Вытегра. Краеведческий альманах. Выпуск 1.pdf


Очень хочется верить, что судьба шимозерских вепсов нигде и никогда ни с одним малым народом не повторится. Каждый из них вправе надеяться на сохранение национального самосознания, на поднятие престижа своего языка и своей культуры. Такая надежда в настоящее время есть.


С. Я. Гаврилов
ИЗ ИСТОРИИ ВЕПСОВ И ИХ ПИСЬМЕННОСТИ

В 1929-1930 годах был предрешен вопрос о создании Вепсского национального округа в составе Ленинградской области. До осени 1937 года большая часть вепсов, этой небольшой древней народности (весь), проживала на территории Ленинградской области, причем географически довольно компактно. Жили тогда вепсы в Шольском, Оштинском, Винницком, Пашском, Оятском, Ефимовском, Капшинском районах.
В этих районах было несколько чисто вепсских сельских советов. Так, например, в бывшем Оштинском районе таких сельсоветов было семь: Сяргозерский, Пелкасский, Шимозерский, Пяжозерский, Нажмозерский, Кривозерский, Тарозерский. Они образовывали целый куст во главе с самым крупным Шимозерским сельсоветом (до двух тысяч жителей). Небольшое число вепсов в те времена (1920- 1930-е годы) жило в бывших Вознесенском и Подпорожском районах. Основная же часть вепсов жила да и сейчас живет в Карелии, хотя вепсские деревни были даже в Калининской области (бывшей Тверской губернии). Центром будущего национального округа избрали село Шимозеро, в котором в 1930-1932 годах было построено большое двухэтажное здание под окружной комитет партии и окружной исполком. Оставалось лишь решить организационные вопросы, провести соответствующие выборы, сформировать окружные партийные и советские органы, чтобы провозгласить образование нового, Вепсского национального округа. Люди ждали окончательного решения по этому вопросу, и вдруг осенью 1932 года пришло известие о том, что Вепсского национального округа не будет. Здание передали Шимозерской школе крестьянской молодежи, которая открылась осенью 1931 года в деревне Монадская-Никитинская (Сюрьга).
Мы, учащиеся (я начинал тогда учиться в 6-м классе), были, конечно, рады тому, что школа получила такое прекрасное здание. И, безусловно, не осознавали тогда, какой удар наносится этим решением вепсской народности, ее национальному развитию. Весной 1933 года вепсы Шимозерья вновь воспрянули духом, обрадованные сообщением о том, что создается вепсская письменность и дети в школах будут изучать родной язык. Действительно, с конца мая 1933 года объявили о курсах по подготовке учителей-вепсов, которые проводились летом того же года в селе Доможирово, недалеко от города Лодейное Поле. На курсы прибыло более 30 человек, в основном учащиеся старших классов ШКМ, из тех районов Ленинградской области, которые названы выше. Были направлены на эти курсы и успешно окончили их и мы, пятеро учащихся Шимозерской ШКМ: С. Гаврилов, Е. Машичев, А. Марков, А. Иванов, Ф. Демичев. Слушатели, кроме общеобразовательных дисциплин, изучали специальные предметы (методики), а также вепсский язык. Заведовал курсами ныне покойный Николай Иванович Богданов, вепс, уроженец села Шимозеро, учившийся тогда в Ленинградском университете на филологическом факультете.
C l сентября 1933 года все мы уже работали учителями в вепсских начальных школах Шимозерского куста. Мы с Георгием (так он стал называть себя) Машичевым начали работать в Торозерской начальной школе. Я заведовал ею и вел занятия в 3-м и 4-м классах, а Георгий - в 1-м и 2-м классах. Однако вепсский язык в 1933/34 учебном году еще не преподавали, так как не успели подготовить и издать буквари, книги для чтения. Детей родному языку стали обучать лишь в следующем 1934/35 учебном году, меня тогда уже перевели заведующим в более крупную Кривозерскую начальную школу. Вепсский язык преподавался как отдельный предмет только в начальных классах национальных школ.
В 1935/36 учебном году преподавание вепсского языка началось и в 5-7-х классах Шимозерской ШКМ, куда я Оштинским РОНО был назначен учителем вепсского языка. В том учебном году в 1-2-х классах вепсских школ все обучение шло уже на родном языке, а русский язык преподавался как отдельный предмет. В следующем 1936/37 учебном году обучение на вепсском языке проводилось уже во всех классах начальных школ. В 5-7-х классах Шимозерской ШКМ продолжалось преподавание вепсского языка как отдельного предмета.
В эти годы вепсские школы получили все необходимое (буквари, книги для чтения, учебники вепсской грамматики, учебники и учебные пособия на вепсском языке по всем предметам) для успешного обучения детей на родном языке в начальных классах и изучения вепсского языка в 5-7-х классах.
Летом 1935 года мы, молодые учителя-вепсы, получили основательную подготовку на курсах при эстонско-финском педтехникуме в Ленинграде (на Васильевском острове), после которых нас зачислили на заочное отделение этого техникума, а тех, кто уже учился заочно, перевели сюда из других педтехникумов, в частности из Лодейнопольского и Вытегорского.
Последний сбор на заочную сессию состоялся летом 1936 года, после чего нам объявили, что в эстонско-финском педтехникуме мы учиться больше не будем. Причины не объяснили, только теперь она стала для меня ясной. Из-за этого многие учителя-вепсы так и не получили среднего педагогического образования. Из района только мы вдвоем с Н. А. Мироновым окончили заочно в 1939 году Вытегорское педучилище.
В Ленинграде курсами заочного обучения учителей-вепсов руководил Матвей Михайлович Хямяляйнен, финн по национальности, в совершенстве владевший вепсским языком. Изучением вепсской культуры, быта, обычаев вепсов он занимался еще в конце 1920-х годов. Заслугой М. М. Хямяляйнена является создание вепсской письменности, осуществление всей подготовительной работы для обучения детей в вепсских школах на родном языке.
Создание алфавита (в его основу положен латинский), букваря, книг для чтения, учебников вепсской грамматики и других (по отдельным предметам) учебных пособий было осуществлено под непосредственным руководством Матвея Михайловича Хямяляйнена, неоднократно приезжавшего в Шимозеро и другие вепсские селения. Вепсский язык имеет много диалектов, вот и надо было их изучить, чтобы найти при создании письменности оптимальные варианты.
М. М. Хямяляйнену активно помогали многие учителя-вепсы. Среди них упоминавшийся уже Н. И. Богданов, Федот Александрович Андреев, уроженец села Пяжозеро, в начале 1930-х годов переехавший в Ленинград; Иван Алексеевич Силин, уроженец деревни Кленозеро, в начале 1930-х годов переехавший в Лодейное Поле; Василий Иванович Петухов, ряд лет проработавший инспектором Оштинского РОНО.
В 1934/35 учебном году вепсский язык изучался студентами-вепсами Лодейнопольского педтехникума. Преподавали его поочередно Н. И. Богданов и И.
А. Силин. Все шло к тому, что вепсская письменность, культура и обычаи должны были успешно развиваться, так как для этого были созданы все предпосылки. С середины 1930-х годов начали появляться художественные произведения (новеллы, рассказы, стихи, басни и др.) на вепсском языке. Успешно шло обучение детей на родном языке в школах. Нужно подчеркнуть, что школьники серьезно относились к изучению родного языка и с увлечением занимались им.
И вдруг... после зимних каникул 1937/38 учебного года приходит предписание: преподавание вепсского языка, учебу детей на родном языке прекратить, все обучение в начальных классах перевести на русский язык. Объяснений не последовало никаких.
Предписание, конечно, было пунктуально выполнено. Многолетний труд людей, отдавших много сил развитию письменной культуры вепсов, был перечеркнут. Более того, как потом нам стало известно, создание вепсской письменности и обучение детей на родном языке признали вредительством, a M. M. Хямяляйнен был осужден на 10 лет, которые он провел в лагерях вместе с другими советскими гражданами, объявленными врагами народа (он лично мне поведал об этом во время похорон Н. И. Богданова в Петрозаводске в 1959 году). После этого никаких разговоров о вепсах и их письменности уже не было.
Вот таков грустный итог хорошего начинания в интересах малой народности - вепсов, численность которых до Великой Отечественной войны превышала 36 тысяч человек.
Мне же пришлось переквалифицироваться на учителя истории. Кроме нас с супругой Галиной Георгиевной и тех учителей, вместе с которыми я прошел в селе Доможирово учительские курсы, в вепсских школах Шимозерья до войны работали местные учителя-вепсы: Н. П. Мартьянов, В. В. Ильин, П. П. Демидов, Ф. Ф. Павшуков, Н. А. Миронов, А. Ф. Исаков, И. В. Мартьянов, М. А. Фирсов, В. И. Преображенский, К. П. Логинова, А. А. Зарецкая, З. В. Филькина.
Из учителей-вепсов нашего поколения, кроме нас с женой, ныне здравствуют только Н. П. Мартьянов (г. Клайпеда), К. П. Логинова (г. Петрозаводск) и А. А. Зарецкая (д. Пяжозеро). Учителя-вепсы Г. Н. Машичев, Ф. С. Демичев, Ф. Ф. Павшуков, А. Ф. Исаков, И. В. Мартьянов, М. А. Фирсов погибли на фронтах Великой Отечественной войны. Участники войны В. В. Ильин и A. М. Марков скончались, проработав всего по несколько лет в школах Карелии.
Василий Иванович Преображенский в 1937 году был репрессирован и не вернулся из лагерей. Подвергся репрессии тогда и Василий Васильевич Ильин, совсем еще молодой учитель (1916 года рождения), арестованный вместе с ребятами, только что окончившими Шимозерскую ШКМ. Они были освобождены через два года.
B. В. Ильин сразу же после освобождения был призван в Красную Армию и прошел Великую Отечественную войну с первого до последнего дня.
Хотелось бы подчеркнуть, что учителя-вепсы, как и все учительство в те годы, были очень активны в общественной жизни, несли на своих плечах всю культурновоспитательную и агитационно-пропагандистскую работу на селе.
В моем сердце сохранились самые добрые чувства от общения и совместной работы на поприще народного образования с учителями-вепсами, коллегами, которые останутся в памяти до конца моей жизни.

Приложенные файлы

  • docx 2071488
    Размер файла: 20 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий