Социокультурные ориентиры науки

Т.Ю. Денисова
Наука, общество, цивилизация.
Социокультурные ориентиры науки.

Основной функцией науки является производство теоретического знания о мире. Главными качественными характеристиками научного знания как «продукта» являются его соответствие действительности, т.е. истина, и польза, которую оно приносит обществу. В эпоху преднауки, до XVI-XVII вв., занятия наукой были делом частным, уделом одиночек, которые обходились в процессе научных изысканий собственными ресурсами, а результаты этих изысканий далеко не становились достоянием широкой общественности.
Античные философы считали постыдным получать за свой труд деньги (за исключением софистов, обучавших мудрости за оговоренную плату). Средневековые ученые и богословы, будучи чаще всего монахами и священниками, находились на содержании церкви, заинтересованной в их деятельности. В раннее Новое время богатые и образованные граждане считали занятия наукой чем-то вроде модной интеллектуальной игры, приятного времяпровождения. Признаком хорошего тона считалось иметь дома телескоп, и развлекать гостей, помимо карточной игры, наблюдением за звездным небом.
Рождение экспериментальной науки в XVI-XVII вв. потребовало немалых затрат на научные исследования, которые были не под силу отдельному любознательному энтузиасту. Науке были необходимы ученые-профессионалы, причем в большом количестве, ассистенты, оборудование и помещения для лабораторий, музеи, библиотеки, научные журналы. Наука становится особой областью интеллектуальной деятельности, которая уже не может существовать как частное дело любителей-одиночек. Ей необходима разнообразная поддержка со стороны общества и государства, которую она может получить, если только даст обществу что-то взамен, послужит общественной пользе. Так, помимо бескорыстного служения истине, у науки появляется еще один ориентир – общественные потребности. Так наука постепенно превратилась в социокультурный феномен, более того – в социальный институт. По утверждению А.С. Кармина, «чистая истина» остается внутринаучной ценностью, но право ученого на стремление к ней обосновывается вненаучной, общественной ценностью полезных результатов, которые может дать познание истины.
В классический период развития науки ученые считают практическое применение результатов своих исследований желательным, но не обязательным. Однако чем больше наука обнаруживает свою способность быть полезной для развития техники, производства, экономики общества в целом, тем больше заинтересованности в ее поддержке проявляют как государство, так и отдельные предприниматели. Причем прикладные разработки интересуют их гораздо больше, чем фундаментальная наука, и соответственно, получают более щедрую поддержку. Если в сознании научного сообщества главным ориентиром науки должны быть поиски истины, а польза – «побочное следствие» этого поиска, то в общественном сознании все наоборот: главное – это польза. В этом принципиальном расхождении – причина напряженности между обществом и наукой (конфликт между ожиданиями и требованиями общества и возможностями и собственной логикой развития науки), а также источник конфликта внутри самого научного сообщества. Мотивы занятиями наукой среди ученых неодинаковы: одними движут идеалы бескорыстного служения «чистой истине», а другими – не менее благородные мотивы служения благу общества, пользе. (Хотя, к сожалению, встречаются и куда менее возвышенные мотивы, среди которых – честолюбие, желание карьеры, славы, высокого заработка.)
Интересы науки и общества порой не так легко согласовать. Как отмечал еще Ф.Бэкон в работе «Новый органон», «развитие наук и вознаграждение зависят не от одних и тех же людей. Ведь приращение наук совершается, как бы то ни было, большими талантами, а плата и вознаграждение за науки зависят от толпы или от знатных мужей, которые за редкими исключениями едва достигли средней учености. Мало того, успехи этого рода лишены не только не только вознаграждения и благоволения людей, но даже и народной похвалы. Ибо они лежат выше понимания преобладающей части людей, и ветер общего мнения легко опрокидывает и погашает их».
В настоящее время финансирование науки распределяется между фундаментальными исследованиями, прикладными исследованиями и разработками в пропорции 1:10:100 соответственно. Примерно в той же пропорции находится и численность кадров науки, занятых в этих областях. Это значит, что основная масса научных сотрудников и львиная доля средств на науку сосредоточены на утилитарном направлении ее развития. Это значит, что в социокультурной ориентации науки принцип «служения пользе» имеет приоритет над «служением истине».
Автономия науки или социальный контроль
По вопросу об отношениях науки и общества, их взаимодействии и взаимозависимости существует две крайних позиции: принцип автономии науки и принцип социального контроля научной деятельности.
Превращение науки из «любительского» занятия в сферу общественно полезной деятельности имело следствием серьезные проблемы. Поскольку научные исследования финансирует общество, выбор тематики, приоритетных направлений исследований и оценка научного труда начал происходить соответственно «социальному заказу», а это значит, в числе прочего, что вся система научного развития вышла из-под контроля самих ученых и была поставлена под контроль неспециалистов (может быть, хороших чиновников, администраторов, бизнесменов, политиков, но не ученых). Ученые, таким образом, попали в положение наемников-профессионалов, которые делают, что прикажут.
В связи с этим в научном сообществе получает широкое признание принцип автономии науки. Сторонники этого принципа подчеркивают, что наука имеет собственную логику развития, и только специалисты, ученые-профессионалы, могут правильно определить наиболее важные и перспективные направления ее развития. Поэтому общество не должно вмешиваться во внутренние дела науки, а ученым надо предоставить свободу исследовательской деятельности, возможность выбирать приоритетные направления для разработки и расходования средств.
В противовес данному принципу выдвинут принцип необходимости социального контроля науки со стороны общества. Он обосновывается тем, что если наука станет внутренним делом ученым, или как в шутку известный физик Л. А. Арцимович, «способом удовлетворить собственное любопытство за казенный счет», ученые вообще забудут об общественной пользе, а наука превратится в подобие секты. Главный аргумент сторонников принципа социального контроля таков: раз уж общество содержит науку, оно имеет право контролировать ее развитие.
Кроме того, дифференциация науки делает ученых узкими специалистами, которые, будучи знатоками в своей области, не могут в должной мере оценить общественные потребности и задачи. Поэтому необходимо, чтобы общество через систему «социального заказа» направляло усилия ученых на решение наиболее важных для общества задач.
Другим дискутируемым вопросом, помимо вопроса о том, кто отвечает за выбор направления исследований, является вопрос о том, могут ли ученые пользоваться абсолютной свободой при выборе средств и способов исследований, или эта свобода должна как-то ограничиваться обществом. В защиту второй позиции чаще всего звучат следующие аргументы:
в науке должны быть запрещены антигуманные и противоречащие нравственным нормам средства и методы исследований, исследования, последствия которых могут нести угрозу существованию человечества, которые способны повлечь экологические, социальные, генетические катастрофы.
Поскольку именно общество оплачивает научные изыскания, оно не может позволить тратить эти весьма немалые средства ради удовлетворения чистой любознательности.
Называется ряд областей, в которых предлагается вообще прекратить исследования. Среди них: поиски контактов с внеземными цивилизациями (поскольку, во-первых, в этом нет прямой необходимости, во-вторых, вступление в контакт с более высокоразвитой цивилизацией может нести угрозу человеческой культуре, в-третьих, слишком часто исследования в данной области связываются с мошенничеством и фальсификациями); исследования в области проблемы продления жизни, поскольку это может привести к значительному постарению населения планеты и ее перенаселенности; эксперименты в области генетики и биоинженерии, поскольку результаты трудно предвидеть, а они могут оказаться чрезвычайно опасными и необратимыми.
Однако здесь тоже не все так просто. Именно малопредсказуемость фундаментальных исследований в различных областях не позволяет налагать на них категорический запрет – а вдруг именно открытия в этих сферах откроют новые перспективы в судьбе человечества, принесут избавление от старых проблем? Поэтому в каждом случае требуется детальное обсуждение вопроса профессионалами.
Проблема социальной ответственности ученого. Наука в действительности никогда не была абсолютно автономной и свободной по отношению к обществу. Уже в эпоху античности, когда наука еще не выделилась из философии, ученые находились под давлением культурных традиций и социальных установок. Общество следило за их лояльностью по отношению к властям и религии. Известно, что Афинах, образцовом государстве античной демократии, за нетрадиционные взгляды на мироустройство и общество были осуждены Народным собранием философы Анаксагор и Сократ – первый на изгнание, второй на смерть.
Анаксагор, стараясь объяснять естественными причинами такие явления, как солнечное и лунное затмение, землетрясения и. т. п., навлёк на себя обвинение в оскорблении богов. Его судили и приговорили к смерти, от которой спасло его только красноречие Перикла, благодаря которому смертный приговор заменён был изгнанием. Сократу было предъявлено обвинение в том, что «он не чтит богов, которых чтит город, а вводит новые божества, и повинен в том, что развращает юношество». Как свободный афинский гражданин, не был подвергнут казни, а сам принял яд.
В эпоху средневековья церковь жестоко преследовала ученых, чьи открытия расходились с признаваемыми церковью догмами. В эпоху Возрождения под запретом было вскрытие трупов медиками, в XIX в. возмущение вызывала теория происхождения видов Ч. Дарвина. В XX в в Советском Союзе генетика, кибернетика были объявлены «буржуазными» науками.
Начиная с эпохи Возрождения происходят поиски выхода в сложившемся противоречии – как науке развиваться, не вступая в конфликт с обществом. Наиболее напряженными были отношения науки с государственной властью, религий и сферой этики. Выход был найден в принципе нейтрализма, который был зафиксирован в Уставе Лондонского королевского общества, существующего с 1660 г. Согласно этому принципу наука не должна вмешиваться в политику, религию и этику.
В дальнейшем, когда престиж науки в обществе поднялся, а масштабы последствий внедрения научных открытий и связанных с ними технических изобретений возросли многократно, в научном сообществе сформировалось две позиции.
Одна из них продолжила придерживаться принципа нейтрализма, считая, что проблемы собственно научные необходимо четко отделять от проблем идеологии политики, религии, нравственности. Дело ученого – открывать, изучать, разрабатывать, проектировать, а каково будет практическое воплощение его исследований – вопрос, выходящий за пределы науки, и ответственность за последствия внедрения его открытий лежит на тех, кто будет принимать решение по этому вопросу.
Вторая позиция связана с выдвижением принципа социальной ответственности ученого. Согласно этому принципу ученый несет ответственность перед обществом не только за направление своих исследований и избранные им методы, но и, прежде всего, – за их результаты и последствия. Если наука ставит себе в заслугу пользу своих открытий, то она должна поставить себе в вину вред, который может исходить из них. Вопрос о социальной ответственности был осознан в полном масштабе с созданием оружия массового уничтожения – водородной и атомной бомбы и предложен для обсуждения, в частности выдающимся отечественным ученым, создателем водородной бомбы, А.Д. Сахаровым. В настоящее время актуальность этого вопроса несомненна, и он поднимается всякий раз, когда становится очевидной опасность разработок в какой-либо научной области.
Социальная ответственность ученого дополняет, а при необходимости и замещает социальный контроль в тех случаях, когда общество не может его наладить должным образом. Социальная ответственность ученого может стать и противовесом позиции государства и общества, когда они монополизируют право контроля над наукой, пользуются им неразумно или в антигуманных целях.

Рекомендуемая литература.

Канке В.А. Основные философские направления и концепции науки. Итоги ХХ столетия. – М.: Логос, 2000.
Кармин А.С. Бернацкий Г.Г. Философия. – СПб.: Питер, 2007.
Кохановский В.П., Пржиленский В.И., Сергодеева Е.А. Философия науки. – М.: ИКЦ «МарТ», 2006.
Философия науки в вопросах и ответах / Кохановский В.П. и др. – Ростов н/Д: Феникс, 2006.
Липский Б.И. Практическая природа истины. – Л.: Логос, 1988.
Ушаков Е.В. Введение в философию и методологию науки. – М.: Экзамен, 2005.

 Кармин А.С. Бернацкий Г.Г. Философия. – СПб.: Питер, 2007. - С.466.
 Цит. по: Кармин А.С. Бернацкий Г.Г. Философия. – СПб.: Питер, 2007. - С. 467.












Приложенные файлы

  • doc 6421479
    Размер файла: 56 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий