37. Французские мыслители XVI-XVII века о религ..

37. Французские мыслители XVI-XVII века о религии: П. Гассенди. Ж.Б. Боссюэ. П. Бейль. Ж. Мелье. 
ПЬЕР ГАССЕНДИ. Благодаря изучению Эпикура окончательно сложилось мировоззрение Гассенди, которое он изложил в «Syntagma phil o sophicum», вышедшем уже после смерти автора. В 1645 году Гассенди занял кафедру математики в Collиge royal de France. В последние годы жизни он издал две работы об Эпикуре «De vita, moribus et doctrina Epicuri libri octo» (1647) и «Syntagma philosophiae Epicuri» (1649), биографии Коперника и Тихо Браге, историю церкви в Дине. Гассенди обладал большим полемическим даром: он умел отдать должное противнику, ясно и точно излагал его теорию, наконец делал весьма тонкие и веские замечания. Широко известна его полемика с Декартом.
Философская система Гассенди, изложенная в его «Syntagma philosophicum», результат его исторических исследований. Эти исследования привели его (как позднее Лейбница) к тому выводу, что мнения различных философов, считающиеся совершенно несходными, часто различаются только по форме. Чаще всего Гассенди склоняется на сторону Эпикура, расходясь с ним только в теологических вопросах.
Относительно возможности познать истину он держится середины между скептиками и догматиками. Посредством разума мы можем познать не только видимость, но и саму сущность вещей; нельзя отрицать, однако, что есть тайны, недоступные человеческому уму. Гассенди подразделяет философию на физику, предмет которой исследовать истинное значение вещей, и этику науку быть счастливым и поступать согласно с добродетелью. Введением к ним служит логика, которая есть искусство правильно представлять (идея), правильно судить (предложение), правильно умозаключать (силлогизм) и правильно располагать выводы (метод).
Физика Гассенди стоит близко к динамистическому атомизму. Все явления природы совершаются в пространстве и времени. Это суть «вещи в своем роде», характеризующиеся отсутствием положительных атрибутов. Как пространство, так и время могут быть измерены только в связи с телами: первое измеряется объёмом, второе движением тел.
Материю Гассенди представляет состоящей из множества мельчайших компактных эластичных атомов, отделенных друг от друга пустым пространством, не заключающих в себе пустоты и потому неделимых физически, но измеримых. Число атомов и их форм конечно и постоянно (поэтому количество материи постоянно), но число форм меньше числа атомов. Гассенди не признает за атомами вторичных свойств, как то: запаха, вкуса и других. Различие атомов (кроме формы) заключается в различии их главного свойства веса или прирождённого их стремления к движению. Группируясь, они образуют все тела вселенной и являются, следовательно, причиной не только качеств тел, но и их движения; ими обусловливаются все силы природы. Так как атомы не рождаются и не исчезают, то и количество живой силы в природе остается неизменным. Когда тело в покое, сила не исчезает, а только пребывает связанной, а когда оно приходит в движение, сила не рождается, а только освобождается. Действия на расстоянии не существует, и если одно тело притягивает другое, не соприкасаясь с ним, то это можно объяснить так, что от первого исходят потоки атомов, которые соприкасаются с атомами второго. Это одинаково применимо к телам одушевленным и неодушевленным.
Все предметы обладают душой чувствующей и хотя бы смутно рассуждающей. Атомы вечны, поскольку вечна вселенная, но они, как и вселенная, сотворены Богом; по его же воле они сгруппировались в тело, ибо как из простого смешения букв не может возникнуть поэмы, так и из случайной группировки атомов не могли при сотворении мира произойти тела без содействия Бога. В этих последних положениях заключается отличие Гассенди от материалистов. Произвольное самозарождение даже в царстве минеральном Гассенди отрицает: всякое тело (не родившееся от себе подобного) обязано своим происхождением семени, предсуществовавшему с сотворения мира, семени, в котором оно заключалось потенциально, окружающие же условия способствовали его появлению.
Тело, душа чувствующая и душа разумная составляют единое не вследствие физического единства, но потому что они предназначены для взаимного дополнения. Чувствующая душа, область которой есть все тело, воспринимает образы внешних предметов (с помощью органов чувств) и познает их посредством памяти, сравнения, или суждения, и выводов, или рассуждения. Эти последние три деятельности Гассенди считает функциями воображения.
Душа разумная, или разум, присуща только человеку; в противоположность души чувствующей она пребывает только в мозгу. Посредством разума человек познает вещи, недоступные чувственному восприятию и воображению, как то: понятие о Боге, самосознание и другие. Душа разумная нематериальна и, следовательно, вечна; это её отличие от души чувствующей но проявляться она может только по поводу данных этой последней: в этом заключается её связь с ней.
Врождённых идей нет. Идеи, кажущиеся врождёнными (например, идея причинности) только вывод из повторяемости явлений. Инстинкт результат привычки в наследственности. Единственное, что врождено нам это любовь к самому себе; из неё вытекает стремление к приятному и старание избежать неприятного, или хотение (appetitus). Хотение не проявляется без содействия воображения и разума; если оно основывается только на данных воображения это хотение неразумное, или страсть; хотение, вытекающее из данных разума, есть воля; воля всегда сопровождается действием. Действия наши свободны, но свободу их надо искать не в воле, а в разуме. Нам свойственно поступать на основании мотивов, которые нам представляет разум; разум склонен любить истину, но для того, чтобы найти её, он должен сосредоточивать своё внимание, не поддаваясь хотению, в этом и заключается свобода. Как согласовать эту свободу с божественным провидением это неразрешимая для нас тайна.
Два вопроса всегда интересовали людей: в чём состоит цель нашей жизни и как достигнуть этой цели. Этим вопросам посвящена этика Гассенди, в которой он является последователем Эпикура. Единственная цель жизни счастье. Истинное счастье заключается в здоровом теле и спокойной душе а спокойствие дает только добродетель, так как она не сопровождается ни раскаянием, ни сожалением. Спокойствие есть высшее наслаждение, ибо оно есть цель всякого движения. Правда, человек стремится к наслаждению движением, потому что природа вложила в него это стремление для самосохранения и продолжения рода; но, ставя его выше покоя, он забывает, что оно есть только средство для достижения последнего.
Своё исследование Гассенди заканчивает доказательством существования Бога, Его свойств и его провидения. Идея о Боге не есть идея врождённая, а между тем она присуща всем людям. Гассенди объясняет это предрасположением разума к допущению существования Бога при первом указании чувств на единство и гармонию вселенной. Поэтому разум познает Бога как всесовершеннейшее существо, творца и руководителя вселенной.
ЖАК БЕНИНЬ БОССЮЭ. Из философской энциклопедии: французский философ, писатель; епископ. Изучал теологию в наваррском колледже в Париже; в 1652 принял сан священника; в течение 10 лет был наставником наследника престола. Наибольшее влияние на взгляды Боссюэ оказал Августин. В «Рассуждении о всемирной истории» (Discours sur l
·Histoire universelle, 1681) развил христианскую философию истории в духе провиденциализма: Бог непосредственно управляет ходом мировой истории, определяя судьбы народов и государств, «держит... бразды правления над всеми царствами; Он держит все сердца в Своей руке: то Он умеряет страсти, то отпускает узду, и тем самым Он движет весь человеческий род» (Oeuvres. P., 1979, р. 1025). Обзор истории человечества Боссюэ довел до времени Карла Великого, выделив 12 эпох. В сочинении «Политика, извлеченная из Священного Писания» (Politique tirйe des propres paroles de l
·Йcriture sainte, 1709) Боссюэ стремился доказать, что из библейских текстов вытекает учение о превосходстве монархии над другими формами правления. Королевская власть, по Боссюэ, исходит от Бога. В трактате «О познании Бога и о самопознании» (De la connaissance de Dieu et de soi-mкme, 1722) Боссюэ утверждал, что углубленное самопознание с необходимостью возвышает человека до познания Бога. О бытии Бога свидетельствует способность души познавать вечные истины, которые суть не что иное, как сам Бог. Кроме того, несовершенство человеческого разума говорит о наличии верховного Разума как его причины, ибо немыслящие тела не в состоянии произвести мысль. Боссюэ оказал заметное влияние на последующее развитие католической философии; взгляды его резко критиковал Вольтер.
ПЬЕР БЕЙЛЬ. Бейль стоит во главе новых диалектиков и скептиков. Если до него возродившийся скептицизм древних с большей или меньшей искренностью посвятил себя служению церковной догматике, то в нём скептицизм обратился на религиозное знание и принял направление, которое сделало Бейля передовым борцом за просветительные начала против узкого церковного догматизма. Он одинаково боролся как против теологической схоластики, так и против попыток философской рассудочной религии, вследствие чего одни видели в нём еретика, а другие приверженца мракобесия. В нём самом это противоречие между верой и знанием нашло себе так мало внутреннего примирения, что, читая, напр., его «Dictionnaire», так и кажется, как будто текст был продиктован ему верой, а примечания наукой и диалектической критикой. Но именно эти примечания благодаря своему остроумному, полному огня и доступному для всех изложению в связи с беспримерным богатством ученого знания приобрели громадное влияние на французские умы, и его «Dictionnaire» является главным источником, откуда распространяется столь свойственный французскому духу скептицизм, сделавшийся исходной точкой тогдашних просветительных стремлений.
Но если в общем Бейль гораздо сильнее в анализе чужих заблуждений, чем в создании собственных идей, то всё же через всё его мышление проходит некоторое положительное начало, имевшее глубокое, всеобъемлющее значение. Это постоянно повторяющееся у него указание на независимость нравственных поступков и нравственного достоинства от религиозного убеждения учение, послужившее основной терпимости просветительной эпохи. Бейль ратовал за это учение и положительными, и отрицательными средствами и наконец дал ему яркое выражение в своём известном изречении, что он очень хорошо может представить себе благоустроенное государство, состоящее из одних только атеистов. Но само собой разумеется, что умственное брожение того времени выдвинуло из сочинений этого человека преимущественно их отрицательные стороны, почему в памяти людской о нём сохранилось представление только как о диалектическом скептике, против сокрушительной критики которого не могли устоять догматы ни одной религии, ни одного вероисповедания.
Парадокс Бейля высказанная мыслителем XVIII века П. Бейлем мысль, что функционирование социально-политических институтов и соблюдение требований нравственности могут в обществе атеистов находиться на очень высоком уровне (даже более высоком, чем в обществе, проникнутом религиозными верованиями). Название «Парадокс Бейля» дал этой гипотезе Монтескье, её не поддерживавший.
ЖАН МЕЛЬЕ. Католический священник, первый «воинствующий атеист», после смерти отослал несколько рукописей «Завещания», которые в двух из трех случаях сожгли, а в третьем случае Вольтер издал его спустя несколько лет после смерти Мелье. Естественно – фурор, ажиотаж и обвинение Вольтера в безбожии, хотя он собственно и ни при чем.

«Завещание»:
В предисловии автор сообщает, что при жизни не мог открыто высказать свои мысли о способах управления людьми и об их религиях, поскольку это было бы сопряжено с очень опасными и прискорбными последствиями. Цель настоящего труда разоблачить те нелепые заблуждения, среди которых все имели несчастье родиться и жить самому же автору приходилось поддерживать их. Эта неприятная обязанность не доставляла ему никакого удовольствия как могли заметить его друзья, он исполнял её с великим отвращением и довольно небрежно.
С юного возраста автор видел заблуждения и злоупотребления, от которых идет все зло на свете, а с годами еще больше убедился в слепоте и злобе людей, в бессмысленности их суеверий, в несправедливости их способа управления. Проникнув в тайны хитрой политики честолюбцев, стремящихся к власти и почету, автор легко разгадал источник и происхождение суеверий и дурного управления кроме того, ему стало понятно, отчего люди, считающиеся умными и образованными, не возражают против подобного возмутительного порядка вещей. Источник всех зол и всех обманов в тонкой политике тех, кто стремится властвовать над своими ближними или желает приобрести суетную славу святости. Эти люди не только искусно пользуются насилием, но и прибегают ко всякого рода хитростям, чтобы одурманить народ. Злоупотребляя слабостью и легковерием темной и беспомощной народной массы, они без труда заставляют её верить в то, что выгодно им самим, а затем благоговейно принимать тиранические законы. Хотя на первый взгляд религия и политика противоположны и противоречивы по своим принципам, они неплохо уживаются друг с другом, как только заключат между собой союз и дружбу: их можно сравнить с двумя ворами-карманниками, работающими на пару. Религия поддерживает даже самое дурное правительство, а правительство в свою очередь поддерживает даже самую глупую религию.
Всякий культ и поклонение богам есть заблуждение, злоупотребление, иллюзия, обман и шарлатанство. Все декреты и постановления, издаваемые именем и властью бога или богов, являются измышлением человека точно так же, как великолепные празднества, жертвоприношения и прочие действия религиозного характера, совершаемые в честь идолов или богов. Все это было выдумано хитрыми и тонкими политиками, использовано и умножено лжепророками и шарлатанами, слепо принято на веру глупцами и невеждами, закреплено законами государей и сильных мира сего. Истинность всего вышесказанного будет доказана с помощью ясных и вразумительных доводов на основании восьми доказательств тщетности и ложности всех религий.

Его материализм: Доказательство восьмое вытекает из ложности представлений о бессмертии души. Если бы душа, как утверждают христопоклонники, была чисто духовной, у нее не было бы ни тела, ни частей, ни формы, ни облика, ни протяжения следовательно, она не представляла бы собой ничего реального, ничего субстанционального. Однако душа, одушевляя тело, сообщает ему силу и движение, поэтому она должна иметь тело и протяжение, ибо суть бытия в этом и заключается. Если же спросить, что становится с этой подвижной и тонкой материей в момент смерти, можно без колебаний сказать, что она моментально рассеивается и растворяется в воздухе, как легкий пар и легкий выдох приблизительно так же, как пламя свечи угасает само собой за истощением того горючего материала, которым оно питается. Есть и еще одно весьма осязательное доказательство материальности и смертности человеческой души: она крепнет и слабеет по мере того, как крепнет и слабеет тело человека если бы она была бессмертной субстанцией, её сила и мощь не зависели бы от строения и состояния тела.
. В чем же тогда непостижимая тайна творения? Чем больше вдумываешься в различные свойства, какими приходится наделять предполагаемое высшее существо, тем более запутываешься в лабиринте явных противоречий. Совсем иначе обстоит дело с системой естественного образования вещей из самой материи, поэтому гораздо проще признать её самое первопричиной всего, что существует. Нет такой силы, которая создавала бы нечто из ничего это означает, что время, место, пространство, протяжение и даже сама материя не могли быть сотворены мнимым богом.

Обращаясь в заключение ко всем народам земли, автор призывает людей забыть распри, объединиться и восстать против общих врагов тирании и суеверий. Даже в одной из мнимо святых книг сказано, что бог свергнет гордых князей с трона и посадит смиренных на их место. Если лишить спесивых тунеядцев обильного питательного сока, доставляемого трудами и усилиями народа, они иссохнут, как засыхают травы и растения, корни которых лишены возможности впитывать соки земли. Равным образом, нужно избавиться от пустых обрядов ложных религий. Есть лишь одна-единсгвенная истинная религия это религия мудрости и чистоты нравов, честности и благопристойности, сердечной искренности и благородства души, решимости окончательно уничтожить тиранию и суеверный культ богов, стремления поддерживать повсюду справедливость и охранять народную свободу, добросовестного труда и благоустроенной жизни всех сообща, взаимной любви друг к другу и нерушимого сохранения мира. Люди обретут счастье, следуя правилам, основам и заповедям этой религии. Они останутся жалкими и несчастными рабами до тех пор, пока будут терпеть господство тиранов и злоупотребления от заблуждения.

15

Приложенные файлы

  • doc 5964158
    Размер файла: 57 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий