Курганы


Воронежская область по праву считается кладезем древностей.
всего в Воронежской области, нашли около 7000 курганов.
Скифы – кочевники, в основном выходцы из Центральной Азии, занимавшие степи и отчасти лесостепи Украины и Южной России с VII до начала III вв. до н.э. Долгое время у скифов не было ни городов, ни стационарных поселений. Древние греки называли Скифией территорию от Северного Причерноморья от Дуная до Дона.
Тип внешности скифов мало отличается от славянского. Хотя существует стереотип, что скифы были монголоидами с узкими глазами.
Этот стереотип родился из стихотворения Александра Блока «Скифы» есть строчка: «Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы, с раскосыми и жадными очами!». При жизни поэта была распространена «монгольская» теория происхождения скифов. Но у скифов была совсем не монголоидная внешность: об этом свидетельствуют их изображения на произведениях греко-скифского искусства IV века до н.э. Судя по ним, чертами лица скифы скорее напоминали славян. Хотя славяне и скифы – не родственные народы.
Принято считать, что скифы появились в Воронежской области в VII в. до н.э. и обитали здесь до III века до н.э. Этой версии придерживается большинство историков.
Высокие, до 6-7 м, курганы привлекали внимание всякого, кто случайно или специально оказался рядом с седыми великанами прошлого. Их граби­ли в поисках золота, пытаясь разбогатеть на чужом, распахивали плугом, "чтобы не мешали". До сих пор на курганах - ямы от грабительских лазов, светлые пятна от некогда могучих насыпей... Но историческая заинтересо­ванность появилась не сразу. И отдадим должное тем людям, которые заня­лись курганами по иной причине: выяснить их исторические корни, дабы узнать корни свои.
Частые курганы (на месте Северного района Воронежа) и Мастюгинские курганы (в Острогожском районе), считающиеся памятниками скифского времени.
Мастюгинские курганы
В 1900-1902 гг. В.Н. Тевяшов начал исследовать курганы в Острогожском районе Воронежской области. Обнаружены погребения скифского времени с предметами конской упряжи, мечами, копьями. В 1905-1906 гг. А.А. Спицын ис­следовал два кургана у с. Мастюгино тогдашнего Коротоякского уезда. Это и было началом изучения теперь широко известных в науке Мастюгинских курганов. Первый курган сильно пострадал от кладоискательских работ мастюгинских крестьян и пожара (крестьяне подожгли деревянную конструкцию могилы). Чертежи не сохранились, описание захоронения осталось не совсем понятным. Сама конструкция огромной могилы свидетельствовала о грандиозности кургана.
Больше повезло второму кургану, исследованному Александром Андреевичем Спицыным. Курган достигал, несмотря на его распашку, высоты до 2 м. Гробница для умершего имела значительные размеры - 6,4 х 7,45 м, а глубину в материко­вой глине до 1,75 м. Могила была перекрыта четырьмя слоями бревен. Среди много­численных предметов в кур­гане находились уникальные, редкие вещи - навершие из челюсти кабана, металличес­кие сосуды, золотой перстень и другие. Все свидетельствовало о высоком положении умершего в том обществе. В могиле была найдена бронзовая гидрия - греческий сосуд из бронзы для воды.
В 1905 г. крестьяне с. Мастюгино активизировали свои кладоискательские раскопки. Вначале, как об этом свидетельствуют документы того времени, копали по ночам, из-за опаски быть наказанными. Но вскоре стало ясно, что опасения напрасны, так как власти особо не мешали крестьянским раскопкам, больше думая о другом - как бы обвалом земли не придавило кого. Результат такого отношения властей не замедлил сказаться: начался открытый грабеж курганов могильника.
В 1908 г. на Мастюгинские курганы прибыл Н.Е. Макаренко. Он нанял крестьян села и исследовал пять курганов. Они дали разнообразные находки скифского времени - IV в. до н.э.
Отметим, что археология как наука тогда еще не сложилась. Методика, до которой велись раскопки была по нынешним меркам примитивной. Ар­хеологи копали только центр кургана, не исследуя всю насыпь, в которой могли быть и другие погребения, и жертвоприношения животных. Качество чертежей, за редким исключением, было неважным, а часто их вообще не составляли, довольствуясь словесным описанием. Но не надо забывать, что это было другое время, когда только начала складываться наука. Требовать от тогдашних археологов того, что они не могли знать и уметь, нелепо. Надо отдать им должное: благодаря их энтузиазму проявился интерес к археологии и истории края. Их раскопки куда лучше по качеству и результатам, чем ограбление курганов крестьянами. Материалы раскопок публиковались, вызывая живой интерес. Так рождалась у нас наука археология.
Курганы же скифского времени снова заинтересовали археологов толь­ко после Великой Отечественной войны. В 1954 г. в воронежском крае начинает большие работы по поиску и исследованию археолгических памятников московская экспедиция, которую возглавил Петр Дмитриевич Либеров. Петр Дмитриевич уже имел опыт работы на курганах скифского времени когда исследовал их на территории Украины. Будучи теперь московским археологом, он решил заняться воронежским краем. В экспедицию тогда еще очень молодыми записались известные сегодня археологи, вложившие не мало труда в археологические исследования и в то время и позднее, когда лесостепная скифская экспедиция Института археологии Российской академии наук уже прекратила работы - Анна Ивановна Пузикова и Валерий Иванович Гуляев.
Экспедиция взялась за исследование мастюгинских курганов (было раскопано 39 курганов), курганов и городища у с. Русская Тростянка (эти работы велись под руководством Анны Ивановны). В курганном могильнике у с. Русская Тростянка было исследовано 17 курганов скифского времени. И во всех курганах исследователи находили предметы, имевшие ценность в скифское время, - мечи, копья, золотые, бронзовые украшения. А сам погребальный обряд отличался пышностью, большими затратами на создание погребения и часто для одного человека.
Лесостепная скифская эспедиция открыла для науки немало памятников археологии в острогожском крае - городища Мостищенское, Аверинское, Шубное, Русская Тростянка, шесть городищ у с. Волошино, Малое и Большое Сторожевое, множество курганов. Накопленные данные привели П.Д. Либерова к выводу о том, что на Среднем Дону в скифское время жили племена будинов и гелонов, о которых писал Геродот. При этом исследователь считал поселения и городища будинскими, а самих будинов финно-уграми. Петр Дмитриевич приводил карту географических названий той территории, на которой жили будины и гелоны. Множество названий было по происхождению финно-угорскими. В курганах погребены гелоны, о чем, по мнению П.Д. Либерова, свидетельствуют находки греческих предметов - украшений, сосудов, некоторых предметов защитного вооружения (бронзовые поножи - накладки на голень)
Частые кураныУрочище «Частые курганы» представляет собой высокое поле, с которого открывается обширный кругозор как в сторону долины реки Дон, так и в сторону города Воронежа. В урочище располагалось 27 курганов, из которых ранее было раскопано 14, и нашей экспедицией было раскопано четыре кургана, один курганообразный холм загадочного назначения и один курган более древнего времени». Таким образом, перед взорами экспедиционеров предстали 27 скифских курганов.
В кургане №1 высотой 2,5 метра и окружностью около 120 метров были явственно видны следы работы грабителей, чуть ли не современников захороненных. Тем не менее, были найдены амфора и железный нож со следами костяной рукоятки. В других курганах были обнаружены коллективные погребения, энохоя – чаша, а рядом с ней - железный нож, скифский бронзовый котёл и 24 бронзовых прорезных колокольчика, глиняное пряслице, янтарные бусины, а также 18 треугольных и три фигурных золотых бляшки, изображавшие оленей.
В последнем кургане были найдены скипевшиеся железные стрелы, золотое колечко, железный топор, бронзовые бляшки.
В.А.Городцов относит все захоронения к VI-V векам до нашей эры. Учитывая то обстоятельство, что, как правило, скифы клали в курганы массу золотых украшений, что являлось притягательной силой для грабителей, крупнейший археолог России Василий Алексеевич Городцов пишет с большим сожалением и горечью: «Частые курганы» были разграблены. И, несомненно, в древности: грабители отлично знали устройство могилы, а это облегчало успех их работы, на которую требовалось не более 4-5 часов времени. Грабители прокопали свою лазейку через насыпь кургана так, чтобы она ударила в край накатника, покрывающего яму, опускались под него и спешно, забрав украшения, сопровождавшие покойника, вынесли их наверх и, засыпав лазейку, удалились с добычей».
Несложно представить, какие уникальные золотые ценности пропали для науки! Ведь брали самое дорогое - золотые украшения, изготовленные скифскими умельцами, золотарями! В тупых головах преступников стояло только одно: жажда наживы. Как правило, чудные, прекрасные по своей красоте изделия скифских золотарей грабители переплавляли в обыкновенные куски золота, дабы замести следы.
«Наши работы в урочище «Частые курганы», - пишет видный археолог, - показали, что, наряду с курганами эпохи раннего железа, в могильнике встречаются курганы эпохи бронзы».
«Курганный могильник в урочище «Частые курганы» расположен на высоком плато с широким обзором местности в сторону поймы реки Дон северо-западной части города Воронежа. В дореволюционное время курганный могильник находился на расстоянии 4-5 км от г.Воронежа. Ныне кварталы города подошли вплотную к могильнику, а на территории могильника находится аэродром».
В наше время на месте Частых курганов стоит Северный район города Воронежа
Старожилы города помнят, что к старому аэропорту от железнодорожного вокзала ходил троллейбус 2-го маршрута. Человек с вокзала садился в новенький сияющий троллейбус под номером «2» и по проспекту Революции и далее по Плехановской стремительно катил в сторону аэропорта. Аэропорт был окраиной города, конечной остановкой. Стоимость билета составляла четыре копейки, а время в пути - не более 25-30 минут. Современных «пробок» не существовало. График был четкий.
К югу от аэропорта находилось старое Коминтерновское кладбище, а к северо-западу за аэропортом находились «Частые курганы». Впоследствии устаревший аэропорт был перенесен в сторону Чертовицка, где построили новый современный аэропорт, а «Частые курганы» начали застраиваться жилыми домами «спального» микрорайона Воронежа. По сути дела, Воронеж строительный «съел» уникальную сокровищницу скифских времён. Видимо, плохо современные архитекторы изучали историю, иначе могли бы оставить на память воронежцам хотя бы один скифский курган.
Экспедиция П.Д.Либерова раскопала шесть насыпей в урочище «Частые курганы» и шесть поселений у сел Подгорное и Подклетное. Было найдено множество лепной посуды скифского времени, остатки человеческих костей, бронзовое шило, нож и игла с ушком, лежащие, по-видимому, в деревянной коробочке, железный наконечник стрелы. В кургане №2 был обнаружен каменный пестик для ступы, которым пользовались скифиянки для растирания зерен и мака.
В других курганах также была обнаружена масса предметов из того же «звериного стиля». Это бронзовая бляха в виде головы кабана, семнадцать золотых бляшек с изображением головы кабана, серебряное скульптурное изображение медведя, бронзовая бляшка в виде головы зайца, бронзовая бляшка, изображающая лежащего волка, бляха из белого сплава в форме головы лося и т.д.
Позднейшие археологические раскопки в районе Шилово, на Лысой и Белой горе, под Семилуками, предпринятые воронежскими археологами А.Д.Пряхиным, А.З.Винниковым, А.Т.Синюк и другими, подтвердили правоту взглядов Городцова и Либерова. И не случайно выдающийся археолог и историк XX века Борис Александрович Рыбаков, окинув орлиным взглядом бесчисленное множество воронежских археологических и исторических памятников, назвал их коротким, но всеобъемлющим выражением - «Воронежский узел».

Приложенные файлы

  • docx 5498505
    Размер файла: 20 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий