Свиридов Анализ романсов на стихи Пушкина


Содержание
TOC \o "1-3" \h \z \u Введение PAGEREF _Toc377993358 \h 2Глава 1. PAGEREF _Toc377993359 \h 41.1 Творческий и жизненный путь Г.Свиридова PAGEREF _Toc377993360 \h 41.2 Г. В. Свиридов и поэзия PAGEREF _Toc377993361 \h 7Глава 2. PAGEREF _Toc377993362 \h 102.1 Роль поэзии А. С. Пушкина в творчестве Г. В. Свиридова PAGEREF _Toc377993363 \h 102.2 История создания и образный строй цикла PAGEREF _Toc377993364 \h 122.3 Анализ  шести романсов на слова А. С. Пушкина PAGEREF _Toc377993365 \h 13Заключение. PAGEREF _Toc377993366 \h 21Список литературы PAGEREF _Toc377993367 \h 22

Введение
Творчество Г. В. Свиридова - значительное явление русской советской музыки. Г. В. Свиридов является последовательным преемником традиции русской национальной школы. Для музыки Г. В. Свиридова характерны гражданственность, высокая духовность, в ней звучит тема Родины, тема Поэта, Художника, его высокого предназначения. Музыкальный язык Г. В. Свиридова глубоко самобытен, в нем своеобразно претворены интонации крестьянских обрядов, городского романса, интонации современной речи. Простота и естественность выражения, глубокое и органичное слияние музыки и слова - вот те черты, которые свойственны произведениям данного композитора.
Музыка и литература в общем русле могучего русского искусства всегда были близки. Стихи становились романсами, поэмы и повести операми. Эта традиция жива и поныне, так что в самом факте обращения композитора к литературным текстам не было ничего удивительного.
В творчестве Г. В. Свиридова восхищает то, что каждое его обращение к литературе – это всегда открытие. Г. В. Свиридов берет поэзию не для того, чтобы обогатиться, она обогащает поэзию сама, раскрывает, углубляет её, заставляет звучать полнее и громче.
Г. В. Свиридов открыл музыке С. Есенина, А. Исаакяна, он многократно обращался к творчеству А. Блока, В. Маяковского, Р. Бернса, В. Шекспира. Талант Г. В. Свиридова не мог обойти стороной и творчество великого А. С. Пушкина.
Первое обращение состоялось в 1935 году, тогда Г. В. Свиридовым были созданы знаменитые «Шесть романсов на слова А. С. Пушкина», в 1954 году Г. В. Свиридов приступил к созданию оратории «Декабристы», где использовал стихотворение А. С. Пушкина «Послание в Сибирь» и стихи поэтов – декабристов, в 1964 году Г. В. Свиридов сочиняет музыкальные иллюстрации к повести «Метель», а в 1979 году был создан хоровой концерт «Пушкинский венок».
В своей работе мы проследили обращения Г. В. Свиридова к поэзии А. С. Пушкина на примере цикла «Шесть романсов на слова А. С. Пушкина». Творчество Г. В. Свиридова и по сей день остаётся предметом исследования музыкантов разных уровней, что находит отражение в материалах Всероссийских научно – практических конференций «Свиридовские чтения». К поэзии А. С. Пушкина Г. В. Свиридов обращался на протяжении всего творческого пути, поэтому изучение произведений «пушкинской» тематики позволяют полнее проследить развитие творчества Свиридова. В связи с этим тема является актуальной.
Изучению творчества Г. В. Свиридова посвящено достаточно большое количество исследований. В нашей работе мы обратились к монографии А. И. Сохора, в которой рассказывается о жизни Г. В. Свиридова, характеризуются различные периоды его творчества. Нами были изучены статьи известных музыковедов (Ручьевская Е., Белоненко А.) из сборника «Музыкальный мир Г. Свиридова», посвященные изучению тем и жанров творчества композитора.
Целью нашей дипломной работы было изучить цикл романсов Г. В. Свиридова на стихи А. С. Пушкина.
В своей работе мы ставили следующие задачи:
Изучить творчество Г.В.Свиридова
Рассмотреть место поэзии А. С. Пушкина в творчестве Г. В. Свиридова.
Сделать анализ «Шести романсов на стихи А. С. Пушкина», исходя из анализа, выявить стилистические особенности.

Дипломная работа состоит из трёх частей - введение, основная часть, которая состоит из двух глав с подпунктами: «Творческий и жизненный путь Г.В.Свиридова», «Свиридов и поэзия», «Роль поэзии Пушкина в творчестве Свиридова», «История создания и образный строй цикла шести романсов на стихи Пушкина», «Анализ шести романсов на стихи А.С.Пушкина», Заключения и Списка литературы.
Глава 1.1.1 Творческий и жизненный путь Г.СвиридоваМузыка Свиридова стала классикой советского искусства XX в. благодаря ее глубине, гармоничности, тесной связи с богатыми традициями русской музыкальной культуры.
Л. Полякова.
Георгий Васильевич Свиридов прожил долгую жизнь. Он родился незадолго до революционных переворотов 1917 года — 16 (3) декабря 1915 года. На его глазах прошло падение Российской империи, становление, взлет и крушение советского строя, распад СССР. Он пережил две революции, три войны, годы нэпа, сталинскую эпоху.
Он имел возможность встречаться с людьми самых разных слоев общества. Перед ним прошла череда партийных руководителей, от Ленина до Горбачева. С некоторыми из них он был лично знаком, за остальными мог наблюдать невооруженным глазом, имея дело с ближайшим окружением генеральных секретарей КПСС, аппаратом ЦК КПСС, руководителями государства.
Безусловно, как человек искусства, он больше всего общался со своими коллегами. Еще мальчиком, когда учился в Курске, он посещал концерты приезжавших на гастроли выдающихся музыкантов, слышал легендарных Нежданову и Собинова, Платона Цесевича и молодого Юрия Брюшкова, аккомпанировал входившей в моду Клавдии Шульженко. Переезд в Ленинград в 1932 году обрушил на юного провинциала массу впечатлений, уже не только музыкальных. Конечно, в первую очередь его вводили в жизнь учителя и музыкантское окружение. Он знал всю композиторскую элиту города, а Ленинград в то время располагал опытным и наиболее передовым отрядом композиторов, музыковедов, дирижеров. Щербачев, Асафьев, Рязанов, Штейнберг, Шостакович, Малько, Гаук, Самосуд, Дранишников, Климов, Оссовский — эти имена составили гордость советской музыки. Позднее, в Москве, студент Свиридов познакомился с Н. Я. Мясковским, В. Я. Шебалиным, Ю. А. Шапориным. После войны — с ленинградцами и москвичами, тяготея к композиторам шостаковического круга — Р. Бунину, М. Вайнбергу, В. Рубину. Среди его товарищей студенческих лет были Николай Ган и Леон Ходжа-Эйнатов, Галина Уствольская и Дмитрий Толстой. Позднее, будучи секретарем Союза композиторов СССР, а потом и первым секретарем СК РСФСР, он познакомился с музыкой композиторов почти всех союзных республик. Знал и ценил музыку композиторов разных национальных школ. Его привлекало творчество грузина Мшвелидзе и азербайджанца Амирова, латыша Дамбиса и эстонца Тамберга, белорусских композиторов Богатырева и Мдивани. Был и небольшой круг самых близких ему по духу (но таких разных!) композиторов — Отар Тактакишвили и Валерий Гаврилин, Вельо Тормис и Вадим Веселов, Борис Чайковский и Роман Леденев.
Юноша посещал клавирабенды Прокофьева, Софроницкого, Юдиной, Игумнова, Гилельса, Рихтера, слышал Ивана Ершова и Максима Михайлова, Александра Пирогова, Павла Андреева и Николая Печковского, Зою Лодий, Софью Преображенскую, Надежду Обухову. Кировский театр, МАЛЕГОТ, Большой театр с их знаменитыми труппами и замечательными дирижерами, — можно до бесконечности продолжать этот великолепный ряд... Программы Филармонии еще блистали тогда именами прославленных мировых музыкантов. Он бывал на концертах Артура Шнабеля, Курта Фуртвенглера, Бруно Вальтера, всех известных музыкантов, приезжавших в Ленинград в те годы. И молодым Свиридов все это впитывал в себя, как губка. Словом, он рос и воспитывался в пору подлинного расцвета отечественного музыкального искусства, что бы теперь ни говорили о том времени в истории нашей страны.
Благодаря известности, которую принес ему, 19-летнему учащемуся техникума, пушкинский цикл романсов, Свиридов к концу 1930-х годов вошел в круг художественной интеллигенции Ленинграда. Он рано стал писать музыку для театра и кино. В конце 1930-х — в 1940-е годы он застал в ленинградских театрах плеяду замечательных режиссеров и актеров. Он бывал в Москве и хорошо знал московские театры. Шостакович рекомендовал его патриарху русского театра B. И. Немировичу-Данченко. Свиридов сотрудничал с режиссерами Н. Рашевской, В. Кожичем, Н. Акимовым и А. Таировым. В начале 1950-х годов в Театре Аркадия Райкина он познакомился с молодым Борисом Равенских. Позднее, в начале 1970-х, с легкой руки Равенских начнется продолжительное сотрудничество Свиридова с Малым театром — последнее театральное увлечение композитора. Со многими актерами Пушкинского театра, БДТ, Театра им. Комиссаржевской и Театра комедии Свиридов был хорошо знаком. Черкасов, Толубеев, Полицеймако, Честноков — эти имена Свиридов знал не понаслышке. Русский театр 1930 — 1940-х годов, несомненно, повлиял на композитора, на декламацию и просодию его музыкальной речи, на его интерес к психологически достоверным характеристикам и портретам в музыке.
В записях Свиридова нашла отражение и его работа в кино. Композитор любил киномузыку. Изображение, актерская игра всегда привлекали его, давали импульс его собственному воображению. Он ценил свою работу и общение с кинорежиссерами. С некоторыми из них, такими, как C.А. Герасимов (предполагалось участие Свиридова в создании фильма «Юность Петра») и С. Ф. Бондарчук, у него сложились хорошие личные отношения. Не говорю уже о дружбе композитора с М. А. Швейцером и его неизменной помощницей С. А. Милькиной.
Талант Свиридова получил своё развитие при общении, посещении концертов многих выдающихся музыкантов своего времени, список имен действительно впечатляет количеством известных личностей. Особый вклад в творческую мысль Свиридова внесло тесное сотрудничество с выдающимися деятелями театра и кино.

1.2 Г. В. Свиридов и поэзия
Что мне дорого в поэзии? – высокое, благородное движение души.
6кореняк,2сибирина Г. В. Свиридов
Г. В. Свиридов – один из самых ярких и своеобразных художников своего времени. В двадцатом веке редко можно встретить композитора, сознательно посвятившего свое творчество вокальной музыке, раскрывающего в произведениях этого жанра сокровенные мысли о жизни и смерти, о добре и зле, о Родине, её истории и народе, о своих предках и современниках, об искусстве и его высокой этической миссии.
Оратории и кантаты, вокально – инструментальные поэмы и циклы романсов и песен – все это многочисленные разветвления избранного композитором рода музыки, ни одна из ветвей которого не является побочной, второстепенной, а все равно значительны.
«Поэтическое и музыкальное соединилось в творчестве Свиридова весьма изысканно и тонко. Сплетение это рождает ни с чем не сравнимые, не испытанные ранее ощущения. Слово будто рождается заново, приобретает новое звучание, все больше наполняется смыслом. Каждый маленький союз поэзии и музыки творит целый мир. Собранные вместе в цикл, эти миры образуют необъятную Вселенную, бесконечно разнообразную и сложную, но в то же время живущую по общим простым законам», - отмечает Л. В. Полякова.
В своем творчестве Свиридов громадную роль отводит поэтическому слову. Он обращается, как правило, к вершинам мировой поэзии – более всего русской и советской, среди его соавторов: А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, С. А. Есенин, А. Блок, А. Исаакян, Р. Бёрнс, В. Шекспир.
Г. В. Свиридов всегда очень требовательно относился к поэтическому тексту и избирал, как правило, лишь действительно высокие поэтические образцы. Правда, в некоторых случаях он обращался со стихами свободно, сокращал, иногда заменял слова или соединял строки из разных стихотворений, но делал это всегда очень тактично, с сохранением стиля поэта, а главное – ради более полного музыкального раскрытия художественной идеи.
«Бережно воссоздавая индивидуальные черты разных поэтов, композитор вместе с тем в определённом плане сближает их уже в процессе отбора, контролируемого пристрастием к тому или иному кругу образов, тем, сюжетов. Но окончательное превращение каждого из них в «единомышленника» совершается под воздействием музыки – она властно вторгается в поэтический материал и преобразует его в новое художественное произведение, где решающей оказывается индивидуальность композитора», (М. Элик).
Г. В. Свиридов чрезвычайно чуток к слову и никогда не позволяет себе пройти мимо его выразительных возможностей. Вместе с тем, декламационность его вокальных партий не преследует цели воплотить непосредственно речевые интонации. Как правило, композитору удается «сочетать песенную гибкость и широту мелодии с точностью и психологической правдивостью декламации» - отмечает Л. Полякова.
Тема поэта, его рождения, судьбы, предназначения – одна из главных свиридовских тем. Сама по себе не новая в европейской музыкальной культуре, в русской музыке впервые столь определённо прозвучала она именно у Г. В. Свиридова.
Тема Родины, сплетённая с темой поэта, его личности и судьбы, постепенно утвердилась у Г. В. Свиридова как многогранная и разноликая тема России. Она - в картинах природы, особое свойство которой – её одушевлённость, символичность, её таинственность, дарящая изумление, возрождающая ощущение чуда жизни.
Традиционная для камерной вокальной музыки любовная лирика в творчестве Г. В. Свиридова занимает более скромное место. Она своеобразна по окраске – светла, открыта.
Интересно проследить развитие еще одной темы – темы юности, осмысливаемой и оцениваемой, когда она уде миновала, с наступлением «осени» жизни. Выступает она элегически, как тема прекрасной, закономерно и естественно отцветающей поры жизни, мысль о которой полна возвышенной и просветленной грусти.
Свиридов часто обращался к теме создания музыки на стихи поэтов. Основное место занимало творчество отечественных поэтов, причем поэтов, относящихся к вершине мировой культуры и искусства: Пушкин, Лермонтов, Блок и др. Тщательно отбирая поэтический материал, Свиридов обращался к основным темам: теме Родины, темы поэта и др., всегда находя точные краски и оригинальные выразительные средства.

Глава 2.2.1 Роль поэзии А. С. Пушкина в творчестве Г. В. Свиридова
...В бурные времена возникают особо гармоничные художественные натуры, воплощающие в себе высшее устремление человека, устремление к внутренней гармонии человеческой личности в противовес хаосу мира... Эта гармония внутреннего мира соединена с пониманием и ощущением трагичности жизни, но в то же время является преодолением этого трагизма. Стремление к внутренней гармонии, сознание высокого предназначения человека - вот что сейчас особенно звучит для меня в Пушкине.
Г. Свиридов
Первые вокальные опыты Свиридова появились в 30 – х годах. Особое внимание среди них привлекает цикл на стихи А. С. Пушкина.
Развитие русского романса непосредственно связано с лирикой этого великого русского поэта. На протяжении вот уже более ста пятидесяти лет его стихи вдохновляют композиторов разных поколений.
Первые романсы на пушкинские стихи были созданы ещё при жизни поэта, причём сама среда благоприятствовала их возникновению. В ту пору существовало большое количество кружков, объединяющих музыкантов и поэтов.
Уже в эту эпоху складываются две традиции музыкального претворения лирики Пушкина. Одна связана с бытовым романсом и песней, вторая – с камерным или концертным романсом.
Поэзия Пушкина активно участвовала в самом процессе становления русского романса. Она не только давала толчок возникновению новых произведений, обогащению их образности и тематики; именно благодаря ей отшлифовывались типичные для эпохи жанры вокальной лирики: элегия, русская песня, восточный и испанский романсы, серенада и другие.
Следующий этап развития пушкинской темы в русском романсе начинается во второй половине XIX века и в определённом смысле продолжается до наших дней.
Каждое новое поколение музыкантов давало свое истолкование пушкинской лирики. Так, в творчестве композиторов балакиревского кружка, и прежде всего Римского – Корсакова, очень расширяется круг образов: затрагиваются идеи и мотивы философские, психологические, этические, мысли о назначении искусства. В связи с этим происходит усложнение музыкального языка, самого жанра – появляются драматические монологи, усиливается эпичность, иногда картинность. Примерно по такому же пути движутся композиторы начала XX века – С. В. Рахманинов, Метнер.
В советское время значение А. С. Пушкина как родоначальника русской лирической поэзии, гордости отечественной культуры укрепляется. В музыке этого периода поэзия Пушкина играет большую роль в поисках новой гармонии и «новой простоты» средств, помогая соединить выражение личного, своего и общезначимого.
«Стремление к внутренней гармонии, сознание высокого предназначения человека – вот то, что сейчас особенно звучит для меня в Пушкине. Великий и вечный Пушкин не принадлежит исключительно какому – либо времени, каждое время поёт его по – своему. Поэтому, сочиняя музыку, я не хотел стилизовать её под пушкинскую эпоху, а писал тем языком, какой у меня сложился. Я не пытался также «осовременить» Пушкина, приспособить его для выражения каких – либо «злободневных» мыслей, соображений, а старался лишь идти за ним, в его недостижимую высоту, насколько хватит моих сил» - говорит Г. В. Свиридов.
Если мы обратимся к творчеству Свиридова, то обнаружим, что к произведениям А. С. Пушкина композитор обращается на протяжении всего творческого пути – Г. В. Свиридов вошел в музыку с циклом романсов на стихи А. С. Пушкина, через некоторое время им был создан романс «Ворон к ворону летит» и ставшие любимыми «музыкальные иллюстрации» к повести «Метель». В 1978 году был написан хоровой концерт «Пушкинский венок» - всё это свидетельствует не только о глубоком постижении идей и образов, созданных гением поэта, но и о несомненном чувстве любви к творчеству А. С. Пушкина, стремлении проникнуть в круг его образов и переживаний.
У Свиридова особое отношение к творчеству Пушкина. Именно благодаря циклу романсов, написанных на стихи Пушкина, Свиридов заявил о себе в среде музыкального мира. К поэзии Пушкина обращались многие композиторы еще при жизни поэта, однако Свиридов смог внести нечто новое, наполнить новыми красками пушкинские стихи. Особенностью подхода Свиридова является то, что он не стремился к стилизации, с одной стороны, с другой – не приспосабливал его к современности.
2.2 История создания и образный строй цикла
В 1935 году девятнадцатилетний композитор Г. В. Свиридов написал цикл из шести романсов на слова А. С. Пушкина.
Произведение это сразу завоевало слушателей удивительной искренностью, непосредственностью, свежестью отношения молодого автора к Пушкину.
Что же нового удалось сказать Свиридову своей музыкой?
Первое, что обращает на себя внимание и особенно привлекает в свиридовской музыке, это поразительная способность совсем ещё юного композитора проникнуться мыслями и чувствами поэта, сделать их «неотъемлемой частью собственной души».
В то же время Свиридов не пользуется внешними стилистическими приёмами «для воссоздания эпохи». Он остаётся современным композитором. Такое сочетание двух временных категорий и рождает, с одной стороны, необыкновенную свежесть отношения к стихам, искренность и непосредственность, а с другой – создаёт большую значимость и неюношескую серьёзность высказывания.
Выбор стихов, внимательное вслушивание в их поэтическое звучание и смысл определили особый характер свиридовской лирики, которая наполнена глубиной мысли и цельностью чувства, открытостью и мудрой сдержанностью выражения.
Шесть стихотворений, вошедших в цикл, характеризуют определённый период жизни А. С. Пушкина – ссылку в Михайловском (два из них – «Предчувствие» и «Подъезжая под Ижоры» - были написаны позже, в 1828 – 1829 годах. Первое по смыслу и тональности очень близко «михайловским» стихам, второе – как бы символизирует «выход на волю»). Несмотря на отсутствие сюжетной линии, можно проследить некоторые объединяющие эти стихи моменты. Это общее лирическое настроение печали и грусти, сквозные поэтические мотивы дороги как символа бесконечности и неизвестности, ожидания и одиночества, тяжёлых предчувствий и надежды.
Герой стихов (и романсов) одинок, но одиночество не привносит в его душу надлома и щемящей боли.
Музыкальный язык этого вполне зрелого сочинения юного композитора привлекает естественным соединением песенных и романсовых интонаций (что в дальнейшем тоже будет важным качеством стиля), гармонией вокальной и инструментальной партий. Главную роль в романсах несомненно играет мелодия, поддерживаемая скупым, но выразительным сопровождением, рисующим либо звуковой образ (бег тройки в «Зимней дороге» или звон колокольчиков в финале), либо дополняющим эмоциональный образ романса («Предчувствие»).
Свиридов не пользуется внешними стилистическими приёмами «для воссоздания эпохи», соответствующей пушкинской эпохе. Для всего цикла можно выявить общие черты: общее лирическое настроение печали и грусти, сквозные поэтические мотивы дороги как символа бесконечности и неизвестности, ожидания и одиночества, тяжёлых предчувствий и надежды.
2.3 Анализ  шести романсов на слова А. С. Пушкина    Открывает цикл романс «Роняет лес багряный свой убор» - монолог, вводящий в атмосферу печальных раздумий. Именно размышление является той ключевой точкой, от которой берут начало все остальные романсы.
«Роняет лес багряный свой  убор» - начало стихотворения  «19 октября», в день лицейской годовщины, Оно передаёт мысли и чувства поэта, которые владели им во время пребывания в глухой северной деревне, вдали от друзей и близких. Глубокую печаль, тоску одиночества услышал Свиридов в стихах и именно на этом и сосредоточился, взяв только первые шестнадцать строк, концентрирующие  основное настроение. Все средства  музыкальной выразительности направлены  на его создание: тональность  cis – moll, сумрачный низкий регистр в фортепианной партии, октавное изложение несколько угловатой по рисунку мелодии, подчёркивающее обнаженность фактуры, унылые подголоски траурный хроматический ход, выделяющийся на фоне господства диатоники. «Графичность мелодического рисунка может вызвать и зрительные ассоциации – хмурый пейзаж поздней осени с голыми деревьями и корявыми сучьями», (И. Брянцева).
Интересна трактовка формы: черты  сквозной структуры сочетаются  здесь с куплетной формой песни  (два двухчастных куплета).
   Во второй части куплета, не разрушая общей атмосферы, композитор  вводит и другой образ: спокойное размышление сменяется пламенной  патетической речью. Её взволнованность  организуется волевым, сдерживающим началом (квартовые интонации  в сочетании с пунктирным ритмом). Вместо текучего переменного метра возникает четкая четырёхдольность, в которой явно слышатся черты марша.
   Таким образом, уже в первом романсе ощущается стремление к преодолению гнетущего одиночества.
   В целом жанр романса можно  определить как элегию.
    Вокальная мелодия диатонична, основана  на кварто – квинтовых интонациях, трихордовых попевках, которые сочетаются  с переменностью тонального устоя  (cis – fis) – всё это указывает на глубокую внутреннюю связь с народными истоками.
    Во втором романсе – «Зимняя дорога» - появляется один из ведущих мотивов цикла – мотив дороги. Этот характерный для русского искусства образ всегда привлекал внимание композиторов и был очень распространён в романсах. И. Брянцева отмечает, что «отталкиваясь от жанра русской бытовой песни, Свиридов дал свой вариант «распева» известнейших пушкинских стихов».
    Главной особенностью свиридовской  «Зимней дороги» является широкое музыкальное обобщение основного образа. Скучный, однообразный, печальный, утомительный, грустный – эти пушкинские определения, окрашивающие все стихотворение, характеризуют не только состояние героя в данный момент его жизни, но и о его нелегкой судьбе. Этот целостный образ раскрывается прежде всего в мелодии, которая в начале как бы сгущает угрюмые краски, погруженность в невесёлые думы (вводнотоновая интонация в довольно низком регистре, напряженная устремлённость вверх), а потом всё это рассеивается – появляется нисходящая секвенция с задержаниями и простое и легкое, как ветерок, завершение.
   Самая главная находка композитора - мелодия романса. Она воплощает музыку стиха, его общую тональность, повторяясь в четырёх куплетах. В ней много знакомых, типичных черт: трезвучная опора, включение родственного мажора, задержания  – все это характерно и для  русской песенности, и для романсов, она как будто бы всегда существовала вместе с пушкинским стихом, и в то же время – это совершенно новая, рожденная им и неповторимая мелодия.
Дорога в романсе Свиридова выступает как олицетворение нескончаемости и беспредельности русских просторов. Это ощущение  заложено и в самой мелодии, которая характеризуется большим диапазоном, вольным течением, и в фактуре, несущей в себе идею широкого звукового пространства: мелодия дублируется низким басом, отодвинутым на две октавы, а в середине – фигурации шестнадцатых, дающие непрерывное движение. Ровность их передаёт бег тройки, а сочетание с басом - скольжение саней. Таким образом, в музыке  возникает   зримая  картина  происходящего.
    «К няне». Здесь появляется единственная реальная спутница поэта. Если в предшествующих романсах у него возникали только мечты о свидании с дорогими ему людьми, то в этом рисуется конкретный образ няни – правда такой же одинокой, как и он сам. Та теплота и сердечность чувства, которые выразил Пушкин в своём стихотворении, пронизывают и всё существо свиридовской музыки. В гибкой и мягкой мелодике вокальной партии, отражающей все нюансы текста, в фортепианном сопровождении, рисующем жужжание веретена или бег спиц, в какой – то «осторожности» постепенного развития его поначалу узкого диапазона – во всём чувствуется большая бережность и нежность отношения поэта к «подруге дней своих суровых».
   Форма произведения строфическая. В романсе  происходит  постепенное  усиление  экспрессии, за  счет  уплотнения фактуры:  образ  няни как  бы  приближается  к  поэту.  В  шестой  строфе  достигнутая  динамическая  кульминация  сменяется  «тихой»,  раскрывающей  смысл  всего   произведения: поэт  словно  отождествляет   себя  с  няней,  ведь  их  обоих   тяготят  «тоска, предчувствия, заботы».
    Романс «К няне» является своеобразным  синтезом двух предыдущих. Здесь  соединяются и свободная речь, идущая от первого монолога, и  песенность вместе с изобразительностью – от «Зимней дороги».
    В «Зимнем вечере» происходит развитие эмоционального диапазона, укрупнение масштабов и, по отношению к «Няне», возникает сильный контраст. Усиливаются контрасты и внутри романса – зловещим «бури завываниям» противопоставлен ещё более реальный, чем в предыдущем романсе, облик няни. Эпические черты свойственны не только образу стихов, но и торжественному монументальному завершению. Это кульминация образа надежды в цикле, проникновение в него пушкинской солнечности, озарённости. Это достигается за счет изменения фактуры, использования мерцающих сопоставлений мажора – минора. Правда, зыбкие, тающие звуки фортепианного заключения рассеивают, размывают эту краску.
    Романс «Зимний вечер» написан  в духе бытового романса, как  и второе произведение цикла. И вновь яркие картины рисует нам партия аккомпанемента. Тревожный  зимний вечер, метель, завывания  ветра. Как и в третьем романсе,  герой разделяет свои мысли  с няней.
    «Предчувствие» - реприза, замыкающая романсы, объединённые общими поэтическими мотивами. От него протягивается арка к первому романсу: то же настроение печали, тоски, одиночества, переданное в форме размышления, монолога, та же суровая сдержанность в выражении чувств, то же соотношение образов в пределах двухчастного куплета. Много общего и в музыкальном языке: тональность cis – moll, кварто – квинтовая опора мелодии, нисходящие ходы в партии фортепиано.
    Но тучи, собравшиеся над поэтом, здесь сгущаются. Появляется едва  уловимый оттенок душевной усталости, безысходности, выраженный в настойчивости упомянутых нисходящих ходов, символизирующих роковую неизбежность. Во втором разделе куплета возникает явное противодействие  – в натянуто – выпрямленном мелодическом рисунке действительно слышится непреклонность, гордость  и  презрение.  С  самым  эмоционально   –  обострённым  в  цикле  обращением  поэта  – к «милому ангелу»  - связана динамизация заключительного куплета. Здесь фактура становится тяжелой, диатонические гармонии сменяются альтерированными.
       Внезапным выходом из обращения  к одним и тем же мыслям  является романс «Подъезжая под Ижоры». Он даёт совершенно новый поворот в отношении к пушкинским стихам. Подобного брызжущего через край веселья, задора, молодой удали, дерзости и озорства в романсах на слова Пушкина ещё не было. Это сторона пушкинской лирики до сих пор оставалась нетронутой. Поэтому, наверное, именно в последнем романсе ярче всего проявилась индивидуальность композитора, его собственная молодость, которая помогла ему так же живо и увлекательно воплотить веселое озорство поэта.
    Ослепительно яркий, сверкающий C – Dur пробивает мрачную атмосферу предыдущих романсов, устанавливается лёгкое, стремительное движение летящей тройки. При всей неожиданности этого нового путешествия оно связано с романсом «Зимний путь» - и звоном бубенцов, и даже тональностью (C – Dur), прозвучавшей в кульминации «Зимнего вечера». Отмечавшиеся в цикле квартовые интонации превратились в радостно – ликующие фанфары – у голоса и подражающего ему фортепиано. Здесь много выдумки, юмора: резкие синкопированные аккорды в неожиданно низком регистре, целотонная гамма, выделяющаяся своей причудливостью в общей системе диатоники. Так же остроумны и мимолетные, но меткие бытовые зарисовки в среднем разделе, дополняющие живую, конкретную реальность пушкинского мира во всём цикле. 
Наряду с этими типическими  чертами уже в первом произведении  можно видеть, как складывается  особый тип свиридовской песни.  Главная её черта заключается в том,  что  наряду  с  большой  простотой  выражения,  характерной   именно  для  этого  жанра,  она   обладает свойством очень глубокого обобщения, типичным скорее для инструментальной музыки.
   Это сочетание исходит от внимательного вслушивания в текст и передачи посредством отдельных выразительных  деталей  необычайно  ёмкого  музыкального   целого, заключающего  в  себе  глубокий   смысл  поэтического  произведения. А  следствием  этого  является  отбор  самых  необходимых  выразительных  средств,  порождающий  «афористичность  музыкального  языка,  при  которой  в  малом  концентрируется  большое   содержание»  (Сохор А.). Именно  это  и  сообщает  простоту, ясность   и  емкость  свиридовской  музыкальной  мысли.
    Естественно, что такой тип  выражения  связан  с  усложнением  обычной  песенной  формы,  в  сторону  обращения  к сквозной. В пушкинских романсах очень органично переплетаются между собой черты песни и монолога, но песенное начало всё же преобладает.
  Ещё один важнейший итог пушкинского цикла заключается в том, что он дал импульс национальной природе творчества композитора. Это сказалось и в обращении к простым песенным интонациям, и в том, что уже здесь  (в романсах «Зимняя дорога»  и «Подъезжая под Ижоры») намечено стремление к обобщению образа России путём создания характерных для русского искусства образов, сохраняющих свою конкретность и в то же время поднимающихся до значения символов. Это «неприглядная дорога, да любимая навек, по которой ездил много всякий русский человек», няня как образ русской женщины, впоследствии ставший у Г. С. Свиридова символом Родины, тройка, увлекающая своим звоном в бескрайние дали. И всему этому положил начало А. С. Пушкин. Его образ вырастает в цикле – образ поэта, мудрого и озорного, обращающегося к нам, «как живой с живым говоря», образ которого и есть Россия. 
  Пушкинский цикл Свиридова первое сочинение композитора, во многом определившее тематику, образность, жанры его будущих произведений. Не случайно уже здесь проявилась склонность автора к конкретности образов, идущей от поэтического текста, к вокальности, песенности музыкальной речи, то есть возникает интерес именно к жанру песни, ставшему впоследствии основой его творчества. Романсы, на первый взгляд, не связаны друг с другом по содержанию, но их последовательность очерчивает своеобразную композицию, где проходят чередой времена года: «от осенней элегии через зимние картины к весенней радости и свету», (А. Сохор). Объединяет все произведения и впервые появившийся в свиридовских циклах и кантатах мотив дороги. Намечается здесь тоже ставший затем традиционным драматургический перелом в финале.
Заключение.На основании проведенного анализа произведений, мы можем заключить, что те цели и задачи, поставленные вначале, были достигнуты. Анализ шести романсов выявляет невероятную связь слова и мелодии, выразительных средств. Свиридов объединяет все шесть, казалось бы, разнородных произведения одними темами, сквозными лейтмотивами: тема тоски, дороги, одиночества. Также обращает на себя внимание ориентация на русскую песенность музыкального письма Свиридова.
Г. В. Свиридов обратился к поэзии А. С. Пушкина в тоне почтительного преклонения перед свершениями гения. И ещё одна ассоциация с именем А. С.  Пушкина: жанр концерта для  хора скреплен в русской художественно  – исторической практике с эпохой классицизма. Поэзия А. С. Пушкина, конечно,  много  шире, его  творчество  объяло  и  классицизм, и  романтизм,  и  реализм.  К  тому  же  Г. В. Свиридов  предлагает  иные  средства, ставит  оригинальные  задачи. Однако  закономерности  жанра   распространились и на организацию содержания, продиктовали условия подачи материала, повлияли на специфику словесной интонации. «Каким бы ни был стих, в условиях хорового концертирования всё в нем укрупняется, приобретает открытость выражения».

Список литературы 1. Белоненко А. С. Музыкальный мир Георгия Свиридова. – М., Советский композитор, 1990. –
2. Бэлза И. Ф. Пушкин и Мицкевич в истории музыкальной культуры. – М., Музыка, 1988. – с 205 – 207.
3. Блок В. М. Русская и советская музыка. – М., Просвещение, 1977. – с 188 – 194.
4. Воробьева Т. Ю., Ефимова И. В. И музыка и слово. О творческом методе Г. В. Свиридова. Красноярск, 2002. – с 8 – 22.
5. Винокур Н. Г. Пушкин в музыке. – М., Советский композитор, 1974.
6. Григорьева А. В. Музыка России. – М., Советский композитор, 1982. – с 114 – 127.
7. Гринберг М. А. Советская музыка. – М., Советский композитор, 1956. – с 151 – 161.
8. Громова В. Композиторы – лауреаты ленинской премии. М., Знание, 1971. – с 89 – 102.
9. Долинская Е. Б. О русской музыке XX века (60 – е – 90 – е годы). – М., Композитор, 2004. – с 12 – 17.
10. Друскин М. Советская музыка. – М., Советский композитор, 1956. – с 144.
11. Дурандина Е. Е. Отечественная музыкальная литература 1917 – 1985. – М., Музыка, 2002. – с 151 – 208.
12. Задерацкий В. В. Музыкальный современник / Синтез музыки и поэзии. – М., Советский композитор, 1987. – с 242 – 265.
13. Золотов А. А. Книга о Свиридове. – М., Советский композитор, 1983. – с 119 – 129.
14. Измайлова Л. П. Посвящается Пушкину. Музыка России. – М., Советский композитор, 1982. – с 114 – 127.
15. Музыка в школе. Научно – методический журнал. №5 2010г.
16. Персон Д. М. Георгий Васильевич Свиридов. – М., Советский композитор, 1974.
17. Полякова Л. В. Вокальные циклы Г. Свиридова. – М., Советский композитор, 1971. – с 3 – 18.
18. Полякова Л. В. Курские песни Г. Свиридова. – М., Советский композитор, 1970. – с 7 – 26.
19. Сборник докладов X музыкального фестиваля имени Г. В. Свиридова «Свиридовские чтения». – Курск, Росинформресурс, 2008. – с 151 – 170.
20. Свиридов Г. В. Романсы и песни для голоса и фортепиано. – М., Музыка, 1975. – с 11 – 35.
21. Свиридов Г. В. Сочинения для хора. М., Музыка, 1990.
22. Сохор А. И. Георгий Свиридов. – М., Музыка, 1964. – с 5 -7.
23. Тараканов М. Е. Музыкальная культура РСФСР. – М., Музыка, 1987.
24. Цендровский В. Музыка и современность / О гармонии Свиридова. - М., Музыка, 1967. – с 118 – 159.

Приложенные файлы

  • docx 7549550
    Размер файла: 58 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий