Фалик Белые метели

Юрий Александрович Фалик родился 30 июля 1936 года в Одессе, в весёлом, ярком, нарядном и вольном в своих обычаях городе на Чёрном море. Музыкальный город – процветают все жанры: и песня, и опера, и оперетта, и джаз, и квартетная музыка. Будущий композитор родился в семье музыканта оперного оркестра. Самостоятельное музицирование началось необычно: не с игры на рояле или скрипке, а с пробы всех бывших в доме ударных инструментов. Фалику не было ещё и пяти лет, когда началась Великая Отечественная война, а с нею кончилось и детство.

После войны в 1945 году Фалик поступил в музыкальную школу - десятилетку П.С. Столярского. С первых лет профессиональных занятий его отличает широкий круг музыкальных интересов. Он не принадлежал к числу виртуозов – вундеркиндов. Кроме сочинения композитора привлекает игра в ансамбле, оркестре. По-прежнему, как и в детстве, он любит оперу, теперь уже гораздо осознаннее.

В 1960 году Юрий Фалик оканчивает Ленинградскую консерваторию как виолончелист и сразу же поступает в аспирантуру. В июле 1962 года он принимает участие в международном конкурсе виолончелистов в Хельсинки, где завоевал первое место и получил золотую медаль.

До 1968 года в творчестве Фалика господствующее положение занимала инструментальная музыка, если не считать юношеские хоры и вокальный цикл «Песни мира» (1961год). В конце 60-х годов наряду с инструментальной музыкой значительное место заняла и вокальная, прежде всего хоры a capella. Собственно, к этому роду музыки он «подбирался» давно. Хор ему близок ещё и потому что его жена Валентина Александровна по специальности дирижёр хора. Первым зрелым опытом в хоровом жанре был «Триптих» на слова В. Солодкина (1968 г). За ним последовали «Осенние песни» (1970 г), «Два сольфеджио», «Незнакомка» (1974 г), «Cant vivat» (1974 г), «Лира» (1975 г), «Зимние песни» (1975 г), «Эстонские акварели» (1976 г) и, наконец «Поэзия Игоря Северянина» (концерт для хора без сопровождения, 1979 г).

Во всех этих произведениях ясно просматривается свой самобытный хоровой почерк, свой подход к хоровой фактуре. Музыкальный язык хоров вполне современный, это язык, на котором Фалик говорит во всех своих произведениях. Несомненно, эти хоры достаточно сложны для исполнения, но удобны и задуманное композитором реализуется сполна, так как отвечает природе хорового пения.

В «Зимних песнях» Фалик использует стихотворения современных поэтов, в том числе на стихи Жигулина.

Жигулин Анатолий Владимирович (1 января 1930, село Подгорное Воронежской области 6 августа 2000, Москва), советский российский поэт и прозаик.

Отец будущего поэта В. Ф. Жигулин был выходцем из крестьян, работал почтовым служащим. Мать Е. М. Раевская, правнучка поэта-декабриста Владимира Раевского. Происходившая из дворянской семьи мать Анатолия Жигулина была женщиной образованной и любившей поэзию. Она часто читала детям стихи, пела им песни.

В доме деда в Воронеже, где семья жила с 1937 года, уцелела библиотека семьи Раевских, в том числе и фамильные альбомы нескольких поколений. По малолетству Анатолий полной чашей испил голод и лишения войны и жизнь в полуразрушенном городе в послевоенное время. Позднее тема родного города, детства и войны отчётливо зазвучит в творчестве Жигулина.

В старших классах Анатолий начинает писать стихи, пока, в основном, это изложенные в стихах школьные сочинения. Но постепенно его строки набирают силу, и весной 1949 в воронежской газете появляется первая публикация. Толе Жигулину 19 лет, и он собирается поступить в лесотехнический институт, отлично учившийся юноша, любил и технику и природу.

В 1947 году в Воронеже, школьниками, была создана подпольная антисталинская организация Коммунистическая Партия Молодёжи, куда в качестве члена бюро вступил в 1948 и Толя. Хорошо законспирированная организация насчитывала около 60 человек, однако в сентябре 1949, когда члены КПМ из школьников превратились в студентов, начались аресты. В июне 1950-го решением Особого совещания Жигулин был осуждён к 10-ти годам лагерей строгого режима. Пребывание в тюрьме во время предварительного следствия, жизнь в тайшетском лагере и на Колыме подробно описаны в широко известной повести Жигулина «Чёрные камни» (1988) и в его многочисленных стихах.

В 1954 Жигулин был освобожден по амнистии, а в 1956 полностью реабилитирован. В 1960 он окончил Воронежский лесотехнический институт. В 1959 вышла первая, тоненькая книжка стихов Жигулина «Огни моего города. В этом же году Жигулин поступил на Высшие литературные курсы и переселился в Москву став профессиональным литератором.

С этого времени Жигулин жил в Москве и вёл жизнь профессионального литератора. В 1964 в Воронеже вышла книжка стихов Жигулина «Память» (1964), вызвавшая восторженный отклик со стороны прессы. Важной вехой в жизни поэта стало его знакомство в 1961 с Твардовским. Следует отметить большое влияние на поэзию Жигулина наряду с творчеством Кольцова, Клюева и Есенина творчества Твардовского.

С середины 1960-х годов в русле традиции «крестьянской» поэзии (С.А. Есенина и др.) появляются лирико-философские стихи Жигулина, вдохновленные среднерусской природой, ясные и сдержанные, проникнутые светлой печалью осознания быстротечности и хрупкости бытия.

Жигулин занимался стихотворными переводами, писал эссе.

В Латвии, в Риге большой интерес к хоровой музыке Фалика проявил ансамбль «Ave sol», блестяще исполнивший «Осенние песни». Специально для этого коллектива был написан хоровой цикл «Зимние песни».

Хоровой цикл «Зимние песни» был написан в 1975году. В цикле три произведения: «Белые метели», «Зимняя ночь» и «оттепель». Прежде всего, это пейзажи. Смена явлений при
·роды (метель, пурга, оттепель) уподобляется смене жизненных коллизий.
Фалик использует не полное стихотворение Жигулина.

Вот уж белыми метелями
Забинтована земля.
И снегами беспредельными
Тихо светятся поля.

Вот уж дымными полотнами
Укрывается зоря,
Над равнинами холодными
Красным золотом горя.

В эти дни невероятные,
Что проносятся звеня,
Всё яснее, всё понятнее,
Всё доступней для меня.

И когда от снега хрусткого
Свет струится по меже,
Нету злого, нету грустного,
Нету горького в душе.

Пусть бросают нас любимые,
Пусть года уже не те,
Всё приличней, всё терпимее
В этой звонкой чистоте.

В стихотворении А. Жигулина «Белые метели» в центре внимания спокойный и светлый зимний пейзаж. С ним связанно скорее мудрое спокойствие души героя. Здесь он будто вспоминает о пережитом ранее. Пройдя какое-то испытание, герой сохранил достоинство, смог простить обиду и предательство и отпустить свою боль.
У Фалика состояние героя более болезненно, в то же время он находит в себе силы для возрождения. Здесь мы видим, как герой меняется у нас на глазах. Он переживает свои разочарования и находит утешение в природе.

Музыкально – теоретический разбор

«Белые метели» - это хоровая миниатюра, написанная для 4-х голосного смешенного хора с дивизии в партиях альтов и басов. Миниатюра написана в строфической форме, с элементами 3-х частности и использованием зеркальной репризы.
1 часть включает в себя три музыкальных строфы, соответствующих 3 строфам литературного текста. 2 часть – это одна строфа литературного текста. И 3 часть – зеркальная реприза с расширением. В этой части композитор использует повтор последней строки литературного текста («нету грустного в душе»).

Основная идея этой миниатюры заключается в том, что излечить человеческую душу способны только прощение, любовь к жизни и природе. Образ белой метели это образ «целителя». Герой любуется белоснежным зимним пейзажем, и понимает, что все его душевные переживания пройдут, и природа поможет их пережить.

Автор в данном произведении указывает темп allegretto (умеренно быстро). На протяжении всего произведения размер меняется несколько раз: 11/8 (1т), 5/4 (2т), 11/8 (с 3 по 5т), 5/4 (6 т), 11/8 (с 7 по 9т), 5/4 (10т), 11/8 (с 11 по 15т), 7/8 (16т), ѕ (17т), 11/8 (18т), 5/4 (19т), 11/8 (c 20 по 22т), 5/4 (23т), 11/8 (с 24 по 35 т), 5/4 (26т), 4/4 (с 27 по 30т). Столь частая смена темпа говорит нам о том, что Фалик, сочиняя это произведение, отталкивался от слов.
Динамическая шкала партитуры достаточно разнообразна – от очень тихой звучности (PP) до порывистого громкого звучания (sub ff). Помимо стабильных, в произведении выставлен ряд динамических оттенков таких, как crescendo и diminuendo внутри построений. В партитуре используется разные виды звуковедения: от начала произведения и до 25 такта подразумевается звуковедение – legato, а с 26 такта – staccato. Всё это создаёт ранимое, чуткое, хрупкое настроение.
Мелодия в этом произведении очень прихотлива. Автор использует большое количество хроматических звуков, что помогает создать образ метели. Композитор выбирает основные тоны, вокруг которых выстраивается мелодия голосов. Он не привязывается к определённой тональности, при ключе знаки не выставлены, это даёт ему возможность гибкой модуляции в любую тональность. А интонации нисходящих малых секунд, символизируют стон, боль, душа ещё болит, плачет.
Опираясь на слова, Фалик использует одну и ту же ритмоформулу, иногда с небольшими изменениями. Это создаёт ощущение постоянного течения времени, и цикличности природы: за зимой приходит лето, за горем – радость, за разочарованием – надежда. Автор выбирает смешанный тип письма, сочетая важность мелодической линий с элементами гармонического изложения в окончании строфы.
Первая часть (с 1 по 12т) включает в себя 3 строфы (периода) повторного строения. Первую строфу (период) исполняет мужской хор, что придаёт музыке сосредоточенность и, возможно, некую суровость. Во второй строфе вступает женский хор, тема проводится в партиях сопрано и тенора. Движение параллельными октавами создаёт ощущения пространства, зимнего воздуха. С подключением голосов фактура уплотняется. Третья строфа звучит ярче, динамика усиливается, она подготавливает вторую часть произведения.
Вторая часть – динамическая кульминация всего произведения. Внезапное форте, дивизии в партиях альтов и басов, гомофонно-гармонический склад, повышение тесситуры, сочетание в аккордах разных тональностей, движение секстаккордами – это крик отчаяния, который растворяется в тишине.

Третья часть – это успокоение после всего пережитого. Возвращается материал с начала 3, потом 1 строфы 1 части (динамическая зеркальная реприза). Динамика постепенно уменьшается, композитор всё фактуру сворачивает в септиму. Фалик уравновешивает форму расширением (последние 5 тактов)- это смысловая кульминация произведения. На фоне выдержанной септимы в мужском хоре, звучат имитации в штрихе стаккато в женском хоре, изображая падающие хрусталики снега. В последнем созвучии произведения сочетаются звуки трезвучий D-dur, A-dur и E-dur. Звуки кластера – это как будто свет, отражающийся от снега.

Вокально-хоровой анализ

Основная трудность этого произведения заключается в интонировании хроматизмов и движение чистыми интервалами. Следует обратить внимание на длинные выдержанные звуки и единовременный выход из этих звуков. На первом этапе возможна проблема ритмического ансамбля, так как размер часто меняется и в основном он не симметричен.
Общий диапазон хоровой партитуры –

Диапазон партии сопрано –

Диапазон партии альтов –

Диапазон партии теноров –

Диапазон партии басов –













Приложенные файлы

  • doc 5810262
    Размер файла: 56 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий