Вильгельм Брандт. Сахарный завод в Архангельске.


Вильгельм БРАНДТ (1 января 1779 – 5 августа 1832)
Имя архангелогородца Вильгельма Брандта было хорошо известно как в России, так и за ее пределами.
Вильгельм родился 1 января 1779 года в городе Гамбурге в небогатой семье страхового маклера. Его отец, несмотря на незавидное материальное положение, заботился об образовании сына, который в 12 лет уже владел двумя иностранными языками.
В 1792 году за образование братьев Вильгельма и Эммануила Брандтов взялся их дальний родственник Александр Беккер, известный архангельский купец. Вместе с ним они отправились на обучении коммерции в далекий Архангельск… К 1798 году Вильгельм освоил коммерческую практику, а после смерти отца в 1800 году основал в Архангельске свою собственную фирму и развил бурную торговую деятельность.
В условиях острейшего кризиса внешнеторговой деятельности России во время континентальной блокады 1807 года Брандт временно прекратил купеческую практику и занялся производством сахара. В 1810-1812 году в деревне Варавино в 7 верстах от Архангельска, на берегу Двины он построил деревянный сахарный завод, который вскоре стал снабжать своей продукцией весь север Европейской России. Большое количество сахара отправлялось в Москву, а также на Ирбитскую, Ростовскую и Нижегородскую ярмарки. Фирма Брандтва «Вильгельм Брандт», а позднее «Вильгельм Брандт и сыновья» имели свои суда, совершавшие плавания в европейские порты. По мере расширения деятельности компании рос и ее торговый флот.
В 1809 году, «усмотрев, что в России может быть весьма счастливым и полезным государству», он принял русское подданство и поселился в Архангельске, навсегда связав свою судьбу с Россией. Он был записан в российские купцы первой гильдии с капиталом в 50 100 рублей.
Свою деятельность на судостроительном поприще Брандт начал с того, что вблизи приобретенной верфи в 1822 году построил новый обширный лесопильный завод, пильные рамы которого приводились в действие 35-сильной паровой машиной, а не ветряными мельницами, как на других заводах. За год на заводе обрабатывалось до 50 000 бревен. Для Русского Севера это было новинкой. Брандт привел в порядок эллинги и остальные сооружения верфи, которая впервые за годы своего существования стала приносить своему хозяину прибыль. До 1832 года под руководством корабельного мастера Василия Хабарова было построено 23 больших торговых судна, имевших отличные мореходные качества. Благодаря своей надежности корабли Вильгельма Брандта пользовались высокой репутацией в торговом мире.
Корабли его фирмы ходили в Англию, Францию, Данию, Норвегию, Швецию, германские государства. Важную роль играла фирма Брандта и в торговле России с США. В ту пору русские торговые суда, приходившие в американские порты, исчислялись единицами. Так, с 1829 по 1832 год в США (в Филадельфию и Нью-Йорк) прибыло всего три российских корабля, и все они принадлежали предприимчивому архангельскому купцу.
Масштабы деятельности Брандта быстро росли, рос и авторитет его заграничных коммерческих кругах. В 1823 году он стал ганноверским консулом в Архангельске, в 1826 одновременно нидерландским, а затем датским и бременским. Он был также генеральным консулом Гамбурга. В течение навигации 1827 года, а навигация в архангельском порту в то время продолжалась лишь около 130 дней- с июня по сентябрь, Брандт успел отправить за границу 233 корабля с товарами.
Одним из первых российских купцов Брандт обратил внимание на возможность установления прямых торговых связей с молодыми государствами Южной Америки, освободившихся от испанского господства. Он, по сути, явился родоначальником прямой российско-латиноамериканской торговли.
Вильгельму Брандту помимо сахарного и лесопильного принадлежали также канатный и уксусный заводы, и многие более мелкие предприятия. В 1823 году объем товарооборота его фирм составлял 2 945 034 рублей, а к 1832 году достиг 9 412 379 рублей. Брандт был четвертым среди крупнейших купцов Российской империи. Следует при этом учесть, что в отличие от других магнатов российской торговли он вел свое дело практически единолично. На Русском Севере Брандт был самым крупным предпринимателем, его торговый оборот в 1832 году всего на 1.5 миллиона рублей уступал обороту архангельского порта в целом.
В 1814 и 1817 году Брандт избирался архангельским бургомистром, а в 1831- городским головой Архангельска и оставил заметный след в истории города. В 1831 году он проявил незаурядную энергию в борьбе с эпидемией холеры, за что был награжден золотой медалью. Известно, что им пожертвовано 150 000 рублей на содержание одной из местных школ и другие городские нужды.
В истории географических открытий, как правило, вскользь упоминаются имена людей, обладавших энергией и расчетливостью, сочетавшейся со способностью к риску, которые значились в статистических документах в графе «Арматоры», «Финансисты». Заинтересованные коммерческой стороной дела, они субсидировали экспедиции, принимали деятельное участие в их снаряжении и так или иначе объективно способствовали хозяйственному развитию России, освоению Крайнего Севера. Среди них и архангелогородец Вильгельм Брандт, снарядивший экспедицию П.К. Пахтусова для исследования Новой Земли.
Вильгельм Брандт скоропостижно скончался 5 августа 1832 года на 54-м году жизни во время деятельного участия в подготовке субсидируемой им экспедиции по поиску безопасного пути к Енисею, исследованию восточного берега Новой Земли и основанию факторий на берегах и островах Карского моря.
Похоронен Вильгельм Брандт на Кузнечевском кладбище Архангельска. Прах его покоится под массивным надгробием из красного полированного гранита, являющимся памятником истории Архангельска- первой внешнеторговой гавани России.
Сахарный завод В. Брандта/Техническое училище/ЦНИИМОД/Октябрьский суд
С 1810-1812 года на берегу Двины, на 7-й версте от Архангельска в деревне Варавино купец Вильгельм Брандт построил деревянный сахарный завод. Здесь, 28 июля 1819 года в доме, принадлежащем Брандту, после длительного пути перед въездом в Архангельск изволил переодеться и выпить чаю император Александр Первый. В одном из деревянных домов самого Вильгельма Брандта, располагавшихся на Набережной севернее особняка семейства дес Фонтейнес, государь трижды выходил к народу на балкон.
В 1826 году на углу Набережной и улицы Дорбекерской (позднее- Садовой) было построено из английского кирпича грандиозное шестиэтажное здание сахарного завода. Долгие годы это было самое высокое гражданское строение на всем Русском Севере. Изначально здание имело небольшие окна и огромный, в четыре этажа пятиколонный портик на ризалите первого этажа.
Известно, что в конце 1820-х годов Брандт имел по крайней мере 2 сахарные фабрики- одну на Набережной в вышеупомянутом кирпичном здании, и вторую, деревянную, за Банной речкой на Кузнечихе. Здания последней существовали еще с конца 18 века, сейчас на их месте располагается часть строений Архангельской теплоэлектростанции.
После смерти Вильгельма Брандта его сахарный бизнес был закрыт, а здания пришли в запустение. В 1880-е встал вопрос о судьбе кирпичной громады бывшего сахарного завода на Набережной. Архангельский купец Фердинанд Линдес предлагал разместить в нем свой лесопильный завод. Очевидно, желание его было абсурдным, поэтому здание ему не доверили. Второй претендент- Александр Сурков- собрался выделывать в здании бумагу. В 1884 году сооружение передают ему.
В те годы городские власти предпринимают энергичные меры для развития экономики края. Учреждена была Особая совещательная комиссия, которая в ряду своих предложений наметила создать в Архангельске и низшее механико-техническое училище. Еще 1880-м губернатор Копиар обратился к Александру Второму с прошением об учреждении в городе такого училища. Губернаторский доклад с пометкой императора «Сообразить» был направлен в комитет министров, а оттуда эта своеобразная резолюция поступила к министру финансов. Однако Копиара перевели из Архангельска в другое место, и дело с училищем приостановилось…
Только в 1882 году новый губернатор генерал-майор Баранов довел ходатайство до сведения министра народного просвещения. Через два года в Архангельск пришло высочайшее разрешение на открытие Технического училища с коммерческим при нем отделением. Подыскивается здание, отвечающее требованиям учебного заведения. Бывший сахарный завод оказался и прочным, и удобным во всех отношениях. Сурков уступил его со всей землей, площадь которой составляла в ту пору 3 600 квадратных сажен.
В 1891 году началась перестройка здания. Составление смет и планов было поручено гражданскому инженеру В.А. Савицкому, а работы проводило архангельское товарищество «Иван Жильцов и сыновья». Привлекли специалистов из из Петербурга: инженера В.Россихина, десятника Ф.Меркулова.
Внешне здание почти не изменилось, лишь маленькие квадратные окна были расширены в центре, и большими оконными проемами соединили 2 яруса в один этаж. Здание уменьшило свою этажность, но не утратило высоту, правда, потеряло шикарную английскую черепичную кровлю- ее заменили на фальцованную железную.
К 1893 году отделка здания завершается. 23 сентября состоялось открытие училища, специально приуроченное к 200-летнему юбилею первого посещения города Петров Великим. Потому и было присвоено училищу имя Петра. Здесь 164 различных классов и мастерских, оборудованных слесарными, столярными и прочими станками – заказаны московской фирмой «Филит и Ко» в Гамбурге специально для архангельского училища. Устанавливали и налаживали эти станки наши земляки- соломбальский мастер Ф.К. Зеленин и ненокоцкий мещанин Д.Е. Гернет. Учебные пособия и книги для библиотеки отбирались в петербургской книжной лавке Риккера. Кроме библиотеки и мастерских были здесь и классные комнаты, и чертежные, и рисовальные, и два актовых зала, а также квартиры служебного персонала. Техническое училище стало одним из лучших учебных заведений в Архангельск, было призвано готовить кузнецов, слесарей, литейщиков, мастеров столярно-модельного дела.
Первым директором был назначен статский советник, инженер-технолог Павел Иванович Корсунский, прослуживший 15 лет при Кронштадтском реальном училище- преподавал механику, начертательную геометрию, технологию, строительное искусство, моделирование и проектирование. Естественно, что его знания были высоко оценены и в нашем городе. Преподавателем математики и химии, а также руководителем слесарных и кузнечных мастерских был кандидат Санкт-Петербургского университета Александр Иванович Флоринский. В первый год приняли только 24 учеников.
В 1907 году в здании произошел пожар, в результате чего выгорели все внутренние помещения. После пожара был заново выложен фронтон, сложены новые оконные перемычки, перестроена кровля. К 1908 году внешняя отделка сооружения была завершена: оштукатурены колонны, стены покрашены в розовый цвет. Главный фасад украшался двумя входными кованными зонтами на красивых ажурных колоннах. (не сохранились). Разные мелкие работы, устройство парового отопления и проводка электричества, установка новейших станков- все это проводится в течение пяти последующих лет. В рисовальные и чертежные классы пришли классические гипсовые слепки, изготовленные в петербургском Центральном училище технического рисования барона Штиглица. На этот раз все работы были на ответственности строителя здания- инженера П.Г. Минейко. Кстати сказать, Петр Герардович преподавал в училище устройство машин.
В предреволюционный период Техническое училище по своему оснащению и теоретической подготовке подошло к уровню среднего учебного заведения, на его базе в 1920 году был открыт практический электро-механико-химический институт имени М.В. Ломоносова., а позднее- средний политехнический техникум. В 1918-1919 годах в здании размещался штаб экспедиционного корпуса США.
С 1958 по 1993 год здание занимал ЦНИИМОД (Центральный научно-исследовательский институт механической обработки древесины). Теперь здание занимает Октябрьский районный суд города Архангельска.

Приложенные файлы

  • docx 1342228
    Размер файла: 20 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий