Картина восемнадцатая

Картина восемнадцатая

Световой луч выхватывает из темноты сидящего в своей светелке за письменным столом Александра. Он лихорадочно пишет.

ЕЛИЗАВЕТА АЛЕКСАНДРОВНА: (читает) «Дорогая тетушка! Прощаясь, вы мне сказали: если когда-нибудь мне нужна будет ваша дружба, участие... Настала минута, когда я понял цену ваших слов. Месяца три назад скончалась матушка. Я теперь бегу отсюда навсегда. К вам придет не сумасброд, не мечтатель, а просто человек, которых в Петербурге много и каким мне давно пора стать...
·

ПЕТР ИВАНОВИЧ: «Любезный, добрейший дядюшка! Осмелюсь ли напомнить обещание, данное мне при отъезде: когда понадобится служба, занятия или деньги, обратись ко мне говорили вы. И вот мне понадобились и служба, и занятия и, может быть, понадобятся и деньги». «Дядюшка, я понял правоту ваших слов. Я понял вас, вашу душу или, вернее, ваш ум, потому что душа это в сущности ничто!..»

ЕЛИЗАВЕТА АЛЕКСАНДРОВНА: (берет письмо из рук Петра Ивановича) « душа это в сущности ничто!..»

Приложенные файлы

  • doc 3816383
    Размер файла: 25 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий