Египетский след


ЕГИПЕТСКИЙ СЛЕД
Рене Шваллер де Любич и Жан Кокто
В первый раз мы узнали о синархии, когда исследовали весьма далёкие от неё идеи, которые стояли за бумом «альтернативной истории» Египта, вошедшей в моду в девяностые годы двадцатого века. Если говорить кратко, это привело нас к «дедушке» альтернативной египтологии, эльзасскому философу-мистику Р. А. Шваллеру де Любичу (1887–1961), мысли которого о регионе Древнего Египта и, в частности, об исследованиях, которые он проводил вместе с женой Ишей, стали основой многих нынешних ревизионистских теорий. С 1938 по 1952 годы они занимались исследованиями в Египте, делали замеры храмового комплекса в Луксоре и предложили сложную трактовку его символики. Свои выводы Шваллер обобщил в трёхтомнике «Храм Человека» (1957), где утверждает, что крупнейшие достижения древнеегипетской цивилизации, как, например, пирамиды и Сфинкс, на самом деле на много тысяч лет старше, чем считалось ранее, и являются памятниками науки исчезнувшей, но весьма передовой цивилизации. О чём же ещё шла речь, если не об Атлантиде?
Нас заинтриговало, что современные поклонники этого учёного называют его «философом» или «математиком» и почти никогда не упоминают, что н был одной из крупнейших фигур парижского оккультизма в десятые – двадцатые годы прошлого века, завсегдатаем «Книжного магазина независимых искусств» вместе с Дебюсси и Эммой Кальве. И более того, активным политическим деятелем: расистом, антисемитом, и крайне правым, если не сказать прямо – фашистом. (Сол Беллоу хлёстко назвал его «протофашистом»), идеи которого сильно повлияли на первые программы нацистской партии. Предмет его особенной гордости составляло изобретение нацистской формы – коричневых рубашек. На самом деле, во многом его толкование древнеегипетской истории и религии, слепо воспринимаемое его нынешними поклонниками, было сформировано его политическими, расистскими взглядами задолго до того, как он обосновался в Египте.
Мы обнаружили, что политическое мировоззрение Шваллера де Любича, взращённое на оккультизме, исходит непосредственно из теории синархии. Его работа о Древнем Египте основывалась на горячей вере в то, что это государство было идеальным образцом теократии (по существу, синонима синархии) в действии. Он не только разделял синархистские идеи, но и реконструировал античный мир, вплоть до датировок, согласуясь непосредственно с Сен-Ивом.
Рене Шваллер, как его тогда называли, родился в городе Аньере, в провинции Эльзас, в то время принадлежавшей Германии. Получив образование химика, он переехал в Париж, где вскоре сблизился с эзотериками, в частности с Теософским обществом. В 1918 году он и его жена Айша образовали внутри упомянутого общества собственную группу под названием «Наблюдатели» и начали издавать одноимённый журнал. Но вскоре Шваллер разошёлся с теософами, потому что те стали опасаться его всё возрастающего стремления политизировать их доктрину и сделать «Наблюдателей» независимыми; в их числе, между прочим, был и Камилл Фламмарион, бывший друг и соратник Папюса. Смешивая политику, радикальные идеи и эзотерику, «Наблюдатели» сделали своим девизом несколько изменённый призыв к оружию, известный со времён французской революции: «Свобода! Иерархия! [вместо «Равенство!»] Братство!».
«Наблюдатели» поддерживали связи с подобными группами в Германии; их идеи оказали решающее влияние на зарождавшуюся нацистскую партию, в особенности же на заместителя фюрера Рудольфа Гесса, которого многое связывало с синархией. Нет прямых свидетельств, что он входил в какую-нибудь синархистскую группу или общество, хотя точно известно, что он состоял в эзотерических организациях типа «Общества Туле», существовавшего в Мюнхене, и всё же очевидно, что синархистские идеи оставили свой след в его политических взглядах.
Одним из наиболее заметных членов «Наблюдателей» был литовский аристократ, поэт Оскар Владислав Любич-Милош, который формально принял Шваллера в свою семью в 1919 году и даже присвоил ему титул Кавалера. Как пишут Пьер Монлуан и Жан-Пьер Байяр в книге «Розенкрейцеры, или Заговор мудрецов» (1971), «О. В. Любич-Милош был одним из немногих посвящённых в начале двадцатых годов. Он обладал знаниями рода Царей-Жрецов из Люсеча, где жили его предки по отцовской линии, а его родственники по материнской линии были знатоками каббалы из балтийских земель». Так получилось, что Люсеч, который сейчас лежит на границе Германии и Чешской республики, был центром ордена Старого обряда фон Хунда.
Новый Кавалер Любич якобы распустил «Наблюдателей» в 1920 году и дал его бывшим членам указания использовать приобретённые ими знания в избранных ими областях жизни. Но, может быть, на самом деле общество просто уходило в подполье…
Надо заметить, что Шваллер-Любич признавался своим ближайшим сподвижникам, что имеет доступ к тому, что позже один из них назвал «магический источник… источник знания», или Аор (в переводе с иврита – «свет»). Понятие мистического света, Аора, можно найти в работах Сен-Ива.
С крайним удивлением мы обнаружили, что Шваллер-Любич и синархия привели нас обратно к тем же группам, в том числе к орденам мартинистов и Добродетельных рыцарей, которые, как мы установили ранее, стояли за Приоратом Сиона. Мы узнали, что Жан Кокто и Шваллер-Любич много лет состояли в переписке и что в 1949 году Кокто вместе со Шваллером-Любичем ездил в Египет. Он несомненно испытывал чувство сродни благоговению, когда записал в своём дневнике: «Я прирождённый еретик, - пусть меня простят. Я преклоняюсь перед семейством Любичей». О прибытии в Луксор 4 апреля 1949 года он пишет: «Я обязан предупредить читателя, если только ему интересно следовать за мной, что эти три дня станут необычайно важными в моей жизни.Моим первым порывом, после заполнения бланка в гостинице, было посещение барона и баронессы Любич. Я высказал им своё уважение и уведомил, что прибыл в Луксор».
Кокто провёл с Любичами несколько дней. Они водили его в храмовый комплекс и объясняли его символику. Учёность хозяев произвела на него такое впечатление, что он просто не знал, как их отблагодарить.
Мы обратили внимание на следующую запись в дневнике Кокто – о его ночном посещении пирамид в Гизе: «В небе покоится распряженная телега Большой Медведицы, подняв вверх свои оглобли. Странное место для привала! Три Мудреца разбили свои каменные шатры, хорошо натянутые от основания до верхушки, погрузив одну грань в тень, а три другие поставив неверному свету луны. Их сон охраняет сторожевой пёс – Сфинкс».
Три Мудреца – это французское название созвездия Пояс Ориона… Когда Робер Боваль и Адриан Жильбер опубликовали в 1994 году свою «Загадку Ориона», они вызвали настоящую сенсацию в прессе, потому что утверждали, что три пирамиды Гиза символизировали Пояс Ориона. Но Кокто уже в 1949 году совершенно спокойно говорил об этом! Он называет Сфинкса «сторожевым псом», но только пятьдесят лет спустя Робер Темпл в «Загадке Сириуса» предположил, что Великий Сфинкс в Гизе был первоначально воплощением Анубиса, бога с пёсьей головой. Видимо, не без влияния Шваллера-Любича Кокто заметно опередил своё время.
Нет ничего странного в том, что парижский литератор знал Шваллера-Любича и восхищался им. Кокто интересовался эзотерикой в самых разных её проявлениях, а идеи Шваллера о смысле древнеегипетской мифологии обладали неодолимой притягательностью.
Из книги Л. Пикнетт, К. Принс «Тайны Приората Сиона»

Приложенные файлы

  • docx 4513587
    Размер файла: 20 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий