Самый худший день Макото Наеги


Самый худший день Макото НаегиЭта история произошла раньше, как всё началось – раньше, чем ученики, которые в будущем оказались вовлечёны в убийственную игру, даже поступили в Академию Пика Надежды.
Это рассказ о том, что случилось даже раньше, чем что-либо успело случиться.
***
«Прежде, чем мы закончим», - сказал директор, «Я хочу сделать последнее объявление».
Он расположился за массивным круглым деревянным столом посреди особого конференц-зала Академии Пика Надежды. Пол полностью покрывал красный ковёр, а окна были украшены плотными шторами. Эта комната была наполнена торжественностью – собой она была подобна скорее старому отелю, нежели школе.
«А мы, что, ещё не закончили?»
Четверо членов Совета Директоров Академии Пика Надежды, уже поднявшиеся с мест, предположив, что встреча подошла к концу, снова вернулись на свои сиденья, не скрывая раздражения.
«Ну, и что же это за объявление?»
«Мы выбрали Cупер Школьный Счастливчик семьдесят восьмого класса», уверенно произнёс директор. Практически мгновенно, его слова были встречены хором разочарованных вздохов.
«Ох», сказал один из пожилых мужчин, «Выходит, почётное место неудачника больше не пустует, так?»
Звание Супер Школьного Счастливчика прислуживалось единственному старшекласснику, выбранному лотереей, которую каждый год устраивала Академия Пика Надежды. Выбранный ученик безвозмездно получал приглашение поступить в академию, а четверка Совета Директоров прозвала это «почётным местом неудачника»: все четверо верили, что везение не могло быть талантом.
«Трата места впустую», проворчал один из них.
«Ну неужели совсем не нашлось более подходящего таланта для исследования? » пожаловался другой.
Совет Директоров имел абсолютное главенство в Академии Пика Надежды – даже во встречах с директором, что означало, что тому нужно было подбирать слова очень осторожно, даже если его мнение отличалось от мнения Совета.
«При всём моём уважении», сказал директор, спокойно выражая своё возражение, «Я в самом деле думаю, что везение – тоже своего рода талант». Внутренне раздосадованный тем, насколько жесткими они могли быть, он прилагал все усилия, чтобы не показывать этого снаружи.
У директора была мечта – и он не должен был терять уважения Совета Директоров, чтобы у него оставался хоть малый шанс этой мечты достигнуть. Чтобы не сбиться со своего пути, однако, он не должен был прилагать слишком много усилий к тому, чтобы расположить их к себе. Поэтому он решил, что будет стоять на своём более настойчиво, чем обычно.
«Иногда удача способна затмить даже самые выдающиеся таланты и любое усердие, и поэтому мы, человечество, её восхваляем – и её боимся. Можно подумать, что удача - нечто, что случается от раза к разу, но лично я считаю, что нельзя недооценивать её могущество – и для того, чтобы понять наверняка, что такое везение - просто череда совпадений, или же настоящий талант, нам нужны примеры-»
«Как мы уже не раз говорили», прервал его один из пожилых мужчин, «Везение – не талант. Удача – не больше, чем выражение - ярлык, который вешают, когда что-то, что кажется маловероятным, всё равно случается. Люди, которые наблюдали такое явление, восприняли его как удачу, поэтому и назвали его удачей – вот и всё тут. Всё дело в том, что какое-то событие случается, потому что естественный порядок вещей посчитал это нужным. Как невероятно бы это ни было, если у чего-то есть шанс произойти, оно когда-нибудь, да произойдёт».
Директор спокойно склонил голову в кивке, а затем медленно ответил: “Вы точно уверены, что всё так просто?”
“О чём вы говорите?”
“Помните Счастливчика из прошлого класса?”
Как только эти слова достигли остальных, члены Совета переменились в лице – так, будто он только что упомянул что-то, что было под строжайшим запретом.
«Если всё случается из-за того, что естественный порядок вещей так устроен”, продолжил директор, «то почему кажется, будто вещи всегда складываются ему на пользу? Я не могу твердить себе, что везение – не больше, чем просто напросто наше восприятие, когда вижу этого мальчика».
«Но когда это заканчивается чем-то таким...» один из стариков рявкнул. Четвёрка Совета Директоров скривила лица так, будто отведала лимона, стоило только второму директору упомянуть прошлогоднего Супер Школьного Счастливчика.
В том, что он был очень непростым учеником, не оставалось сомнений – он постоянно приносил с собой беды и устраивал проблемы своим одноклассникам. Но самым худшим было то, что его намерения никогда не несли в себе зла. Его присутствие в школе добавляло директору много причин для беспокойства, однако-
«Независимо от того», сказал он, «мы должны признать, что везение его - абсолютно подлинное, и это достойно называться талантом, разве не так? »
Весь совет сидел молча, не находя слов, чтобы возразить.
В конце концов, у одного из них кончилось терпение, и он сказал, откинувшись на спинку стула «Ты, кажется, не собираешься менять своего решения. Делай, как пожелаешь».
«Огромное вам спасибо», сказал он, медленно поднимая руку, чтобы, до него дотянувшись, подобрать лист бумаги, расположившийся на деревянном столе. На нём была распечатана анкета об ученике, выбранном Супер Школьным Счастливчиком Семьдесят Восьмого класса. В нём содержалась информация настолько подробная, что и сам ученик уже давным-давно выбросил её из головы.
Но каким же образом Академия Пика Надежды смогла завладеть такой информацией?
Это было чем-то самой сабо разумеющемся.
Академия Пика Надежды не была бы Академией Пика Надежды, если бы не могла.
Она была школой, которая признавала только учеников с особыми таланами, собирая под своим крылом надежду на будущее всей страны. Её выпускникам было суждено занимать жизненно важные должности, а правительство обеспечивало им поддержку. И трудно найти занятие более бесполезное, чем попытатсья сравнить Академию с обыкновенными организациями.
С анкетой в руках, директор продолжил своё объявление.
«В этом году, Академия Пика Надежды в честной и непредвзятой лотерее выбрала единственное имя, обладатель которого, среди всех на данный момент учащихся в стране, будет приглашён в Академию Пика Надежды в качестве Супер Школьного Счастливчика». Совет Директоров успел потерять оставшийся интерес в словах директора, но тот продолжал. «Имя победителя-»
Директор опустил взгляд на лист бумаги, что был у него в руке, и прочёл совету написанное в нём имя – имя определённой старшеклассницы.
***
“Сегодня мне не везёт”, со вздохом пробормотал Макото Наеги, направляясь в ближайший магазин.
Макото – абсолютно обычный человек, который учился в абсолютно обычной школе – для него это было чем-то до боли очевидным, чем-то, о чём ему нередко напоминали и друзья, и семья. Но хоть это, в какой-то мере, его и удручало, он лучше всех знал, что этого ничем на свете нельзя было изменить. Сам факт того, что даже он сам относился подобным образом к обыкновенному себе, ещё сильнее укреплял его обыкновенность.
В этот день, однако, всё было по-другому.
В этот день Макото, определенно, не был обыкновенным: его и понятие “среднестатистический” в этот злополучный день разделяла огромная пропасть.
Проще говоря, в этот день ему ужасно не повезло – впрочем, осознавать это он начал только после того, как вышел из школы.
Впервые за долгое время на небе не было ни облачка, а Макото был в необычайно приподнятом настроении - с чувством, будто что-то хорошее вот-вот должно произойти, он, решив прогуляться, пошёл домой другой дорогой.
Было бы неплохо проходиться время от времени, подумал он – но чуть-чуть иначе, чем обычно. И это крошечное изменение в его повседневной жизни стало началом всего его невезения.
Через некоторое время, проходя мимо большого парка, Макото, совершенно случайно, столкнулся с одноклассником, одним из своих друзей. Этот друг был частью компании своих собственных друзей – той, с людьми из которой Макото никогда не доводилось встречаться – и те приготовились к игре в камень-ножницы-бумагу, чтобы решить, кому придётся покупать закуски для всех остальных. По поведению своего друга и выражению на его лице он понял, что пригласили его с большой неохотой.
В любой другой ситуации Макото отклонил бы это предложение и весело продолжил свой путь, но он решил поучаствовать, рассудив о том, что если в этот день он делает всё по-другому – нужно идти до конца!
Как ни странно, он был уверен на все сто процентов, что не проиграет – и дело было не только в количестве участников, которых было целых десять, но ещё и в том, что погода была невероятной. Что могло пойти не так?
Исход игры решился за единственную партию.
Макото проиграл. Он выбросил ножницы, а все остальные сыграли камнем.
Искренне удивление на их лицах – всё, что ему требовалось в доказательство, что игра была честной.

Приложенные файлы

  • docx 6758393
    Размер файла: 20 kB Загрузок: 7

Добавить комментарий