задачи по ГП РФ ОСобенная часть


Задача 1. ЗАО "Страховая организация "Сибирь" — страховщик и муниципальная страховая организация "Полис" — страхователь — заключили договор страхования имущества, принадлежащего МСО "Полис". Условие об объекте данного договора было сформулировано следующим образом: объект страхования — имущество, указанное в перечне, являющемся неотъемлемой частью договора, вычислительная техника, находящаяся в офисах № 401, 403, 405, 407, расположенных по адресу: ул. Гидростроителей, 53, и в здании медицинского лицея, находящегося на ул. Курганской, 12. В договоре не описывались индивидуальные признаки вещей, составляющих массу застрахованного имущества.
Через три месяца после заключения договора, испытывая потребность в новых помещениях в связи с расширением сферы профессиональной деятельности, МСО "Полис" приобрела на ул. Байкальской, 17, другой офис, переместив в него часть застрахованного имущества, которое спустя некоторое время было похищено. Страхователь направил страховщику уведомление о состоявшейся краже застрахованного имущества и необходимости выплаты страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая. Страховщик требование отклонил, мотивируя свой отказ изменением страхователем в одностороннем порядке условия договора, предусматривающего местонахождение застрахованного имущества по определенному адресу как одного из существенных его условий, что противоречит закону и нарушает права страховщика.
Спор поступил на рассмотрение Арбитражного суда Иркутской области.
Задача 2. Государственная налоговая инспекция и отдел налоговой полиции г. Череповца обратились в Арбитражный суд Вологодской области с иском к ЗАО "Страховая компания "Инко-Центр" о признании недействительными 38 договоров добровольного медицинского страхования как заключенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности, и взыскании полученных по ним 10 млн рублей в доход государства. Решением первой и постановлением апелляционной инстанций иск был оставлен без удовлетворения. Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа вынесенные судебные акты отменил частично, признав недействительными указанные договоры, оставив без изменения остальную часть судебных постановлений.
Есть ли основания для отмены всех названных судебных актов и направления дела на новое рассмотрение, учитывая следующие обстоятельства, содержащиеся в материалах данного дела:
в результате выборочной проверки деятельности Череповецкого филиала ЗАО "Страховая компания "Инко-Центр" установлено осуществление им добровольного медицинского страхования без лицензии. За проверяемый период — с 1 января 1998 г. по 1 июля 1999 г. — филиал от имени страховой компании заключил 38 договоров с юридическими лицами, застраховавшими своих работников на случаи необходимости оказания услуг медицинских учреждений, и получил доход от этой деятельности в сумме 10 млн рублей;
состоятельна ли оценка деятельности без лицензии на осуществление добровольного медицинского страхования как заведомо противной основам правопорядка и нравственности, а тем самым признание антисоциального характера договоров добровольного медицинского страхования;
как влияет на возможность применения норм гл. 9 ГК РФ о признании сделки недействительной непривлечение к участию в деле страхователей, а также недоказанность истцами того факта, что страхователи знали и должны были знать о незаконности договоров добровольного медицинского страхования?
Задача 4. Хромов осуществлял аквизиционную деятельность по имущественному страхованию (заключал соответствующие договоры страхования) в качестве страхового агента, полномочия которого были подтверждены выданной ему в январе 1998 г. страховой компанией доверенностью. В марте 1999 г. он оформил страховые полисы германской, бельгийской и французской авиафирмам, успешно сотрудничающим на российском рынке. По полисным условиям каждая фирма застраховала все принадлежащее ей имущество (офисные помещения и находящиеся в них имущественные ценности, обеспечивающие функционирование фирм) на страховую сумму, эквивалентную 700 тыс. долларов США, с уплатой страховой премии за весь срок действия договора.
В июне 1999 г. в бельгийской и французской фирмах наступили страховые случаи, однако страховая компания отказала в выплате страхового возмещения ввиду превышения страховым агентом Хромовым своих полномочий, представив изданный страховой компанией приказ о запрещении заключения страховыми агентами договоров имущественного страхования со страховой суммой, превышающей 500 тыс. долларов США.
Обе фирмы как страхователи, считая, что страховщик обязан предоставить страховое возмещение в связи с наступившим страховым случаем, предусмотренным в страховых полисах, обратились за защитой своих прав в юрисдикционном порядке. Германская же фирма, узнав о подобном неблагоприятном результате взаимоотношений со страховщиком бельгийской и французской фирм, потребовала досрочного расторжения договора страхования и возврата уплаченной страховой премии.
Задача 6. Германов обратился в суд с иском к страховой компании "Сиверко" о взыскании страхового возмещения в размере 300 тыс. рублей с учетом инфляции, а также неустойки в размере 3% за несвоевременное выполнение услуги по выплате страхового возмещения. В обоснование своего требования Германов ссылался на то, что он заключил договор страхования принадлежащей ему дачи и хозяйственных построек по страховой оценке в 230 тыс. рублей от рисков, в число которых входил пожар от любых причин. В период действия договора страхования дача сгорела, и компания выплатила ему 175 тыс. рублей, что не соответствует установленной в договоре страховой сумме.
Представитель компании иска не признал, ссылаясь на то, что при заключении договора Германов ввел страховщика в заблуждение, указав в качестве объекта страхования баню, не существующую в действительности. Кроме того, по мнению страховщика, стоимость дачи и хозяйственных построек была завышена.
Суд взыскал в пользу истца полную сумму страхового возмещения и неустойку в общей сумме 260 тыс. рублей. Областной суд решение изменил, взыскав 220 тыс. рублей с учетом штрафа в размере 1%.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений, так как допрошенные в качестве свидетелей по уголовному делу о пожаре соседи по даче показали, что бани у истца не было, а рядом с дачей стоял старый каркас фургона от автомашины, где Германов держал овец и поросят. Кроме того, по утверждению страховой компании, дача была построена без фундамента, стены не обшиты, нижние бревна прогнили. Указанные факты свидетельствовали о значительном завышении страховой стоимости объекта страхования и намерении истца сообщить ложные сведения о нем.
При повторном рассмотрении дела было установлено, что осмотра имущества при заключении договора страхования страховщик не производил и никакого письменного запроса об известных страхователю обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения размера возможных убытков от наступления страхового случая, не было.
Задача 8. 12 мая 1999 г. страховая компания "Страхинком" заключила с Волочаевой договор страхования риска непогашения суммы в размере 70 тыс. рублей, внесенной ею в фирму "Лемонс" для приобретения на льготных условиях через определенный период времени автомашины "Таврия". Страховщик вручил Волочаевой экземпляр договора, согласованные условия которого, в том числе условие о том, что страховой случай наступает при непредоставлении фирмой "Лемонс" автомобиля и отказе возвратить средства, внесенные страхователем, были удостоверены подписями сторон. В связи с тем, что автомашина не была передана Волочаевой в срок, она обратилась в суд с иском к страховой компании "Страхинком", мотивировав свои притязания тем, что по истечении срока, обусловленного для передачи ей фирмой "Лемонс" автомобиля, наступил страховой случай, влекущий для страховщика обязанность по предоставлению соответствующих страховых выплат. В сумму иска были также включены требования о взыскании страхового взноса, штрафа за неисполнение условий договора и компенсации морального вреда в размере 100 тыс. рублей.
Решение Кемеровского суда первой инстанции иск Волочаевой был удовлетворен: со страховой компании "Страхинком" взыскано страховое возмещение в сумме 70 тыс. рублей, 9600 рублей — штраф за задержку его выплаты и компенсация морального вреда в размере 50 тыс. рублей. Страховая компания "Страхинком" обжаловала вынесенное судебное решение, считая, что отсутствуют основания для удовлетворения всех заявленных истицей требований. В полученном страховой компанией за подписью генерального директора и главного бухгалтера фирмы "Лемонс" письме сообщалось о возможности возврата всем клиентам, в том числе и Волочаевой, согласно списку внесенных ими денежных сумм для покупки автомашин (погашение сумм гарантировалось наложением ареста на банковские счета фирмы "Лемонс" в связи с возбуждением уголовного дела). Для предоставления страхового возмещения, таким образом, вообще не имеется основания, так как отсутствует второе условие, необходимое для наступления страхового случая: обстоятельство, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, сформулировано в совокупности двух условий, что прямо зафиксировано в договоре страхования. Ввиду ненаступления страхового случая страховая компания не обязана ни уплачивать штраф за задержку его предоставления, ни компенсировать моральный вред. По мнению страховщика, все требования Волочаевой вытекают из договора купли-продажи автомашины "Таврия", а потому должны быть обращены к фирме "Лемонс" как стороне в данном правоотношении.
Задача 9. 14 января 1994 г. в результате дорожно-транспортного происшествия была повреждена автомашина фирмы "Гальтекс", застрахованная страховым акционерным обществом "Ингосстрах". Выплатив по платежному поручению от 18 февраля 1994 г. страховое возмещение в размере 327 тыс. рублей, САО "Ингосстрах" обратилось к ОАО "Брянский машиностроительный завод" как непосредственному причинителю вреда с требованием о возврате данной суммы. Переговоры о возможном удовлетворении требований страховщика в добровольном порядке затянулись на неоправданно длительное время, после чего САО "Ингосстрах" 15 января 1997 г. предъявило в Арбитражный суд Брянской области иск о взыскании 327 тыс. рублей, выплаченных в виде страхового возмещения фирме "Гальтекс".
В процессе рассмотрения спора ответчик заявил о применении исковой давности. После неоднократного исследования материалов дела различными судебными инстанциями не была достигнута единообразная квалификация двух обстоятельств, определяющих судьбу иска:
каково правовое основание предъявления иска страховщиком: в порядке перехода прав, как реализация права на суброгационное требование (ст. 387, 965 ГК РФ) или осуществление права обратного требования (регресса) к лицу, причинившему вред (ст. 1081 ГК РФ);
с какого момента должен исчисляться срок исковой давности: с даты наступления страхового случая (со дня возникновения вреда), т. е. с 14 января 1994 г.; с даты выплаты страхового возмещения, т. е. с 18 февраля 1994 г.; со дня предъявления иска в суд первой инстанции, т. е. с 15 января 1997 г.

Приложенные файлы

  • docx 6442176
    Размер файла: 20 kB Загрузок: 2

Добавить комментарий