Опыты экономического районирования в дореволюционной России

Опыты экономического районирования в дореволюционной России (К.И. Арсеньев, П.П. Семенов-Тян-Шанский, Д.И. Менделеев и др.)
Первая половина XIX в. - следующий замечательно важный период в развитии экономической географии в России. Именно в этот период экономическая география в нашей стране зарождается как самостоятельная область науки, создаются первые опыты экономического районирования России и первые труды, содержащие экономико- географические характеристики всех районов страны. Особенное значение имел первый опыт экономического районирования России: выделение десяти “пространств” (районов) России К. И. Арсеньевым в 1818 г., с которых собственно и начинается развитие районной экономической географии. В этом отношении в книжках “Начертания статистики Российского государства” содержалось открытие, сделавшее первый крупный вклад в решение основной проблемы экономической географии. К этому открытию науку привела логика исследования, логика изучавшихся объективных фактов. Следует также отметить, что в 1818 г. опубликована “Краткая всеобщая география” К.И. Арсеньева, которая впоследствии стала самым распространенным учебником.
Скажем о некоторых чертах экономического развития России в первой четверти XIX в., которые, будучи восприняты передовой научной мыслью, подготовили в то далекое время первый опыт районирования России и тем самым первый решающий шаг в развитии науки.
В предшествующие десятилетия на огромной территории России интенсивно развивается процесс географического разделения труда, придавая отдельным частям страны определенную хозяйственную специализацию. Все более глубокой становится географическая дифференциация хозяйства страны. Ее экономические районы приобретают отчетливый, ясно ощущаемый образ.
В конце XVIII в. промышленность, развивающаяся между Москвой и Нижним Новгородом, притягивает на отхожие промыслы от 1/5 до 1/3 взрослого населения нечерноземных губерний и одновременно подавляет зачатки промышленности в соседних черноземных областях; наоборот, огромные обозы курского, воронежского, рязанского хлеба, прибывающие в города и фабричные села Подмосковья, ускоряют здесь разрушение зернового земледелия, исход в города, развитие “кустарной избы”, распространение специализации на технических культурах. В начале XVIII в. Урала как целостного экономического района еще не существовало: крепостные деревни Урала “по эту сторону хребта” снабжали Москву солью; хлебным Зауральем (“по ту сторону хребта”) начиналась Сибирь; переселенческая колонизация как бы обтекает хребет, и лишь транзитный Верхотурский тракт соединял эти два Урала (“соляной” и “хлебный”), смотревшие в разные стороны и издавна принадлежащие разным частям страны. Но начавшееся в XVIII в. строительство металлургичеких заводов охватывает оба склона хребта и создает крупнейший горнозаводской район, хозяйственно и социально однородный. Нельзя было познать по-новому складывающуюся географию страны, не построив сетку ее экономического районирования, а построить такую сетку можно было, только уловив те районные различия, которые формировались в объективной действительности. Следовательно, не потому возникла идея экономического районирования России, что разнообразна ее территория. Эта идея возникла на определенном этапе исторического развития страны, когда формирование хозяйственных связей между районами создало для этого необходимые экономические основания. Чем дальше и глубже шел процесс географической дифференциации страны и вместе с тем чем больше накапливалось в науке экономико-географических наблюдений, отражавших его, тем яснее осознавалась необходимость экономического районирования страны и принципиально нового подхода к ее изучению, по сравнению с тем, который был возможен в рамках традиционной камеральной статистики получившая распространение в XVIII в. в России и за рубежом камеральная статистика возникла в Германии в XV в. Камеральная статистика ставила задачей собирать и систематизировать все имеющиеся справочные сведения о государстве (его границах, территории, хозяйстве, правительственных учреждениях, войске, финансах и т. п. ). Фактически она представляла собой, по словам Маркса, “мешанину из разнообразнейших сведений”. Содержащиеся в толстых фолиантах разнохарактерные, нередко случайные и плохо обработанные справочные сведения, распределенные по рубрикам и параграфам, но лишенные какого-либо анализа и обобщений, не раскрывали экономического смысла явлений, которые должны были отразить. Новые идеи в науке были связаны с требованиями “ разумно мыслящей статистики”, “суда над действительностью” в ней, с осознанием, например в работах К.И. Арсеньева, огромности природных богатств России (“все то, что природа производит во всех почти климатах, Россия имеет или по крайней мере иметь может”), призывом к созданию социальных условий, которые открыли бы возможность реализации этих богатств (“крепостность земледельцев есть великое препятствие для улучшения состояния земледелия”), с мужественным в условиях крепостнической России времен аракчеевщины заявлением, что дворянство и духовенство являются “трутнями”, “непроизводящим классом”, который в политико-экономическом отношении “есть тягостное бремя для государства” [3 Арсеньев К. И. Начертание статистики Российского государства. - Т. 1]. Наряду со смелыми политическими высказываниями, яркими идеями политико-экономического характера, с попытками создать статистические произведения, ставящие целью нарисовать широкую целостную картину страны, ее природы, хозяйства, ее государственных институтов под определенным критическим углом зрения, умами наиболее зорких, вдумчивых исследователей овладевает мысль о существовании глубоких районных различий от места к месту и необходимости научного районирования России.
В 1791 г. А.Н. Радищев, размышляя над картой России, писал: “Как можно одинаково говорить о земле, которой физическое положение представляет толико разнообразностей, которой и нынешнее положение толико же по местам между собой различиствует, колико различны были перемены, нынешнее состояние ее основавшие.... Хорошо знать политическое разделение государства, но если бы весьма удобно в великой России сделать новое географическое разделение.... тогда из двух губерний вышла бы иногда одна, а из одной пять или шесть” [Радищев А.Н. Избр. философские произведения. - М. , 1949. - С. 496-497.]. Первый опыт экономического районирования России, осуществленный К. И. Арсеньевым, завершил длительный период исканий в науке, отражавших объективный ход экономического развития страны. Наступил момент, когда различия между хозяйственными районами страны, формировавшиеся в реальной действительности, были, наконец, осознаны наукой; экономико-географические факты, долгое время комплектовавшие лишь “магазины для справок”, были охвачены “единым взглядом” и на их основе была создана, хотя и весьма еще не совершенная, но первая и целостная картина разделения страны на экономические районы. Первый опыт экономического районирования и смелые политические высказывания его автора вызвали ожесточенную полемику в печати; это была одна из первых в России научных дискуссий, в которой за внешними формами научного спора скрывалась непримиримая противоположность взглядов.
К.И. Арсеньев оказал своими работами большое влияние на развитие русской географической мысли, особенно на формирование русской экономической географии в первой половине XIX в.
Оценивая роль и значение работ К.И. Арсеньева как первого русского профессионального экономиста-географа, внесшего в развитие нашей науки исключительный по широте и важности вклад, следует подчеркнуть широкую поддержку, которую оказывала его трудам, в том числе по экономическому районированию страны, передовая русская общественность, а также большое число последовавших затем опытов районирования России. В упоминавшейся полемике 1818-1819 гг. К.И. Арсеньева поддерживал “Сын отечества” - самый влиятельный и прогрессивный журнал того времени, вокруг которого группировались наиболее прогрессивные деятели эпохи - Пушкин, Жуковский, Крылов, Рылеев, Бестужев, Кюхельбекер и другие. Идея районирования стала доминирующей идеей дореволюционной экономической географии России, так что справедливо говорят, что история экономической географии России есть история ее районирования. Эта идея привлекла внимание декабристов; П.И. Пестель и Н. М. Муравьев в своих проектах административного районирования России стремились сочетать задачи экономического развития и управления страной. Дальнейший шаг в развитии идей и методов районирования в это время принадлежит Пётру Крюкову, работы которого заслуживают весьма высокой оценки. Следует подчеркнуть, что объективный ход развития страны в целом привлекает большое внимание передовых людей того времени к изучению экономической географии России, создает “замечательное статистическое движение”, которым особенно отмечены предреформенные 40-е гг. XIX в. В эти годы в круг людей, в умах которых складываются ведущие идеи экономической географии, вступает большая группа общественных деятелей, экономистов, статистиков, высказывающих ценные для географии мысли и обобщающие ее разработками важных вопросов, - П.И. Кеппен, В.П. Безобразов, Д.П. Журавский, Н.И. Надеждин, Г.П. Небольсин, К.С. Веселовский, Д.А. и Н.А. Милютины, А.П. Заблоцкий-Десятовский, Ч.Ч. Велиханов и др.
Следует отметить интерес, который традиционно проявляли к географии и ее проблемам виднейшие представители общественной мысли в России. Географические работы в разное время рецензировали, высказывая при этом очень важные мысли экономико-географического характера, Н.П. Огарёв, В.Г. Белинский, Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов, Д.И. Писарев.
В пореформенное время, в период сильного развития капитализма в России, главным образом вширь, стали складываться резкие различия между метрополией и колониальными окраинами, между сельскохозяйственными и индустриальными районами, между районами с различными типами капиталистической эволюции. Перед русской географией в этот период возникли новые проблемы: углубленное исследование обширных районов, особенно новых районов капиталистического земледелия (Степной Украины, Северного Кавказа, Заволжья, Сибири и др.); дальнейшее развитие районного подхода к изучению страны и, в частности, выделение относительно дробных районов; объяснение различий в темпах, уровне и характере хозяйственного развития страны от места к месту, которые с каждым десятилетием усиливались; объяснение упадка хозяйства ряда районов России, в частности Черноземного Центра, Урала.
Во второй половине XIX в. в России складывается новая крупная географическая школа, во главе которой стоял П.П. Семенов-Тян-Шанский. Эта школа была одной из величайших из когда-либо создававшихся в мире географических школ. Она насчитывала несколько тысяч исследователей, в том числе таких ученых мирового значения, как сам П.П. Семенов-Тян-Шанский, Н.М. Пржевальский, В.И. Роборовский, Г.Н. Потанин, М.В. Певцов, В.А. Обручев, И.В. Мушкетов, А.П. Федченко, П.А. Кропоткин, Н.Н. Миклухо-Маклай и многие другие. С 1863 по 1897 гг. П.П. Семенов-Тян-Шанский стоял во главе государственной статистики России, и под его руководством был осуществлен ряд крупных обследований нашей страны. В это же время развивается земская статистика. В рассматриваемый период накапливается также материал по изучению природы нашей страны. Все это позволяет создать ряд крупных сводных географических работ, имевших важное значение для развития экономической географии. Среди них выделяются: “Географическо-статистический словарь Российской империи”(5 томов, 1863-1885 гг. ), “Статистика поземельной собственности и населенных мест Европейской России”(8 выпусков, 1880-1886 гг. ) и “Россия. Полное географическое описание нашего отечества”(11 томов, 1899-1913 гг. ). П.П. Семенов-Тян-Шанский был редактором и автором части статей в указанных изданиях. Ему принадлежит также видное место в районировании дореволюционной России, использованном для статистики и многих экономических работ.
В конце XIX-начале XX в. в России развивается целое созвездие географических научных школ: Д.Н. Анучин и его ученики Л.С. Берг и А.А. Борзов, деятельность которых особенно развернулась уже в советское время, В.В. Докучаев и несколько поколений его учеников, среди них В.И. Вернадский, А.Н. Краснов, Г.И. Танфильев, Б.Б. Полынов, А.Е. Ферсман, А.И. Воейков. Многие выдающиеся географы в своих работах обращали огромное внимание на хозяйственное использование природных условий и ресурсов и тем самым внесли важнейший вклад в целостное развитие географической науки, что имеет принципиальное значение для экономической географии.
Особое место в развитии экономико-географической мысли в конце XIX в. занимают работы Д.И. Менделеева, в том числе его опыт районирования России по “экономическим краям” со строгой системой показателей, характеризующих выделенные им районы, а также многочисленные опыты сельскохозяйственного районирования.

Советский период районирования
Развитие теории и практики экономического районирования. Баранский Н.Н.
Н.Н. Баранский считает основным предметом исследования экономической географии не отрасли хозяйства, а экономические районы. При экономико-географическом изучении отдельных стран он делает упор на внутренние пространственные различия, т.е. на экономическое районирование и порайонные характеристики. В связи с этим придает большое значение экономическим картам и полевому экономико-географическому исследованию территории. Баранский составил ряд учебников по экономической географии СССР, создал ряд университетских курсов. Автор работ по вопросам методологии экономической географии и картографии.
Учение об экономико-географическом положении.
Еще в 1939 году он опубликовал в журнале «География в школе» программную статью об экономико-географическом положении, да и затем не раз возвращался к этой проблематике. Ему принадлежит следующее основополагающее определение: «ЭГП – это отношение какого-либо места, района или города ко вне его лежащим данностям, имеющим то или иное экономическое значение – все равно будут ли эти данности природного порядка или созданные в процессе истории».
Н.Н. Баранский рассматривал прежде всего интегральное ЭГП, но оно складывается из отдельных компонентов или частных ЭГП, главным из которых является транспортно-географическое положение. Именно оно находилось в центре внимания Н. Н. Колосовского еще в период его деятельности в Госплане СССР при проектировании Урало-Кузнецкого комбината.
Н.Н. Баранский (учение о географическом разделении труда) посвятил этому понятию одну из своих наиболее важных работ. Во-первых, Н.Н. Баранский дал определение сущности географического разделения труда как пространственной формы общественного разделения труда. Во-вторых, он подразделил его на межрайонное и международное. В-третьих, он расширил представление о двух главных факторах, лежащих в его основе – природном и социально-экономическом. В-четвертых, он конкретно проследил исторический процесс развития международного географического разделения труда. В-пятых, он определил основные последствия географического разделения труда – повышение производительности труда, формирование экономических районов разной специализации. В-шестых, он соотнес понятие о международном разделении труда с понятием о мировом хозяйстве, назвав его движущей силой, «душой» мирового хозяйства. В-седьмых, он сформулировал общую принципиальную предпосылку географического разделения труда, которая заключается в том, что оно может осуществляться только тогда, когда цена товара на месте его продажи будет превышать его цену на месте производства, суммированную с транспортными расходами на его перевозку.
Колосовский Николай Николаевич 19.9 (1.10).1891. Советский экономико-географ, доктор географических наук, профессор (1935). Организовал ряд экспедиций по изучению Восточной Сибири. Принимал участие в работах Госплана по экономическому районированию СССР, в разработке первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР, Урало-Кузнецкой проблемы. Руководил исследованиями по использованию энергетических ресурсов р. Ангары. Разработал концепции энергопроизводственных циклов и территориально-производственных комплексов. Создал новый курс «Экономическое районирование СССР».
Н.Н. Колосовскому принадлежит ставшее уже классическим само определение производственного комплекса. Под ним он понимал такое экономически взаимообусловленное сочетание предприятий в одной промышленной точке или целом районе, при котором достигается определенный экономический эффект за счет удачного планового подбора предприятий в соответствии с природными и экономическими условиями района, с его транспортом и экономико-географическим положением. Для раскрытия внутренних производственных связей комплекса Н.Н. Колосовский использовал метод энергопроизводственных циклов, который позволил всесторонне раскрыть как его структуру, так и взаимосвязь с природными ресурсами территории.
Саушкин Юлиан Глебович (1911-1982), географ, педагог, доктор географических наук. В своей главной монографии посвятил проблемам территориального разделения труда целую главу. В ней он характеризует значение территориального разделения труда (ТРТ) для экономической географии, его систему. Связь разделения труда с транспортом, с концентрацией производства, с окружающей средой, с наличием трудовых ресурсов, предлагает расчленения этого понятия на шесть видов. Что же касается пространственного охвата территориального разделения труда, то он подразделяет его на шесть следующих уровней: 1) всемирное ТРТ, которое охватывает все страны мира, 2) международное ТРТ в рамках того или иного объединения государств. 3) межрайонное ТРТ, которое осуществляется между районами страны, 4) внутрирайонное ТРТ – внутри экономического района страны, 5) внутриобластное ТРТ – в пределах области, 6) локальное ТРТ.
Маергойз Исаак Моисеевич (17 сентября 1908 11 февраля 1975) экономико-географический страновед, урбанист, доктор географических наук (1965), профессор (1965). На протяжении всей своей научной деятельности И.М. Маергойз занимался проблемой использования картографических методов в экономической географии, изучением географии городов мира, внешней торговлей и вопросами совершенствования школьной географии. Разработал концепцию промышленных районов зарубежных стран. Внес большой вклад в формирование учения об экономико-географическом положении. И. М. Маергойз основатель учения о территориальной структуре хозяйства.
Основные труды
Экономическая география Венгрии, М., 1956;
Чехословацкая Социалистическая Республика. Экономическая география, М., 1964.
Экономическая география капиталистических стран Европы. М Изд. Моск. Унив. 1966.
География энергетики социалистических стран зарубежной Европы. М., 1969.
Географические проблемы социалистической экономической интеграции в Европе, М., 1971.
Экономическая география зарубежных социалистических стран Европы, М., 1971
Территориальная структура хозяйства. М., 1986.
Географическое учение о городах. М.: Наука, 1987.

15

Приложенные файлы

  • doc 4430335
    Размер файла: 59 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий