Как жили средневековые монахи

Как жили средневековые монахи
Возникнув в IIIIV вв. нашей эры в Сирии, Палестине и Египте, монашество быстро распространилось на огромных территориях, от Шотландии и Ирландии до Африки и от Атлантики до Кавказа. Эпоху Средневековья невозможно представить себе без монахов ~~ людей, посвятивших свою жизнь Богу. Именно они считались заступниками за всех людей перед Богом, давали обществу примеры веры и нравственности.

Монастырей в эпоху Средневековья имелось великое множество. В раскаленной пустыне и в дремучем лесу, у горных вершин и на продуваемых всеми ветрами островах Северной Атлантики всюду, куда только проникали люди, со временем возникали монашеские общежития ИЛИ кельи отшель-ников. Монахи одних орденов предпочитали сельское
283уединение, другие, как, например, францисканцы и доминиканцы, напротив, искали свое место рядом с суетой и сутолокой городской жизни. Не удивительно, что столь разные условия существования монахов, и прежде всего природные условия сильно влияли на правила монашеской жизни. Помимо уста-вое орденов, каждый из которых объединял многие десятки, а иногда сотни и даже тысячи монастырей, в каждом монастыре существовали свои особенные обычаи, которые соблюдались подчас даже более строго, чем устав ордена. И все же в жизни монахов по всей Европе было достаточно много общего, так что можно представить себе некий «обычный монастырь». Попробуем же мысленно войти в него и посмотреть, как жили средневековые монахи. В основном наше внимание будет сосредоточено на монастырях и монахах католической Западной Европы, хотя многое из того, о чем мы будем говорить, относится и к православному монашеству.
Монах это человек, посвятивший себя Богу; считалось, что его молитва имеет особую силу, позволяя ему замаливать не только свои, но и чужие грехи. Современники полагали, что монахи не только обладают большими шансами на спасение, чем все остальные, но и на небесах они, а не епископы, будут предводительствовать праведниками и вместе с Богом вершить Страшный суд над миром.
Становясь монахом, человек принимал на себя самые разные и очень трудные обязательства. Главными из них были три обета: целомудрия, нестяжания и послушания. Первый из них означал отказ монаха или монахини от семейной жизни и от плотских радостей. Второй предполагал отказ от любой личной собственности, даже если речь шла о книге или, скажем, дощечке и грифеле для письма. Наконец, третий требовал от монаха беспрекословного подчинения аббату, уставу ордена и монастырским обычаям. Становясь монахом, человек должен был во имя любви к Богу отрешиться от своего «я» и подчинить свою жизнь множеству ограничений. Отныне его день и ночь были жестко регламентированы, он молился и работал, ел и спал вместе с другими монахами и в строго определенное время. Для многих эти ограничения свободы личности, к тому же дополняемые многочисленными ограничениями в еде и питье, оказывались непосильной ношей. Между
284
тем принятие монашеских обетов, вообще говоря, считалось необратимым шагом: нельзя было по собственной воле перестать быть монахом. Поэтому, прежде чем вступить в монастырь, стремящийся к этому имел возможность «опробовать» жизнь монаха, находясь некоторое время в обители в качестве послушника человека, который учится вести монашеский образ жизни, но еще не принял обетов и может уйти из монастыря. Произнеся обеты и вступив в монашеский орден, человек как бы начинал новую жизнь, в знак чего облекался в новую одежду и получал новое имя; ему также выстригали макушку, сохраняя лишь полоску волос на уровне ушей; выстриженное место называлось тонзурой.
Число монахов в средневековом монастыре было, как правило, невелико. В самых крупных могло обитать 100200, иногда до 400 монахов, но в подавляющем большинстве их насчитывалось не более 23 дюжин. Правда, если монастырь процветал, то к монахам как таковым мы должны будем добавить тех, кто, не являясь собственно монахами, жили при монастыре и выполняли различные работы (таких было довольно много), не говоря уже о сотнях и тысячах зависимых крестьян, которые несли повинности в пользу монастыря. Только принимая это во внимание, мы сможем понять, как при столь небольшом числе монахов крупные монастыри могли вести свое хозяйство и отстраивать свои здания с таким размахом.
Если число монахов в монастыре было сравнительно скромным, то количество монастырей в средневековой Европе не может не впечатлять. Речь идет о многих тысячах обителей, принадлежавших к самым разным монашеским орде-нам.
Монастырь, как правило, был отгорожен от остального мира стеной, и мир внутри стен существовал по своим собственным законам. Здесь были свои правила, свой ритм и стиль Жизни, свои представления о добре и красоте, своя иерархия. Пространство монастыря, предназначенное для монахов как таковых, являлось ядром монастыря. Чаще всего это был пря-моугольник строений, одну сторону которого составляла монастырская церковь, а по остальным сторонам располагались зал капитула, где монахи обсуждали свои дела, общая спаль-
285ня, трапезная, иногда также кухня, кладовые и другие служебные помещения. Центром монастырской жизни был внутренний дворик с колодцем (клуатр), в который выходили все эти помещения. Именно в этой части монастыря все правила монастырской жизни соблюдались максимально строго. В свою очередь остальная часть монастыря включала дом аббата, госпиталь, помещения для послушников, гостей и паломников, сад и огород, школу, в которой нередко обучали не только будущих монахов, но и детей окрестной знати, многочисленные хозяйственные строения (конюшни, хлевы, мельницы, пекарни, мастерские и многое другое). Идеальный монастырь, по словам святого Бенедикта (см. Бенедикт Нурсийский), «по возможности, так должен быть основан, чтобы все необходимое, а именно вода, мельница, сад, пекарня или различные ремесла существовали внутри монастыря, чтобы у монахов не возникло потребности скитаться вне его, ибо в том содержится вред для их душ».
Главным делом монаха считалась молитва, и вся его жизнь была организована вокруг богослужения и молитвы. День для него начинался, собственно говоря, глубокой ночью. Ложась спать очень рано, часов в семь вечера, монахи уже примерно в половине первого ночи вставали к молитве, затем, поспав еще немного, служили утреню и, после еще одного часа сна, вставали окончательно. В среднем они спали не так уж мало (не менее 7 часов в день), но тяжелым испытанием была необходимость прерывать сон и, особенно, необходимость бодрствовать как раз в то время суток, когда больше всего хочется спать. Именно монахи должны были возносить к Богу свои молитвы в то время, когда не молится никто другой: тем самым они как бы ограждали мир от дьявольских козней духовным щитом. Когда однажды буря застигла на море корабль французского короля Филиппа II Августа, тот велел всем молиться, заявив: «Если нам удастся продержаться до того часа, когда в монастырях начнется утреня, мы будем спасены, ибо монахи начнут богослужение и сменят нас в молитве».
При всей тяжести ограничений в сне не менее тяжелыми, надо думать, были для монаха многочисленные ограничения в отношении пищи. Как правило, монастырские уставы запрещали или по крайней мере резко ограничивали употребление
286
мяса. Однако разрешенные к употреблению продукты рыба, яйца, орехи, овощи, фрукты, зелень и многое другое были достаточно многообразны, так что трапеза монахов (если только речь не шла о времени Великого поста или же об особо строгом уставе), уступая, конечно, пирам знати, вполне устроила бы горожанина или крестьянина. Более того, в каждом монастыре существовали свои «фирменные блюда», которые, как доказывают сохранившиеся рецепты, и сегодня сделали бы честь самому изысканному столу (в частности, именно в монастырях была создана, быть может, большая часть бесчисленных сортов французского сыра и французских вин). Впрочем, не следует думать, что средневековые монахи были сплошь чревоугодниками: полноценно поесть они могли один, максимум два раза в день, и еда предлагалась в достатке, но отнюдь не в избытке. Наиболее болезненно, видимо, воспринимался запрет вкушать пищу до полудня, ведь монахи с ночи находились на ногах.
«Молись и трудись», гласил девиз основателя ордена бенедиктинцев святого Бенедикта Нурсийского, ставший главным правилом монастырской жизни. Жизнь монаха действительно была заполнена, наряду с молитвами, самым разным трудом. Когда монастыри только возникали, монахи искали уединения и спасения от суеты вдали от городов и селений. Но проходили несколько десятилетий, и на месте лесных чащ или болот возникали пашни и пастбища, сады и огороды, без которых нельзя было обеспечить монастырь всем необходимым. Конечно, в наиболее преуспевающих обителях монахи не столько трудились на земле своими руками, сколько организовывали труд зависимых крестьян. Но при необходимости и монахи брались за серпы или вилы, и устав в таких случаях давал право аббату облегчить пост.
Во всей средневековой Европе именно монастыри вели свое хозяйство наиболее умело и успешно. Тому были свои причины. Во-первых, монахи были образованны и занимались делами рассудительно, со знанием дела, В отличие от крестьян, над которыми часто довлели языческие предрассудки, они были склонны не только сохранять традиции, но и вводить полезные и оправданные новшества. Во-вторых, у монастырей имелись достаточные финансовые возможности для
287«долгосрочных проектов» улучшения качества обработки земли. В-третьих, в отличие от светских владельцев, монастыри сохраняли свои владения на протяжении многих столетий, веками добиваясь, чтобы земли приносили наибольший доход. В-четвертых, личные потребности монахов были жестко ограничены принятыми ими обетами, несовместимыми с роскошью, и, хотя теория нередко расходилась с практикой, такие ограничения также способствовали накоплению средств в монастырях.
Трудно назвать такую отрасль средневекового хозяйства, в которой монахи не выделялись бы своими достижениями. Они обладали лучшими садами, разводили овец (отары крупных аббатств насчитывали более чем по 10 тыс. голов), увлекались пчеловодством, дававшим, помимо меда, необходимый для свечей воск. Монахи добывали уголь и торф, мрамор 'и железо, разрабатывали соляные копи, изготовляли кирпичи и черепицу, строили мосты и ремонтировали дороги. Стремясь, чтобы труд не мешал молитве, они были поклонниками разнообразных технических нововведений, в частности, широко использовали водяные и ветряные мельницы, которые нередко приводили в действие различные механизмы. Естественно, когда в середине XV в. было изобретено книгопечатание, монахи в числе первых стали устанавливать у себя печатные прессы. А о том, что монахи были замечательными зодчими и строителями, свидетельствуют шедевры монастырской архитектуры Средневековья. Наконец, монастыри нередко располагали мастерскими по производству икон, витражей, церковных одеяний, утвари для богослужения.
При всем многообразии трудовой деятельности монахов их наиболее типичной повседневной работой было, конечно же, переписывание книг. Монастыри, как старые, так и вновь основанные, постоянно нуждались в новых книгах, прежде всего в богослужебных. В некоторых монастырях перепиской книг занималось до трех четвертей всех монахов, так что скрипторий никогда не пустовал.
В день монах мог переписать каллиграфическим почерком от 3 до 6 листов (т. е. от 6 до 12 страниц) большого формата; для переписывания Библии опытному и добросовестному переписчику требовался год. За всю жизнь мало кому удавалось
288
переписать более 4050 книг. В этой сфере очень рано начались разделение труда и специализация. Одни монахи изготовляли пергамент, другие разлиновывали его, третьи переписывали текст, четвертые рисовали миниатюры^ пятые сшивали готовые листы в тетради, которые потом переплетались в книгу. Переписчики находили силы для своего нелегкого труда в мысли о том, что они творят богоугодное дело и что переписанные ими страницы искупают их грехи. И все же труд переписчиков был тяжел и невероятно скучен. Некоторые из них находили утешение в том, чтобы на полях рукописи нарисовать какого-нибудь диковинного зверька или пожаловаться неведомому читателю на свою нелегкую судьбу: «Дорогие читатели сего труда, прошу вас, не забудьте о том, кто переписал его: это был несчастный монах, он страдал от холода, а по ночам ему приходилось дописывать то, что он не успел сделать при свете дня». Не будем же забывать о тех скромных тружениках, благодаря которым дошли до нас сокровища культуры не только Средневековья, но и Античности, ведь почти все дошедшие до нас рукописи древнегреческих и древнеримских авторов, сохранившие их бесценные тексты, были
созданы монахами.
Можно ли представить себе общество без госпиталей для больных и без приютов для стариков и калек? Но именно таким было бы средневековое общество, если бы не дела милосердия, творимые монахами. Монахи раздавали милостыню нищим, распределяли «майский хлеб» как раз тогда, когда старый урожай уже съеден, а новый еще не собран, в неурожайные годы кормили голодных, давали приют паломникам и вообще любым странникам. Монахи лечили бальных и содержали тех, кто был неизлечимо болен (например, устраивали лепрозории для больных проказой одной из самых страшных болезней Средневековья). Некоторые ордены считали важнейшей своей задачей выкуп пленников, попавших в плен к мусульманам. Один только орден мерседариев., основанный в 1223 г., за первые 33 года своего существования выкупил около 4300 пленных. Помимо традиционных монашеских обетов, мерседарии давали четвертый обет: при необходимости добровольно занять место христианина, попавшего в плен и ставшего рабом. Так благодаря монахам жестокий мир Средневековья становился немного мягче и безопаснее.
Средние века
289Конечно, среди монахов, как, впрочем, и в любом слое средневекового общества, попадались очень разные люди. Одни из них, предназначенные к служению Богу своими родителями, сами оставались к этому глубоко равнодушными. Другие, не будучи в состоянии соблюдать все правила монашеской жизни, шли на поводу у своих слабостей. Мы найдем среди монахов немало лжецов и лицемеров, невежд и чревоугодников, бесстыдно нарушавших принятые ими обеты. И все же, оценивая средневековых монахов, не будем забывать о главном: о глубокой вере, которая одушевляла их, помогая преодолеть жизненные трудности и собственные слабости, о творимых монахами делах милосердия, об их созидательной деятельности, о тех примерах добра и красоты, которые давали они всему обществу.








13PAGE 15


13PAGE 14515




15

Приложенные файлы

  • doc 5902397
    Размер файла: 52 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий