Анализ стихотворения Жуковского Невыразимое

Анализ стихотворения Жуковского «Невыразимое»
Василий Жуковский по праву считается одним из основоположников русского романтизма. В духе романтизма Жуковским создано множество произведений, одним из которых является элегия «Невыразимое», написанная летом 1819 года.
Ранее поэт уже неоднократно прибегал к жанру элегии, считая, что он наиболее точно подходит для выражения самых сокровенных мыслей. Поэт в своих литературных произведениях нередко предавался философским рассуждениям, с помощью которых пытался добраться до сути мироздания. Но даже этот блистательный поэт, которому была оказана часть стать учителем и чтецом при императорском дворе, честно признавался, что порой не в силах подобрать нужные слова, чтобы рассказать о том, что именно он видит.
Подобное несовершенство русского языка – основной лейтмотив стихотворения «Невыразимое», в котором поэт задается вопросом: «Что наш язык земной пред дивною природой?». Автор не перестает удивляться, «с какой небрежною и легкою свободой она рассыпала повсюду красоту», но нет в мире таких слов, чтобы поведать об этом окружающим.
Более того, Жуковский убежден, что люди видят лишь небольшую часть той роскоши и красоты, которую дарит им окружающий мир. Какие-то отдельные черты и образы, не позволяющие получить полную картину мироздания, все же заставляют особо поэтические натуры слагать стихи и восхвалять то немного, что им удалось увидеть и постичь. «Едва-едва одну ее черту с усилием поймать удастся вдохновенью», отмечает поэт, сожалея о том, что сама природа не сумела наделить людей возможностью замечать то, насколько она прекрасна и совершенна в своей чистоте. «Святые таинства, лишь сердце знает вас», отмечает поэт, подчеркивая, что душа каждого человека распахнута настежь и готовя впустить в себя очарование полей и лесов, рек и озер. Но это совсем не означает, что разум готов откликнуться на душевные порывы и преобразить их в слова, достойные увиденного. Чаще и вовсе бывает все наоборот, и человек, когда-то восхищавшийся, глядя на «пламень облаков, по небу тихому летящих», теперь проходит мимо этого прекрасного явления, даже не поднимая головы. У него свои проблемы и невзгоды, его сердце молчит, а разум занят решением насущных проблем. Поэтому душа наполняется скорбью и суетой, а не возвышенными чувствами, которые дарит каждому из нас окружающий мир, не требуя ничего взамен.
К сожалению, человек устроен таким образом, что начинает ценить то, что имел, лишь после того, как это теряет. Жуковский к таким невозвратным потерям относит собственную молодость, которая прошла не в суетливом Петербурге, а тихом сельском имении Тульской губернии, где родился и вырос поэт. Именно так он открыл для себя удивительный мир родной природы, научился черпать в ней вдохновение и чувствовать ту красоту, которой так щедры луга и поля, зеленые рощи и заснеженные равнины. Эти ощущения поэт смог не только запомнить и сохранить в своем сердце, но и пронести сквозь всю жизнь, улавливая «дуновенье от луга родины» даже среди городской суеты. Но даже обладая столь чутким и открытым сердцем, а также огромным литературным даром, поэт все же признается, что не готов взять на себя миссию донести до людей все то, что они испытывает при виде одинокой березки или же теплого летнего дождя. «Все необъятное в единый вздох теснится, и лишь молчание понятно говорит», убежден Жуковский, считая, что нет таких слов, которые бы позволили ему выразить чувства.


«Невыразимое» (1819). Пафос элегии утверждение романтических идеалов, исследование внутреннего мира человека. Поэт видит, что не все можно выразить словесно, «присутствие Создателя в созданье» невозможно объяснить:
Но то, что слито с сей блестящей красотою Сие столь смутное, волнующее нас,
Сей внемлемый одной душою Обворожающего глас
Сие шепнувшее душе воспоминанье О милом, радостном и скорбном старины,
Сия сходящая святыня с вышины,
Сие присутствие Создателя в созданье Какой для них язык?.. Горе душа летит,
Все необъятное в единый вздох теснится,
И лишь молчание понятно говорит.
В стихотворении важен образ молчания, с помощью которого поэт передает свое отношение к жизни. Элегия философична: происходит сближение воспоминаний о прошлом с райской, святой, бессмертной жизнью, даруемой праведным душам после смерти.


Анализ элегии "Невыразимое" Жуковского В.А.
История создания. Начиная с первой элегии Жуковского «Сельское кладбище» (1802) поэт обращается к совершенно новому для русской литературы направлению романтизму. В его последующих произведениях постепенно складываются основные черты лирики этого направления, в которых определяются ее основные темы, мотивы и образы, возникает новый поэтический язык и особая романтическая философия. Она связана с идеей двоемирия, состоящей в противопоставлении реальности и мечты, идеала; обыденного и чудесного, таинственного. Итогом этих творческих исканий явились стихотворения зрелого периода, созданные в 1819-1824 гг. Они стали своеобразным манифестом русской романтической поэзии. Одним из наиболее значимых среди них явилось стихотворение «Невыразимое», написанное летом 1819 года.
Жанр и композиция. Поэт определяет жанр своего стихотворения как отрывок. Это указывает на неразре-шенность тех вечных вопросов, которые лежат в основе данного философского стихотворения. Тем не менее композиционно это произведение является вполне законченным. Начало его представляет собой философский вопрос: «Что наш язык земной пред дивною природой?» Основная часть стихотворения .развитие заявленной темы и попытка найти ответ на поставленный вопрос путем нанизывания целого ряда вопросов, уточняющих и дополняющих главный. При этом движение поэтической мысли основано на контрасте. Все стихотворение пронизано противопоставлениями: мертвое живое («Но льзя ли в мертвое живое передать?»); искусство природа («Она (природа) рассыпала повсюду красоту и разновидное с единством согласила! Но где, какая кисть ее изобразила?»); слово создание («Кто мог создание в словах пересоздать?»); доступное выражению - невыразимое («...Ненареченному хотим названье дать и обессилено безмолвствует искусство?»). В конце стихотворения поэт приходит к выводу: «...И лишь молчание понятно говорит».
Тематика и проблематика. Стихотворение может быть отнесено гю своей тематике к пейзажной лирике, но никогда природа в стихах Жуковского не существует сама по себе. Как отмечал еще В.Г. Белинский, у Жуковского «романтическая природа, дышащая таинственной жизнью души и сердца». Пейзаж в данном стихотворении не только глубоко субъективен и лиричен, но несет важнейшую философскую нагрузку. Созерцая красоту природы, поэт пытается проникнуть в тайны мироздания: «.,.Сие присутствие Создателя в созданье» вот то главное, что интересует лирического героя стихотворения. Именно с этим связана основная проблема: возможно ли выразить словами ту тайну, ощущение которой смутно рождается при созерцании прекрасной природы:
Сии картины берегов
В пожаре пышного заката
Сии столь яркие черты
И есть слова для их блестящей красоты.
Но то, что слито с сей блестящей красотою,
Сие столь смутное, волнующее нас...
Какой для них язык?
Так поэт выходит на основную тему стихотворения, которая связана с размышлениями о поэзии и поэтпе, его творчестве и взаимоотношении с мирозданием.
Идея и пафос. Известный литературовед Г.А. Гуковский в книге «Пушкин и русские романтики» так определяет идею стихотворения «Невыразимое»: «Основная мысль стихотворения в том, что объективный мир природы не есть нечто подлинное, а что искусство призвано передавать лишь то невыразимое душевное волнение, те зыбкие оттенки настроений, которые составляют суть внутренней жизни сознания и для которых внешняя природа является лишь условным возбудителем, поводом»1. Действительно, Жуковский не только стал первооткрывателем лирического пейзажа в русской поэзии. Именно он начинает тему «невыразимости» с помощью слов той тайны мира, которую стремится разгадать поэт-романтик. Она получит дальнейшее развитие в русской литературе, и каждый поэт по-своему попытается решить эту проблему. В стихотворении «Невыразимое» Жуковский так определяет задачу поэзии:
Хотим прекрасное в полете удержать,
Ненареченному хотим названье дать...
Поэт уверен, что красота природы может быть изображена с помощью слов; «И есть слова для их блестящей красоты». Но остается неразрешенным главный вопрос: «Невыразимое подвластно ль выраженью?,.» Поэт пытается найти подходящие слова, но это возможно лишь тогда, когда он находится в особом состоянии:
Когда душа сметенная полна
Пророчеством великого виденья
И в беспредельное унесена
Спирается в груди болезненное чувство,
Хотим прекрасное в полете удержать...
Лирический герой стихотворения утверждает: «Святые таинства, лишь сердце знает вас». Именно поэту-романтику иногда удается в порыве вдохновения, которое рождается от соприкосновения с прекрасной природой, приоткрыть таинственную завесу над невыразимым: «Едва-едва одну ее черту с усилием поймать удастся вдохновенью.,.» Вот почему пафос стихотворения возвышенный, романтический. Он соответствует той высокой миссии поэта, которая заявлена в этом стихотворении.
Художественное своеобразие. Жуковский ищет новый язык, способный выразить «невыразимое». Это язык символов, то есть слов-знаков, за которыми скрывается тайна мира иного, Вот почему многие слова у него утрачивают свое прямое значение. Так, например, эпитет тихий, связанный со словом небо («сей пламень облаков, по небу тихому летящих»), обозначает чувство лирического героя и утрачивает свое прямое значение «негромкий». Зачастую такого рода эмоциональные эпитеты становятся знаками эмоций и чувств, приобретая функцию существительных: «Хотим прекрасное в полете удержать, ненареченному хотим названье дать...». Ту же функцию несут метафоры и олицетворениях «Сие дрожанье вод блестящих, сии картины берегов в пожаре пышного заката...». Именно потому развернутые сравнения часто производят неясное впечатление, их смысл затемнен:
Сей миновавшего привет
(Как прилетевшее внезапно дуновенье
От луга родины, где был когда-то цвет,
Святая молодость, где жило упованье),.,.
Все эти средства художественной выразительности призваны создавать особое музыкальное звучание, как и использование анафоры (строчки, начинающиеся со слова сие, сии, сей, сея). Этому же способствует и несколько замедленный, певучий ритм, насыщенность вопросительными и восклицательными интонациями. Давно замечено, что поэтический язык Жуковского очень музыкален ведь романтики считали, что именно через музыку ближе всего можно подойти к тайне мира, буквально услышать ее и почувствовать. Такого мелодизма стиха до Жуковского русская поэзия еще не знала.
Значение произведения. Стихотворение «Невыразимое» программное, оно стало одной из первых развернутых поэтических деклараций Жуковского, в которых определяется его поэтическое кредо. Оно не только насыщено романтической образностью, но и выражает основные черты романтической философии поэта. Вместе с другими произведениями зрелого периода это стихотворение вводило в сознание русских читателей новые образы и символы, создавало язык русской романтической поэзии. Именно в нем со всей отчетливостью была поставлена проблема «невыразимости», то есть поиска адекватного поэтического языка. «Невыразимое» Жуковского предваряет тютчевское «Silentium». В русской поэзии этой теме посвятили свои стихотворения многие романтики XIX века, такие, как Лермонтов, Фет, каждый из которых предложил свое оригинальное ее видение, а в дальнейшем ее разрабатывали поэты-символисты серебряного века.


"Что наш земной язык пред дивною природой?" – такой вопрос, не требующий ответа, ставит перед собой и нами Жуковский. Это не вопрос, а утверждение, приглашение к размышлению о том, как несовершенен, беден, бессилен наш язык как человеческое творение адекватно отразить творение Божие. Под природой, которую Жуковский наделил творческой силой, подразумевается Творец всего существующего. Именно поэтому она так богата и неисчерпаемо разнообразна в проявлениях всевозможной красоты, которая разлита во всем видимом нами пространстве и времени.
Ни кисть живописца, ни слово поэта не может передать то чувство, то впечатление, какое вызывает в душе живая красота, постоянно изменяющаяся, настолько богатая оттенками, переливами, что им нет названия в языке, нет таких красок в палитре. «Едва- едва одну черту» может отобразить художник, т. е. не обычный человек, а одаренный особенно чуткой душой и притом в такой момент, когда его посетило вдохновение, когда струны души настроены созвучно тому, что поразило человека. А вдохновение – это тоже дар Бога, один из даров Святого Духа, значит, даже изобразить «видимое очам», например: величественную картину преображения дня вечером, «пламень облаков, по небу тихому летящих», дрожанье вод, «картины берегов в пожаре пышного заката», - с усилием удается и вдохновению. Это такая трудная задача, как создание пересоздать, выразить невыразимое, прекрасное в полете удержать, остановить летучее мгновенье!...Язык наш, такой гибкий, богатый, по оценкам других русских писателей, по Жуковскому, - не справляется с задачей отразить красоту природы, так как придется находить новые слова, чтобы ненареченному названье дать, это так же невозможно сделать в полную меру, как в мертвую форму вложить живое содержание. Он говорит по этому поводу так: «И обессилено безмолвствует искусство». Все это можно адекватно пережить только в сердце, ощутить душой ( «святые таинства, лишь сердце знает вас»). Но это еще хоть бледно, но выразимо. Яркие черты природы «ловит мысль крылата, и есть слова для их блестящей красоты». Есть, по мнению Жуковского, совершенно невыразимые явления – это «то, что с красотою слито»: «Сия сходящая святыня с высоты, сие присутствие Создателя в созданье». «Какой для них язык?» - восклицает справедливо поэт. Только взволнованной душой можно пережить « к далекому стремленье», милые сердцу воспоминания о радостном и скорбном, о прошедшей молодости, которые как «миновавшего привет Когда смутное чувство волнует нас, когда «горе душа летит», когда «все необъятное в единый вздох теснится», тогда - «лишь молчание понятно говорит». Сильное чувство безмолвно, от него теряется дар речи и не находится никаких, даже самых прекрасных слов, в нашем земном языке.



Приложенные файлы

  • doc 6109779
    Размер файла: 60 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий