Житие и хождение игумена Даниила из Русской зем..

Житие и хождение игумена Даниила из Русской земли
XII в.
Игумен Даниил из Русской земли захотел увидеть город Иерусалим и всю Святую землю. Дошёл он до Иерусалима, обошёл землю Галилейскую и решил описать всё, что видел. Он надеялся, что многие, прочитав об этом, потянутся «душею и мыслию» ко святым местам.
Придя в Иерусалим, Даниил шестнадцать месяцев прожил в монастыре святого Саввы. Все свои деньги он отдавал провожатым, которые показывали ему святые места. К счастью, Даниил встретил в лавре некоего старца, который согласился водить его по всей Святой земле. Игумен ехал в Иерусалим через Царьград. Оттуда его путь лежал в Эфес, где находится гроб Иоанна Богослова, а также мощи семи отроков эфесских и многих других святых. В стороне, далеко в море остров Патм, где Иоанн Богослов написал Евангелие. Дорога шла через остров Род, где добывается чёрное благовоние под названием гомфит. Побывал игумен и на большом острове Крит, где царица Елена поставила кипарисный крест. На этом острове собирают ладан.
Последние вёрсты по дороге к Иерусалиму особенно трудно преодолеть: здесь велика опасность нападения сарацинов. А когда наконец открывается вид на Иерусалим, все христиане льют слёзы радости. В Иерусалимской церкви Воскресения находится Гроб Господень. Это маленькая пещерка, где лежало тело Иисуса Христа Недалеко оттуда и темница, куда посадили Христа перед казнью, и Голгофа, где его распяли. В Иерусалиме много мест, которые напоминают о Ветхом Завете: жертвенник Авраама, столп, где пророк Давид написал Псалтирь, дом Урии. Есть там и двор Иуды, который всё стоит пустым, ибо никто не решается там поселиться. Неподалёку Овчая купель, где Христос исцелил расслабленного.
В Иерусалиме стоит и церковь Святая Святых. На этом месте Иаков боролся с ангелом и видел во сне лестницу, ведущую на небо. И пророк Давид здесь видел ангела. Старая церковь Святая Святых разрушена, а эта построена начальником сарацинским по имени Амор. Там же, рядом, дом Соломона.
Село Вифания находится за две версты от Иерусалима. В нем Христос воскресил Лазаря. Село Гефсимания тоже близко от Иерусалима. В нём находится гроб Богородицы. Это небольшая пещерка. Над ней была построена церковь, но её разорили мусульмане. Неподалёку оттуда пещера, где был предан Христос, и сад, где он молился перед казнью. По дороге оттуда к Елеонской горе находится пещера, где Христос научил апостолов молитве «Отче наш». С Елеонской горы Христос вознёсся; теперь на этой горе есть как бы каменный круглый двор, посредине «теремок» без верха, а в нём тот самый камень, с которого вознёсся Христос.
Сам же Иерусалим город большой и крепкий. Вокруг него горы и ущелья. Место это безводное, так что все люди и животные пьют дождевую воду. Хлеба хорошие родятся там без дождя и много полезных деревьев растёт. Путь от Иерусалима к Иордану «тяжек велми и страшен и безводен». Тут высокие горы и много разбойников. А неподалёку Содомское море.
На Иордане, на том самом месте, где Иоанн Креститель крестил Христа, построен небольшой алтарь и свод. Вода Иордана мутная и вкусная для питья. Рядом то место, где Илья-пророк вознёсся в небо на колеснице огненной. Сохранилась пещера Иоанна Крестителя, а также пещера пророка Илии.
Игумену Даниилу удалось трижды побывать на Иордане, в том числе в день великого водоосвящения. В этот день множество народу приходит на Иордан. Все поют молитвы, а в полночь купаются в реке. Оттуда несколько вёрст до города Иерихона и горы Гаваонской, которые связаны с именем Иисуса Навина. В той же горе есть пещера, где Христос сорок дней постился.

От Иерусалима до Феодосиева монастыря шесть вёрст, а оттуда шесть вёрст до монастыря святого Саввы. Лавра эта удивительно устроена. Раньше там протекал глубокий поток с высокими и скалистыми берегами. Поток обезводел, а на обрывах лепятся монашеские кельи. В лавре много мощей великих святых. Рядом с лаврой высокие скалы, где водятся дикие звери, и Содомское море, в котором нет ничего живого, ибо под ним место мучений.
Вне городской стены гора Сионская, где был дом Иоанна Богослова, в котором Христос вечерял с учениками. На этом месте построена церковь. В этой же церкви комната, где преставилась Богородица. Неподалёку дом Каиафин, где Петр отрёкся от Христа. Под горой село Скудельничье, которое купили на полученные за Христа тридцать сребреников. В шести верстах от Иерусалима Вифлеем. Там, в пещере, Богородица родила Христа. Над этой пещерой выстроена большая Церковь. Там находятся ясли, в которые положили младенца Христа. Рядом место, где ангелы благовестили пастухам о Рождестве.
К югу от Вифлеема находятся Хеврон и Мамврийский дуб. Места эти опасны для проезжающих, но у игумена Даниила были хорошие попутчики, и все вместе прошли страшные места благополучно. Мамврийский дуб красив и раскидист. Под этим дубом обедала Святая Троица, придя к патриарху Аврааму. А Хеврон это Земля Обетованная. Она очень плодородна. Здесь находится Сугубая пещера. В ней лежат тела ветхозаветных праведников.
Сохранился каменный столп, в который превратилась жена Лота. Столп этот стоит на взгории. А до места, где был Содом, игумен Даниил так и не дошёл. Это место опасно, и оттуда исходит смрад, от которого можно даже заболеть. Вместе со своими попутчиками Даниил вернулся в Иерусалим. Возле Иерусалима известно место, где Давид убил Голиафа. А к западу от Иерусалима находится дом Захарии, отца Иоанна Крестителя. Полверсты оттуда до той горы, где пряталась Елисавета с младенцем Иоанном, спасаясь от воинов Ирода. Ещё западнее село Ельмаус, по пути в которое воскресший Христос явился ученикам.
Побывал игумен Даниил и в Капернауме, и на горе Кармильской, где жил Илья-пророк. Оттуда он направился в город Акру, оттуда в Антиохию Великую. Мимо многих городов проплыл он на корабле. Возле города Патары на его корабль напали корсары, захватили всех и ограбили. А дальнейший путь до Царьграда прошёл без происшествий.
Есть дорога от Иерусалима в Галилею, к городу Тивериаде. Путь этот очень тяжёл и страшен, но игумен Даниил преодолел его вместе с войском иерусалимского князя Балдвина, короля крестоносцев, который ехал на войну. Игумен попросил, чтобы Балдвин взял его с собой, и тот охотно согласился. Некогда в этих местах был убит Саул и братья бросили Иосифа в ров.
Воины Балдвина, а с ними и Даниил остановились на ночлег у колодца Иакова. А потом пошли мимо города Васана к верховьям Иордана. В тех местах водится много львов и часты нападения сарацин. Там есть водоём, где купался Христос с учениками. Искупался там и Даниил и его попутчики. У моста в верховьях Иордана князь Балдвин с воинами остановился пообедать. Потом он пошёл в Дамаск на войну, а Даниил с другими паломниками ходил по святым местам, пока через десять дней Балдвин не вернулся с войны. Паломники купались в Тивериадском море. В этом море водится вкусная рыба, которую любил есть ещё Христос.
В городе Тивериаде Христос совершил множество чудес. На склоне горы известно место, где Христос накормил пять тысяч людей пятью хлебами. Фаворская гора и Назарет находятся западнее Тивериадского моря.
Гора Фавор очень красива На самом верху её место, где преобразился Христос. Оно обнесено каменной оградой. На этой горе теперь латинский монастырь. Рядом пещера, где жил святой Мелхиседек.

Погостив в Преображенском монастыре, Даниил с прочими паломниками пошёл на запад, к Назарету. Спутников было мало, и все они были безоружны. Но путь они прошли благополучно, хотя и было страшно.
Назарет, где было Благовещение, где много лет прожил Иисус Христос, маленький городок в горах. Там сохранился гроб Иосифа, обручника Марии. Латиняне устроили церковь над тем местом, где произошло Благовещение. Из Назарета игумен Даниил со спутниками пошёл в Кану Галилейскую, где Христос превратил воду в вино. Там паломники встретили большой отряд и пошли вместе с ним в Акру. Оттуда же пустились в обратный путь к Иерусалиму. И во время всех этих путешествий с ними не случилось ничего плохого.
Игумену Даниилу довелось увидеть, как ко Гробу Господню сходит свет небесный. В Великую Пятницу вливают чистого масла во все лампады, которые находятся в Гробе Господнем. Лампады оставляют незажжёнными. Гроб же Господень закрывают и гасят лампады и свечи во всех храмах. В пятницу же игумен Даниил пошёл к князю Балдзину и попросил разрешения поставить лампаду на святом Гробе от всей русской земли. Князь разрешил. Это было для Даниила великой радостью. Он поставил лампаду и поклонился святому Гробу.
В Великую Субботу перед церковью всегда собирается множество людей. Внутри церкви находятся одни священники. Когда приходит князь с дружиной, открывают церковные двери, и в большой тесноте, давке люди наполняют церковь. Все не могут войти: многие остаются снаружи. Все молятся, взывают: «Господи, помилуй!» И сам князь Балдвин стоит «со страхом и смирением великим».
Когда князь с дружиной пошёл ко Гробу Господню, он позвал с собой игумена монастыря святого Саввы и братию его. Вместе с ними пошёл и игумен Даниил. Князь повелел идти игуменам и монахам впереди, а дружине сзади. Когда подошли к церкви, дружина князя силой проложила путь ко Гробу. Православные священники стали над Гробом, латиняне в великом алтаре. В восьмом часу и те и другие начали свою службу.
А в девятом часу на небе появилась туча и небольшой дождь прошёл над святым Гробом. Тогда в пещере воссиял свет. Епископ вошёл туда и зажёг свечу от небесного света и подал князю. От этой свечи все люди в церкви зажгли свои свечи и ликовали, восклицая «Господи, помилуй!». Кроме Даниила, это чудо видели другие новгородцы и киевляне, которые были в Иерусалиме в Пасхальную ночь.
С горящими свечами все пошли домой и зажгли от них лампады в своих церквах.
На следующий день игумен Даниил с игуменом и братиею монастыря святого Саввы опять пошли ко Гробу Господню. Войдя в пещеру, они увидели горящие лампады. Эконом и ключник рассказали, что зажглись только те лампады, которые были поставлены православными.
Через три дня игумен Даниил пошёл взять свою лампаду от Гроба Господня. Ключник дал ему кусочек камня из пещеры.
У Гроба игумен Даниил молился прежде всего о князьях русских, а только потом о себе.

Хождение за три моря
В 1458 г. предположительно купец Афанасий Никитин отправляется из родной Твери в Ширванскую землю (на территории теперешнего Азербайджана). У него с собой путевые грамоты от великого князя тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия. С ним ещё купцы всего идут на двух судах. Двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, проходят Углич и добираются до Костромы, находившейся во владениях Ивана III. Его наместник пропускает Афанасия далее.
Василий Панин, посол великого князя в Ширване, к которому Афанасий хотел присоединиться, уже прошёл вниз по Волге. Никитин ждёт две недели Хасан-бека посла ширваншаха татарского. Едет он с кречетами «от великого князя Ивана, и кречетов у него было девяносто». Вместе с послом они двигаются дальше.
В пути Афанасий делает записи о своём хождении за три моря: «первое море Дербентское (Каспийское), дарья Хвалисская; второе море Индийское, дарья Гундустанская; третье море Чёрное, дарья Стамбульская» (дарья по-перс. море).
Казань прошли без препятствий. Орду, Услан, Сарай и Берензань прошли благополучно. Купцов предупреждают, что караван подстерегают татары. Хасан-бек даёт подарки осведомителям, чтобы они провели их безопасным путём. Неверные подарки взяли, однако весть об их приближении подали. Татары настигли их в Богуне (на отмели в устье Волги). В перестрелке были убитые с обеих сторон. Меньшее судно, на котором была и поклажа Афанасия, разграблено. Большое судно дошло до моря и село на мель. И его тоже разграбили и четверых русских взяли в плен. Остальных отпустили «голыми головами в море». И они пошли, заплакав... Когда путники вышли на берег, и тут их взяли в плен.
В Дербенте Афанасий просит помощи у Василия Панина, который благополучно дошёл до Каспия, и Хасан-бека, чтоб заступились за людей, захваченных в плен, и вернули товары. После долгих хлопот людей отпускают, а больше ничего не возвращают. Считалось, то, что пришло с моря, собственность владельца побережья. И разошлись они кто куда.
Иные остались в Шемахе, другие пошли работать в Баку. Афанасий же самостоятельно идёт в Дербент, затем в Баку, «где огонь горит неугасимый», из Баку за море в Чапакур. Здесь он живёт полгода, месяц в Сари, месяц в Амале, о Рее он говорит, что здесь убили потомков Мухаммеда, от проклятия которого семьдесят городов разрушились. В Кашане он живёт месяц, месяц в Езде, где «домашний скот кормят финиками». Многие города он не называет, потому как «много ещё городов больших». Морем добирается до Ормуза на острове, где «море наступает на него всякий день по два раза» (впервые видит приливы и отливы), а солнечный жар может человека сжечь. Через месяц он, «после Пасхи в день Радуницы», направляется на таве (индийское судно без верхней палубы) «с конями за море Индийское». Доходят до Комбея, «где родится краска и лак» (основные продукты экспорта, кроме пряностей и тканей), а затем идут до Чаула.
У Афанасия ко всему, что касается торговли, живой интерес. Он изучает состояние рынка и досадует, что солгали ему: «говорили, что много нашего товара, а для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец, да краска». Афанасий привёз жеребца «в Индийскую землю», за которого заплатил сто рублей. В Джуннаре хан отбирает у Афанасия жеребца, узнав, что купец не мусульманин, а русин. Хан обещает вернуть жеребца и ещё дать тысячу золотых в придачу, если Афанасий перейдёт в мусульманскую веру. И срок назначил: четыре дня на Спасов день, на Успенский пост. Но накануне Спасова дня приехал казначей Мухамед, хорасанец (личность его до сих пор не установлена). Он заступился за русского купца. Никитину возвратили жеребца. Никитин считает, что «случилось Господне чудо на Спасов день», «Господь Бог сжалился... не оставил меня, грешного, милостью своей».
В Бидаре он опять интересуется товаром «на торгу продают коней, камку (ткань), шёлк и всякий иной товар да рабов чёрных, а другого товара тут нет. Товар все гундустанский, а съестного только овощи, а для Русской земли товара тут нет»...
Живо описывает Никитин нравы, обычаи народов, живущих в Индии.
«И тут Индийская страна, и простые люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, и все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. Из простого народа мужчины, и женщины все нагие да все чёрные. Куда я ни иду, за мной людей много дивятся белому человеку».
Все доступно любознательности русского путешественника: и сельское хозяйство, и состояние армии, и способ ведения войны: «Бой ведут все больше на слонах, сами в доспехах и кони. Слонам к голове и бивням привязывают большие кованые мечи... да облачают слонов в доспехи булатные, да на слонах сделаны башенки, и в тех башенках по двенадцать человек в доспехах, да все с пушками, да со стрелами».
Особенно интересуют Афанасия вопросы веры. Он сговаривается с индусами пойти в Пар-ват «то их Иерусалим, то же, что для бесермен Мекка». Он дивится, что в Индии семьдесят четыре веры, «а разных вер люди друг с другом не пьют, не едят, не женятся...».
Афанасий горюет, что сбился с русского церковного календаря, священные книги пропали при разграблении корабля. «Праздников христианских ни Пасхи, ни Рождества Христова не соблюдаю, по средам и пятницам не пощусь. И живя среди иноверных, я молю Бога, пусть он сохранит меня...»
Он читает звёздное небо, чтобы определить день Пасхи. На «пятую Пасху» Афанасий решает возвращаться на Русь.
И снова он записывает то, что видел своими глазами, а также сведения о разных портах и торгах от Египта до Дальнего Востока, полученные от знающих людей. Отмечает, где «родится шёлк», где «родятся алмазы», предупреждает будущих путешественников, где и какие их поджидают трудности, описывает войны между соседними народами...
Скитаясь по городам ещё полгода, Афанасий добирается до порта города Дабхола. За два золотых он отправляется до Ормуза на корабле через Эфиопию. Удалось поладить с эфиопами, и судно не ограбили. Из Ормуза Афанасий посуху идёт к Чёрному морю и добирается до Трабзона. На корабле он договаривается за золотой дойти до Кафы (Крым). Приняв за шпиона, его грабит начальник охраны города. Осень, непогода и ветры затрудняют переход моря. «Море перешли, да занёс нас ветер к самой Балаклаве. И оттуда пошли в Гурзуф, и стояли мы тут пять дней. Божиею милостью пришёл я в Кафу за девять дней до Филиппова поста. Бог творец! Милостию Божией прошёл я три моря. Остальное Бог знает, Бог покровитель ведает. Аминь!»
15

Приложенные файлы

  • doc 8530658
    Размер файла: 54 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий