих держав уже не рассматривали в качестве реальной цели расчленение и ликвидацию какой-либо великой державы, принадлежащей к "клубу избранных". Например, поражения России в Крымской войне, Австрии - в войне 1866 г., Франции - в франко-прусской войне или Германии в первой мировой войне не привели к исчезновению этих держав с политической карты или даже к их исключению из клуба великих держав.
5. Система, созданная в Вене, оказалась удивительно устойчивой. Как указывает известный английский историк международных отношений А. Тэйлор, "люди XIX века /т.е. периода "европейского концерта"/ считали свое время эрой бурь и сдвигов; и все же оно было удивительно устойчивым в области международных отношений, если сравнить его не только с хаосом XX века, но и с предшествовавшими столетиями... Из числа держав, бесспорно считавшихся на Вестфальском конгрессе великими три - Швеция, Голландия и Испания - перестали быть великими, и одна, а именно Польша, вообще перестала существовать... Их место заняли Россия и Пруссия - два государства, которые за сто лет перед тем почти не имели значения. В XIX столетии не было подобного водоворота событий, несмотря на их якобы революционный характер.
Великие державы, начавшие в 1914 г. первую мировую войну, были те же самые, что собрались на Венский конгресс в 1814 г." (Тэйлор А.Дж.П. Борьба за господство в Европе. 1848-1918. М.: Издательство иностранной литературы, 1958. - С. 34). 6. Совокупность принципов, разделявшихся элитой великих держав, отличалась гомогенностью. Представляется уместным в этой связи привести точку зрения на "европейский концерт" крупнейшего британского дипломата первой половины прошлого столетия Г. Никольсона: "Идея "европейского концерта" выражалась в молчаливом соглашении пяти великих держав, признававших существование... общих правил достоинства, человечности и доверия, которым должны подчиняться державы в своих отношениях друг с другом и в отношениях с менее могущественными и менее цивилизованными народами. Когда в 1914 г. эта идея была разрушена, нечто стабилизирующее и давно общепризнанное исчезло из европейской политики" (Никольсон Г. Дипломатия. - М.: ОГИЗ, 1941. - С. 50). Хотя пушки оставались "последним аргументом королей", их применение в рамках системы "европейского концерта" было все же до известных пределов ограничено.
7. XIX век - век "европейского концерта" - был временем расцвета классической дипломатии. "Правительства девятнадцатого века - пишут Бридж и Буллен, - искали свое спасение в дипломатии". Ф.М. Бурлацкий и А.А. Галкин объясняют это тем, что система "европейского концерта""охватывала преимущественно политическую сферу. В этих условиях влияние на внешнюю политику внутренних социально-экономических процессов при всей его важности было опосредованным и сказывалось главным образом в чрезвычайных, кризисных ситуациях. Дипломатия, с помощью которой формировались международные отношения, обладала значительной долей автономии. Это обеспечивало свободу маневра при принятии внешнеполитических решений, жестко не обусловленную обстоятельствами внутриполитического характера" (Бурлацкий Ф.М., Галкин А.А. Современный Левиафан: Очерки политической социологии капитализма. - М.: Мысль, 1986. - С. 333).Каста европейских дипломатов принадлежала к единой культуре. "На протяжении столетия после Венского конгресса внешняя политика великих держав формулировалась и осуществлялась очень ограниченным кругом людей", - пишут Бридж и Буллен. И этот круг разделял этические и моральные нормы единой европейской цивилизации. Государства проявляли чрезвычайную идеологическую терпимость друг к другу (для того чтобы считаться "цивилизованным", государство должно было соблюдать известные законы и обычаи войны, выполнять решения Венского конгресса о дипломатических представительствах и в целом выполнять свои международные обязательства).
8. Бесспорная заслуга "европейского концерта" заключается в том, что в период существования этой системы были сформулированы и приняты всеми цивилизованными странами нормативные акты о мирном решении международных споров и о законах и обычаях войны, такие как Женевская конвенция 1864 г., Санкт-Петербургская декларация 1868 г., Декларация Брюссельской конференции 1874 г., Гаагские конвенции 1899 и 1907 гг. И именно в период "европейского концерта" в практику международных отношений вошли переговоры об ограничении и сокращении вооружений (конференция 1899 г.).
9. Начиная с 1815 г. пять держав "европейского концерта" определяли судьбы мира. Особенностью этого квинтета была не только обнаруженная культурная общность и совместимость интересов, но и продвижение по пути промышленной модернизации (хотя и в различной степени). Англия, овладев паровой машиной, раньше других вошла в мир промышленной революции, за ней сравнительно быстро последовала Франция, Австрия и Пруссия шли в арьергарде технического прогресса Запада, а Россия, при всей ее военной мощи (продемонстрированной, скажем, во время революций 1848 г.) в значительно меньшей степени участвовала в самом главном процессе современности - промышленной революции. Но эта ситуация, обеспечивавшая британское экономическое и политическое превосходство на протяжении большей части XIX столетия, начала быстро меняться начиная с 1870 г. Объединенная Германия обогнала Англию в качестве лидера экономического развития Старого Света. Складывается ситуация, ведущая к кризису: из "европейского концерта" выделяется лидер, что заставляет остальных объединяться ради самозащиты. Лидер - Германия (вкупе со своим союзником Австрией) стала посягать на континентальное преобладание уже не только в экономическом, но и политическом влиянии, и это в конце концов привело к союзу против нее Франции, России и Британии. Система Меттерниха еще поддерживалась мудрым Бисмарком, но показалась устаревшей канцлерам Бюлову и Бетман-Гольвегу. Именно нарушение равновесия погубило систему. Когда в ходе мирового конфликта вышеуказанных сил оказалось недостаточно для противовеса Германии, они пригласили нового - заокеанского - гиганта. С этих пор США вошли в "европейский концерт", фактически подрывая его. Германия и США, с двух разных сторон и по различным соображениям, сокрушили творение Меттерниха, Талейрана, Каслри и Александра I.
 S9. Версальско-Вашингтонская система международных отношений: содержание и характер
Версальско-Вашиигтонская система явилась международно-правовым оформлением результатов первой мировой войны и сложившейся после ее окончания новой расстановки сил. Ее создание завершило процесс перехода от войны к миру и способствовало временной стабилизации международных отношений.
Но Версальско-Вашингтоиская система носила сложный и противоречивый характер. В ней сочетались как демократические, справедливые, так и консервативные, империалистические принципы мирного урегулирования.
Первые были обусловлены кардинальными изменениями в послевоенном мире: подъемом революционного и национально-освободительного движения, возникновением «большевистской угрозы», широким распространением пацифистских настроений, а также стремлением ряда лидеров держав-победительниц придать новому миропорядку либеральный, более цивилизованный облик. На этих принципах основывались такие решения, как учреждение Лиги Наций; провозглашение независимости и территориальной целостности Китая; ограничение и сокращение морских вооружений и др. Существенным недостатком этих постановлений была их декларативность, не подкрепленная реальными гарантиями. Однако даже в этой форме они имели немаловажное позитивное значение, став международно признанной базой для борьбы за осуществление демократических целей и деклараций.
Вместе с тем, решающую роль в становлении послевоенной международной системы играла консервативная тенденция. Это нашло свое отражение в решении таких вопросов, как разработка и заключение мирных договоров с Германией и ее союзниками; определение основных направлений антисоветской политики; перераспределение колоний и др.
Таким образом, новая модель международных отношений, отличавшаяся от старых известным либерализмом, по своему содержанию и характеру была преимущественно консервативной и в лом смысле, хотя и при иной расстановке сил, являлась «правопреемницей» прежних международных систем.Несмотря надостигнутое взаимопонимание между державами-победительницами в урегулировании крупных мировых проблем, несмотря на их попытки создать сбалансированный международный порядок, Версальско-Вашингтонская система была неравновесной и неустойчивой.
В теоретическом плане любая система международных отношений не может быть долговечной, так как составляющий ее основу баланс сил постоянно меняется, что, в конце концов, приводит к разрушению устаревшей международной системы и становлению новой, соответствующей историческим реалиям. Устойчивость данной международной модели зависит от того, в какой степени были учтены интересы ее участников, как были урегулированы спорные вопросы, в какой мере были сняты существовавшие и возможные противоречия в межгосударственных отношениях.
В этом контексте Версальско-Вашингтонская система уже изначально не являлась прочной и устойчивой, гак как она не только не устранила традиционные, но и способствовала появлению новых международных конфликтов.
Главным стало противостояние держав-победительниц и побежденных государств. Поэтому центральное место в международной жизни занял германский вопрос. Стремление к реваншу, определявшее внешнюю политику Германии, было вызвано унизительным характером Версальского договора, авторами которого являлись державы Антанты и США. По существу эта политика была направлена на ревизию Версальско-Вашингтонской договорной системы, а, следовательно, против ее создателей. Конфликт между Германией и союзными державами представлял собой основное, важнейшее противоречие послевоенного времени, так как в перспективе оно могло вылиться в борьбу за новый передел мира.
Другую группу составили противоречия между самими державами-победительницами: Англией и Францией, США и Англией, Японией и США, Италией и англо-французской Антантой. Разногласия между бывшими союзниками проявлялись при решении практически всех важнейших проблем международной жизни. Обострявшееся соперничество великих держав, победивших в войне, вызывало серьезные сомнения в долговременности и прочности послевоенного мирового порядка.
Органичным пороком Версальско-Вашиигтонской системы было игнорирование интересов Советской России. В международных отношениях возникло принципиально новое - «межформационное», идейно-классовое противоречие. Оно не играло первостепенной роли в начале 1920-х годов, но по мере укрепления позиций советско-большевистского режима после окончания гражданской войны фактор СССР становился все более значимым в международной жизни. Не получив приглашения ни в Париж, ни в Вашингтон и не связанное никакими договорными обязательствами, Советское правительство было вправе проводить политику, направленную на разрушение Версальско-Вашингтонской системы, тем более, что существенным ее компонентом являлся антисоветизм.
Появление еще одной группы противоречий — между малыми европейскими странами - было связано с решением территориально-политических вопросов, в котором учитывались не столько их интересы, сколько стратегические соображения держав-победительниц. В результате общая численность национальных меньшинств в послевоенной Европе оценивалась в 17 млн. человек, что составляло около 5 % всего европейского населения (без Советской России). Множество территориальных споров и конфликтов, а каждом из которых переплетались и сталкивались устремления как малых стран, так и великих держав, усиливало международную напряженность и подрывало основы послевоенной договорной системы.
Сугубо консервативный подход к разрешению колониальных проблем обострил противоречия между державами-метрополиями и колониями (44,7 % земной суши и 31,5 % мирового населения). Нараставшее национально-освободительное движение стало одним из важных показателей нестабильности и непрочности Версальско-Вашингтонской модели международных отношений.
Неустойчивость послевоенной международной системы проявлялась не только в ее противоречивом, конфликтном характере, но также и в том, что в рамках этой системы не были выработаны эффективные средства устранения межгосударственных противоречий, блокирования действий, направленных на разрушение сложийшегося равновесия сил. Такими средствами могли стать либо согласованная политика великих держав - главных субъектов международных отношений, либо общепризнанный и действенный межгосударственный орган, либо и то и другое вместе взятое.
Что касается первого условия, то оно фактически отсутствовало. Из семи великих мировых держав три - США, Советская Россия и Германия, хотя и по разным причинам, оказались вне новой международной системы. Англо-французского веса и влияния было явно недостаточно для противодействия деструктивным тенденциям и акциям по отношению к Версальско-Вашингтонскому миропорядку. Да к тому же и между -этими ведущими европейскими державами существовали серьезные противоречия. Другое условие - создание международной организации -было выполнено, но только наполовину, так как фактически Лига Наций не являюсь ни общепризнанным, ни действенным органом.
Оценка Версальско-Вашингтонской системы как непрочной и неустойчивой нашла свое практическое подтверждение в серии международных кризисов 1920-1923 гг.. He случайно один из участников разработки Версальского договора бывший премьер-министр Франции Л. Барту назвал этот период «беспокойной историей неустойчивого мира».
ЯЛТИНСКО-ПОТСДАМСКАЯ СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
Международным отношениям после Второй мировой войны были присущи некоторые качественно новые характеристики.
В послевоенном мире в громадной степени усилилась взаимосвязанность стран и регионов. Система международных отношений стала подлинно всеобъемлющей, всемирной. Появление новых средств коммуникаций сжало время и пространство — земной шар как бы уменьшился.Институциональным выражением возросшей взаимозависимости самых разных государств стало создание и существование универсальной Организации Объединенных Наций (ООН). Устав ООН, принятый на конференции в Сан-Франциско 26 июня 1945 г., вступил в силу 24 октября тою же года. Членами-учредителями ООН стали 50 стран, в том числе СССР. ООН основана на принципе суверенного равенства всех ее членов, принявших на себя обязательства разрешать международные споры мирными средствами, воздерживаться «в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций». Главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности была возложена на Совет Безопасности, который получал право действовать от имени всех членов ООН. До 1 января 1966 г. Совет Безопасности состоял из 11 членов, включая 5 постоянных: СССР, США, Великобритания, Франция и Китай. Решения по всем вопросам, кроме процедурных, считались принятыми, если против них не голосовал ни один постоянный член Совета Безопасности (право вето).
С развитием послевоенной системы международных отношений все большую роль в ней приобретали различные международные организации, политические и экономические, правительственные и неправительственные. Наряду с государствами, они стали выступать субъектами системы международных отношений.
Мощные импульсы для своего подъема получило национально-освободительное движение. Стал нарастать неудержимый процесс деколонизации. Многие страны и народы превратились из объектов в субъекты международных отношений. Если в 1945 г. лишь 4 независимых государства Африки стали членами ООН (Египет, Либерия, Эфиопия, Южно-Африканский Союз), то в начале 60-х годов их число приблизилось к 30.
Европа утратила свою былую ведущую роль в мировой политике. Времена доминирования «концерта европейских держав» ушли в прошлое. Это проявлялось в экономике, в военно-политической сфере, в демографии, в культурно-идеологическом влиянии.
Систему МО, сложившуюся после Второй мировой войны, стали называть Ялтинско-Потсдамской. Само название весьма условно. Конференции «большой тройки» (лидеров СССР, США и Великобритании) в Ялте (4—11 февраля 1945 г.) и в Потсдаме (17 июля — 2 августа 1945 г.) лишь наметили общие контуры послевоенного устройства. Вместе с тем они приняли некоторые конкретные решения (например, по территориальным вопросам), которые пережили Ялтинско-Потсдамскую систему и сохраняют свою силу и по сей день.
БИПОЛЯРНОСТЬ ЯЛТИНСКО-ПОТСДАМСКОЙ СИСТЕМЫ
Ялтинско-Потсдамская система МО базировалась на новом соотношении сил, сложившемся в результате Второй мировой войны. Наиболее характерным было усиление международных позиций США и СССР. Комитет начальников штабов США в своих рекомендациях государственному департаменту еще в августе 1944 г. отметил: «После разгрома Японии только США и СССР останутся первоклассными военными державами, что объясняется сочетанием географического положения и огромного военного потенциала».Германия была разгромлена и на некоторое время перестала существовать как независимое государство, Япония капитулировала и превратилась в оккупированную страну. Италия была побеждена и утратила свое международное влияние. Франция переживала экономические и политические трудности и не могла более претендовать на ту ведущую роль, которую она играла до Второй мировой войны. Даже Великобритания, как это вскоре выявилось, вышла из войны ослабленной в финансовом и экономическом отношении, утратившей прочность и устойчивость своей империи.
Определяющее влияние СССР и США на всю Ялтинско-Потсдамскую систему МО придавало ей биполярный характер. Позднее СССР и США стали называть двумя сверхдержавами послевоенного мира. Они являлись гарантами новой системы МО.
Вместе с тем биполярность Ялтинско-Потсдамской системы не была абсолютной, СССР и США не могли контролировать все субъекты и события международной жизни. В 50-е годы деколонизация способствовала формированию движения неприсоединения. Первая конференция неприсоединившихся стран состоялась в 1961 г. в Белграде. Участники движения неприсоединения положили в основу своей внешней политики принципы неучастия в военных блоках, отказа от предоставления своей территории для размещения иностранных военных баз, ликвидации колониализма, мирного урегулирования международных вопросов, развития равноправного сотрудничества и мирного сосуществования. Это движение вынуждено было считаться с биполярным характером расстановки сил на международной арене, но стремилось вырваться из логики блокового противостояния.
В 60—70-е годы происходило становление новых центров силы: Западная Европа, Китай, затем Япония. Будучи не в состоянии конкурировать с СССР и США эти новые центры силы все же заставили считаться со своим возросшим весом в международных делах.
Тем не менее, именно США и СССР являлись двумя полюсами Ялтинско-Потсдамской системы, ее опорами. Их определяющие позиции в рамках системы бесспорны, хотя они и не сводились к простому равенству, были асимметричны.
США вступили в послевоенный мир с неоспоримым преобладанием в экономике и финансовой сфере. Западные авторы не зря называли США «арсеналом демократии» — их промышленное производство получило в ходе войны гигантский стимулирующий толчок. По ее окончании на долю США приводилось примерно половина мирового промышленного производства, около трети мирового экспорта товаров, более половины всего золотого запаса.
Еще в июне 1944 г. конференция в Бреттон-Вудсе приняла решение о создании Международного валютного фонда и Международного банка реконструкции и развития, США получили определяющее влияние на деятельность этих международных финансовых институтов. Была создана Бреттон-Вудская система международных финансовых отношений. Она была ориентирована на преобладание доллара в международных расчетах и основывалась на свободном обмене доллара на золото по твердо установленному курсу: одна тройская унция золота за 35 долларов. Постепенно экономические и финансовые аспекты международных отношений приобретали все большее значение.
США обладали прекрасной армией, получившей опыт боевых действий, громадными военно-воздушными силами, военно-морским флотом, более могущественным, чем все остальные флоты мира вместе взятые. В июле 1945 г. Соединенные Штаты Америки провели успешное испытание ядерного устройства, а 6 и 9 августа сбросили первые атомные бомбы на японские города Хиросима и Нагасаки. Таким образом, США стали обладателем атомного оружия, они приобрели ядерную монополию, заметно усилившую их международные позиции. В августе 1945 г. американские руководители заверяли главу французского правительства Ш. де Голля: «Соединенные Штаты Америки располагают новым оружием, атомной бомбой, которое заставит отступить любого агрессора». США обладали и средствами доставки ядерного оружия в виде стратегических бомбардировщиков.
К началу послевоенного периода вооруженные силы США находились в Западной Европе, включая западную часть Германии и Австрии, они оккупировали Японию, занимали Филиппины и ряд других островов в Тихоокеанском регионе, размещались в Китае и Южной Корее. В политико-идеологическом плане именно США рассматривались как оплот «западной демократии», как надежный бастион «свободного мира». Они выступали против тоталитарных режимов и против классического колониализма.
Соединенные Штаты Америки обладали громадным международным влиянием. Они внесли неоспоримый вклад в достижение победы над блоком агрессоров и военными, и экономическими усилиями (программа ленд-лиза). Президенты Ф.Д. Рузвельт и Г. Трумэн играли важную роль в «большой тройке». США могли опираться на прочный военно-политический союз с Великобританией. Именно США стали инициаторами создания Организации Объединенных Наций, получили место постоянного члена Совета Безопасности ООН, смогли опираться на большинство голосов на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН.
Советский Союз вступил в послевоенный мир в ореоле основного победителя нацизма, важной силы в антигитлеровской коалиции. Героические усилия Красной армии и советского народа вызывали уважение и восхищение, порой опасения. По американским данным, советские вооруженные силы в августе 1945 г. насчитывали около 16 млн. человек, а силы США — около 12 млн. человек. Правда, объективные наблюдатели полагали, что Красная армия уступала западным союзникам по уровню и качеству вооружения. В августе 1945 г. французские дипломаты сообщали из Вашингтона в Париж: «Что ни говори, Россия вышла из этой войны в состоянии усталости. Контакты, которые американские власти в Германии имели с советскими войсками, убедили их в бесспорном превосходстве армии Соединенных Штатов... У русских есть люди, но им не хватает техники». Тем не менее, общий высокий уровень боеспособности Красной армии, одержавшей блистательные победы и овладевшей Берлином, не подвергался сомнению.Советские войска к концу войны находились на территории Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии и Болгарии. Они приняли участие в освобождении Югославии и Албании, небольшой пограничной территории Норвегии. Красная армия оккупировала Восточную Германию и восточную часть Австрии. Советские представители выполняли контрольные функции в Финляндии. Советские войска находились в северной части Ирана, куда они вступили в августе 1941 г., чтобы пресечь деятельность прогерманских кругов в этой стране. На Дальнем Востоке силы Красной армии заняли южную часть Сахалина и Курильские острова, отходившие по решениям «большой тройки» к СССР; они находились в Северо-Восточном Китае и в северной части Кореи.
И.В. Сталин максимально использовал военно-политическую обстановку для достижения выгодных договоренностей с партнерами по антигитлеровской коалиции. Советское руководство отстояло возврат к границам СССР на июнь 1941 г., то есть закрепило включение в состав Советского Союза Западной Украины и Западной Белоруссии, Эстонии, Латвии, Литвы, Бессарабии и Северной Буковины, а также изменения границы с Финляндией после «зимней войны» 1939—1940-х годов. Оно даже получило некоторые новые территориальные приобретения: город Кенигсберг с прилегающей территорией (ныне Калининград), район Петсамо на северном участке границы с Финляндией, Закарпатскую Украину (по договору между СССР и Чехословакией от 1945 г.), Южный Сахалин, Курилы. Западные союзники признавали право СССР на «зону безопасности» вдоль его европейских границ — имелось в виду создание в соседних странах дружественных Советскому Союзу правительств, ориентировавшихся на Москву во внешней политике.
К концу Второй мировой войны международное влияние Советского Союза заметно возросло. И. Сталин был полноправным участником встреч «большой тройки», вел интенсивную переписку с президентами США и главами правительств Великобритании. СССР заключил договоры о союзе (или дружбе) и послевоенном сотрудничестве и взаимопомощи с Великобританией, Францией, Чехословакией, Югославией, Польшей, Китаем. СССР стал одним из учредителей ООН и постоянным членом ее Совета Безопасности. Если до Великой Отечественной войны Советский Союз имел дипломатические отношения с 26 государствами, то к концу войны — уже с 52. В последний период войны СССР вместе с США и Великобританией играл главенствующую роль в решении проблем мировой политики и в немалой степени участвовал в определении дальнейшей судьбы ряда государств и народов.
Сталинское руководство использовало как инструмент своей международной деятельности коммунистическое движение. Несмотря на роспуск Коммунистического интернационала в мае—июне 1943 г., коммунистические партии по-прежнему ориентировались на Москву при выработке стратегической линии. Советское руководство направляло компартиям директивы, координировало их деятельность и контролировало ее, особенно в международной сфере.
Коммунисты вышли из войны с возросшим авторитетом и политическим весом как борцы против фашизма, как активнейшие участники движения Сопротивления. В странах Восточной и Юго-Восточной Европы коммунисты или сформировали правительства, или играли в них ведущую роль. Министры-коммунисты входили в состав правительств ряда стран Западной Европы: Италии, Франции, Бельгии, Дании и некоторых других. Итальянская и Французская компартии превратились в массовые и влиятельные партии, оказывавшие воздействие на всю политическую жизнь своих стран. В целом победа над фашизмом повлекла за собой дискредитацию традиционных правых сил в Европе и сдвиг влево, подъем демократического движения.
При асимметричности мощи и влияния СССР и США именно эти две державы заняли определяющее положение в Ялтинско-Потсдамской системе. Ее биполярность усиливалась наличием у обеих держав союзников и сателлитов. СССР и США сформировали под своей эгидой международные экономические организации, военно-политические блоки, пропагандистско-идеологические организации.
СТАБИЛЬНОСТЬ СИСТЕМЫ И ЯДЕРНЫЙ ФАКТОР
Биполярность Ялтинско-Потсдамской системы обеспечивала ей определенную стабильность. Два полюса, гаранты системы, уравновешивали друг друга, поддерживали ее общее равновесие, контролировали союзников, в той или иной степени регулировали возникавшие конфликты. Обе державы при всех глубочайших противоречиях были заинтересованы в сохранении «правил игры», присущих сложившейся системе.
Характерной чертой Ялтинско-Потсдамской системы МО стало негласное взаимное признание сверхдержавами сфер их влияния. Точнее, речь шла о признании Западом сферы влияния СССР, ибо вне ее в той или иной форме преобладало влияние Запада. Обсуждая с Г. Димитровым в августе 1945 г. решения Потсдамской конференции в отношении Болгарии и Балкан в целом, советский нарком иностранных дел В. Молотов отметил: «В основном эти решения выгодны нам. Фактически признается за нами эта сфера влияния». Определение границ советской сферы влияния происходило в напряженной борьбе, через ряд внешнеполитических столкновений. Однако после завершения раскола Европы Запад не вмешивался в события в «социалистическом содружестве» даже в период острых политических кризисов (Венгрия — 1956 г., Чехословакия — 1968 г. и др.). Сложнее обстояло дело в «третьем мире», в странах промежуточной зоны. Именно антиколониализм в сочетании со стремлением СССР утвердить свое влияние в ряде стран Азии, Африки и Латинской Америки породил ряд серьезных международных конфликтов с середины 50-х годов.
Важную роль в Ялтинско-Потсдамской системе МО играл ядерный фактор. Первыми обладателями ядерного оружия стали США. В июле 1945 г. они произвели первое успешное испытание ядерного устройства, а 6 и 9 августа того же года сбросили атомные бомбы на японские города Хиросима и Нагасаки. (К другим применениям ядерного оружия, к счастью, не прибегала ни одна страна). Советский Союз стал обладателем атомной бомбы в августе 1949 г., объявлено об этом было в сентябре. Членами «атомного клуба» стали также Великобритания — 1952 г., Франция — I960 г., Китайская Народная Республика — 1964 год.
Таким образом, США обладали атомной монополией с 1945 по 1949 год. Но даже в этот период американское атомное оружие в сочетании с имевшимися средствами его доставки (стратегическими бомбардировщиками) не создавало реальной возможности для победы США в новой мировой войне. Поэтому и тогда атомная бомба скорее подкрепляла американскую внешнюю политику, делала ее более жесткой и напористой. Вместе с тем сталинское руководство стремилось продемонстрировать отсутствие излишней уступчивости перед американским атомным нажимом, что делало и советскую внешнюю политику менее склонной к компромиссам. Атомное оружие внесло свой вклад в генезис противостояния США и СССР, в формирование биполярной системы МО. Развернулась гонка стратегических вооружений, ставшая неотъемлемым элементом послевоенного международного порядка.
Положение заметно изменилось после 1949 г., когда и США, и СССР стали обладателями ядерных арсеналов. Существенные новые элементы появились в ситуации с 1957 г., с успешного запуска первого советского искусственного спутника Земли, когда Советский Союз наладил производство межконтинентальных баллистических ракет, способных поражать территорию США. Ядерное оружие стало инструментом «сдерживания». Ни одна из двух сверхдержав не могла пойти на риск широкомасштабного конфликта перед угрозой ответного удара, способного нанести неприемлемый ущерб. СССР и США как бы блокировали друг друга, обе державы стремились не допускать большой войны.
Ядерное оружие внесло качественно новые элементы в международные отношения. Его применение грозило уничтожением громадного числа людей и колоссальными разрушениями. Кроме того, его воздействие на атмосферу и радиоактивное заражение местности могло произвести губительное воздействие на обширные регионы земного шара и на планету в целом. Возможность применения ядерного оружия заставило пересмотреть классическую формулу немецкого военного теоретика XIX в. К. Клаузевица: «Война — это продолжение политики другими средствами». Достижение поставленных политических целей войной оказалось невозможным.
Ядерные потенциалы оказывали стабилизирующее воздействие на Ялтинско-Потсдамскую систему международных отношений. Они способствовали предотвращению опасной эскалации конфликтов, ранее зачастую приводивших к войне. Ядерное оружие оказывало отрезвляющее воздействие на политических деятелей разного масштаба и разной степени ответственности. Оно заставило руководителей наиболее могущественных государств соизмерять свои акции с угрозой глобальной катастрофы, которая не пощадила бы никого из живущих на грешной Земле.
При этом стабильность в рамках Ялтинско-Потсдамской системы была неустойчивой, непрочной. Она основывалась на равновесии страха и достигалась через конфликты, кризисы, локальные войны, через разорительную гонку вооружений. В этом состояла несомненная опасность гонки ракетно-ядерных вооружений. И все же Ялтинско-Потсдамская система оказалась более устойчивой, чем Версальско-Вашингтонская, и не породила большую войну.
Современная система международных отношений (региональные объединения по различным основаниям – по основаниям безопасности, по экономическим основаниям, культурному развитию, объединяемые религией и языками (исламская конференция), по производству и продаже нефти (ОПЕК), ШОС, большая восьмерка, Меркосур, ФТАА, ООН, объединяемые проблемами экологической обстановки) МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В МИРОВОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ
По своей компетенции и составу государств-участников эти организации подразделяются на следующие:
межгосударственные международные организации общей компетенции — объединение государств, деятельность которых затрагивает все
сферы отношениймежду ними — политическую, экономическую, культурную и т. д. (например, Организация Объединенных Наций);
международные межправительственные организации специальной компетенции — объединение государств, деятельность которых затрагивает одну из специальных областей межгосударственных отношений, например военно-политические организации (НАТО), экономические организации (МВФ), организация
ООН по вопросам культуры и образования (ЮНЕСКО);
открытые международные межправительственные организации — объединения государств, куда, принимают любое государство, отвечающее требованиям членства в них (например, Всемирная организация здравоохранения и большинство других международных организаций);
закрытые международные межправительственные организации — объединения государств с приемом новых членов только при согласии первоначальных учредителей (НАТО);
универсальные международные организации, предусматривающие возможность членства в них для всех государств независимо от их региональной принадлежности (первой универсальной организацией в истории человечества была Лига Наций, сегодня такой организацией является ООН, а также специализированные организации и институты, входящие в систему ООН);
региональные международные межправительственные организации — объединение государств, расположенных в пределах одного региона (например, Организация американских государств, Лига арабских государств).
Наряду с международными межправительственными организациями (ММПО) существуют еще и международные неправительственные организации (МНПО). Они создаются частными лицами и общественными объединениями нескольких государств. МНПО не являются субъектами международного права, что не мешает некоторым из них играть активную роль в современных международных отношениях.
По целям, составу участников, характеру деятельности выделяют разные виды МНПО и ММПО. Например, существуют религиозные МНПО (Экуменический совет церквей), спортивные (Международная федерация фугбола — ФИФА), правозащитные («Международная амнистия»), экологические («Гринпис»), политические (Социалистический Интернационал, Международный демократический союз).Межправительственные организации
Универсальные- стремятся рассматривать и решать практически все проблемы, волнующие мировое сообщество, их членом может стать любое государство. Примером такой организации является ООН.
Универсальные с ограниченным членством. - наличие ограничений на право вхождения в подобную организацию. Например, в Организацию американских государств (ОАГ); в Европейский союз — страны, отвечающие определенным критериям; в «Большую восьмерку» («G-8») — наиболее экономически и политически влиятельные страны мира.
Функциональные, созданнные для решения конкретных вопросов в той или иной области. ВОЗ, Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ)), МВФ,Всемирный банк, ВТО
Функциональные с ограниченным членством. Региональные организации, созданные для решения определенных задач в данном регионе, например, МЕРКОСУР — региональная экономическая организация, объединяющая часть стран Латинской Америки

Приложенные файлы

  • docx 7925516
    Размер файла: 62 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий