Фуллер_Тезисы


ЛОН ЛЬЮИС (Лувуа) ФУЛЛЕР
Видный представитель гарвардской школы права, один из современных сторонников теории естественного права Лон Льюис (Лувуа) Фуллер (1902 - 1978) — выдающийся философ права, автор «The Morality of Law» («Мораль права» (1964)).
Фуллер в течение длительного времени был профессором права Гарвардского университета, в американском праве он известен своим творчеством в области договорного права. Его дискуссия с Г.Л.А. Хартом в Harvard Law Review была чрезвычайно важной для оформления современных противоречий между правовым позитивизмом и естественным правом. Дискуссии, которые развернулись в конце 50-х гг. XX в. на страницах Harvard Law Review между двумя выдающимися философами права, представляющими различные, а во многом антагонистические юридические направления, оказали сильное влияние не только на развитие англо-американской философии права, но и теории права в целом.
Харт в своей Холмсовской лекции, прочитанной в Гарвардской школе права в апреле 1957 года, отправил в отставку традиции естественного права.
Фуллер воспринял близко к сердцу лекцию Харта. Это событие помогло Фуллеру чётко сформулировать и аргументировать отличительные положения естественного права.
Тем не менее, Фуллер соглашается с тем, что критики теории естественного права справедливо указывают на то, что отдельные правила, даже если они глубоко аморальны, все равно могут являться законами. Но могут ли они оставаться законами, будучи частью правовой системы, которая вся целиком глубоко аморальна? Фуллер отвечает, что нет. Аморальная правовая система перестанет быть правовой системой, потому что она перестанет быть системой правил.
Фуллер предпринял попытку показать, что к идее естественного права (то есть необходимой связи между правом и моралью) ведут два важных постулата:
теория права должна, прежде всего, рассматривать правовые системы, а не отдельные законы;
правовые системы могут рассматриваться как системы правил.

ПРОЦЕДУРНАЯ ТЕОРИЯ ПРАВА ФУЛЛЕРА
Концепция права Л. Фуллера была разработана ученым в результате применения метода, в значительной степени опирающегося на дедуктивные умозаключения, что является одной из отличительных черт естественно-правовых концепций. При интерпретации и критике концепции права Л. Фуллера необходимо учитывать аксиологические (ценностные) посылки, такие как:
- приоритет свободы как условия справедливости,
- приоритет «горизонтальных» отношений над «вертикальными»,
- коммуникация как способ самой жизни,
- приоритет «греческой» этики и представление о «социальной миссии» науки.
Ценностные предпочтения Л. Фуллера отсылают к образу «хорошего человека» как разумного социального деятеля, наделенного свободой и ответственностью.
Наука права как изучает, так и конструирует объект изучения.
I. Одна из основных методологических предпосылок концепции права Л. Фуллера - представление о том, что в случае с объектами, конструируемыми человеком, «сущее» и «должное» составляют две грани одной и той же реальности, по крайней мере, на уровне научного анализа.
Правильное понимание взглядов ученого предполагает реконструкцию его идей о фактах и артефактах. В отличие от фактов, артефакты (т.е. искусственные факты) создаются человеком. При этом они создаются для того, чтобы использоваться с определенной целью.
Пример:
Набор деталей есть парогенератор (сущее) только в том случае, если он способен служить цели генерировать пар (должное).
В отличие от «обычных» артефактов (таких как, пользуясь примером Л. Фуллера, парогенератор), право создается и поддерживается в ходе взаимодействия между разумными социальными агентами, наделенными свободой и ответственностью. Вступая во взаимодействие по поводу права люди должны соотносить свое поведение с поведением других и следовать определенным этическим стандартам.
Право - это особый артефакт, который принадлежит к социальному миру.
Социальное взаимодействие есть право только в том случае, если оно способно служить цели приведения поведения людей в согласие с общими нормами.
Подытожим вышесказанное и сделаем первый вывод (посылку):
Факты существуют независимо от желания человека. Артефакты же создаются человеком с вполне определенной целью, поэтому в артефактах «сущее» и «должное» сливаются как элементы одной «интегральной реальности». Правовая норма, естественно, является артефактом. Поэтому, чтобы ответить на вопрос, является ли данная норма правовой, надо знать, какой она должна быть. Далеко не все, что исходит от законодателей, может считаться правом. Чтобы определить, является ли норма, созданная законодателем, правовой, следует определить,
во-первых, содержит ли данная норма субстанционную цель,
во-вторых, предлагает ли она соответствующие средства.
В случае отрицательного ответа норма права определяется как мнимая.
II. Фуллер предлагает принципиально иной взгляд на право.
Прежде всего исходным элементом и главным объектом исследования является не норма права, не правовая система, а правовое отношение или, следуя терминологии самого Фуллера, различные формы юридических процессов и процедур. Сюда включаются отношения возникающие на основе обычая, договоров, судебных, посреднических и управленческих решений, статутного права (законов). Юридическая сила правовых норм и, соответственно, отношений, возникающих на их основе, зависит не столько от легитимности «создателя» нормы, сколько от ее внутреннего морального содержания.
Право, согласно Фуллеру, и в целом, как социальное явление, и в различных формах его выражения, и в каждой конкретной норме, сущностно целеположено. Правовая норма должна содержать в себе интеллигибельную цель (или отражать ее) и указывать на средства ее достижения.
Фуллер различает подразумеваемое, имплицитное право (implicit law) и созданное право (made law). 
Имплицитное право включает обычаи и другие способы нормативной регуляции человеческих отношений, часто не имеющие вербального (словестного) выражения.
Созданное право состоит из внешне выраженных точных правил. Оно содержит статуты, нормы контрактов и т. д. Статуты создаются исключительно государственными органами, а нормы контрактов могут создаваться и государственными и негосударственными органами, а также частными лицами. И имплицитное и эксплицитное право целеположено, ибо сущностное значение правовой нормы лежит в цели или в совокупности целей. При толковании и последующем применении нормы права следует учитывать ту цель, которая сущностна для нее. Поэтому право как сущее неотделимо от права как должного.
Особенность методологического подхода Фуллера состоит в понимании цели юридического знания.
Не только отдельные нормы права, но и целые отрасли имеют определенные цели.
Например: Цель конституционного права заключается в воплощении и применении основных организационных принципов государства. Это общедемократические принципы, способы против злоупотребления властью, принципы правления права, требования должной процедуры и т. д. Конституционное право создает общие возможности для нормального функционирования всех остальных отраслей правя. Кроме того, оно определяет цели, которые могут достигаться посредством права. Поэтому конституционное право рассматривается им как базисная отрасль, без осознания принципов которой вообще невозможно понимание сути права. В конституционном праве задаются глобальные цели всей правовой системы. Но вместе с тем не любая норма, в том числе и конституционного права, может быть отнесена собственно к правовой.
Нормы права имеют целевой и инструментальных характер, который проявляется в процедурах применения права.
Норма права должна содержать некоторую цель («должное») и определять средства ее достижения.
Таким образом, право представляет собой целевую деятельность, направленную на подчинение людей руководству и контролю с помощью общих правовых норм.
Наличие цели придает ценность и всей правовой системе, которая определяется Фуллером как целеположенная человеческая деятельность, направляемая и контролируемая общими правилами.
Итак, направлять и контролировать человеческую деятельность — это генеральная цель правовой системы. Но при этом Фуллер формулирует и другие, более конкретные частные цели. Он называет их процедурными или процессуальными и полагает, что без их реализации правовая система не может существовать и достигать своей генеральной цели. Все разновидности статутного права должны отвечать следующим требованиям:
они должны носить общий характер;
быть обнародованными:
не иметь обратной силы;
быть ясными, свободными от противоречий, достаточно стабильными;
не требовать невозможного,
реализация их должна соответствовать содержанию, т. е. целям и средствам, заложенным в данной норме.
Все это требования инструментальной концепции права.
Фуллер полагает, что эти процедурные цели-принципы выполняют роль ограничителя по отношению к социальным политическим целям, которые государство может достигать с помощью закона.
Например, опубликование закона заставляет государство само следовать ему; таким образом, закон становится обязательным и по отношению к государственным органам. Процедурные принципы имеют отношение ко всей правовой системе, их реализация достигается в деятельности законодателей, судей, административных и управленческих органов. Однако они не в полной мере затрагивают такие формы права, как обычай, административный акт, нормы контрактного права. Но в целом правовая система должна соответствовать этим принципам, тогда создается режим «процедурной законности».
Если система не отвечает этим требованиям, то можно утверждать, что общество имеет какую-то иную систему государства, но она не будет основана на праве и функционировать в соответствии с правом. 
Норма права, согласно Фуллеру, не может являться способом осуществления политической власти. Фуллер полагает, что категории «цель» и «средство» характеризуют взаимодействие процессов управляемости и приспособляемости в обществе. Тем самым целевой и инструментальный характер правовых норм способствует реализации моделей «должного» развития правовых отношений в фактических социальных отношениях, то есть в правовой сфере нет существенных различий между «сущим» и «должным». Таким образом, правовая система представляет собой взаимодействие процессов правотворчества и правоприменения, в которых проявляется «внутренняя моральность» права.
III. Право - это, прежде всего деятельность профессионалов в области социального конструирования реальности, а поскольку такая деятельность основана на взаимодействии и затрагивает ценности других людей, она неразрывно связана с моралью.
Ключевое понятие концепции права Л. Фуллера - «внутренняя моральность» права. Данное понятие включает такие требования как общий характер правовых норм, их ясность, непротиворечивость и т.п.
При этом требования «внутренней моральности права» применяются к людям, а не к социальным феноменам (явлениям).
Правовая норма как сочетание должной цели и должных средств представляет собой моральную ценность. Однако у Фуллера мораль приобретает специфически юридический характер. Он не считает, что «моральная норма» права в любом случае будет служить благим целям.
На основе процедурного подхода Фуллер обосновывает взаимосвязь юридических форм морали (естественного права) и «процедурной законности». Прежде всего, он проводит различие между «моралью обязанности» и «моралью стремления».
Мораль обязанности предполагает наличие минимальных требований, необходимых для обеспечения социального порядка, за несоблюдение которых субъект подлежит наказаниям.
Мораль стремления характеризует меняющиеся общественные идеалы о хорошей и успешной жизни, о полной реализации человеческих сил. В этом смысле внутренняя моральность права в большей степени есть мораль стремления, но не менее важным условием является и осуществление принципа законности, который отождествляется Фуллером с эффективностью действия законов и легитимностью власти.
В данном случае легитимность – это моральное право на осуществление власти, а эффективность – результат действия легитимного государственного принуждения.
С точки зрения процедурного подхода Фуллера, именно режим процедурной законности позволяет превратить моральные ценности в правовые принципы и правила…. Иными словами, нарушая правовые принципы и нормы, государство неизбежно утрачивает легитимность власти.
На протяжении всей своей жизни Фуллер упорно отстаивал идею, состоящую в том, что принципы законности, взятые в совокупности, представляют из себя моральную ценность.
Государство, пишет Фуллер, принимая закон, как бы говорит гражданам: «Вот правила, которым мы просим вас следовать; если вы будете им подчиняться, то и мы обещаем вам применять эти правила по отношению к вам». Если же законодатель нарушает этот молчаливый договор, то он неизбежно утрачивает легитимность. А она, согласно Фуллеру, также представляет из себя моральную ценность. Действительно, легитимность можно рассматривать как моральное право на власть. Принципы законности Фуллер часто называет принципами правления права, которые определяют способы создания и реализации норм права, прежде всего статутного. Для Фуллера это идентичные понятия. Поэтому его концепцию правления права вполне можно назвать процедурной.
Создание и применение юридических норм неизбежно ограничено некими принципами. В числе их — публичность, ясность и понятность, последовательность, выполнимость. Эти принципы (их можно назвать принципами процедурной корректности) — необходимая предпосылка для существования правовой системы. Если их нет, то нет и права.
Пример по Фуллеру: Государство, где не соблюдались принципы процедурной корректности: нацистская Германия.
В ней власти постоянно принимали законы, имеющие обратную силу. Людей бросали в тюрьмы и концлагеря на основании секретных, никогда не публиковавшихся постановлений, задним числом им продляли сроки заключения, то есть власти и суды постоянно нарушали собственные законы.
Правовая система может допускать в своем составе некоторую процедурную некорректность, но когда вся система основана на секретности и произволе, как это было в нацистской Германии, то это фактически означает, что права в точном смысле слова не существует.
Какое отношение это имеет к естественному праву? Принципы процедурной корректности, по Фуллеру, есть «необходимое условие организации отношений людей друг с другом». Фуллер объясняет, что если мы задумается над такими правилами, как «подходи к одинаковым случаям одинаково», «не меняй правила задним числом», «не держи правила в тайне» и т. д., то увидим, что все это — правила, требующие соблюдения моральных ценностей («справедливости или честности).
Пожалуй, самым ярким примером несправедливости являются случаи, когда наделенное властью лицо, например судья, благосклонно подходит к одной из сторон, в отсутствие каких-либо юридически значимых различий между ними (например, потому что ему просто больше нравится одна из сторон), то есть нарушает принцип «подходи к одинаковым случаям одинаково».
Итак, для того, чтобы правовая система была именно правовой системой (то есть системой правил), большинство ее правил должны удовлетворять моральным стандартам справедливости и честности — таким, как беспристрастность, своевременное уведомление о правилах и т. д. Эти критерии Фуллер называет «внутренней моралью права», или «моралью, которая делает право возможным». Любое право по необходимости морально.
Необходимо учитывать, что «внутренняя мораль права» является только формальной или процедурной, то есть она не накладывает никаких ограничений на содержание юридических правил. Например, ее требования не делают невозможным принятие правила, делающего всех негров рабами (лишь бы об этом было объявлено заранее, рабами сделали бы именно негров, а не белых). Поэтому, как отмечал Харт в своих комментариях к работе Фуллера, моральные критерии Фуллера все равно совместимы с большим количеством несправедливости.
Фуллер, однако, говорит о наличии не только «внутренней», но и «внешней моральности права». Нравственные принципы, принимаемые обществом, лежат в основе правовых институтов, обеспечивают их функционирование. Внешняя и внутренняя моральность взаимосвязаны. Невозможно быть искренне приверженным аморальной правовой системе. Поэтому в долгосрочном плане аморальная правовая система невозможна - она будет противоречить общественной нравственности, не будет иметь поддержки общества и долго не продержится.
IV. Важное место у Фуллера занимает процесс законотворчества. Право, созданное легислатурой, он называет предписывающим. Предписывающее право облегчает, направляет или запрещает те или иные способы поведения. К процессу правотворчества в демократической системе предъявляются следующие требования:
- законодатели избираются должным образом,
- решение принимается большинством голосов и после предварительного обсуждения законопроекта.
Специфика закона заключается в том, что в отличие от норм обычного и контрактного права оно создается не при участии заинтересованных сторон, а третьей стороной, возлагающей обязательства на субъектов права. Но все же отношения, возникающие на основе статутного права, не являются односторонними. Если законодатели следуют принципам законности, т. е. издают ясные, промульгированные законы, они сами накладывают на себя определенные ограничения, и поэтому отношения, возникающие на основе законов, также носят в определенной степени двусторонний характер, связывая и государство и граждан, точно определяя права и обязанности.
Несмотря на то, что за статутным правом стоит сила государства, сфера его влияния ограничена. Многие отношения, считает Фуллер, вообще не могут им регулироваться. Например, семейные отношения, деятельность частных корпораций и т. п. Дело в том, что предписывающее право — слишком грубый инструмент регулирования человеческих отношений, так как оно является внешним по отношению к их участникам. Его главные цели — способствовать обычным, контрактным и другим формам взаимодействия людей, а также обеспечивать социальный контроль через уголовно-правовые нормы.
V. Особое внимание Фуллер уделяет гражданскому судопроизводству, что связано с тем местом, которое занимает суд в системе англо-американского права. Судопроизводство Фуллер определяет как процесс, в рамках которого конфликтующие стороны представляют доказательства своего права третьей беспристрастной стороне, выносящей на основе анализа этих доказательств решение в пользу одной из сторон. В самом широком виде перед судом стоят две задачи: разрешение конкретного спора, возникшего в прошлом, и создание нормы права. Иными словами, решение суда имеет как ретроспективный, так и перспективный характер. Суд создает судейское право, но чтобы создаваемые им нормы были легитимны и моральны, суд обязан строго придерживаться определенных правил:
1. Сторонам должны быть обеспечены равные возможности по предоставлению доказательств и аргументов.
2. В основу решения могут быть положены только те аргументы и доказательства, которые использовались сторонами.
3. Анализируя доказательства и вынося решения, судья должен руководствоваться уже известными сторонам принципами и нормами. В противном случае стороны лишаются возможности предвидеть реакцию судьи на используемые ими доказательства своей правоты.
4. Судья сам не может инициировать судебный процесс.
5. Судья должен быть беспристрастным при рассмотрении спора.
6. Как уже указывалось, решение судьи является ретроспективным, поскольку относится к спору, возникшему в прошлом, и перспективным, поскольку создает норму на будущее. Но — и это очень важно — суд не является законодателем, и сформулированная им норма относится только к сторонам, участвовавшим в процессе.
Фуллер стремится конкретизировать эти правила в смысле легитимности и моральности принимаемых решений. Надо отметить, что четкую границу между легитимностью и моральностью в его теории провести невозможно. Легитимное решение (норма) морально, а моральное легитимно.
ВЫВОДЫ

Ключевое понятие правовой теории Фуллера — правоотношение, или правовые процессы и процедуры: обычная практика, договорные отношения, законодательство (статутное право), судопроизводство, посреднический и управленческий процессы. В рамках этих процессов и процедур право создается, реализуется и изменяется. В широком социальном смысле они выступают как пути и средства достижения тех или иных целей, а в строго юридическом — как комплекс целей и средств, внутренне присущих праву.
Для того чтобы норма могла называться правовой, согласно Фуллеру, недостаточно ее эффективности в смысле достижения внешних социальных целей: уменьшения преступности, укрепления семьи и т. п. Должны обеспечиваться внутренние цели права, присущие праву как таковому и отличающие его от прочих социальных норм.
Внутренние цели права одновременно являются и моральными целями.
На этой основе Фуллер разрабатывает концепцию легитимности правового порядка. Наиболее распространенной точкой зрения является определение легитимности нормы через легитимность ее источника.
Итак, у Фуллера вопрос о том, каким же должно быть «хорошее право» в смысле его социально-политического содержания, остается открытым. Но поиск критерия «хорошего» права продолжается и, видимо, будет продолжаться всегда, до тех пор пока будут существовать право и правоведение.
Таким образом, процедурная (процессуальная) концепция естественного права Л. Фуллера, несмотря на влияние классической традиции, сохраняет неизменными отдельные положения правового позитивизма и тезис разделения права и морали. В конечном итоге современные концепции естественного права, в том числе концепция Фуллера, в значительной степени решают практическую задачу построения справедливого общества на основе социально ориентированного распределения общественных благ, что, безусловно, отсутствовало в классической традиции изучения естественного права.

Приложенные файлы

  • docx 8135432
    Размер файла: 55 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий