Трое и Пао

Трое и Пао

Она прибыла с далеких южных островов. Настолько далеких, что на небе там не видно Большого Ковша, а месяц лежит на спине. Мало что знали про эти острова: казалось, девушка явилась не с населенной людьми земли, а из других миров. Но было известно доподлинно – Пао (так непривычно звучало ее имя) славится как искуснейшая воительница, готовая состязаться только с лучшими из лучших.

И только насмерть

Ристалищем было избрано безлюдное песчаное побережье озера: только плеск волн и крики чаек нарушали тишину этого дикого места. От амазонок сюда пришла знаменитая Хелена, мускулистая и крепкая молодая женщина 26 лет. Все ее загорелое тело дышало мощью, скуластое лицо было невозмутимо. Короткие и жесткие черные кудри Хелена стригла по-мужски коротко, чтобы не мешали в бою. Как привыкла с юности, сражалась она полностью голой, вооруженная коротким прямым мечом и круглым щитом из кедра. Украшений суровая амазонка не носила – только волчий клык свисал с ее шеи на сыромятном ремешке. Не купаясь и не разминаясь, Хелена широкими шагами меряла песчаный берег, ожидая состязания. От сабинянок сюда же и с той же целью пришла 28-летняя Лотта, высокая блондинка с маленькой грудью и длинными ногами, стройными и сильными. Светло-золтистые локоны она стянула на затылке в тугой боевой хвостик. Лотта собиралась выступить против загадочной Пао в вооружении агешки: полностью голой, без сандалий и шлема, но с прочным щитом и копьем, один удар которого способен отправить в иные пределы самую могучую соперницу. Поэтому Лотта была уже полностью раздета. Она сидела, обняв колени руками, и задумчиво грызла травинку, глядя на воду Оттуда выходила, вся в сияющих бисеринках, третья потенциальная соперница Пао – воительница Высокого Тагара по имени Ирианка. В отличие от Хелены и Лотты она не выглядела физически сильной. В свои 30 лет оливковокожая героиня имела чуть отвисающие вниз тугие груди, выступающий живот с глубоким пупком и по-женски широкие, красиво очерченные бедра. Но внешность Ирианки была обманчива – именно ей принадлежали самые известные победы. Волосы тагарки были острижены аккуратной шапочкой, лицо сияло предвкушением чего-то удивительного На шее и бедрах женщины посверкивали тонкие золотые цепочки. Выйдя на берег, Ирианка тщательно обтерлась и начала готовиться к бою: натянула на интимное место тугой сетчатый клинышек ткани, на предплечьях застегнула браслеты, а на нижней, нежнейшей выпуклости живота – внушительной ширины и толщины ремень с бронзовой пряжкой.

Пао появилась на берегу неожиданно – словно сгустилась из прохладного утреннего воздуха. Увидев ее, Хелена широко раскрыла свои карие глаза, всегда прищуренные Лотта вскинула светлые брови. Ирианка скривила капризные, полные губы Потому что перед ними стояла девочка. Совсем невысокая, тоненькая и хрупкая. Ее гибкое и в то же время по-подростковому угловатое тело было прикрыто облачком прозрачно-синей ткани, но было видно, что руки и ноги у нее совсем тонкие, не мускулистые и не налитые Сходство с ребенком подчеркивало лицо – круглое, но резко сужающееся к подбородку, нежное, с большими, широко расставленными карими глазами, смотревшими как-то совсем мирно, с любопытцей Кожа чужестранки была темно-коричневой, а длинные черные волосы не были убраны и стелились по узкой спине, что было совсем не характерно для опытных воительниц

Увидев троих женщин, девушка сняла с плеч матерчатый мешок и крест-накрест приложила ладони к груди. Звонким, как трель жаворонка, голоском, она сказала, чуть коверкая слова:

Вам привет! Я зову Пао! Вы моя сражаться, да? Я сражаться вами, хорошо сражаться! Кто же ваша первая будет моя сражаться?

Жребий был брошен заранее, и выпал он на Хелену. Тагарка и сабинянка, равно ненавидевшие амазонок, втайне надеялись на то, что загадочная Пао победит ее. Но теперь, рассматривая странную девочку, обе сомневались в этом Хелена низким, бархатистым голосом ответила на вызов:

Первой должна быть я, амазонка Хелена. Но доросла ли ты до поединка насмерть? Сколько тебе лет, скажи честно?

С широкой улыбкой, показав зубы, Пао тут же отозвалась:

Четыре по пять! – и дважды раскрыла ладони, растопыривая тонкие пальцы. Хелена ухмыльнулась:

Всего двадцатьХммм Ну, если не трусишь – готовься к поединку, я жду!

Пао сложила ладони перед грудью, замерла в поклоне. Затем она опять улыбнулась Хелене, открыто и приветливо:

Мой большая честь сражаться с Хе-Лена, я тебе слышно! Подожди мало-мало, я буду готов быстро

Девушка скинула с себя накидку, молниеносно скрутила ее жгутом и обхватила тонкие бедра, пропустив остаток между ног и закрепив сзади, на крестце. Затем она нырнула рукой в свой мешок и достала оттуда короткую узкую палочку темно-коричневого дерева, всю в резных узорах. На одном ее конце было утолщение, на другом – маленькое острие, похожее на наконечник дротика. Хелена не удержалась от вопроса:

Ты собираешься сражаться детской игрушкой?

Пао улыбнулась, теперь с нескрываемым превосходством.

Это чаранг, отниматель жизни! Я хорошо дерусь чаранг, ты увидеть!

Но привычной боевой стойки Пао не приняла. Она просто чуть присела, пружиня в коленках. Левую руку она отвела в сторону, правую, с миниатюрным чарангом – чуть согнула и опустила на уровень колена. Хелена приняла более практичную позу – довольно низко пригнулась, поставив сильные ноги на ширину плеч, меч взяла на уровень бедра, а щитом прикрыла втянутый живот. «Ну что же, девочка, - недобро прищурилась амазонка, - ты имеешь дело с Хеленой! Готовься, я дерусь жестоко!».

Пао не ответила. Она перетаптывалась на месте, будто не знала, чего предпринятьТуго пружиня бедрами, Хелена приблизилась к ней на пару шагов. На ее скуластом лице играли желваки, тогда как Пао смотрела отрешенно, словно сквозь тело амазонки, куда-то вдаль Затем островитянка как-то не совсем резко ткнула своей игрушкой в сторону хелениной груди. Амазонка среагировала молниеносно: щитом отразила странное оружие в сторону и ответила выпадом клинка в живот Пао. Она била резко, без замахаИ все равно поразила воздух. Маленькая островитянка непостижимым образом опередила ее – провернувшись на носке, совсем не боевым пируэтом Пао переместилась влево. Какое-то мгновение обе застыли, как изваяния: бронзово-сверкающая Хелена, протянувшаяся вперед с мечом – и резная статуэтка из коричневого дерева по правую руку от нее

И тут же статуэтка Пао сделала неуловимое движение рукой. Хелена хрипло рявкнула, вскинулась назад. Из рук амазонки сразу выпали в песок и меч, и щит. Ахая и дергаясь всеми членами, женщина схватила себя за верх живота, дико тараща глазаИ тотчас же рухнула на бок. Она успела повозиться всего несколько секунд, и тут же обмякла. Из приоткрытого рта Хелены на песок вытекла струйка гранатово-черной крови.

Лотта и Ирианка стояли, как пораженные громом. Сабинянка, облизнув губы, непроизвольно шепнула: «Ой, как же это..?». Ирианка пробормотала в ответ: «Не знаюНо эта малышка пробила Хеленке печень!». В это время Пао присела на одно колено перед бездыханной амазонкой и укоризненно покачала головой: «Ай-яй! – сказала раскосая девушка, - Айе! Такой сильный амазонка – и такой неповоротливый!» Она аккуратно закрыла пальцами все еще вытаращенные глаза Хелены, затем поднялась, вынула из своего мешка гирлянду засушенных цветов и, приподняв голову убитой, надела на ее шею. «Ты ступай небо, ты ступай Богам! – сказала Пао, - Я не сердиться тебя! Скажи, что Пао тебя честно победи, хорошо?»

В это время Лотта и Ирианка бросили жребий. И следующей драться с Пао выпало длинноногой сабинянке. Она взяла в левую руку круглый щит с крадущейся пантерой, в правой подбросила копье. Пао без оружия подошла к ней, мягко улыбнулась. Снова она сложила ладошки перед грудью и церемонно поклонилась. «Ва-ай! – сказала девушка, - Пао теперь состязаться с твоя, долгая белая девушка? Как имя твоя, соперница Пао?» - «Меня зовут Лотта! – гордо ответила сабинянка, уже притаптывая под собой пятками песок. Но чужеземка не торопила событий. Она улыбнулась так широко, что на щеках проступили ямочки: «Твоя хочет драться вот так, совсем-совсем голый? – спросила Пао, - но ведь ты такой-такой большой!». Лотта демонстративно расправила плечи, приподняла закругленный подбородок: «Знай, девчонка! Я-агешка, а не просто сабинянка! Агешки дерутся только в наготе, и в наготе побеждают!». «Айе! Это отважно, это красиво, но это неразумно! – искренне удивилась островитянка, безо всякой злобы рассматривая высокую, статную Лотту, - у тебя же открыты почти все ямуи! Ты видеть – Пао хорошо драться, Пао сразу попадать Хе-Лена в ее ямуи!»

Лицо Лотты стало жестким. «Не надо мне угрожать! – бросила она в ответ, - я отвечаю за себя и свой облик! Бери свое оружие и становись драться!». Пао пожала плечами. Она взяла свой чаранг и приняла низкую стойку – почти такую, в которой вела бой неудачливая Хелена. Лотта занесла копье над правым плечом, плотно прикрыла щитом живот и медленно пошла на сближение. Агешку сразу пробил пот – сказывалось нервное напряжение. Сабинянка видела непонятную по своей простоте расправу Пао над опытной амазонкой и не хотела повторить ее судьбу. Решив, что непонятное «ямуи» - это печень, агешка внимательно следила за малейшими боковыми перемещениями соперницы, чтобы не дать ей поднырнуть под правую руку. Но тоненькая девушка почти не двигалась. Она переступала взад-вперед, чуть выставив вперед свой чаранг. Казалось, Пао нисколько не заботило, что на нее устремлено острое копье, а она сама не имеет против него ровным счетом никакой защиты. Подступив к ней поближе, Лотта прицелилась в левый сосок, необычно широкий, и с резким выдохом «Й-иэххх!!!» послала копье в цель. Пао не закрылась. Но древко лоттиного оружия отлетело вверх, словно его отбросила не маленькая игрушка-чаранг, а мощная палица. «А-аааа!» - закричала агешка, резко отходя назад. Пао не преследовала ее. Крутанув в воздухе своим оружием, девушка мягко сказала:
«Не надо кричать, долгая Лоатта! С криком ты теряешь пурана! Пао хоти равный бой, хороший бой!»

« А я хочу завалить тебя, проклятый змееныш!» - звонко воскликнула Лотта. Теперь она решила применить самый проверенный прием агешек – удар издали, тем более, что соперница не имела защиты. Чуть отставив назад правую ногу, добавив вес и усилие всего туловища, сабинянка внезапно послала копье в живот Пао. И снова древко отлетело прочь – но теперь в бок, отбитое левой рукой: узкоглазка среагировала с невероятной скоростью и силой. «А-ааа-ааыыы!» - тут же взревела сабинянка. Острие чаранга впилось ей в левую ложбину паха, до блеска выбритую для поединка. Тут же Пао вернула оружие, взмахнула им, стряхивая капельки крови – и всадила в правый пах Лотты.

Уронив копье, рослая сабинянка в три погибели скрючилась за щитом. Она хваталась пробитые в схватке места и судорожно топталась на месте. Но как ни были сильны лоттины ноги, они сразу же отказали. Суставы красавицы подломились, и она с новым стоном упала на оба колена. «О-ооой! – подвывала она, уливаясь слезами, - О-оаай! Ни-из! О-ой, мой низ!!! Проклятье, я ранена в пах!!!». Маленькая ступня Пао наступила на лежащее в песке копье, но сраженной агешке было не до оружия. Она тряслась всеми членами, стоя на коленях и думала уже только об одном – об огненной боли, поднимавшейся из лона к самому сердцу. Победительница – а в этом не было сомнений – мягкой походкой подошла к ней, чуть склонив голову на бок и смотря Лотте в лицо. «Айе, Лоатта! – с явной грустью сказала сабинянке Пао, - ты сильно боль, я вижу! Но я не хотела тебе так боль, я хотела только победа. Ты сама открыл мне свои нижние ямуи, ао-гешка. Твой отважный красивый девушка, такой белый, такой долгийПао не хочет, чтобы Лоатта долго плакать, Пао может отпустить душу Лоатта к твой боги!».

С этими словами Пао взялась пальцами за край щита агешки и стала отводить его в сторону. Лотта не сопротивлялась – она глотала ртом ручейки слез и ритмично постанывала от новых толчков боли. «Подожди-подожди! – чирикнула ей Пао, метнулась к сумке, и , достав оттуда еще одну гирлянду, водрузила ее на шею раненой. «Ты пойдешь к боги красивой, как праздник! – чуть улыбнулась девушка и приставила свой чаранг под маленькую, чуть загорелую грудь Лотты. «Я согласна- тихо выдохнула агешка, - ты победилаДавай, в сердце». Пао попала с первого же движения. Агешка дернулась, звонко ойкнула – и запрокинулась на спину, выбрасывая вперед ноги. Два-три раза пятки Лотты ударили в песок, и тотчас же ее голова безвольно опала набок. Пао опустилась рядом с ее телом на колени и совершила несколько молитвенных поклонов, что- то шепча на своем наречии.

Ирианка уже понимала, что ей предстоит тяжелое испытание. Пока Пао совершала свои обряды над поверженной агешкой, она еще раз проверила, насколько плотно пояс облегает ее гибкий стан, размяла себе бедра и голени Ее оружием был короткий искривленный меч и покрытый кожей щит овальной формы, прикрывавший почти все туловище. Но тагарка все-таки решила, что дополнительную защиту нужно разместить по центру живота, чтобы болевая область пупка была гарантированно прикрыта, и переместила ремень на талию. Юная соперница, как и раньше, приветствовала ее растянутым, певучим «Ва-ай!», сложением рук перед грудью и низким, церемонным поклоном. Пао улыбнулась Ирианке, тагарка тоже ответила улыбкой. Женщина знала, что гнев – плохой помощник, к тому же мастерство раскосой девочки вызывало у нее искреннее уважение. «Меня зовут Ирианка, мне 30 лет. Ты очень хорошо сражаешься и мне приятно соперничать с такой девушкой!». Островитянка поцеловала свои ладони и послала протянула в сторону тагарки: «Моя рада так слышать! Ирианка нравится Пао, но Пао не уступит Ирианке!». «Что же, посмотрим, чья возьмет!» - прищурилась в ответ каштановокудрая женщина и приняла боевую стойку.

Она справедливо решила, что против ловкой и стремительной девочки оборонительная тактика самоубийственна, поэтому Ирианка сразу же пошла на сближение и начала быстро, вразнобой, наносить уколы мечом, перемежая их направление – то в низ живота, то в грудь, в пах, в основание шеи, снова в пах Ирианка славилась как очень быстрая и гибкая воительница, но ей ни разу не удалось даже прикоснуться острием к темной матовой коже девушки. Пао постоянно опережала выпады тагарки и отвечала то отбоем своего чаранга, от отходом, то уверткой По тугой груди Ирианки уже потек пот, рот приоткрылся от частого дыхания, но тагарка решила еще усилить натиск и подошла к Пао совсем вплотную, чтобы не дать ей возможности маневрировать. Она даже ощутила запах, исходящий от девушки – пряный, и в то же время свежий, словно лотос опустили в мед

А после этого – давящую боль! Миг промедления стоил женщине дороже всего в жизни, отсчет последних минут которой пошел сразу после того, как Пао опережающим выпадом сбоку от края щита под острым углом воткнула свой чаранг в живот Ирианки. Мягко, как иголка в шерсть, острие впилось в нежную плоть тагарки между пряжкой пояса и сетчатой обтяжкой в паху. Ирианка издала короткий, испуганный крик. Тут же он оборвался – продолжая движение и вкладывая в него инерцию гибкого тела, Пао погрузила оружие во внутренности соперницы. Едва острие угодило в кишки Ирианки, как она перестала кричать и начала хватать воздух ртом, разевая его все шире и шире. Держа ее на чаранге, Пао азартно воскликнула: «Я твой взяла! Чаранг живот, моя победа!» - и безо всякого напряжения выдернула оружие из содрогающейся Ирианки.

С жалобным, чуть хриплым стоном тагарка выронила свое оружие и плотно обняла пробитый низ живота. Из прищуренных карих глаз Ирианки потекли слезы, нежные губы дрожали и кривились, на нижней показался кончик языка. Пао погладила ее по слипшимся темным локонам: «Твоя хорошо драться, Ирианка, лучше тех двоих, да. Но твоя открыть живот с бок, это ошибка! Я готова прекратить твой боль, твой мука! Пао не хотеть, чтобы Ирианка больно-больно, да!». Но тагарка яростно головой туда-сюда, выдыхая: «Да, мне больно, больно! Ой, ой! В самый низ живота! Но Но я буду терпетьСколько смогуЯ Не девчонкаЯЯ-аааА-аааххххХ-хрррааахххх» Точеные ноги Ирианки подломились, раненая с громким стоном упала на бок. С перекошенным лицом и судорожно разинутым ртом она сразу начала взмахивать ногами – у женщины начались неизбежные судороги. Сложив ладони перед лицом, над ней стояла Пао и сочувственно говорила: «Айе, как Ирианке больно, Пао жалеть! Старший женщинам под пупом больно-больно! Зачем Ирианка страдает, зачем не идет к своим боги?». Вынув из сумки пригоршню засушенных цветов, Пао стала осыпать их лепестками дергающуюся в конвульсиях Ирианку.

Сильные, машущие удары ног тагарки скоро перешли в мелкие, хаотичные подергивания. Лежа на боку, вся в песке и соринках, умирающая уже не открывала глаз. Из влажного, жадно распахнутого рта раненой вылез язык, а руки намертво зажали живот Все мельче и реже становились ее движение, вскоре перешедшие в едва видную дрожь. Еще несколько минут – и Ирианка затихла. Сев перед ней на колени, Пао отбила семь поклонов, затем вложила в уста погибшей самый красивый цветок. «О прекрасные боги, о великие духи! – с радостной улыбкой произнесла она, - перед вашим престолом я прошла испытания! Я победила троих чужестранок и теперь я вправе выбрать наставницу и учиться искусству сражений»


15

Приложенные файлы

  • doc 1422723
    Размер файла: 58 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий