стихи про блокаду Девчонка руки протянула


Чижикова полинаДевчонка руки протянула И головой - на край стола... Сначала думали - уснула, А оказалось - умерла. Её из школы на носилках Домой ребята понесли. В ресницах у подруг слезинки То исчезали, то росли. Никто не обронил ни слова. Лишь хрипло, сквозь метельный сон, Учитель выдавил, что снова Занятья - после похорон. 
Кудринская Анисья-за залпом залп. Гремит салют.Ракеты в воздухе горячем цветами пестрыми цветут.А ленинградцы тихо плачут.Ни успокаивать пока, ни утешать людей не надо.Их радость слишком велика –Гремит салют над Ленинградом!Их радость велика, но больЗаговорила и прорвалась:На праздничный салют с тобойПол-Ленинграда не поднялось…Рыдают люди, и поют,И лиц заплаканных не прячут.Сегодня в городе – салют!Сегодня ленинградцы плачут…
И на Литейном был один источник.Трубу прорвав, подземная водаоднажды с воплем вырвалась из почвыи поплыла, смерзаясь в глыбы льда.Вода плыла, гремя и коченея,и люди к стенам жались перед нею,но вдруг один, устав пережидать, -наперерез пошел по кромке льда,ожесточась пошел, но не прорвался,а, сбит волной, свалился на ходу,и вмерз в поток, и так лежать осталсяздесь,на Литейном,видный всем, -во льду.А люди утром прорубь продолбилиневдалеке и длинною чредойк его прозрачной ледяной могиледо марта приходили за водой.Тому, кому пришлось когда-нибудьходить сюда, - не говори: "Забудь".Я знаю все. Я тоже там была,я ту же воду жгучую бралана улице, меж темными домами,где человек, судьбы моей собрат,как мамонт, павший сто веков назад,лежал, затертый городскими льдами.("Твой путь", поэма; апрель 1945)
Майя Борисова.Ленинграду.ксюша лавроваДа, он мне снится, этот город и видимо не раз, не дваДоказывать я буду в спорах, что он красивей, чем Москва!И в стороне сибирской дальней, мне помнится родимый домИ то, что факелы Ростральных.... А впрочем нет, я о другом.Я вижу городок на Волге в полукольце плешивых горВ тот очень тяжкий, очень долгий 42-ой военный год.Линялые шатрами крыши, стада бредущие в пылиСюда блокадных ребятишек из Ленинграда привезли.Ведь больше года голодали, им дали мяса, масло дали.Они ж, шатаясь как в бреду за завтраком недоедали,В обед опять недоедали, за ужином недоедали, на завтра прятали еду.Они не оставляли крошек, тихи, глазасты и худы,Они рассматривали кошек лишь как запас живой еды.И падали при каждом шаге. И молча плакали в тиши.Но кто-то детям дал бумагу и заточил карандаши.И вот на четвертушках мятых, стал робко возникать на светНе точный, памятный, крылатый, неповторимый силуэт - Бессмертный шпиль Адмиралтейства, его нагую простотуЧертило раненое детство, мусоля грифели во рту....Да, он мне снится этот город и видимо не раз, не дваДоказывать я буду в спорах, что он красивей, чем Москва!И вновь и вновь при трудном шаге я вспомню это, Тишь палат, детей, и на листках бумаги, рисунок, Точно текст присяги, тебе на верность ЛЕНИНГРАД.(Это мое любимое, писала по памяти, в сети этот стих не нашла)
Вера Инбер "Трамвай идет на фронт"таня третьяковаХолодный. цвета стали,Суровый горизонт...Трамвай идет к заставе,Трамвай идет на фронт.Фанера вместо стекол,Но это ничего, И граждане потокомВливаются в него.Немолодой рабочий -Он едет на завод,Который дни и ночи Оружие кует.Старушку убаюкалРитмичный счтук колес:Она танкисту-внукуДостала папирос.Беседуя с сестроюИ полковым врачом,Дружинницы - их трое -Сидят к плечу плечом.У пояса граната,У пояса наган,Высокий, бородатый,-Похоже, партизан.Пришел помыться в баньке,Побыть с семьей своей,Принес сынишке СанькеНемецкий шлем-трофей -И снова в путь-дорогу,В дремучие снега,Выслеживать берлогуЖестокого врага,Огнем своей винтовкиВести фашистам счет...Мелькают остановки,Трамвай на фронт идет...—
А мне очень нравится ее же "машенька сестра моя, москвичка"Сейчас попробую, но по памяти, за точность текста не ручаюсьМашенька, сестра моя. москвичкаЛенинградцы говорят с тобой.На военной грозной перекличкеСлышишь ли далекий голос мой?Знаю, слышишь, знаю, всем знакомымТы сегодня хвастаешь с утра:Нынче из родительского дома говорила старшая сестра.Здесь, по-моему еще четеверостишие про детство, но я его не помню совсемТихий вечер, мандалины звоныс соловьем заставским в перебой,Машенька, ведь это наша юность,комсомол и первая любовь.Гул гудков и дымы над заводом,Труд в цехах неделями подряд...Машенька, ведь это наша славаНаша жизнь и гордость - ЛенинградМашенька, теперь в него стреляютПрямо в город, прямо в нашу жизнь,Смерью и позором угрожают,Кандалы готовят и ножи.Но смертельно волю напрягая,Смертно ненавидя и любяЯ со всеми вместе присягаюи даю присягу за тебя:Нет, по городу, по ЛенинградуПолчища фашистов не пройдут,В маленьком зеленом палисаделучше мертвой на земь упаду.Так скажи друзьям своим в столице-Стоек и бессмертен ЛенинградОн не дрогнет, он не покоритьсяТак сказала старшая сестра.
Михаил ДудинВДОГОНКУ УПЛЫВАЮЩЕЙ ПО НЕВЕ ЛЬДИНЕБыл год сорок второй,Меня шаталоОт голода,От горя,От тоски.Но шла весна —Ей было горя малоДо этих бед.Разбитый на куски,Как рафинад сырой и ноздреватый,Под голубой Литейного пролет,Размеренно раскачивая латы,Шел по Неве с Дороги жизни лед.И где-то тамНевы посередине,Я увидал с Литейного мостаНа медленно качающейся льдине —ОтчетливоПодобие креста.А льдинка подплывала,За быкамиПеред мостом замедлила разбег.Крестообразно,В стороны руками,Был в эту льдину впаян человек.Нет, не солдат, убитый под ДубровкойНа окаянном «Невском пятачке»,А мальчик,По-мальчишески неловкий,В ремесленном кургузном пиджачке.Как он погиб на Ладоге,Не знаю.Был пулей сбит или замерз в метель....По всем морям,Подтаявшая с краю,Плывет его хрустальная постель.Плывет под блеском всех ночных созвездий,Как в колыбели,На седой волне....Я видел мир,Я полземли изъездил,И время душу раскрывало мне.Смеялись дети в Лондоне.ПлясалиВ Антафагасте школьники.А онВсе плыл и плыл в неведомые дали,Как тихий стонСквозь материнский сон.Землятресенья встряхивали суши.Вулканы притормаживали пыл.Ревели бомбы.И немели души.А он в хрустальной колыбели плыл.Моей душе покоя больше нету.Всегда,Везде,Во сне и наяву,Пока я жив,Я с ним плыву по свету,Сквозь память человечества плыву.
Михаил Дудин. ПОДВОДНЫЙ СВЕТ.рома румянцевНе забыть мне зарниц Шлиссельбурга,Батареи немецкой налет.Зимней ночи косматая бурка Опустилась на ладожский лед.Но расстреляно рваное небо, Полыньи от бомбежки дымят.Пополненья, Снарядов И хлеба Дожидается твой Ленинград.И машины идут сквозь торосыИ, по дифер в воде, тормозят.Оплетенные цепью Колеса По торосам наощупь скользят.Ты стоишь у развилки дороги,Указуя им путь фонарем,И на сдвинуть Примерзшие ноги,Не согреться домашним огнем.Где-то рядом снаряды ложатсяИ на лед выступает вода.Маша, Машенька!Надо держатьсяВ этом крошеве мертвого льда.Полоснуло, Ударило. ЛьдинаПод тобою встает на дыбы.Маша, Машенька! Темная тина.Валунов обнаженные лбы.Ночь гремит соловьями в Кобоне И плывет по молочной волне.Где-то выпь одинокая стонет,И мерещится Разное мне.Не звезда полуночная пляшет,Отражаясь в накате волны,Это машет фонариком МашаИз своей голубой глубины.Немного "неформатное", но неизбитое. (Мы с ним первое место заняли:008:)Шириня Иван(Ленинград 07.06.2007 12:53)саидОдин тиран, не будем имяЕго мы к ночи называть,Пришел к нам с ордами своимиНаш Ленинград завоевать.Вообразил в бреду кошмарномОн с помраченной головой,Что превратит наш город славныйВ пустынный хаос над Невой.И весть дошла до края света.Навстречу силе огневойВстал Ленинград , в грозу одетый,И принял вызов боевой.И где искать теперь тирана?Где прах развеялся немой?А он, как прежде, утром раноВстает и блещет город мой.Шагает в золотом узоре,Узоре солнечных оград.О, Ленинград, какие зори!Какое счастье, Ленинград!
-------- - - - - ---
Ольга БерггольцАрмияМне скажут — Армия...Я вспомню день — зимой,январский день сорок второго года.Моя подруга шла с детьми домой —они несли с реки в бутылках воду. Их путь был страшен,хоть и недалек.И подошел к ним человек в шинели,взглянул — и вынул хлебный свой паек,трехсотграммовый, весь обледенелый.И разломил, и детям дал чужим,и постоял, пока они поели.И мать рукою серою, как дым,дотронулась до рукава шинели.Дотронулась, не посветлев в лице...Не ведал мир движенья благодарней!Мы знали всё о жизни наших армий,стоявших с нами в городе, в кольце....Они расстались. Мать пошла направо,боец вперед — по снегу и по льду.Он шел на фронт, за Нарвскую заставу,от голода качаясь на ходу.Он шел на фронт, мучительно палимстыдом отца, мужчины и солдата:огромный город умирал за нимв седых лучах январского заката.Он шел на фронт, одолевая бред,все время помня — нет, не помня — зная,что женщина глядит ему вослед,благодаря его, не укоряя.Он снег глотал, он чувствовал с досадой,что слишком тяжелеет автомат,добрел до фронта и пополз в засадуна истребленье вражеских солдат......Теперь ты понимаешь — почемунет Армии на всей земле любимей,нет преданней ее народу своему,великодушней и непобедимей!Вера ИнберТрамвай идет на фронтХолодный, цвета стали,Суровый горизонт...Трамвай идет к заставе,Трамвай идет на фронт.Фанера вместо стекол,Но это ничего,И граждане потокомВливаются в него.Немолодой рабочий -Он едет на завод,Который дни и ночиОружие кует.Старушку убаюкалРитмичный шум колес:Она танкисту-внукуДостала папирос.Беседуя с сестроюИ полковым врачом,Дружинницы - их трое -Сидят к плечу плечом.У пояса граната,У пояса наган,Высокий, бородатый -Похоже, партизан,Пришел помыться в баньке,Побыть с семьей своей,Принес сынишке СанькеНемецкий шлем-трофей -И снова в путь-дорогу,В дремучие снега,Выслеживать берлогуЖестокого врага,Огнем своей винтовкиВести фашистам счет...Мелькают остановки,Трамвай на фронт идет.Везут домохозяйкиНещедрый свой паек,Грудной ребенок - в байкеОткинут уголок -Глядит (ему все ново).Гляди, не забывайКрещенья боевого,-На фронт идет трамвай.Дитя! Твоя квартираВ обломках. Ты - в боюЗа обновленье мира,За будущность твою.
Елена Рывина артем гришанинНочь ...И летели листовки с небаНа пороги замерзших квартир:" Будет хлеб. Вы хотите хлеба?...""Будет мир. Вам не снится мир?" Дети, плача, хлеба просили. Нет страшнее пытки такой. Ленинградцы ворот не открылиИ не вышли к стене городской. Без воды, без тепла, без света.День похож на черную ночь.Может, в мире и силы нету, Чтобы все это превозмочь? Умирали - и говорили:- Наши дети увидят свет! Но ворота они не открыли. На колени не встали, нет! Мудрено ли, что в ратной работеГород наш по-солдатски хорош?.. Петр построил его на болоте,Но прочнее земли не найдешь. 1942 Александр МежировЛадожский лед Страшный путь!На тридцатой,последней верстеНичего не сулит хорошего...Под моими ногами устало хрустетьЛедяноеломкоекрошево. Страшный путь!Ты в блокаду меня ведешь,Только небо с тобой,над тобойвысоко.И нет на тебе никаких одежд:Голкаксокол. Страшный путь!Ты на пятой своей верстеПотерял для меня конец,И ветер устал над тобой свистеть,И усталгрохотать свинец...Почему не проходит над Ладогой мост?! Нам подошвы невмочь ото льда отрывать.Сумасшедшие мыслибуравят мозг:Почему на льду не растет трава?! Самый страшный путь из моих путей!На двадцатой верстекак я мог идти!Шли навстречу из города сотни детей...Сотни детей!Замерзали в пути... Одинокие детина взорванном льду, -Эту теплую смертьраспознать не могли они сами, -И смотрели на падающую звездуНепонимающими глазами. Мне в атаках не надобно слова "вперед",Под каким бы намни бывать огнем - У меня в зрачкахчерныйладожскийледЛенинградские дети лежатна нем. 1944 Юрий Воронов* * *В блокадных дняхМы так и не узнали:Меж юностью и детствомГде черта?..Нам в сорок третьемВыдали медали.И только в сорок пятом -Паспорта. И в этом нет беды...Но взрослым людям, Уже прожившим многое года, Вдруг страшно оттого, Что мы не будемНи старше, ни взрослее, Чем тогда.
Про песни помнится "Медаль за оборону Ленинграда"Мы ее точно в школе пели. Помню, бабушка под нее всегда плакала...Время слово сказать о солдатской медали,Ту медаль в сорок третьем на фронте вручали.Поздравлял награжденных комбатИ темнел за спиной Ленинград.Припев:Медаль за оборону Ленинграда -Не просто наша память о войне.Металл ее откован в дни блокадыИ закален в невиданном огне.Может вам рассказать ветеран, вспоминая,Как до линии фронта ходили трамваи,Как стояли ни шагу назадЛенинградцы за свой Ленинград.Припев.Он не дрогнул в бою,Бастион над Невою.Он в едином строюБыл со всею страною.Лютый холод и сотни тревог:Все он вынес и все превозмог.Припев.Тихо волны стучат о гранитные плиты,Сколько б дней не промчалось, ничто не забыто.Не забудет наш город-геройТот январский салют над Невой.Припев.
- - -- - - - - -
Михаил Дудин ВДОГОНКУ УПЛЫВАЮЩЕЙ ПО НЕВЕ ЛЬДИНЕ Был год сорок второй,Меня шаталоОт голода,От горя,От тоски.Но шла весна —Ей было горя малоДо этих бед.Разбитый на куски,Как рафинад сырой и ноздреватый,Под голубой Литейного пролет,Размеренно раскачивая латы,Шел по Неве с Дороги жизни лед.И где-то тамНевы посередине,Я увидал с Литейного мостаНа медленно качающейся льдине —ОтчетливоПодобие креста.А льдинка подплывала,За быкамиПеред мостом замедлила разбег.Крестообразно,В стороны руками,Был в эту льдину впаян человек.Нет, не солдат, убитый под ДубровкойНа окаянном «Невском пятачке»,А мальчик,По-мальчишески неловкий,В ремесленном кургузном пиджачке.Как он погиб на Ладоге,Не знаю.Был пулей сбит или замерз в метель....По всем морям,Подтаявшая с краю,Плывет его хрустальная постель.Плывет под блеском всех ночных созвездий,Как в колыбели,На седой волне....Я видел мир,Я полземли изъездил,И время душу раскрывало мне.Смеялись дети в Лондоне.ПлясалиВ Антафагасте школьники.А онВсе плыл и плыл в неведомые дали,Как тихий стонСквозь материнский сон.Землятресенья встряхивали суши.Вулканы притормаживали пыл.Ревели бомбы.И немели души.А он в хрустальной колыбели плыл.Моей душе покоя больше нету.Всегда,Везде,Во сне и наяву,Пока я жив,Я с ним плыву по свету,Сквозь память человечеству плыву.- - -- -- - - - ---
Детки в мое детство пели. Не знаю кто автор. Это из кино (помоему Зеленые цепочки)В далеком, тревожном военном году,Под гром батарей у страны на видуСтояли со взрослыми рядомМальчишки у стен Ленинграда.Стояли со взрослыми рядомМальчишки у стен Ленинграда.На парте осталась открыта тетрадь,Не выпало им дочитать дописать,Когда навалились на городФугасные бомбы и голод.Когда навалились на городФугасные бомбы и голод.И мы никогда не забудем с тобой,Как наши ровесники приняли бойИм было всего лишь тринадцать,Но были они - ленинградцы!Им было всего лишь тринадцать,Но были они - ленинградцы!
creature18-01-2009, 17:03
кинофильм "Мы из блокады " режиссерТы помнишьсл.М.Дахиемуз.В.ПлешакТы помнишь, ты помнишь, товарищПусть память о том тяжелаКак вьюга сквозь отствет пожарищПо улицам мертвым мелаМы насмерть умели сражатьсяМы горе испили до днаВедь мы же стобой ленинградцыМы знаем, что значит война.Ты помнишь: руины дымятсяИ чей-то оборванный крик...Но каждый здесь был ленинградцем-Ребенок, солдат и старик.Бессмертно блокадное братство,Свершившее долг свой сполна...Ведь мы же с тобой ленинградцы- Мы знаем, что значит война.Мы помним с тобою сквозь годыВ разрывах сплошных горизонтИ как из промерзших заводовШли грозные танки на фронт.Душе не давая сгибаться,Мы верили, с нами странаВедь мы же стобой ленинградцыМы знаем, что значит война.Мы знали отчаянье и смелостьВ блокадных ночах без огня,А главное- очень хотелосьДожить до победного дня,Нам с этим вовек не расстатьсяВ нас подвигу память верна...Ведь мы же стобой ленинградцыМы знаем, что значит война.А это не очень детское, но очень народноеЗАСТОЛЬНАЯ ВОЛХОВСКОГО ФРОНТАМузыка И. ЛюбанаСлова П. ШубинаРедко, друзья, нам встречаться приходится,Но, уж когда довелось, -Вспомним, что было, и выпьем, как водится,Как на Руси повелось.Пусть вместе с нами земля ЛенинградскаяВспомнит былые дела,Вспомнит, как русская сила солдатскаяНемцев за Тихвин гнала.Выпьем за тех, кто неделями долгимиВ мерзлых лежал блиндажах,Бился на Ладоге, бился на Волхове,Не отступал ни на шаг.Выпьем за тех, кто командовал ротами,Кто умирал на снегу,Кто в Ленинград пробивался болотами,Горло ломая врагу.Будут в преданьях навеки прославлены,Под пулеметной пургой,Наши штыки на высотах Синявина,Наши полки подо Мгой.Встанем и чокнемся кружками стоя мы,Братство друзей боевых.Выпьем за мужество павших героями,Выпьем за встречу живых.

Приложенные файлы

  • docx 7275932
    Размер файла: 52 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий