Рыков Иван Гаврилович


Министерство образование и науки РФ.
Федеральная государственная бюджетная образовательное учреждение высшего
профессионального образования.
«Кубанский государственный университет»
Филиал: г.КореновскаФакультет: СПО
Реферат
Дисциплина: Экономика
Тема: Знаменитый бизнесмен Рыков Иван Гаврилович
Специализация: 080114(Экономика и бухгалтерский учет)
Выполнил: Криворучкин Александр Александрович
Группа: Эконом
Рецензент: Малородова Е.Н.
Дата сдачи:
Оценка:
Подпись рецензента:
г.Кореновск2012 год
left000 
Иван Рыков родился в городе Скопине в 1833 году в семье бедного мещанина. Родители мальчика прожили недолго, а после их смерти его взял на воспитание дядя, купец Андрей Федорович Рыков. Жизнь дяди тоже закончилась довольно быстро, и в пятнадцать лет Иван остался круглым сиротой, получив в наследство от дяди 200 тысяч рублей, что по тем временам считалось огромным состоянием. Злые языки утверждали, что на работу его взяли не за ум, а за отличные застолья, которые он устраивал для местной политической элиты. Многие считали, что помогла фамилия - дядя в городе был человеком очень известным и уважаемым. Кроме этого Иван Рыков широко жертвовал на благоустройство Скопина и выстроил на собственные средства церковь на городском кладбище, покорив таким образом местное общество. Однако к  30 годам Иван Рыков полностью промотал своё состояние. Деньги ушли, но зато у господина Рыкова появились связи, за счет которых он и очутился сначала в кресле бургомистра, а затем в кресле директора банка.
В первые годы своего существования Скопинский банк работал просто прекрасно. Деятельность банка находились под строгим контролем городских властей. Кредиты выдавались в основном в соответствии с рекомендациями городского руководства. Крестьяне, учителя, помещики и другие новоявленные вкладчики несли свои накопления под 3% годовых процентов.
 Треть доходов от банковской деятельности шла на нужды города, треть - использовалась на благотворительность и треть - на приращение к основному капиталу. Однако спустя два года Ивану Рыкову наскучило трудиться на общественное благо. Тем более что молодому банкиру стало не хватать своего жалования на веселый образ жизни. После недолгих размышлений молодой аферист сообразил, что если объем привлекаемых вкладов будет больше, чем выплаты по депозитам, то банк продолжит успешно работать, но при этом и ему перепадет увесистый «кусочек» прибыли. Но что сделать, для того чтобы деньги пошли в маленький уездный банк? Все просто: выгодные условия и реклама.
Чтобы избавиться от контроля со стороны городской главы купца Михаила Леонова, человека принципиального и честного, Рыков выдвинул свою кандидатуру на этот пост и выиграл выборы. Так как по закону нельзя было совмещать должности директора банка и городской главы, последний пост Рыков уступил своему ближайшему сподвижнику (это закон допускал) - купцу Н. Афанасову.
Для расширения деятельности банка Рыков провел активную рекламную кампанию, используя провинциальную и столичную печать, где публиковались объявления о высоких процентах по вкладам (до 7,5 вместо обычных 3-5%). Главным редакторам газет Рыков предоставил крупные беспроцентные кредиты. Популярность Скопинского банка стала расти как на дрожжах, деньги потекли в банк, тем более что на первых порах обещанные проценты исправно выплачивались. Сумма вкладов вырастает до 11 618 079 рублей. В то же время Рыков жестко придерживался одного правила - среди жителей Скопина и даже Рязанской губернии вкладчиков банка быть не должно.
Основными вкладчиками банка являлись учителя, военные, монахи и мелкие чиновники. Многие из них долгие годы откладывали в банк часть своего жалованья в надежде, что смогут воспользоваться скопленными деньгами на пенсии. Подавляющее большинство выбирало скопинский банк именно из-за высокого процента, при этом совершенно не задумываясь, чем вызвана подобная щедрость. Новые вкладчики появлялись благодаря рекламе в газетах и «сарафанному радио».
Схемы мошеннических операций в банке не отличались оригинальностью и были достаточно примитивными. Так, Рыков неоднократно просто забирал из кассы наличные деньги, оставляя вместо них собственные векселя. Или вдруг Скопинский нищий, который никогда ничего не имел, подавал в банк заявление о вносе вкладов на 2,5 млн. руб., а через несколько дней получал из банка эти деньги наличными, отдавая их своему «благодетелю» Рыкову. Большие надежды возлагал Рыков на биржевые операции с ценными бумагами, но они не принесли ничего, кроме убытков, так как квалифицированных специалистов в банке не было. Чтобы как-то замаскировать полученные убытки и иметь в годовом отчете хорошие показатели, приходилось ежегодно осуществлять еще одну комбинацию. В конце года какой-нибудь Скопинский гражданин совершал с банком  фиктивную операцию по покупке-продаже определенного количества каких-либо ценных бумаг, находившихся в портфеле банка, а в начале января (иногда буквально через несколько дней) банк получал эти бумаги обратно, но уже по другому, гораздо более выгодному для банка курсу. При этом с бумагами никакого реального движения не происходило, так как они постоянно находились в банке. Но в результате в годовом отчете фиксировалась мнимая прибыль.
В начале 1870-х г. Рыков решил на средства Скопинского банка провести в трех селах Скопинского уезда разведку месторождений каменного угля. После долгих изысканий в некоторых шахтах был обнаружен уголь, но крупных запасов не было. Тем не менее, Рыков учредил «Акционерное общество Скопинских  угольных копей Московского бассейна» со «складочным» (уставным) капиталом в размере 2 млн. руб. Учредителями компании, кроме инициатора, стали помещики, купцы и мещане, имения и дома которых были заложены в Скопинском банке. Директором правления общества стал сам Рыков. Напечатанные акции хранились, опять-таки, в Скопинском банке. Вскоре о разработке угольных копей стали сообщать некоторые газеты, в них же печатались отчеты и балансы общества, сообщалось об уплате акционерам дивидендов. На проходившей в Политехническом музее Москвы выставке Рыков оборудовал стенд с действовавшей моделью шахты и двумя вагонами образцов угля (позже выяснилось, что этот уголь Рыков купил совсем в другом месте). Но все было напрасно, акции никто не покупал. Тогда для убеждения потенциальных покупателей акций в надежности предприятия Рыков использовал последний аргумент - биржевую котировку акций. На Московской и Петербургской биржах его агенты стали продавать и покупать друг у друга акции общества Скопинских угольных копей. Сведения об этих сделках официально фиксировались биржевыми маклерами и публиковались в газетах. Операция продолжалась целый год, к концу которого биржевая цена акций превысила номинал и достигла 103 руб. за акцию. Доказав таким образом доходность эксплуатации фиктивных копей, Рыков в 1874 г. сумел получить у министра финансов Рейтерна разрешение на прием акций своего общества по цене 75 за 100 руб. номинальных в залог при уплате акциза за вино, отпускавшееся с частных складов и винокуренных заводов в продажу в питейные заведения. В случае реализации этого разрешения, Рыков мог бы без особых проблем продать акции фиктивного общества, находившиеся у него же в банке, и получить около 1 млн руб. в зависимости от цены продажи, а казна могла лишиться 1,5 млн. руб.
Но осуществлению грандиозного замысла помешал мелкий чиновник - старший ревизор Рязанского акцизного управления А. К. Хросницкий, который, прочитав объявление в «Указателе Министерства финансов» о разрешении принимать ценные бумаги Скопинских угольных копей в залог при уплате акциза, не поленился в 1874 г. съездить на место добычи угля и обнаружил там только засыпанные землей шахты, оставшиеся от изыскательских работ. Сообщение о несуществующих копях было послано в Петербург, после чего Министерство финансов разослало во все губернские акцизные управления телеграммы о запрещении приема в залоги по рассрочке акциза акций Скопинских угольных копей. Рыков, по слухам был вызван на беседу в Министерство финансов, но в тот момент к ответственности привлечен не был. Дело удалось замять. Однако позже выяснилось, что Рыков все-таки использовал акции общества Скопинских угольных копей, заложив их в своем же банке в обеспечение кредита.
К началу 1880-х годов долги Скопинского банка достигли совершенно фантастических размеров, средства вкладчиков растаяли, а вовлечь в игру новых клиентов не удавалось. В газетах появилось сообщение, что 12 миллионов рублей вкладов в Скопинском банке обеспечены лишь одним миллионом, к тому же в ненадежных бумагах. Встревоженные вкладчики стали присылать требования вернуть им деньги (банк обязан был возвращать средства почтой, в день получения требования).
В 1882 году в Скопин начали съезжаться вкладчики банка. Чтобы заплатить нежданным гостям, приходилось продавать ценные бумаги. Наконец касса банка вообще прекратила выплаты. Скопинский банк был объявлен несостоятельным должником. Рыкова взяли под стражу. Следствие по делу о крахе Скопинского банка растянулось на два года. Поздней осенью 1884 года в Екатерининском зале здания Судебных установлений началось слушание дела. В Москве скопинский процесс вызвал огромный интерес. Исключительность процесса подчеркивала усиленная охрана: у каждой двери был выставлен тройной караул - полицейский, судейский, жандармский. Даже у подъезда здания находился особый пост. По рыковскому делу проходило 26 человек. Среди них: организатор аферы - Рыков, городские головы, гласные думы, члены городской управы, члены правления банка, банковские служащие. Все они были признаны неплатежеспособными. На суде огласили сенсационные цифры: за девятнадцать лет в банке было расхищено около 12 млн. руб., а найти удалось лишь 800 тыс. руб. Самый крупный долг - рыковский - составлял 6 миллионов. Поразительно, но у Ивана Гавриловича не обнаружили никакого имущества. Он ничего не накопил, все было прожито, спущено, распылено. Рыков и основные фигуранты дела были осуждены и сосланы на поселение в Сибирь.

Приложенные файлы

  • docx 7588758
    Размер файла: 53 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий