Легенда о двойнике (История одного вампира) (Та..


Серенада
(Людвиг Рельштаб)

Песнь моя летит с мольбою
Тихо в час ночной.
В рощу лёгкою стопою
Ты приди, друг мой.

При луне шумят уныло
Листья в поздний час,
И никто, о друг мой милый,
Не услышит нас.

Слышишь, в роще зазвучали
Песни соловья,
Звуки их полны печали,
Молят за меня.

В них понятно все томленье,
Вся тоска любви,
И наводят умиленье
На душу они.

Дай же доступ их призванью
Ты душе своей
И на тайное свиданье
Ты приди скорей!


Двойник
(Григорий Аросев)

Слушай, любимая! Нету мне места,
ты меня гибельно манишь, влечёшь.
Трубы трубят, заглушая челесту,
слышно не правду, а гадкую ложь.

Как же случилось, что в нашу балладу
кто-то чужой, неприятный проник?
Он подсыпает смертельного яду...
Это не я, это подлый двойник!

Слушайте, люди, безумные братья!
Бог позабыл вас, зови - не зови.
Вам предначертано гибнуть в разврате,
в зависти, желчи, грехе и крови.

Как же случилось, что души направил
в адское пекло убийца-блудник?
Кто же пошёл против чести и правил?
Это не я, это подлый двойник!


Слушай, вселенная! Завтра, быть может,
всё разнесёт сокрушающий взрыв.
Только бояться и плакать негоже,
будешь ты мёртв, даже если ты жив.

Как же случилось, что вечность разрушил
проклятый Богом Его ученик?
Кто обесценил и землю, и души?
Это не я, это подлый двойник!

Кто, упиваясь безудержной властью,
к шее твоей тёмной ночью приник,
кровь твою пьёт с лихорадочной страстью?
Это безумный жестокий двойник!!!












Вокальный ансамбль П. Шаромова

http://vk.com/w.a.sharomova http://www.facebook.com/groups/w.a.sharomova/ http://www.youtube.com/user/VASHaromov

Франц Шуберт – Антон Танонов

Легенда о двойнике

(История одного вампира)


Двойник
(Генрих Гейне)

Спит город весь, во мраке раскинут. Вот здесь когда-то ангел мой жил. Уж его дом давно покинут, А он все стоит так же, как и был.

Пред ним человек, и плачет он, бедный, Ломает руки в страданье немом. Мне страшно взглянуть на лик тот бледный, Ведь те же муки во мне самом! Двойник печальный, смеешься ты что ли? Зачем же повторять точь-в-точь Мои страданья, муки, боли Пред домом этим день и ночь?

Нетерпение
(Григорий Аросев)

Сижу я в тёмной, мрачной спальне,
на сердце томная хандра,
в нетерпеливом ожиданье
недостижимого утра.

Сейчас все спят, лишь я тоскую
о чём-то остром и больном.
О, кто мне дал судьбу такую,
назвав её кошмарным сном?

Но нет, я не склоню колени,
меня не одолеет враг.
Мне скоро будет избавленье,
и верю я, что будет так.

Сломить судьбу и жить иначе
велит история сама.
Далёкий путь мне предназначен,
в конце которого лишь тьма.

Дождь слёз
(Григорий Аросев)

Неведомая грация, таинственный талант,
пою тебе я песню, как влюблённый музыкант.
Ты далека, но всё же я хочу тебя узнать,
неведомая грация, божественная стать.
Страсть иссушает и манит всерьёз.
Дождь...
Дождь моих слёз...
Дождь твоих слёз.

Ты кровь волнуешь, я тебя хочу скорей найти,
дорога тяжела и мне не сбиться бы с пути.
Неведомая грация безмерно далека,
ты плачешь, и от слёз твоих волнуется река.
Может, ответит на вечный вопрос
Дождь...
Дождь моих слёз...
Дождь твоих слёз.

Ты воплощение мечты, ты хрупкий идеал,
твой образ кровью на стекле вчера я рисовал.
К двери зеркальной подошёл
и посмотрел в ту дверь...
Но в отражении себя не вижу я теперь.
Смерть обещает без клятв и угроз
Дождь...
Дождь моих слёз...
Дождь твоих слёз.

Неведомая грация теперь на облаках.
Ты навсегда осталась тут, и ты живёшь в веках.
Мы плачем вместе под дождём –
изысканный дурман.
От наших слёз из берегов выходит океан.
Счастье и муки навечно принёс
Дождь...
Дождь моих слёз...
Дождь твоих слёз.





В путь
(Вильгельм Мюллер)

В движеньи мельник жизнь ведёт,
B движеньи!
Плохой тот мельник должен быть,
Кто век свой хочет дома жить,
Всё дома!
Вода примером служит нам,
Примером!
Ничем она не дорожит
И дальше, дальше в путь бежит
Всё дальше!
Колёса тоже не стоят,
Колёса!
Стучат, кружатся и шумят
С водою в путь они хотят,
С водою!
Вертятся, пляшут жернова,
Вертятся.
Кажись бы им и не под стать,
Но ведь нельзя от всех отстать
Нельзя же!
Движенье счастие моё,
Движенье!
Прости, хозяин дорогой,
Я в путь иду вслед за водой
Далёко!

Ворон
(Григорий Аросев)

Мрачный ворон, соглядатай страшной ночи,
испытания душе моей пророчит,
будто мне готовя участь Телемаха,
злобным карканьем ввергая в омут страха.
Мрачный ворон, силуэт, манящий в бездну.
Не противлюсь твоим чарам – бесполезно.
Клюв раскроешь, прозвучит твоё проклятье,
я останусь бездыханным на кровати.
Мрачный ворон, бес, сидящий на пороге,
не мешай, не стой, не прыгай на дороге –
надо мне идти вперёд, судьбе навстречу.
Я боюсь тебя, но я тебе перечу.
Мрачный ворон, ты сулишь мне только гибель.
Взор твой тягостен, морской подобен глыбе.
Повторяю я, теряясь в царстве тени:
"Наслажденье – гибель, гибель –наслажденье".
Мрачный ворон, замолчи, ведь ты не знаешь,
ты не враг мне, а союзник и товарищ.
Без тебя б один я в море крови плавал.
Нас никто не сокрушит, ни Бог, ни дьявол.

Засохшие цветы
(Григорий Аросев)
Ты листаешь альбом,
так как сложено в нём
всё, что дорого, ценно и близко –
итальянский сонет,
талисман-амулет
и от милого друга записка.
Среди сотен страниц,
среди тысячи лиц
не найдёшь дорогому замену.
И доверишь печаль,
скажешь всё, чего жаль,
лишь засохшему ты цикламену.
Этот нежный цветок
как в ночи огонёк
согревает, он тёплый и милый.
Он утешит всегда,
но – несчастье, беда,
он засох, в нём нет жизненной силы.
Но когда я приду,
мы прогоним беду,
и от грусти оставим лишь прочерк.
Драгоценный алмаз,
ты забудешь тотчас
меж страничек засохший цветочек.

«Спокойно спи»
(Вильгельм Мюллер)
Чужим пришел сюда я, чужим покинул край;
Из роз венки сплетая был весел щедрый май. Любовь сулила счастье, уж речь о свадьбе шла, Теперь кругом ненастье, от снега даль бела.
Нельзя мне медлить доле,
я должен в путь идти,
Дорогу в темном поле я должен сам найти.
За мною вслед тоскливо лишь тень бредет моя.
В снегу ищу пытливо следов звериных я.
Здесь больше ждать не стоит,
не то прогонят прочь,
Пускай собаки лают у входа в дом всю ночь.
Кто любит, тот блуждает, таков закон судьбы;
Приюта он не знает, таков закон судьбы.
Кто любит, тот блуждает, а ты спокойно спи.
Приюта он не знает, а ты спокойно спи.
Приюта он не знает, а ты спокойно спи.
К чему мешать покою, будить тебя к чему?
Я тихо дверь закрою, уйду в ночную тьму.
Пишу тебе над дверью:
"Мой друг, спокойно спи,"-
То знак о чем теперь я грущу, бродя в степи,
Грущу, бродя в степи.

Шарманщик
(Вильгельм Мюллер)

В дальнем закоулке
Дед стоит седой
И шарманку вертит
Дряхлою рукой.
По снегу да босый
Еле бродит дед,
На его тарелке
Ни копейки нет.
Мимо идут люди,
Слушать не хотят
Только псы лихие
Деда теребят.
Уж давно о счастье
Дед не ворожит,
Старую шарманку
Знай себе крутит
Эй, старик! Не легче ль
Вместе нам терпеть
Ты верти шарманку,
А я буду петь


Форель
(Григорий Аросев)

Расцветает сад, зеленеет луг,
и гуляют в полях пастушки.
Сколь волшебен мир, посмотри, мой друг,
и резвится форель в речушке.
В половине стран моё имя чтут,
узнают меня даже дети,
но никто не знает ни там, ни тут,
что ношу я в карманах сети!
Пусть гудит январь иль цветёт апрель,
или дремлет август беспечно –
я ловлю людей, как ловлю форель,
кто попался, тот мой навечно!
Много лет рыбалка большая страсть,
я рыбачу тихо, ни звука.
Вот плотва сверкнула, а вот карась,
и не дремлет, конечно, щука.
Я ловлю всех разом, в моих сетях
трепыхаются рыбки дружно.
Замечаю страх в их пустых глазах,
а мне только это и нужно!
Пусть вдали свистит ветерок-свирель –
легкомысленный бездельник,
я ловлю людей, как ловлю форель,
кто попался, тот мой пленник!
Если ты умён, сможешь ты сбежать,
рыбку я не держу сурово.
Но на берег лишь я приду опять,
угодишь в мои сети снова.
Так что ты сиди и не прекословь,
пой с другими мне славу хором.
Ведь твоя душа, и твоя же кровь
навсегда под моим надзором!
Как прекрасна цель, как желанна цель –
всё отдам за свою идею!
Я ловлю людей, как ловлю форель,
я люблю людей, как люблю форель,
рыбы, люди – я всем владею!

Её портрет
(Григорий Аросев)

Свет
портрет
в потёмках излучает.
Вмиг
твой лик
от страшных снов спасает.
В ад
твой взгляд
не даст упасть бессильно.
Так
и мрак
не страшен мне могильный.
Бред.
Портрет
не может быть спасеньем.
Холст
так прост,
как дождик днём осенним.
Вздор.
Твой взор
прогнать тоску не может.
Мне
в огне
так холодно, о Боже.
Нет!
Портрет
единственный мой лучик.
Он
пусть сон,
но с ним намного лучше
Сквозь
мороз
стремлюсь к тебе скорее.
Здесь
я весь,
а ты любовью греешь.











Приложенные файлы

  • doc 4238844
    Размер файла: 58 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий