Теория Разума — Глава 7 — Классы Разума


Эдуард Ромо (Абдуллин Эдуард Юрисович), главы из книги «Теория Разума».
Глава 7 - Классы Разума (2015 год)
Какие классы Разума (или его типы) мы можем выделить, пользуясь общепринятыми понятиями (которые сформировались на основе опыта наших предков и может быть чего-то еще)? Думаю, что все согласятся, что люди обычно делят других людей на «умных» и «глупых». То есть, наш повседневный опыт, традиции человечества выделяют две группы Разума – «умные» и «глупые». Давайте разберемся, реально ли такое разделение и на чем оно основано. И уже после этого попробуем поискать другие варианты разделения.
Кого и когда мы начинаем называть «умными» и «глупыми»? Это происходит уже в самом детстве каждого человека, когда мы оцениваем, как характеризуемый нами ребенок реагирует на наши слова и задания, как он ведет себя в различных ситуациях. И это очень важный этап, потому что маленький ребенок еще не так сильно подвержен влиянию общества, мы видим его природные качества в большей степени, то есть его почти чистую «карту Разума». На более поздних этапах (школа, взросление и т.д.) человек начинает уже больше поступать и реагировать на основе влияния окружающей среды и воспитания, нам становится труднее определить степень влияния на его поведение именно природных качеств.
Давайте вспомним, как мы даем оценку ребенку. Если он быстро (например, с первого раза) понимает смысл не сложной, на наш взгляд, фразы, мы считаем его «умным». Если же он не сразу понимает, или вообще не понимает, то мы считаем его «глупым». Это, разумеется, лишь один из примеров и он до предела упрощен, но он показателен. При этом оценить степень нашей виновности в том, что ребенок реагирует именно так, мы часто не в состоянии. Никто из нас не считает, что он мало сделал для объяснения ребенку каких-то основ, недостаточно с ним занимался, разговаривал и так далее. Мы считаем, что наше привычное поведение и обращение с ребенком должно гарантировать, что если ребенок от природы «умный», то он автоматически должен усвоить все наши уроки и заботы.
Но так ли это? Может быть, мы, прежде всего, просто не все объяснили ребенку? Не просто сказали «это нельзя» или «это бяка», а именно объяснили «почему». Кто-то скажет, что маленькому ребенку нельзя ничего объяснить, ведь его словарный запас очень маленький. В этом есть доля правды, но только доля. Я хочу сказать, что делать оценку ребенка в этой ситуации достаточно спорно. В какой-то семье за словами «нельзя» следует наказание и ребенок может выглядеть «умным», потому что слушается, но в основе этого поведения и реакции лежит не его природный ум, а обычный страх. С другой стороны, в современных семьях наказание обычно не практикуется и влияние страха на ребенка снижено, но ведь ребенок может реагировать и под влиянием других факторов. Таких, например, как любопытство или невозможность сконцентрироваться, или наоборот излишняя концентрация на других событиях. Можно на эти сомнения, конечно, возразить в том духе, что эти оценки не особенно важны в этом возрасте и дают их близкие люди с любовью, поэтому вообще незачем на этом акцентировать внимание. Это правда. Никому кроме родителей и воспитателей эти оценки действительно не интересны, и, если взрослым хватает такта и воспитания не говорить эти оценки самим детям, то и вреда от них, разумеется, никакого нет. Мы здесь говорим совсем о другом. Стоит ли что-то реальное за этими оценками, и, если да, то насколько реальное? Как я уже выше подметил, истинными причинами реакции ребенка могут быть совсем конкретные факторы. Когда мы говорим о человеке, что он физически сильный или слабый, мы подразумеваем совершенно конкретные параметры этого человека, которые можно измерить. В подтверждение своих слов мы можем добавить, что этот человек может поднять столько-то килограммов веса или не может. Это доказывает наше утверждение. Когда мы говорим об уме человека, мы как бы даем оценку этого человека, резюмируя тем самым какой-то опыт наблюдения за ним. Мы говорим, что этот ребенок глупенький, потому что в ответ на нашу просьбу он поступил или ответил не так, как мы ожидали. То есть, с точки зрения мышления, этот ребенок не проявил достаточного для его возраста уровня (по нашему общепринятому мнению) развития интеллекта. Если такие оценки становятся частыми, то за этим вполне может стоять какой-то конкретный медицинский диагноз. Но здесь мы говорим не о болезнях, а о том, что люди делятся на «умных» и «глупых». И тут мы не можем не признать, что какие-то дети изначально, действительно, обладают определенными умственными способностями в большей степени, чем другие. Но что это за способности с точки зрения Разума? Мы привычно все эти способности называем «умом», делая в целом некую усредненную оценку. И эта очень грубая оценка в целом позволяет нам контролировать – все ли нормально с ребенком, развивается ли он как все дети или есть отклонения. Серьезные медицинские отклонения (болезни) таким способом заметить можно, для этого у общества и сложились такие традиции. Все остальное в таких оценках – это лишь наши фантазии и грезы, надежды, что наши дети добьются успеха в жизни.
Когда ребенок становится взрослее (школа, юность), то спектр наших оценок становится гораздо шире. Мы начинаем использовать много новых шкал – прилежность, упорство, усидчивость и т.д. Но все равно, оценка человека по шкале «умный - глупый» никуда не девается. Тех детей, кто в школе сдает экзамены плохо, люди считают глупыми (как будто мы сами в свое время всегда сдавали экзамены лучше всех, но такие воспоминания наш Разум старается обходить). И, наоборот, тех, кто хорошо сдают экзамены, считают умными, хотя вслух об этом стараются не говорить (хотя бы самим экзаменуемым). Это же продолжается и во взрослой жизни. Тех людей, которые добиваются каких-то успехов в профессии, становятся руководителями, учеными, бизнесменами, вообще людьми чаще умственного труда, мы в целом называем умными. И, соответственно, тех, кто этого не добивается, мы так не называем и таковыми не считаем. Это тоже оценка. Тех же, кто добивается чего-то противоположного, например, большую часть жизни проводит в тюрьме, постоянно попадает в неприятные ситуации, постоянно допускает ошибки в работе, вечно и без повода ссорится с людьми, ведет себя чаще не адекватно, тех мы называем глупыми. В целом такая система оценок, как и в детстве, позволяет быстро и эффективно выявить наличие серьезных отклонений. Если человек ведет себя не адекватно ожидаемому от него поведению, то у нас есть подозрения, что с его мозгами что-то не то. С другой стороны, если человек ведет себя даже лучше, чем от него ждут, то у нас есть уверенность, что с ним все в порядке, и его мозги работают, возможно, лучше, чем у окружающих.
Таким образом, мы можем сказать, что общество делит людей на «умных» и «глупых». Происходит это на основе наблюдения за поведением, реакции на слова, поступки и долгосрочные дела. Теперь вспомним что такое мозг, как я писал выше. Мозг – машина, строящая реальность внутри головы с целью моделирования поведения внутри этой реальности и переноса лучшего варианта поведения во внешний мир. Раз окружающие считают, что ваша машина ведет себя очень эффективно, значит, внутри этой машины механизм работает хорошо, ну и, соответственно, наоборот.
Я хочу подчеркнуть, что мы здесь не даем оценок «хорошо» или «плохо» работает мозг и Разум. Мы пытаемся разобраться в сложившейся практике людей, чтобы понять, что из этого правильно отражает жизнь, а что нет, и если нет, то почему.
Вот посмотрите, вроде бы, мы пришли к простому и понятному выводу, который лежит в основе рассуждений большинства людей. Потому, что это логично и потому, что это работает. Все просто и ясно. Но попробуйте назвать четкие признаки умного человека или глупого. У вас не получится, придется снова описывать несколько абзацев с примерами поведения. Значит, говоря в целом, оценка «умный» или «глупый» есть оценка людей по какой-либо деятельности оцениваемых людей, то есть, не по самому качеству Разума, а по результатам его работы. Теперь попробуйте представить, что вам надо оценить три разных машины: самолет, корабль и трактор. Кто из них лучше? Правильный ответ зависит от условий, в которых их надо сравнивать. Для того чтобы переплыть речку, трактор не подойдет, а самолет слишком уж дорого. А проехать по бездорожью сможет только трактор. Вот так и с Разумом. Оценка «умный» или «глупый» применима лишь к оценке Разума для привычной нам среды обитания и лишь к небольшому кругу вопросов, касающихся взаимодействия с обществом (профессиональный успех, умение добывать деньги, адекватность поведения, способность решать задачи, соблюдение норм и т.д.). То есть, эта оценка – это грубый маркер общества в сторону конкретного Разума. Безусловно, такой механизм оценки нужен обществу, поэтому он возник, и будет существовать еще долго.
Отражает ли эта оценка истину? Действительно ли в самом Разуме есть что-то, что может работать хуже или лучше? Можно ли что-то измерить в Разуме человека и сказать на основе этих измерений, что этот человек «глупый», а другой «умный»? Кто-то скажет, что это интеллектуальные тесты. Чем выше баллы на тестировании, тем развитее интеллект, то есть, по мнению авторов этих тестов, тем совершеннее Разум. Недавно по таким тестам двенадцатилетняя школьница из США получила баллов больше, чем самый знаменитый современный ученый физик-ядерщик Стивен Хоккинг. Думаю, что после таких результатов комментарии излишни. К тестам интеллекта вернемся позже в других главах.
Итак, окружающие меряют наш Разум по делам и словам нашим. И дают слишком грубую оценку, которой им, впрочем, достаточно. Еще раз подчеркну, привычная нам оценка человека по шкале «умный - глупый» – это лишь оценка результатов работы его Разума применительно к одной из сфер жизни, касающейся взаимодействия именно с нами, с обществом. Конечно, в основе этих результатов лежит что-то реальное, что мы и пытаемся уловить и измерить. Измерять результаты жизни, поступки и слова мы не можем, даже если бы и захотели, потому что они зависят от текущих взглядов в данном конкретном обществе. Например, Адольфа Гитлера его окружающее общество считало умным, пока он не привел планету к катастрофе. Поэтому, очевидно, что оценки по этой шкале, которые дает общество конкретному Разуму, основаны в большей степени не на внутренних качествах этого самого Разума, а от текущей системы взглядов и ценностей самого общества.
Отступление от главной мысли рассказа. Хотелось бы еще в доказательство того, что наши оценки умности-глупости являются лишь маркерами общественного отношения, а не самого Разума, привести пример с тем, как мы обучаем детей в школах. Как это так получается, что при случайном распределении детей в школах всегда, в каждом классе оказывается несколько «умных» (отличников), несколько «глупых» (двоечников) и остальная масса «середнячков» (троечники и хорошисты)? Как такое может быть при случайном изначальном распределении детей? Ведь если бы это было правдой, то в каком-то классе должно было оказаться больше отличников, а в другом - ни одного. Но ведь этого нет. А почему? Ответ ведь на поверхности. Примитивная система оценивания людей, да еще и в самом раннем возрасте (когда человек приобретает для себя систему ценностей общества и настраивается на общую с ним работу) просто загоняет людей в рамки этих оценок. Но вины общества в этом нет, на первичном этапе развития должна была быть хоть какая-то система, она и сложилась. Сейчас пришло время думать об этом и пересматривать систему оценок. И привычное (хотя и не официальное) распределение детей в школе по шкале «умный - глупый» не основано ни на чем, кроме как на умении решать задачи на время после многочисленных тренировок. Разумеется, эта система (в чем-то даже рациональная) очень груба и в целом позволяет выявить факт того, что какой-то человек не усвоил уроки тренировок во время обучения, но она ничего не позволяет сказать о причинах. Мы с вами все знаем, что не все отличники после школ и университетов достигают каких-то больших результатов в жизни, а бывшие двоечники иногда их достигают. Мы даже точно не знаем, что вообще можно и нужно считать успехом и большими результатами (в этом, скорее всего, и кроется корень проблемы оценивания, ведь нужно понимать - зачем ты оцениваешь что-то). Тем не менее, конечно, полученные знания (а значит и существующая система оценивания) позволяют в целом людям создавать что-то новое, развиваться. Я хочу сказать, что не говорю, что система вообще не работает. Как раз в целом она работает, но довольно грубо и при этом большая часть человеческого потенциала остается не раскрытой. Устоявшаяся система оценивания людей в раннем возрасте у большинства людских цивилизаций сложилась из практики, она изначально направлена на достижение конкретного результата. А сколько людей после получения такой «оценки» не смогли себя реализовать? Что нужно для исправления ситуации? Нужно понять - что измерять и зачем (то есть понять «цель», «что» мы считаем результатом), во вторую очередь - как измерять, в третью очередь – как интерпретировать результаты измерений. Хочу сразу заметить, что речь здесь не идет о том, что в школах учат чему-то не тому. Как раз с этим-то все нормально. Изучаются конкретные правила правописания родного языка, математики и прочих очень важных наук. Проблема в том, что существующая система обучения не может донести большую часть нужного учебного материала до каждого ребенка хоть в каком-то критически важном объеме. Плохие оценки в школах и университетах показывают именно это, но дальнейшие выводы о причинах этого мы уже додумываем сами (и, разумеется, нам проще считать виноватыми в этом самих учащихся, а не тех, кто выдумал для них систему). Я здесь лишь констатирую проблему, не предлагаю пути решения, это не тема данной работы. Нужно подчеркнуть, что оценки в школе (по какой-то пяти или десятибалльной шкале) - это оценки за усвоение учебного материала, а не мерило ума. Поэтому здесь не ведется речь о том, что с этой системой оценок что-то не так, здесь речь идет о том, что на основе этих оценок ошибочно делать выводы об уме человека (умный он или глупый), так как система оценок в школе не об этом, а только об усвоенном учебном материале.
Тем не менее, вопросы остаются, ведь мы понимаем, что разные результаты разные Разумы дают по каким-то причинам, возможно, тоже разным.
Вопросов тут в сущности три. На какие большие типы можно разделить существующие Разумы людей и нужно ли их вообще делить, есть ли вообще эти типы? Второй вопрос. Какие технические средства (измерения) могли бы помочь нам выявлять такие различия? Третий вопрос. В чем польза от знания того, какой у вас тип Разума? Ну и дальше могут возникнуть уже прикладные вопросы о том, как использовать полученные ответы с точки зрения построения, например, искусственного интеллекта или улучшения работы своего биологического Разума.
Какие еще существующие убеждения (или предубеждения) из практики человечества нам известны про деление Разумов на классы и типы?
Шкала «умный-глупый». Ее осветили выше.
Деление на мужской и женский Разумы.
Разумы часто делят словами на: «математический склад ума», «гуманитарий», «склонность к точным наукам», «философский склад ума», «образное мышление».
Еще часто встречаются такие характеристики как «ум, острый как бритва», «быстро мыслит», «медленно думает».
Людей делят на «творческие натуры», и лишенных этой особенности.
Еще часто говорят, что этот человек в отличие от других «любопытный», «любознательный».
И наконец, людей делят на тех, у кого богатое воображение и не очень.
Вот, в общем-то, и все, что наработали люди за несколько десятков тысяч лет своего развития в делении по типам Разума. Это не много, но это и не мало.
Первое деление мы рассмотрели. Давайте пойдем по шагам дальше.
Деление на мужской и женский Разум. Существует ли это деление?
Те, кто поддерживают эту идею, могут в доказательство привести тот факт, что большинство открытий и изобретений было сделано мужчинами. Но ведь это только потому, что и большинство самих ученых и изобретателей были мужского пола. Точно также можно сказать, что и большинство животных были убиты именно мужчинами охотниками потому, что именно мужчины и были охотниками. То есть, тут мы имеем дело не с делением на типы Разумов, а с разделением труда между мужчинами и женщинами. Еще бытует мнение, что женщины легче переносят монотонный однообразный труд, тогда как мужчинам более свойственно всегда искать что-то новое, они начинают киснуть от однообразной работы. Это совсем недоказуемое утверждение. Ведь объяснение на поверхности. Для женщин работа и вообще профессия не является самым главным приоритетом жизни в отличие от семьи и воспитания детей. Работа для женщины есть лишь способ получения денег, взаимодействия с обществом (для большинства, разумеется, но есть и исключения). Поэтому они более спокойно относятся к карьерному росту, к своим достижениям на работе, попытке создать на работе что-то новое, что-то изменить и т.д. Просто потому, что главное для них – это семья, дети, счастье близких. В этой ситуации мужчины остаются в большинстве своем (разумеется, и среди них есть исключения) в своей семье не ведущим звеном, а ведомым. И им просто нужно пространство, в котором они могли бы реализоваться как личности. То есть, опять же обычное разделение труда. В тех же случаях, когда мы видим исключения из правил, мы видим и женщин как великих ученых и изобретателей, и замечательных отцов семей или любящих мужей, которые тянут на себе весь дом и заботу о близких. Оглянитесь вокруг и вы увидите эти примеры и в своей жизни. Их мало только потому, что у общества есть в этой области сложившееся разделение труда. И только.
А вот оставшиеся типа деления Разумов очень интересны. Давайте для начала уточним - о чем идет речь, что значат эти устойчивые выражения. Только нам надо будет помнить, что смысл части этих выражений будет лежать не в плоскости Разума, а в плоскости сложившихся стереотипов общества, так сказать, устоявшихся «правил игры». Поясню на примере. Мы ведь очень часто думаем с помощью нашего «Я» по заранее заготовленным шаблонам общества. Нам сейчас не важно по каким причинам эти шаблоны появились, и какую они изначальную цель несли. Важно, что сейчас мы мыслим по ним. Допустим, мы знаем такую характеристику как «целеустремленность». На первый взгляд, можно подумать, что где-то в мозге есть целый отдел клеток (нейронов), которые отвечают за это наше качество. На самом деле нет никакого такого отдела, более того – нет никакого такого качества в Разуме. Есть в нашем обществе бытующее мнение, что есть такое качество, присущее людям в разной степени. Люди это оценивают по результатам деятельности. Если человек ставит себе цель и достигает ее, то его называют целеустремленным. И все люди на свете знают об этом, это и есть шаблон. Мы думаем, что если будем вести себя также, то нас назовут положительными героями по этому качеству. Понятно, что в Разуме есть нечто, что позволяет одним людям быть целеустремленными, а другим нет. То есть, этот пример опять же показывает, что делить людей по подобным качествам то же самое, как делить их на «умных» или «глупых». Все это опять же можно оценить лишь по результатам действий людей и только на основе текущих взглядов в обществе. Допустим, кто-то скажет, что олимпийский чемпион это всегда целеустремленный человек. Разумеется, это так. А все другие 99% населения планеты нет? Только потому, что они не стали олимпийскими чемпионами? А, может быть, у них была цель просто работать на заводе и воспитывать детей. И они ее, кстати, успешно достигают в большинстве своем. Вы скажете, что это не цель вовсе. А почему вы так решили? Потому что общество сформировало такую картинку, что считать целями, а что нет?
Поэтому, рассуждая о подобных характеристиках Разума, мы будем всегда пытаться вычленить то главное, что присуще именно Разуму, а не обществу или шаблонам мышления в обществе.
Дальше. Людей часто характеризуют такими эпитетами как «математический склад ума», «гуманитарий», «склонность к точным наукам», «философский склад ума», «образное мышление». Что за всем этим стоит?
Есть люди, которым более легко дается изучение иностранных языков, есть те, которым легче даются точные науки. А есть люди, которые более склонны к изучению гуманитарных наук. Самое простое, что мы делаем – мы так и делим людей по этому признаку: гуманитарии, люди с математическим складом ума, полиглоты. Но на самом деле, за всем этим стоит интерес людей к определенной области жизни. То, что людям интересно, то, что будоражит их Разум, в том направлении они и проявляют себя. И здесь это качество пересекается (или скорее перетекает в него) с еще одним качеством, о котором мы говорили выше – любопытство, любознательность. Обычно термином любопытство мы характеризуем детей и это не случайно. Именно в детстве человек проявляет это качество более всего, пытаясь постигнуть мир. И вот здесь, действительно, мы констатируем, что одни дети более любопытны, чем другие, ну или, во всяком случае, нам так именно и кажется. Когда ребенок взрослеет, то из всего неразгаданного мира он выбирает область, в которой мир ему наиболее интересен. И дальше его Разум диктует ему чем заниматься больше, а что достаточно узнать только в рамках минимально необходимого. С чем именно связан такой выбор Разума? Возможно, это как раз глубинное различие типов Разума, в котором мы здесь пытаемся разобраться. Но возможно, что все обстоит проще. Разум может выбирать наименее опасный с его точки зрения путь в жизни. Чем менее знакома дорога и обстановка, тем более опасен путь. То, в чем у Разума большие успехи в самом детстве, то и может толкать Разум на путь именно в этом направлении. Ну а наследственная предрасположенность «карты Разума», разумеется, ведет к тому, что дети наследуют и связи в мозге от своих родителей, что ведет к тому, что и Разум работает по сходному с родителями сценарию. Но я хочу подчеркнуть, что деления на математический или гуманитарный склад ума не существует. Это иллюзия. Это все равно, что говорить о путнике, который идет по дороге, что эта дорога является чертой его характера. Он выбрал однажды эту дорогу и теперь, он, конечно же, описывается нами только на этой дороге, потому что теперь другой у него нет. Но причина выбора этой дороги осталась на перекрестке, где Разум сделал свой выбор.
За такими фразами и характеристиками как «математический или гуманитарный склад ума» стоит в основе своей стремление Разума разобраться в том, как устроен мир вокруг и выбор Разумом определенных областей этого мира в качестве основных. Попытка Разума разобраться в устройстве мира и есть то самое любопытство. Степень любопытства различается от человека к человеку и присуща ему от рождения. На каком-то этапе некоторые Разумы прекращают дальнейшие попытки постижения выбранной части мира. Видимо Разуму становиться достаточно той картины мира, которая у него сложилась в этой конкретной области. Поэтому, когда иссякает любопытство, заканчивается и постижение мира.
Что является движущей силой этого любопытства, какой механизм мог бы объяснить разную степень этого качества у разных людей? Я считаю причиной этого явления механизм, суть которого заключается в генерации волн в мозге. Это динамо-машина мозга. Представьте себе сеть, по которой бегут волны. В любом волновом механизме должен быть источник волн. Источником волн для Разума являются либо волны из сенсорных систем, либо волны из «обратной петли» самого Разума. Есть приход волны – есть и реакция мозга, нет волны - нет и реакции. И, по сути, в мозге должно происходить затухание волновой деятельности, если бы вся активность определялась только внешними сенсорами или собственными волнами своих же рассуждений. Это физическое стремление механизма. Как я думаю, со временем в мозге появился механизм генерации пустых волн или способ зацикливания уже имеющихся, цель которых раздувать в мозге волновую активность (как ветер для костра). И именно работа этого механизма объясняет, почему одни люди проявляют большее любопытство, а другие меньшее (у кого-то эти фоновые волны заставляют костер любопытства гореть дольше и сильнее). Об этом чуть позже, а сейчас попробуем проанализировать другие качества.
Объяснить деление людей на тех, кто обладает якобы философским взглядом на вещи, или «видит в заготовке деталь», «за событием видит процесс» качеством любопытства не получится. На самом деле, это не просто степень погружения конкретного человека в исследуемый процесс. Можно было бы подумать, что, в принципе, любой человек, который чем-то увлечен, в силу своего любопытства в данной области однажды неизбежно должен увидеть всю картину с более высокой точки зрения, поднявшись над изучаемой темой или проблемой. Но это иллюзия. Как раз обычно, погружение в тему, наоборот, часто не позволяет людям подняться над темой, увидеть ее с высоты. Люди же, которым присуще подобное качество, как правило, не любят погружаться в детали процесса, им свойственно видеть не «вглубь», а «вширь». В основе этого процесса, на мой взгляд, лежит другое качество Разума. По моему убеждению, Разумы делятся на «быстрые» и «медленные» (речь идет, конечно же, о доминировании одной системы над другой – у каждого человека есть обе, также как у всех людей есть и любопытство). Те, что работают быстро, способны быстро достигать результата. Те, что работают медленно, за счет своего кругозора, способны видеть шире, но теряют, разумеется, в скорости работы. Пока просто зафиксирую мысль: свойство Разума обобщать, абстрагироваться, «видеть в заготовке деталь», обладать «философским складом ума» - все это результат более поздней находки эволюции, которая заключается в принципиально другой работе сети нейронов, имеющей больший охват связей, но меньшую скорость работы. Об этом ниже.
Следующее. Людей делят на «творческие натуры», и лишенных этой особенности. Обычно творческими людьми называют тех, кто занимается искусством в широком смысле этого слова. Это и те, кто рисует картины, снимает и снимается в кинофильмах, пишет стихи и книги, танцует, сочиняет музыку. Но также к этой категории в совсем уж широком смысле относят и вообще всех людей, кто в своей сфере деятельности ищет что-то новое, подходит к решению задач не стандартно, постоянно проявляет какой-то новаторский подход, не боится экспериментировать, старается улучшить что-то вокруг себя (в том числе это и изобретатели, и ученые). Довольно широкое описание, не правда ли? На самом деле все просто. Основа от слова «творить», то есть создавать. Люди, таким образом, делят других людей на тех, кто постоянно (или потенциально) создает что-то новое, и тех людей, которые обычно довольствуются тем, что есть на данный момент. При этом может возникать ситуация, когда человек работает в области, которая по сути своей является творческой (допустим, сочиняет музыку или занимается наукой), но по факту этот человек ничего нового не создает. Например, сочиняет музыку, допустим, по выученным шаблонам в консерватории, или, если он ученый, то просто выполняет план своей лаборатории по изучению чего-нибудь, используя просто стандартные научные методы, которые он также освоил в институте при обучении профессии. При этом они думают о себе, что они именно творческие люди. И также бывает, что обычный плотник или рабочий в своей работе может делать иногда или постоянно что-то неожиданное - придумать зачем-то новую форму стула или новый способ подметать улицу и т.д. При этом такие люди никогда даже не задумывались о том, что они «творческие» люди, а многие даже не знают, может быть, точное значение этого выражения. Так стоит ли за этим какая-то особенность Разума? Или это полная аналогия с качественными оценками самого общества, которые мы сделали чуть ранее (целеустремленность и т.д.)? Может быть, описываемое качество является какой-то гранью все того же любопытства?
Попробуем в этом разобраться. Разумеется, такую оценку дает именно общество (сам человек также может давать себе такую оценку, но он при этом в любом случае опирается на мнение кого-то из окружающих) и именно по результатам какой-то деятельности (новая музыка, изобретение, новая форма стула и т.д.). Зависит ли эта оценка от самих текущих взглядов общества, или это является общественным шаблоном поведения? Тут ответ не так очевиден. С одной стороны, шаблон поведения действительно существует (многие люди мечтают прославиться, получить награду, оставить о себе след в истории и т.д.). И некоторые люди пытаются вести себя согласно этому шаблону. Ну и оценки со стороны общества присутствуют, но вот в этом-то как раз и скрывается отличие. Дело в том, что оценка творчества от современников творца и окружающего его общества на самом деле значит не слишком-то много, в этом особенность данного шаблона. Краеугольным камнем оценки творчества является проверка временем, а также возможное максимальное число членов общества, давших положительную оценку спустя время. Конечно, и при жизни новатора его ближайшее окружение может давать свои оценки (и даже правильные). Но, как правило, эти оценки ничего не значат (ни для самого новатора, ни для самих оценщиков, кроме моральной поддержки). Должно смениться несколько поколений людей в обществе, которые должны дать свою оценку новшеству. Это является гарантией того, что то, что оценивалось, не было просто чем-то модным, сиюминутным и т.д. Так остаются в истории только важные вещи, открытия, произведения искусства. И люди, безусловно, об этом знают, это является частью этого шаблона. Даже если кто-то написал, допустим, новую книгу и стал популярен по всей планете, даже этот человек не знает, будут ли читать его книги через сто лет после публикации. Этого в момент публикации не может знать никто – ни восторженные читатели, ни критики, ни мудрецы. В этом суть отличия оценки по этому качеству в отличие от, например, такого качества, как «целеустремленность» и ему подобных. Эта долгота в оценке и ее непредсказуемость являются частью шаблона, поэтому учитываются и в самом поведении людей, которые используют этот шаблон. Другими словами, я хочу сказать, что люди, которые «творят» (что бы при этом они не говорили о себе сами, и что бы они о себе ни думали), на самом деле понимают эту истину. Кто-то из «творящих», безусловно, делает это из соображений получения каких-то материальных выгод (публикация книг приносит деньги, авторское право на музыку приносит деньги, денежные премии за научные открытия и т.д.). К сожалению или к счастью, таковых много, но мы здесь обсуждаем не эту тему. Какая-то часть «творцов» делает свое дело не из соображений выгоды (хотя и они часто тоже получают выгоду, и вопрос совсем запутывается для нашего изучения). И если Вы спросите их - почему же они делают это, если их дело или способ не приносит им выгоды, то большинство из них ответят, что они не знают, они просто чувствуют, что именно так надо. И еще потому, что у них это просто получается лучше всего. Бытует такое мнение, что обычно «создатели» чего-то нового часто не могут объяснить того, как происходит процесс создания. Например, говорят, что поэты или композиторы получают стихи и музыку откуда-то свыше («из космоса» и т.д.), а ученые делают свои открытия иногда во сне или переходя через дорогу. И вообще, произведения искусства или научные открытия, изобретения или новшества после своего появления начинают жить своей жизнью, не принадлежа своим авторам. Это касается не только стихов и открытий, а и вообще любой деятельности нашего Разума (когда любой из нас пытается решить какую-то бытовую задачу или профессиональную, для Разума это такая же деятельность как написание стихов или научная работа). Разум, который чем-то увлечен, работает часто невидимо для нашего «Я». «Я» может рассуждать только на нашем человеческом языке, но оно лишь часть Разума. Сами стихи, музыка, открытия и вообще любые новшества делаются не нашим «Я» (путем логических построений), а в фоновом режиме всем остальным Разумом в целом, который использует наше «Я» для достижения своих целей. Когда новая музыка или научное открытие готовы (или любое решение нашей проблемы или бытовой задачи), наше «Я» просто «видит» его, как озарение, поэтому это «Я» и не понимает, как родилось то, что оно вроде бы и не делало. При этом, чтобы наш Разум смог это сделать, мы как живое существо должны были пройти долгий путь, изучать предмет с помощью в том числе и нашего «Я», с помощью бесчисленных тренировок на знание нашего предмета. Такова суть. Так что же такое «творческая натура»?
Описываемое качество не является отдельной характеристикой Разума, по которому нас можно делить на «создателей» и «не создателей» («творческих» или «не творческих»). Это качество является продолжением развития идеи описанного нами ранее любопытства (основанного ли на динамо-машине пустых волн в мозге, или же на каком-то другом принципе – это сути не меняет). То есть, на основе любопытства (у одних больше, у других меньше) Разум выбирает самую оптимальную для себя сферу мироздания. Далее он развивает внутри себя именно эту часть Вселенной (музыку, науку, стулья и т.д.), становится в ней профессионалом и начинает внутри себя моделировать то, чего еще во Вселенной нет, но что могло бы быть. Это и есть процесс творчества. Подчеркну еще раз, это делает не «Я», это делает Разум в целом, а «Я» используется нашим Разумом для достижения этой цели. Таким образом, творческие люди – это любопытные настолько, что их Разум может генерировать новые части Вселенной. Разумеется, это качество присуще всем людям, вопрос только в степени мощности, в том числе и, видимо, в первую очередь механизма любопытства, о котором мы говорили выше.
Ну а теперь о «быстрых» и «медленных» Разумах.
Один Разум думает быстро, но круг его поиска ограничен небольшой зоной. Другой думает медленно, но круг охвата больше. На чем основано это мое утверждение?
Люди давно заметили, что одни мыслят быстрее других. Это применяют при различных тестированиях. Практически на всех экзаменах почти в любой сфере на любом этапе жизни людей испытывают решением различного рода задач. Критериев при таких тестированиях всего два: правильность и скорость решения. При этом, что делать с разной скоростью решения, испытатели не знают, поэтому они находят на практике некое среднее число по этому показателю и устанавливают временную границу для решения. Если человек в эту границу не укладывается (большинство укладывается – ведь это известно из практики), значит, он не может решить задачу вообще. Это тоже самое, как если бы мы замеряли время пробега человека на определенную дистанцию, а тех, кто прибежал позднее определенного времени записывали бы в неспособные к бегу вообще. В «неспособные» с какой целью? С целью пробегать дистанцию на соревнованиях? В этом случае подход понятен. Когда на выпускных экзаменах в школе дают задачи на время, там тоже подход понятен. Времени на таких экзаменах всегда достаточно для того, чтобы человек вспомнил, как решаются именно типовые задачи, решению которых его обучали последние десять лет. Но когда людям измеряют Разум нетиповыми задачами на время, а после этого делают выводы о том, что этот человек не очень разумный (интеллектуальные тесты), то тут как раз уместен этот вопрос. Он не разумен для чего именно? Для того, чтобы решать вот такие тесты? Но сейчас не об этом. В любом случае, эта практика показывает, что действительно часть людей мыслит быстро, а другая часть мыслит медленно (кто-то оказывается посередине этой линейки). При этом и та, и другая части допускают ошибки в решении, и это никак не связано со скоростью. Кому-то может казаться, что мыслящие медленно мыслят медленно именно потому, что проверяют несколько раз решение, пробуют разные варианты, чтобы прийти к одному и тому же результату и тому подобное, но дело обстоит не так. Дело не в скорости пробега волны по нейронам (она в среднем у всех людей одинакова), а в принципе организации самих нейронных связей. Поясню образно.
Представьте колокольчик. Допустим, стоит задача заставить колокольчик звенеть. Для этого к этому колокольчику нужно привязать веревочку и дернуть за нее. При этом одной длинной веревки у вас нет, но зато есть куча маленьких веревочек (аналоги нейронов). Первый способ самый простой. Надо связать несколько маленьких веревочек между собой и последний конец к колокольчику. Это и есть аналог быстрого Разума. Но представьте теперь, что число колокольчиков стало большим. Наш способ предусматривает снова взять такое же число веревочек и сделать новый путь до каждого колокольчика. А теперь представьте себе, что число веревочек ограничено, а число колокольчиков все увеличивается и увеличивается. Единственный выход – это использовать для новых колокольчиков уже использованные веревочки. Но тогда при дергании за одну веревочку начнут звенеть уже два колокольчика. И потребуется из еще нескольких веревочек (которые, опять же уже используются для совсем других колокольчиков) сделать какой-то аналог более сложного механизма, который позволит звенеть только нужным колокольчикам. Сложно? Но разве другой выход есть при ограниченном числе веревочек и неограниченном числе колокольчиков? Это и есть аналог медленного Разума. Медленный Разум – это более поздняя эволюционная разработка. Какие плюсы дает такая система? Она дает неограниченное число колокольчиков, подход к любому из колокольчиков из любой точки начала решения задачи. Какие минусы? Даже для простой задачи уйдет больше времени.
Принцип эволюции понятен: чем более сложной становится жизнь общества (а это и есть наша самая главная среда обитания для Разума), тем сложнее становится само устройство сети Разума, и эволюция жертвует скоростью ради возможного решения более сложных задач. Не следует думать, что люди имеют либо ту, либо другую системы. Каждый из нас имеет обе системы, как каждый же из нас имеет и любопытство в разной степени. Вопрос только в доминировании одной из систем над другой (или в выборе самого Разума в сторону одной из систем).
Теперь вспомним наш пример про самолеты, лодки и трактора. Быстрый и медленный Разумы – это разные подходы к решению одних и тех же задач. В разных условиях (при разных задачах) они дают разные результаты. Скорость важна в экстремальных ситуациях, широта важна для большего предвидения последствий. В нашей же обычной практической жизни это выливается в то, что одни люди быстро решают задачи и делают дела, а другие же решают эти же дела и задачи хоть и медленно, но попутно обязательно затрагивают и связанные задачи. Допустим, ставится одна и та же задача людям с ярко выраженными разными типами («медленный» и «быстрый» Разум). Задача, допустим, такова: нарисовать на листе бумаги лес. Быстрый Разум нарисует лес (неважно, хорошо или плохо, и не важно, с помощью каких символов он это сделает) так, как он это понимает, без всяких вопросов и рассуждений. Медленный Разум в принципе сделает все также, но попутно начнет думать (непроизвольно) о форме деревьев, об их цвете, о правильности символов, о похожести на реальность, о степени своей талантливости и т.д. Возможно, задержка для этой задачи и не будет даже ощутимой для стороннего наблюдателя, но думаю, что суть вы уловили. И это происходит во всем, что мы делаем. В критических ситуациях (например, авария на дороге или агрессия со стороны другого человека) медленный Разум, конечно, ведет себя неэффективно, потому что у него замедленная реакция на простое, в общем-то, событие. Также медленный Разум не эффективен для какого-то решения задач при тестировании на скорость. Так для чего же он хорош? Для более богатого постижения мира вокруг, для долгого, нудного и кропотливого «думания». Ведь если в такую сложную сеть попадает какой-то сигнал с сенсоров, допустим о чем-то новом, то такой Разум попутно запустит процесс не только для построения этой новой части Вселенной, но и параллельно поставит и решит еще несколько связанных задач о смежных вещах, и все это без всякого участия нашего «Я». Медленные Разумы – это тугодумы, но тяжеловесы и марафонцы. Быстрые Разумы – это спринтеры, но что-то более сложное, чем правильный ответ на задачу они не дадут. Но кто может сказать, что из этого лучше? И еще раз подчеркну, что у каждого есть обе системы, но какая-то по какой-то причине доминирует.
Итак, мы выделили ключевые разделения на классы Разумов. Есть деление на любопытных и менее любопытных, а также на быстро думающих и медленно (широко) думающих индивидов. Это обуславливается не просто определенным набором связей в «карте Разума», а, скорее всего, именно изобретениями эволюции. Что я имею в виду под этими словами? Поясню. В правилах мироздания (законы диалектики Гегеля и прочие – смотри выше про правила конструктора Вселенной) одно из правил говорит о «переходе количества в качество». Мы уже отмечали, что это лишь частный случай более общего правила, которое гласит что «вещи во Вселенной создаются из других вещей». В случае, когда одна и та же вещь, количественно увеличиваясь, приводит к созданию новой вещи, можно говорить о горизонтальном строительстве, а не вертикальном. Ну, например, когда протоны и электроны (разные вещи) собираются в атомы, это пример вертикального строительства новых вещей. Когда звезда и планеты собираются в звездный диск, это тоже пример вертикального строительства. А вот когда атомы собираются в молекулы, или люди в общество, или звезды в галактики, или молекулы в кристаллы – это пример горизонтального строительства новых вещей (говоря проще, горизонтальное строительство – это когда одинаковые вещи, соединяясь, дают новую вещь, а вертикальное строительство – это когда разные вещи, объединяясь, рождают новую вещь). Аналогично мы можем рассмотреть вопрос и связей в мозге. Физически наша нервная сеть отличается от нервной системы червей только числом самих нейронов и числом связей между нейронами. Большое число одинаковых элементов группируются, тем самым приводя к появлению новой вещи по горизонтальному принципу. При этом одной из таких вещей может быть, как раз, сам Разум, а его малыми частями такие вещи как любопытство, наше «Я», приоритет быстроты или широты между связями. При этом сам Разум рассматривается именно как комплекс таких малых вещей. Это изобретения эволюции. Их можно сравнить с отдельными частями любого нашего физического механизма. Как в самолете есть крыло, которое обеспечивает подъемную силу, а есть двигатель, который обеспечивает тягу, так и в Разуме есть отдельные элементы как «карта Разума», механизм любопытства и т.д. Именно эти элементы есть суть работы механизма Разума и нам нужно обязательно найти их и выделить из всего потока слов и идей про работу наших мозгов. Именно потому, что мы не можем для себя нарисовать четкую схему строения механизма Разума, мы и не можем понять все остальное.
Но в Разуме не может быть отдельной новой вещи, такой как склонность к точным наукам или музыке. Чтобы легче понять, как тут находить истину, можно мысленно попробовать представить себе, что бы было с каким-либо человеком, если бы он попал в лес после рождения и вырос бы там? Была бы у него склонность к точным наукам или музыке? А любопытство бы было. И способность мыслить либо быстро, либо широко также осталась бы. Просто область практического приложения бы изменилась.
Но то, что в «карте Разума» есть одновременно и предрасположенности к определенным областям жизни нашего общества, тоже является неоспоримым фактом. Это мы знаем из своей повседневной практики. Однако, это не классы Разума, а накопленный разными представителями нашего вида определенный набор связей, который лучше приспособлен для работы именно в определенных областях. То есть, то, что человек склонен от рождения к музыке или точным наукам, говорит не о том, что существуют типы Разума «музыкальный» или «научный», а о том, что в карте его Разума связи благодаря наследственности уже более развиты для практического применения в определенных областях жизни нашего общества. Аналог этому – выведение нами определенных пород собак с заданными качествами. Когда-то давно из конкретных особей собак, у которых в процессе случайной мутации отсутствовала злоба, была выведена шотландская овчарка (порода Колли), которая сейчас используется для ухода за детьми (более безобидного существа на нашей планете найти трудно, она не способна никого обидеть или укусить). Параллельно с ними из других особей с повышенной злобой были выведены бойцовские собаки. Это один и тот же вид живых существ. У них один и тот же Разум. Но набор нейронных связей в «карте» содержит или не содержит саму модель злобного поведения. И этот элемент злобы, хотя тоже является изобретением эволюции, при этом носит не характер отдельной новой по конструкции вещи в Разуме (как механизм любопытства или механизм либо быстрого, либо широкого мышления), а просто конкретную конфигурацию связей нейронов, которая интерпретируется нами уже в поведении как «злоба» или «музыкальность». В наших условиях, на нашей планете, в нашем обществе, и у собак, и у людей сложились определенные связи между некоторыми нейронами для того, чтобы мозг действовал наиболее эффективно. Это такое же самое шифрование мира вокруг, только в его конкретной области. Эта же самая группа нейронов в других условиях жизнедеятельности привела бы совсем к другому поведению. Представьте ребенка с музыкальными склонностями, который вырос в лесу. Или представьте собаку бойцовской породы, которая вырастет в мире, где не на кого лаять и некого кусать. Куда же тогда денется их «музыкальность» или «злобность»? Группа нейронов, которая это делала в других условиях, никуда ведь не денется, просто она начнет постепенно меняться и работать над созданием уже другой, новой реальности. И через несколько поколений у обоих видов появится нечто другое вместо музыки и злобы, что будет иметь смысл уже в новой реальности. А при этом же механизм любопытства и быстрота-медленность останутся в любых условиях жизни.
Людям свойственно сразу выставлять оценки всему, что только можно. Вот и в данном случае, может возникнуть соблазн попытаться определить какая система лучше. На самом деле это некорректный подход. Поясню. Медленный Разум эволюционно моложе, он позволяет получить определенные плюсы. Но это вовсе не значит, что прежняя быстрая система хуже. В эволюции Разума есть еще подобные примеры. Система эмоций старше новой коры, ответственной за планирование сложной деятельности, но разве можно сказать, что использование эмоций хуже, чем холодного рассудка? Или пример левшей и правшей. Разделение на левшей и правшей является отражением того факта, что одна из половин мозга берет на себя функцию инициатора. Не руководителя, а именно начинающего процесс, ведущего, при этом вторая половина ведомая. Но это не означает, что они работают друг против друга, они работают на один и тот же общий процесс, результат которого и есть Разум, но при необходимости инициатором может стать и другая половина. Мы можем тренировками перестроить процесс, а иногда и обстоятельства нас вынуждают это сделать. Так что в итоге читать начинает другая половина мозга, а левая рука становится у бывших правшей ведущей. И аналогичная же картина с быстрым и медленным Разумом. Это два отдельных механизма в одном Разуме, они для разных задач, просто от природы они развиты в разной степени, поэтому и берут на себя роль лидера. Но и это, возможно изменить тренировками (как в случае с левшами), или сменой обстоятельств. Допустим, если вы с медленным Разумом, то вряд ли из вас выйдет хороший спортсмен или солдат, но ведь всегда можно выбрать и этот путь в жизни. Разве мы мало знаем посредственных танцоров, солдат или ученых? Но это тема не данной главы, а может быть, и, вообще, не этой работы. Поэтому, относиться к тому, что у Вас быстрый или медленный Разум, разумеется, как-нибудь нужно. Например, с точки зрения выбора будущей профессии, дела всей вашей жизни (вообще-то ваш Разум и так именно это и делает, но без участия вашего «Я»), но уж точно не для споров по поводу кто лучше. Аналогичные рассуждения можно привести и по поводу любопытства. Люди, которые более любопытны, чаще бросают и не заканчивают начатое, потому что на их горизонте появляются новые интересные вещи. Но без них не случилось бы и вообще ничего нового.
Так в чем смысл практического применения знания о классах Разума? Понять, как устроен механизм Разума в целом, и использовать эти знания нам во благо. Если мы правильно поймем принципы работы Разума, то сможем в будущем использовать эти знания для создания искусственного Разума, а также сможем большее число людей сделать более счастливыми уже сейчас. Ведь если человек будет знать, что с его классом Разума будет проще в жизни в определенных областях, то и разочарований будет меньше. Конечно, все это нужно еще подтверждать экспериментами, потом строить методики нужных измерений, чтобы выявлять степени и любопытства, и скорости работы Разума. И только уже потом подбирать усредненные показатели этих параметров для представителей определенных профессий. Но, мне кажется, что это достаточно перспективно для ближайших лет исследований.
Какой физический принцип реализует в мозге медленную или быструю модель Разума? Думаю, что тут все тривиально. Постепенно новая кора в мозге (самое позднее эволюционное нововведение) играет все более существенную роль в общем взаимодействии и уменьшает влияние более быстрых старых отделов мозга. Косвенным доказательством того факта, что подобное деление действительно существует, могут служить ссылки некоторых исследователей. Детские врачи заявляют о том, что «медленных» детей на данный момент (в начале 21 века) в районе 20%. Другие исследования говорят о том, что современные дети бегают медленнее, чем их родители в том же возрасте. То есть, можно сказать, что косвенно подтверждается факт нарастания более медленного мышления.
Медленность - это более новая архитектура. Физически она реализуется более сильным влиянием новой коры (лобные доли) по контролю за работой всего мозга в целом.
Любопытство - это генератор активности волн в мозге. Оно физически реализуется, видимо, какой-то разновидностью связей между нейронами. Это может быть упоминаемая ранее «обратная петля», которая заставляет волны не затухать, а сохранять свой потенциал в движении по кругу. В этом смысле есть интересный косвенно подтверждающий эту идею факт. Экспериментаторы обнаружили, что если часть нейронов помещать в искусственную среду обитания, то они вскоре начинают образовывать кольцевые структуры. Ну, или уж совсем примитивно «по-человечески» - может быть, есть непосредственно отдел в мозге, который просто генерирует пустые волны (как например, происходит во сне).
Как нам увидеть в динамике развитие степени качеств «медленности» и «любопытства»? Нужно искать статистические показатели, разрабатывать и ставить эксперименты, которые позволят нам понять, например, действительно ли число более медленных людей растет в обществе с годами? Или, может быть, растет число людей, занимающихся творчеством (это как предположение о проявлении людьми все большего любопытства)? Например, может быть растет число людей, которые выбирают творческие профессии? Например, можно попробовать найти статистику соотношения людей, занимающихся какой-то деятельностью к общему числу людей - число музыкантов, число ученых, число танцоров и т.д. Становиться ли таких людей больше с годами? Нужно проработать все эти эксперименты и получить статистические измерения.
Скажем несколько слов о возможных измерениях параметров Разума. Разделение Разумов на классы (типы) может быть сделано с опорой лишь на какие-то конкретные физические характеристики Разума. Мы выделяем какое-то качество, какой-то параметр, который можно измерить. Нужно помнить, что несколько параметров могут одновременно оказывать влияние на итоговый результат измерения. И всегда нужно помнить, что мы в начале пути и ошибки неизбежны, поэтому нужно всегда сомневаться в своих оценках и подчеркивать это.
Первое. Что касается параметров для определения приоритета медленной или быстрой работы Разума. Ставим одну и ту же задачу (не в узком смысле какую-то школьную, математическую или логическую, а задачу в общем смысле) разным людям. Один решает задачу быстро, другой медленно, кто-то вообще не решает, кто-то решает не стандартно. Фиксируем время решения (не ограничивая человека по времени, следя лишь за тем, чтобы испытуемый не отвлекался от процесса) и результат решения (правильно, неправильно, стандартно, нестандартно). Через какое-то время снова повторяем этот тест с аналогичными или чуть другими параметрами. Получаем результаты. Так можно повторить несколько раз. Лучше для подобного теста выбирать задачи не из области нашей повседневной жизни, а специально разработанные задачи, решение которых на основе прежнего опыта исключено полностью (разумеется, для тех, кто еще не проходил такое тестирование). Что мы получим в итоге? Например, мы получим показатели медленной или быстрой работы. Получим примерное понимание того, какая система является ведущей. Кстати, каждый человек, прочтя мое описание, скорее всего, уже вспомнил свой опыт и, исходя из приведенных мной примеров, может четко о себе сказать - какая в его случае система является доминирующей. И без всяких тестов. Но при подобных тестированиях нужно обязательно учитывать область мироздания, из которой ставится задача. Поэтому тестирование на скорость не может быть проведено отдельно от тестирования на любопытство, которое невозможно определить без определения самого важного – выбранной конкретным Разумом области Вселенной для своего применения.
Второе. Любопытство. Как его измерять? Предполагаю такой вариант. В каждом задании, которое дается испытуемому, предполагается несколько альтернатив решения с наводящими подсказками: очевидный путь и путь достижения результата, допустим, посредством косвенных связей с основной методикой решения, но через другие области знания. Например, в задании человеку предлагается ответить на вопрос «Как Вы думаете, «спартанский» стиль воспитания – это хорошо для детей или плохо?» При этом в примечании к заданию надо честно сказать, что не существует правильного ответа на этот вопрос, но у человека есть, допустим, два пути решения. Первый – просто выбрать один из вариантов, второй – сначала ознакомиться с долгими и нудными статьями на эту тему с обеих точек зрения. Я предполагаю, что человек более любопытный не сможет уклониться от самой возможности узнать мнение на этот счет тех людей на нашей планете, кто хоть что-то когда-то об этом думал. Я думаю, что вы уже уловили ход моих мыслей и можете сами придумать подобные же вопросы и ответы к ним. А попутно, вы, скорее всего, только что узнали и уровень любопытства своего Разума. Надо только не забывать, что любопытство присуще всем, разнится только его степень и, что еще более важно, конкретная сфера мироздания. Применительно к только что приведенному вопросу это будет значить примерно следующее. Допустим, человек не захотел изучать дополнительные статьи, это еще не значит, что он совсем не любопытен. Это может означать и, например, то, что какой-то конкретный человек на данном этапе своего развития может совсем не интересуется этой сферой жизни. Поэтому вопросы должны быть комплексными, часть из них сначала определяет сферы жизненных интересов и приоритетов человека на данном этапе жизни. Потом вопросы без правильных ответов, подобные приведенному выше, выявляют степень любопытства человека в близкой ему среде. Такие тесты и варианты их решения нужно отдельно разработать. Суть будет в том, что любопытному человеку в какой-то области будет интересно пройти другой дорогой к решению, даже не смотря на то, что он потратит время на тесте менее эффективно.
Теперь другой вопрос. Связаны ли «любопытство» и «медленность»? Как я предполагаю (смотри выше), оба этих изобретения эволюции физически реализованы в «новой коре» мозга. Можно представить себе, как я писал выше, что оба качества физически реализованы в виде различного типа связях между нейронами. Но не между двумя нейронами, речь идет о соединении нескольких нейронов в схемы разного типа. Представьте себе образно, что если вы все имеющиеся у вас веревочки (пример выше про колокольчики) соедините последовательно, то получиться схема «цепочка», если соедините каждую веревочку с двумя-тремя соседями, то получите «сеть», если соедините каждую с каждой веревочкой, то получите «клубок» и т.д. Это и есть схемы, о которых я говорю. И которые являются изобретениями эволюции и в моем описании именно такие конкретные схемы (не те, что я привел для примера, разумеется, а те, что существуют в мозге по факту) и позволяют рождаться таким новым вещам в Разуме, которые я называю «медленность» и «любопытство». С точки зрения мозга – это просто конкретная конфигурация движения волн между нейронами. С точки зрения наших рассуждений – это определенное качество всего Разума.
Наконец, остался неосвещенным вопрос о воображении и фантазии. Давайте попробуем в этом разобраться. Воображение – это способность нашего Разума создавать образы, представления или идеи. Но это качество нашего Разума не то же самое, что творчество (хотя часто творческие люди имеют богатое воображение, и, без сомнения, эти вопросы имеют пересечение). В творчестве самое главное – это создание чего-то нового. Обычно, говоря о богатом воображении человека, мы подразумеваем, что человек дорисовывает картину в своем представлении по более скудному описанию. Так, читая словесное описание в книге, Разум такого человека более красочно представляет себе описание бала или природы, слышит в своей голове, может быть, музыку, звуки природы, сопутствующие голоса вокруг сцены, хотя автором текста в книге все это не было описано в таких деталях. И это касается не только сцен из книг, но и, например, того как такие люди представляют себе то, как будут делать завтра какое-то запланированное действие. Допустим, человек знает, что завтра у него встреча с каким-то человеком. Он не просто планирует детали этой встречи. Он в своей голове прокручивает варианты этой возможной встречи во всех красках и нюансах: кто и что сначала сказал, каким тоном, какое при этом у него было выражение лица, как я ему ответил, что в этом время делали мои руки и т.д. и т.п. Теперь о термине «фантазировать». Вообще само это слово произошло как раз от греческого слово «воображение» и по идее изначально значило то же самое. Но, как это обычно и бывает с синонимами, теперь оно несет в себе чуть другой оттенок. Фантазировать – значит выдумывать или придумывать что-то не соответствующее действительности. То есть, воображать себе что-то – это что-то вполне возможное, что могло бы быть. А фантазировать – это воображать что-то, скорее всего невозможное или очень маловероятное. Творить – это создавать что-то более чем вероятное и, скорее всего, точно возможное. Получается, что все описательные термины для наших качеств, такие как «человек с богатой фантазией» или «человек с богатым воображением» - это термины, которые более подробно поясняют описанное нами выше качество творческих людей, то есть оттенки все того же любопытства.
В конце главы хотелось бы привести еще одну мысль, которая пришла уже после написания. Вполне возможно, что качество любопытства является как бы следствием все более нарастающего приоритета медленной компоненты Разума. Работать это может примерно так. Как я описывал прежде, медленная сеть является следствием слишком большого числа нейронных связей, участвующих в процессах мышления. Работа такой структуры неизбежно приводит к тому, что при активации любой из зон в новой коре порождаются и сопутствующие волны, которые в свою очередь порождают мыслительные процессы в других областях. То есть, генерирующая динамо-машина волн любопытства, о которой я писал прежде, может быть реализована именно в результате развития медленной системы мышления.

Приложенные файлы

  • docx 7403899
    Размер файла: 54 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий