Проектная работа (ОКТ), Акужинов Алексей (Функция государства по регистрации прав в гражданском обороте. К критике возможност..


Правительство Российской Федерации
Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»
Факультет права
Кафедра теории и истории права
Проектный семинар «Основы критической теории»
Проектная работа
Тема: «Функция государства по регистрации прав в гражданском обороте. К критике возможности переноса из социальной сферы в техническую на примере технологии Blockchain»
Выполнил:
Студент 165 группы
Акужинов Алексей
Научный руководитель:
Панов А.А.

Заявка на исследование
Искусство тени создает!
Натура всякий раз
Даст сто очков ему вперед -
Без всяческих прикрас.
- Р. Киплинг
Каждая вонь, воюющая с вентилятором, воображает себя Дон Кихотом.
- Станислав Ежи Лец
Начать хотелось бы с банальностью, которую многие в наше время выдают за новое божественное откровение. XXI в. – это информационный или, как минимум, цифровой век для передовых государств мира. Не вступая в полемику относительно основных характеристик данного социального порядка хотелось бы сконцентрироваться лишь на однозначно выделяемой всеми – это все большая информатизация общества, подразумевающая увеличение уровней развития IT-технологий и их проникновения в нашу жизнь. Реальные успехи в IT сфере порождают уверенность, граничащую с наивной верой, в безграничности возможностей технического прогресса, в том числе, в сфере социальных институтов, например, через замену института государственности. И ведь, правда, разве не был бы идеальным политическим телом по воззрению, например, Платона или Гоббса искусственный интеллект, в первом случае идеальный философ или, во втором случае, суверен, абсолютно точно третье лицо в договоре никак им не связанное?
Право и государство, критикуемые как социальные институты с абсолютно разных позиций вне зависимости от идеологической основы, и слева и справа, в таких обстоятельствах в подобных условиях сталкиваются с новой критикой уже не метафизического или ценностного характера, но критикой позитивной, критикой функционального порядка. Эффективна ли это бюрократическая корпорация там, где ее может заменить уже не другая, теперь частная корпорация, а машина, строки кода, как предлагает, например, движение криптоанархистов?
Данная работа будет представлять в некотором смысле манифест юридического и политического консерватизма, предлагающего критически взглянуть на рассуждения о заменимости государства не только социальными, но и техническими инструментами в реализации его конкретной функции – регистрации прав в гражданском обороте.
Сразу стоит оговориться, что при проведении предлагаемого анализа предполагается использование структурно-функционального метода, основывающегося на понимании социального института как исторически сложившейся или созданной целенаправленными усилиями формы организации совместной жизнедеятельности людей, направленной на выполнение определенных (явных) социальных функций, а так же обладающей латентными функциями и дисфункциями. Это значит, что государственная деятельность в данной сфере будет оцениваться с позиций эффективности решения тех задач и соответствия той цели, для которых существует институт регистрации прав.
Прежде чем идти дальше хотелось бы дать несколько вводных комментариев, во-первых, определив, что принципиально представляет собой институт регистрации прав, и во-вторых, рассмотрев, что такое Blockchain технологии и в связи с чем возникли идеи их применения в области регистрации прав в гражданском обороте.
Регистрация прав, по сути своей, представляет собой юридический факт особого порядка, который вносит в юридическое поле возникшее у лица право (если вообще корректно говорить о возникновении права до внесения) на тот или иной объект гражданских правоотношений. Например, в соответствии с п. 1 ст. 8.1 ГК РФ регистрации подлежат «права, закрепляющие принадлежность объекта гражданских прав определенному лицу (т.е. имущественные права – А.С.), ограничения таких прав и обременения имущества». Это же можно наблюдать и в иностранных порядках, например… В России такой правоустанавливающий регистрации подлежат права на объекты недвижимости, права на доли в обществах с ограниченной ответственностью, так же, интеллектуальная собственность. Так же отдельно стоит упомянуть de jure правоподтверждающую регистрацию залога движимых вещей, имеющую крайне спорный статус относительно своего именно правоподтверждающего характера, на котором настаивает законодатель.
В чем смысл осуществления такой регистрации? Наиболее полно функции данного института отражены, например, в работе К.А. Новикова, В.Н. Синельниковой:
1) Придание особенной прочности, обеспеченной государственным авторитетом, правам на наиболее значимые и жизненно необходимые объекты гражданского оборота. В различные периоды истории общества это обеспечивалось различными инструментами. Такую функцию, например, выполнял обряд манципации в отношении res mancipi, т.е. формализированная процедура передачи титула определенной категории вещей, обладающей высочайшей хозяйственно ценностью, например, земельного участка, рабов, отдельных категорий животных и т.д.. Такую же функцию выполняла и старогерманская Sale, в ходе которой для передачи вещи необходимо было присутствие нескольких мальчиков, которых после заключения сделки драли за уши, чтобы те обязательно запомнили данную сделку и могли подтвердить ее совершение. Так же эту функцию выполняли представители той или иной власти, будь то претор посредством процедуры in jure cession, местный немецкий судья посредством фикции Auflassung, органы власти свободного города-республики через ведения первых специальных книг-реестров (поземельных, городских и т.д.) как, например, в Новгородской республике. Затем данную функцию начинают реализовывать и органы modern state.
2) Устранение такого провала рынка в отношении указанных объектов как асимметрия информации, т.е. ситуации, в которой часть участников сделки обладает важной информацией, которая отсутствует у других участников сделки. Абсолютные правоотношения (связанные с вещными правами или правами на РИДы), в которых лицо противопоставляется в своем праве всем остальным субъектам, как ни что иное нуждается в минимизации рисков, накладываемых указанным провалом с целью стабилизации гражданского оборота в связи с количеством вовлеченных в данные правоотношения лиц.
3) Наконец, последняя функция – это реализация государственного или иного властного интереса. Исторически желание властвующих субъектов, будь то феодал, республика или modern state, объясняется желанием фиксации ренты или налога, взимаемого данным лицом за определенным субъектом находящегося от него в зависимости. В современных российских условиях видно, что данная функция указанного института мало реализуется в отдельных регионах нашей великой и необъятной, что приводит к малой заполняемости, например, муниципальных бюджетов. Это происходит в связи с неспособностью (или нежеланием?) государственных и муниципальных органов власти произвести учет и регистрацию прав на земельные участки и отдельные объекты недвижимости, что приводит к невозможности эффективного взимания поземельного налога. Безусловно, в каком-то смысле, это мечта анархиста любого толка, только вот дороги и иные общественные блага как были, так и остаются в состоянии вечной печали.
Реализация данных функций указанного социального института осуществляется посредством установления определенных принципов его функционирования.
Когда мы указывали на внесение возникшего права в юридическое поле, мы говорили о так называемом принципе внесения в той или иной степени функционирующего во всех развитых регистрационных системах мира. Данный принцип предполагает, с определенными ограничениями, что права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр. Существенным принципом регистрации является так же принцип публичной достоверности государственного реестра, предполагающий, что «третьи лица, добросовестно полагающиеся на содержание <…>специального реестра прав на недвижимое имущество, защищаются в своем доверии и приобретают права на недвижимость, даже если государственная регистрация была произведена неправомерно и не соответствует реальному материально-правовому положению».
Указанные нами принципы важны в первую очередь для понимания оснований реализации общего смысла кадастровой системы (в континентальной правовой системе) или системы Торренса. В рамках данных сложившихся исторически институтов с целью реализации перечисленных ранее социальных функций modern state принимает на себя все риски недействительности удостоверенного им права, отвечая за это, как и следует в гражданском обороте, собственным кошельком. Государство выступает верификатором сделок, обеспечивая доверие между сторонами, заменяя (качественно или нет, это другой вопрос) полезные для экономики социальные связи.И, казалось бы, при чем здесь blockchain? Но, для начала, небольшой любительский технический экскурс.
Blockchain – это, так называемая, технология распределенного реестра (DLT Distributed Ledger Technology), не получившая до сих пор четкого определения. Так, А.И. Савельев указывает: «Blockchain - это децентрализованная распределенная база данных («учетная книга») всех подтвержденных транзакций, совершенных в отношении определенного актива, в основе функционирования которой лежат криптографические алгоритмы». В отчете, подготовленном юристами компании Axon Partners и криптовалютной консалтинговой компанией ForkLog Research дается иное определение технологии как «распределенной базы данных о транзакциях, которая формируется на основе консенсуса между участниками распределенной сети». На бескрайних просторах научной литературы можно найти множество иных определений, однако кажется обоснованным выделить следующие существенные черты данной технологии:
1) Blockchain есть децентрализованная база данных, т.е. та, в которой каждый участник имеет возможность вносить изменения в базу данных при условии использования принятого в системе протокола. Это значит, в том числе, что все данные (все цепочки транзакций в нашем случае) хранятся на каждом устройстве внутри сети, и мы не имеем ни единого устройства, ни единого сервера, на котором хранится информация.
2) Blockchain – это система, в рамках которой транзакции защищены современной системой ассиметричного шифрования, предполагающей наличие двух криптографических ключей: частного и публичного. Публичный ключ отправляется и шифрует отправляемую транзакцию, расшифровать которую возможно только приватным ключом, который имеет только получатель транзакции. Если говорить более приземленно, то это технология, которая делает вероятность того, что данную транзакцию перехватят и расшифруют стремящейся к нулю.
3) Наконец, Blockchain представляет собой, как следует из первого пункта, цепочку связанных между собой блоков с информацией. Это означает, что в случае намерения подделать информацию в одном из блоков мы не можем, не разорвав цепочку совершенных транзакций, тем самым не вызвав отторжение системой.
Для дальнейшего пояснения так же необходимо упомянуть такой основанный на технологии Blockchain инструмент как smart-contracts. Л.Н. Шольц определяет smart-contract следующим образом: «Algorithmic contracts are contracts that contain terms that were determined by algorithm rather than a person. An algorithm is a process or set of rules to be followed in calculations or other problem-solving operations, especially by a computer». Наиболее известной платформой, реализующей smart-contracts является Ethereum. Данный инструмент позволяет создать самоисполняющиеся контракты, участие человека в которых минимизировано, например, в области энергетики. Представьте ситуацию, в которой оплата энергии, поступающей с электростанции на конкретный завод, происходит путем автоматического списания криптовалюты с кошелька должника в пользу кредитора в соответствии с установленными тарифами на основании договоренности между сторонами. Примерно это и позволяет реализовывать система smart-contracts.
Теперь вопрос, близкий к поставленному чуть выше: при чем здесь регистрация прав?
Blockchain технология, как мы видим, позволяет создать такую распределенную базу данных, которая максимально защищена от постороннего воздействия, а так же обеспечивает качественное взаимодействие между звеньями данной сети. Использование данной технологии при создании соответствующего реестра, таким образом, повышает уровень доверия между участниками гражданского оборота и ведет к снижению транзакционных издержек. Расширение сферы использования данной технологи в области регистрации прав в дальнейшем может идти в двух направлениях: а) внедрение в государственную систему и б) использование частными компаниями для создания частных реестров.
Первый вариант уже сейчас прорабатывается в Грузии, Украине и России. Однако серьезные попытки применения данного инструмента были реализованы лишь шведским Lantmäteriet через внедрение системы Blockchain в уже существующий реестр прав. С другой стороны, подобное снижение транзакционных издержек, а так же издержек компании в целом может позволить перенести данную функцию на рынок, вместо раздутия бюрократического аппарата, чем и собираются заняться, например, власти Канады и Австралии, а так же частные компании США. При этом обе инициативы сталкиваются с определенными трудностями, такими как, например отсутствие инструмента автоматического внесения данных в реестр в связи с требованиями заключения сделок с недвижимость в письменной форме. Тем не менее, стоит заметить, что эта проблема решаема именно введением упомянутых ранее smart-contracts при заключении и исполнении договора.
Однако оба предложенных инструмента, которые обсуждаются на данный момент представляют собой лишь новый технический инструмент, позволяющий улучшить функционирование сложившихся социальных институтов, либо перенести функции данного института из сферы действия одного социального института (modern state) в сферу действия другого схожего социального института (частные компании). Самостоятельность данного технического решения, которая обеспечила бы переход к качественно новому социальному институту с децентрализованной регистрацией прав в гражданском обороте вовсе не кажется очевидной в таких обстоятельствах, какой она видится ряду исследователей.
Таким образом, в рамках данной работы предполагается провести анализ возможностей использования технологии Blockchain в области регистрации прав в гражданском обороте, в том числе, анализ социального института, который позволит функционировать системе децентрализованной регистрации прав в гражданском обороте. Таким образом, работа позволит ответить на вопрос о том, возможен ли и, если да, то, что из себя представляет социальный институт, обеспечивающий функционирование распределенной системы регистрации прав в гражданском обороте на основе технологии Blockchain,и являющийся более эффективным, чем существующий на данный момент институт государственной регистрации прав?Для ответа на данный вопрос необходимо:
1) Во-первых, провести комплексный сравнительный анализ сложившихся систем государственной регистрации прав в гражданском обороте, в том числе, проведя (или воспользовавшись уже имеющимися данными) оценку эффективности их функционирования, динамику их исторического развития, основополагающие принципы и т.д.
2) Во-вторых, проанализировать технические основы функционирования системы Blockchain, а так же наиболее распространенные сферы ее применения.
3) В-третьих, провести комплексный анализ использования технологии Blockchain в сфере регистрации прав в гражданском обороте.
4) В-четвертых, на основании полученных данных сформировать и рассмотреть модель социального института в рамках которого возможна реализация указанной системы, а так же провести анализ эффективности данного социального института и возможность/невозможность его включения в существующую систему социальных институтов.
Несмотря на скудность проанализированных данных, перспективность реализации самостоятельной социальной системы, в рамках которой может быть осуществлена распределенная система регистрации прав в гражданском обороте кажется нереальной, а государственная регистрация прав наиболее эффективным в реализации возложенных на него функций социальным институтом. Однако дальнейший анализ вполне может опровергнуть выдвинутую гипотезу.
Список литературыХудожественная литература
Киплинг Р. Бремя белого человека: стихотворения / пер. с англ. Дубровкина Р., Степанова С., Фельдмана Е. СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2015. – 336 с.
Лец С.Е. Непричесанные мысли / пер. с пол. Е.В. Смирновой. М.: РИПОЛ классик, 2013. – 540 с.
Научная литератураArrow K.J. Uncertainty and the Welfare Economics of Medical Care // American Economic Review – 1963. - Vol. 53. - P. 941-973.
Bomberger F.B. The Torrens System of Land Title Registration // The Maryland State College of Agriculture. – 1917. – Vol. 14, № 2. – P. 1 – 8.
Karlstrom H. Do libertarians dream of electric coins? The material embeddedness of Bitcoin // Scandinavian Journal of Social Theory. - 2014. - Vol. 15, № 2. – P. 23–36.
Scholz L.H. Algorithmic Contracts. [Электронный ресурс] Режим доступа URL: (http://www.werobot2017.com/wp-content/uploads/2017/03/Henry-Scholz-Algorithmic-Contracts-1.pdf) pdf.
Алексеев С.С. Право собственности. Проблемы теории. М.: Норма, 2008. – 240 с.
Бабкин А.С. Основные начала организации оборота недвижимости. М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2001. – 371 с.
Бевзенко Р.С. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество: проблемы и пути решения. // Вестник гражданского права, 2011. N 5. [Электронный ресурс] Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. М.: Academia, 2004. – 788 с.
Громов А.А., Егоров А.В. Практический комментарий к первому и второму блоку изменений в ГК РФ. Самые значимые поправки. М.: «Актион-Медиа», 2014. - 176 с.
Ельяшевич В.Б. Очерк развития форм поземельного оборота на Западе. C.-Петербург.: Типография «Правда», 1913. – 78 с.
Мартысевич, И. Д. Псковская судная грамота: Историко-юридическое исследование. М.: Изд-во Московского государственного университета,1951. - 208 с.
Мертон Р. Явные и латентные функции // Американская социологическая мысль: Тексты / Под В. И. Добренькова. М.: Изд-во МГУ, 1994. - 496 с.
Новиков К.А., Синельникова В.Н. Правовые основы института государственной регистрации прав на недвижимое имущество. М.: Издательский дом Высшей Школы Экономики, 2015. – 192 с.
Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики / Пер. с англ. А.Н. Нестеренко. М.: Фонд экономической книги Начала, 1997. – 180 с.
Савельев А.И. Договорное право 2.0: «умные контракты» как начало конца классического договорного права. Вестник гражданского права, 2016. N 3. С. 32 - 60. [Электронный ресурс] Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
Самойлов Е.Ю. Публичная достоверность в гражданском праве: теоретическая конструкция и условия использования института // Вестник гражданского права. Т.7. 2007. № 4. [Электронный ресурс]. Доступ и справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
Синицын С.А. Вещные и абсолютные права: единство и противоположность // Вестник гражданского права. 2013. N 5. [Электронный ресурс]. Доступ и справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
Тузовский И. Д. Утопия-XXI: глобальный проект «Информационное общество». Челябинск: Челябинская государственная академия культуры и искусств, 2014. – 389 с.
Церковников М.А. Регистрация сделок с недвижимостью во Франции: принцип противопоставимости // Вестник ВАС РФ. 2012. № 3. С. 61–83. [Электронный ресурс]. Доступ и справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
Нормативно-правовые и судебные акты
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)» от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 28.03.2017) // СПС КонсультантПлюс
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС КонсультантПлюс
Электронные ресурсыBitFury запускает пилотный блокчейн-проект по регистрации прав на землю в Грузии // Сайт ForkLog (да-та обращения 02.06.2017). [Электронный ресурс] Режим доступа URL: (http://forklog.com/bitfury-zapuskaet-pilotnyj-blokchejn-proekt-po-registratsii-prav-na-zemlyu-v-gruzii/) свободный.
NSW Premier Mike Baird points to Canada to justify land titles registry sell-off // Сайт The Sydney Morning Herald (дата обращения 02.06.2017). Режим доступа URL: (http://www.smh.com.au/nsw/nsw-premier-mike-baird-points-to-canada-to-justify-land-titles-registry-selloff-20161207-gt5qq6.html) свободный.
Replacing the Government in Real Estate: Application of Blockchain Alternatives for Land and Title Registry // Сайт The CoinTelegraph (дата обращения 02.06.2017). Режим доступа URL: (https://cointelegraph.com/news/replacing-the-government-in-real-estate-application-of-blockchain-alternatives-for-land-and-title-registry) свободный.
Why Sweden is Taking a Chance on Blockchain Land Registry // Сайт CoinDesk (дата обращения 02.06.2017). [Электронный ресурс] Режим доступа URL: (http://www.coindesk.com/sweden-taking-chance-blockchain-land-registry/) свободный.
Правительством Украины одобрено внедрение блокчейн технологии в Госреестр прав на недвижимое имущество// Сайт Embassy Of Bitcoin (Ukraine) (дата обращения 02.06.2017). [Электронный ресурс] Режим доступа URL:(http://www.embassyofbitcoin.com/правительством-украины-одобрено-вне/) свободный.
Проект Концепции совершенствования общих положений гражданского кодекса Российской Федерации. Рекомендован Президиумом Совета к опубликованию в целях обсуждения (протокол № 2 от 11 марта 2009 г.). [Электронный ресурс]. Режим доступа URL: (http://privlaw.ru/wpcontent/uploads/2015/10/concep_OPGK.rtf) rtf.
Росреестр изучит применение технологии блокчейн при регистрации прав на недвижимость // Сайт ForkLog (дата обращения 02.06.2017). [Электронный ресурс] Режим доступа URL: (http://forklog.com/rosreestr-izuchit-primenenie-tehnologii-blokchejn-pri-registratsii-prav-na-nedvizhimost/) свободный.
Сайт Ethereum. [Электронный ресурс] Режим доступа URL: (https://www.ethereum.org/) свободный.

Приложенные файлы

  • docx 3770341
    Размер файла: 60 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий