когда случится гроза отрывок первая гроза


Ко мне в комнату влетела мать: -Ты ничтожество, ничтожество! Ты только и способен смотреть свои глупые мультики. Все время висишь в этих дурацких социальных сетях, об учебе и думать забыл. Прибираться, наверное, уже не помнишь и значения этого слова. Даже приготовить себе не можешь, все время сидишь, и пьешь этот чай с печенками! Она говорила что-то ещё, мне нечего было ей ответить. Я одел наушники, и включил громко музыку. Зачем она что-то мне говорит, если я разбит и без того. Мой мир рухнул. Все, что бы я ни делал, я не видел в нем смысла. Не было смысла в моей учебе, в моей работе, в моих занятиях. Все казалось никчемным и бесполезным, но самым никчемным казался я себе сам. В то же время, что именно меня не устраивало, я не мог. Ведь, в принципе, все по отдельности меня очень даже устраивало. Почему я ничего не делаю, почему не исправляю мир к лучшему? Почему я могу пить только чай с печенками. Черт… и печенки-то закончились.Тем временем мать, что-то кричала, требовала, я не слышал её. Со временем она угомонилась и вышла. Ещё через полчаса я выглянул из комнаты: дома её не было. Было уже поздно, и я совершенно не знал, чем заняться. Дома дел не было, друзья все были заняты, а оставаться одному было невыносимо тошно. Хотелось кричать от осознания собственной никчемности. До ужаса хотелось обнять кого угодно, хоть первого бомжа. Хотелось рыдать, выть, бить посуду, лишь бы заглушить голоса, которые внутри меня говорили. Что мир рухнул. Что мир, который я строил с детства, в котором была цель, мечты, стремления – это все глупая сказка, что я и пальцем не способен пошевелить, чтоб хоть капельку приблизиться к его реализации. Я достал телефон и бездумно стал пролистывать телефонную книгу. Саша… Саша много смеется и всегда несет какую-то чушь. Уверен, если я появлюсь, то она будет болтать-болтать-болтать, а я хоть на несколько минут смогу отпустить свои мысли. Кроме того, эта дурочка оставила ключ от своей квартиры. Что за возмутительная безалаберность. Как можно оставить ключ человеку, которого ты видишь второй раз в жизни? Довольно размышлений, поеду к ней. Я стал звонить ей, но она не отвечала. Ещё бы, ведь меня не было целый месяц. Конечно, она скорей всего удалила мой номер и забыла даже мое имя. А может ну её? И что это я приду, а она даже не вспомнит меня…Тем не менее я был уже почти рядом с её домом. Я перевернул вверх дном мою сумку и нашел ключ. Странно, как это он провалялся у меня под носом месяц, а я вспомнил о нем только сейчас. И почему я не выложил его, и даже не выбросил, не потерял?Позвонил в звонок, он оказался сломан. Постучал, никто не ответил. За дверью даже не было признаков жизни. Открыл дверь ключом, за ней была абсолютная темнота и тишина. -Саша.., - тихо позвал я.Никто не ответил. Я потянулся к включателю света. Нажал несколько раз, но лампочка не включилась. Я аккуратно прошел по коридору, помня, что где-то слева располагается подставка для обуви, а справа в углу свалена куча различного барахла. Не хотелось бы нарушать порядок в чужом и темном доме. В комнате было темно, всюду были разбросаны какие-то вещи, лишь светился экран ноутбука, было пусто. Я прислонился к косяку двери и посмотрел в окно. Фонари светили мерзким рыжим светом, в ряд двигались машины. Спешили и бранились какие-то люди. Им всем было невдомек, что где-то в темной заброшенной комнате грустит один человек. Вы же, проходя мимо окон, никогда не размышляете об обитателях пустых квартир. И почему она не повесит занавески на окна? Ведь если бы в квартире был свет, то я сейчас был бы на виду, как можно жить так безалаберно и бесхозяйственно? Впрочем, почему это меня так сильно должно беспокоить. Мое волнение спало, и я уже начинал раздражаться от мысли, что не следовало сюда приходить. Резко щелкнула задвижка в ванной и сильный свет от фонарика ударил мне прямо в глаза.-А, это ты солнечный зайчик?Саша светла мне в глаза фонариком от телефона и, должно быть, улыбалась. Не знаю, я ничего не видел, трудно что-то разобрать, когда тебе светят прямо в лицо. Наверное, я улыбнулся. Или что-то вроде того, не знаю. Как можно улыбаться, если твое лицо скривлено и сморщено?-Привет, - ответил я,- а ты разве ничуть меня не испугалась?-Чего же мне бояться?- она невозмутимо отключила фонарик и прошла вглубь комнаты, - во-первых, у меня абсолютно нечего воровать, и никакие злые люди мне не страшны, во-вторых, разве бывают такие высокие и безумно кудрявые злые люди? Она внезапно оказалась очень близко со мной, я даже слегка испугался близости её глаз-И, ведь я ждала тебя каждый день.Мне не захотелось развивать тему моего отсутствия и я нервно прошел к окну.-Дурачок,- сказала она мне в след, - ты же звонил мне совсем недавно. Да, как я мог забыть, я же только что звонил. Зачем я вообще сюда пришел. Я знаю эту девушку всего ничего, а она возомнила себе уже Бог знает что!-Почему у тебя нет света? – решил я как-то разорвать молчание.-Ты знаешь, сначала сгорела настольная лампа, затем лампа в ванной и коридоре. Я уже два дня живу без света. Днем мне хватает уличного, а вечером. Компьютер светит, разве этого недостаточно? Она говорила и передвигалась по комнате настолько быстро, что у меня не хватало сил следить за всеми е движениями. Я не только не успевал вставить хотя бы слово, я даже не всегда понимал, о чем она говорила. -Как вовремя ты пришел, сейчас заварим чай и будем играть на каримбо.-Подожди, подожди, какое каримбо, если месяц назад ты только начала осваивать баян? Ты как будто нарочно обзаводишься новыми музыкальными инструментами к моему приходу. Мне всегда было трудно понять, как она, едва зная меня, могла вести себя так, словно мы родились и были воспитаны вместе. Она суетилась, что-то готовила, а я просто стоял и поражался происходящему. Сколько было в ней сил, сколько жизнерадостности. Казалось, она никогда не уставала, никогда не грустила, никогда не злилась. Она была на пару месяцев младше меня, но у ней вовсе не было той хандры, что постоянно преследовала меня. Неужели такое возможно? Откуда вообще берутся такие странные люди?Тем временем она расстелила по подоконнику одеяло, свалила там горку подушек.-Садись на окно, - позвала она меня, - здесь открывается безумный вид на город, мы будем пить чай и играть на каримбо. -Я не уверен, что окно выдержит нас двоих…-Дурачок! – она усадила меня почти насильно. Я прислонился к окну и посмотрел на улицу. Машины толпились пробкой, люди бежали куда-то. Не было никакого смысла во всей этой картине. Вид ночного города только ещё более удручал меня. Тем временем она принесла чай. Себе она налила чай в огромную чашку, размером чуть меньше самого чайника. Чаша была необычной формы, больше напоминала кубок, и была расписана какими-то ангелочками.-Зачем тебе такой огромный потир? Неужели ты осилишь столько?- я невольно улыбнулся.-Этого хватит только на половину вечера, и какой это потир, не богохульствуй! Тебе куда налить, в пивную? – она потрясла у меня перед носом бокалом для пива, размером с мою руку. -А нет ли у тебя обычной, человеческой чашки? – смеясь, спросил я.Она принесла мне советский стакан, залезла на подоконник, прижавшись спиной к моей груди. Взяла в руки каримбо, и стала играть. Инструмент, надо вам сказать, и правда был необычный. Звуки, похожие на шаманские, словно как для медитации, больше подходили для фильма ужасов, а не для романтической встречи. Но я практически не слыша их. Меня переполняли собственные мысли. Не в первый раз я был так близко к девушке, не первый раз носом уткнулся прямо ей в макушку. Все было как-то странно. Не хотелось рвать и метать, не хотелось плакать, умереть на месте за правду, вывалиться из окна. Было невообразимо спокойно. Хотелось жить, хотелось мечтать, чтобы этот вечер плавно перетек в жизнь. Город за окном стал дружелюбнее, пробка прекратилась, и машины стремительно улетали вдаль. Каждый спешил домой, где его ждали родные и близкие. -Послушай, - резко прервал я её игру, - сегодня моё сознание мира было напрочь низвергнуто, и я ещё не успел построить новое, но…Она прекратила игру и развернулась лицом ко мне.-Я вдруг подумал, а что такое настоящая любовь? Когда мне было шестнадцать лет, я был уверен, что любовь – это обязательно огромная драма. Любовь там, где каждую минуту хочется умереть, когда хочется кричать, рвать препятствия. Любовь – это когда бежишь за поездом с букетом роз, когда за три секунды пересекаешь половину большого города, когда… Знаешь, мне кажется, что я никогда не был счастлив.Она отвернулась, снова прижавшись макушкой к моему носу, и тихо сказала:-Прям никогда не был счастлив.-Да, были эмоции, был взрыв, какая-то бездумная эйфория…-Странно, а я была счастлива,- как –то пусто сказала она.-И ты знаешь, - продолжал я, мне никогда не было так спокойно, так велико на душе. Никогда я так не хотел жить, не желал счастья людям за окном. Эй, мужчина, мужчина, - закричал я человеку по ту сторону стекла, - будь счастлив, и принеси своей женщине цветы!Она засмеялась и села на окне, спиной к стеклу, свесив ноги. -Ты сумасшедший!- смеясь сказала она.-А может это просто любовь?-Неееет, и не пытайся меня соблазнить,- с какой-то хитрой ухмылкой сказала она, - это не любовь, это мировое спокойствие, ты же сам сказал. Любовь, это когда бежишь… за поездом.. или как ты там сказал.-Да, раньше я был фанатом того чувства, чувства весьма соматического. Когда ,ты лежишь на кровати, сердце колотится, пульс нитевидный, дышать тяжело, и слюни текут на фотографию какого-то человека, но это проходило.-Может тебе адреналинчику уколоть? – ехидно спросила она.Что за странный человек, эта Саша, сначала создаст интимную обстановку, а потом так неумело пытается из нее выйти! Я замолчал и посмотрел в окно. Поднялся ветер, он трепал ветви деревьев. Сгущались тучи. Начинал капать моросящий дождь. Саша легко взяла меня за плечо и сказала:-Хочешь я тебе поверю? Тогда просто пообещай мне, что ты будешь всегда рядом, когда случится гроза. Тебя может не быть неделю, месяц, год, но когда случится гроза, ты придешь, и не оставишь меня одну. Я очень боюсь грозы, мне нельзя оставаться одной в это время, - говорила она быстро и сбивчиво, глаза её блуждали с предмета на предмет. Я не нашелся что ответить, и просто обнял её за плечи. В этот момент ярко ударила молния, и через пару секунд раздался гром.-Обещаю,- тихо сказал я.Мы перебрались с окна на маленький диванчик, она устроилась в углу, а я положил свою голову ей на колени и вытянулся во весь рост. Она гладила мои волосы и быстро-быстро говорила:-Люди такие странные, они утверждают, что хотят чего-то добиться, но и пальцем не пошевелят для достижения цели. Они говорят, что верят в большое и светлое, а затем не упускают ни малейшей возможности где-то за углом заняться сексом. Они утверждают, что любят кого-то, но не могут оторваться с места и приехать хотя бы на пару минут. Век рыцарей прошел, умер вместе с Буниным, осталась только зона собственного комфорта. Она говорила ещё что-то, но я засыпал. Дремота подкрадывалась незаметно, уже не было сил ей сопротивляться, я не заметил, как уснул. Проснувшись, я в первую очередь удивился беспорядку, окружавшему меня. При свете дня, мне все это показалось, по меньшей мере, омерзительным. Саша сидела за столом и пила чай из своего потира. Она хитро посмотрела на мен и сказала:-А утром ты ещё более безумно кудрявый.Я не ответил, просто встал и прошел в ванную. Включив воду, я стал умываться. Умываться, вот что действительно мне нравилось. Я громко фыркал, не замечая, как на полу организовалась уже приличная лужа. Незаметно сзади оказалась Саша со шваброй. Она пыталась незаметно от меня затереть лужицы. -Я сейчас пойду домой, - максимально уверенно пытался говорить я, - а чем займешься ты?-Мы с ребятами убираем мусор в лесу, кроме того просто шляемся по городу, собираем интересные места-Собираем кунсткамеру интересных людей…, - тихо проговорил я.Она сделала вид, что не расслышала и продолжила: - Но ты заходи в любое время, когда захочешь, я всегда тебя жду.Я рассмеялся: -Как же ты меня все время ждешь, если у тебя такие грандиозные планы.Она не ответила. Я ушел домой, в моей голове были мысли о предстоящих делах. Я не думал, что когда-нибудь ещё раз вернусь в этот дом, ключ лежал на дне сумки.

Приложенные файлы

  • docx 7798776
    Размер файла: 20 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий