неоклассический реализм


Что такое неоклассический реализм?
Термин «неоклассический реализм» ввел в 1998 г. Гидеон Роуз в сводной рецензии на пять англоязычных монографий, где прослеживался новый подход к исследованиям международных отношений. С одной стороны, данный подход продолжал традиции неореализма с его акцентом на системных и структурных вызовах, на том, что именно они определяют поведение государства в современном мире. С другой стороны, все пять авторов в той или иной степени сходились в том, что ответ национальных правительств не является однозначной и четкой реакцией на происходящее вовне, что необходимо учитывать некий комплекс внутренних обстоятельств и интересов национальных игроков. Иными словами, речь шла о возврате к отдельным положениям классического реализма, к его идее о внутренней мотивации государств (интерпретируемой патриархами этого направления как борьба за власть).
Наиболее емко неоклассический реализм можно определить как поиск ответа на вопрос, почему давление глобальных и региональных факторов на государства преобразуются в такую, а не иную внешнюю политику, исследование своего рода «приводного ремня» внешней политики. Причем речь не идет о ревизии неореализма; основными остаются давление внешней среды и системные факторы, они определяют направление действий государства в мире. Вместе с тем неоклассический реализм задается вопросом, почему, действуя в одних и тех же условиях, схожие по своим параметрам государства по-разному ведут себя на международной арене. И ответом становится внутренняя политика, конфигурация групп интересов, уровень согласия государства (как системы институтов, обладающей среди прочего монополией на применение силы) и общества, а также проблемы восприятия тех или иных явлений.
Для неореализма «содержимое» государства не имеет значения. Государство, если использовать сленг теории международных отношений, рассматривается как бильярдный шар, траектория движения которого зависит исключительно от внешних воздействий, а не от того, какова структура самого предмета, материал, из которого он сделан. Неоклассический реализм признает, что шар движется уже не только под влиянием системных сил; его перемещение корректирует внутренняя динамика, то есть свойства самого объекта. Изучение этой внутренней динамики и составляет предмет неоклассического реализма. Интересно, что Роуз, а также такие его последователи, как Стивен Лобелл, Норрим Рипсман и Тафтс Джеффри Тальяферро, позиционируют неоклассический реализм как теорию внешней политики. Рэндалл Швеллер же в 2006 г. предложил называть неоклассический реализм теорией ошибок. Он призван объяснить, почему системное давление искажается и в результате приводит то к противоречиям во внешней политике, то к замедленной реакции.
Примат системных факторов над внутренними в неоклассическом реализме обуславливает то, что собственные характеристики «бильярдного шара» могут повлиять, скорее, на тактику государства, чем на его стратегию. Оно заметно в кратко- и средне-, а не долгосрочной перспективе.
Добавим, что давление системы, глобализирующегося мира может повышать влияние отдельных внутриполитических факторов. В частности, в современном мире соперничество государств развивается не только и не столько в поле жесткой силы, но и на экономической, а главное, идеологической основе. Как следствие, способность государства (в лице прежде всего исполнительной власти) конкурировать в этих областях на глобальной арене будет зависеть от качества взаимодействия с национальным бизнесом и в целом с гражданским обществом.
Примат системных факторов над внутренними также, с эпистемологической точки зрения, отличает неоклассический реализм от либерализма, согласно которому внутренняя политика детерминирует внешнюю (некоторые из авторов статей данного выпуска берут такое допущениев качестве отправного пункта своих концептуальных построений). Неоклассический реализм, правда, можно представить как некоторую срединную точку между традицией реализма, с одной стороны, и либерализмом, в том числе неоинституционализмом и конструктивизмом, с другой. Именно привлечение методологии последних для исследования состава «бильярдного шара» и делает новое течение «неоклассическим».
Таким образом, в неоклассическом реализме принято выделять три составные части.
«Независимую переменную» (внешнюю среду, систему).
«Вмешивающуюся переменную» (весь комплекс внутри государства – институты, взаимоотношения власти и общества, восприятие и идеология).
«Зависимую переменную» (внешнюю политику).
Но внимание будет при этом сосредоточено на зоне перехода, на том, как вмешивающаяся переменная определяет зависимую. (Давление системных факторов для неоклассического реализма не является основным предметом, поскольку это сфера ведения неореализма.)
Наличие взаимосвязи между переменными обусловлено как минимум двумя факторами.
Во-первых, лица, принимающие решения, не всегда действуют рационально, хотя большинство реалистических парадигм исходит именно из такого предположения. Никто никогда не обладает всей полнотой информации, следовательно, действует, основываясь на доступных данных и домысливании остального. При этом представления о правильном и реальном, о связи известного и секретного, да и о мире вообще, обусловлены личным опытом политиков и чиновников, знаниями, парадигмами, в которых они сформировались и существуют. И это делает конструктивизм важным для неоклассического реализма.
Во-вторых, неоклассический реализм отталкивается от идей Макса Вебера и его последователей о том, что государство – не единый и априори слаженный механизм. Здесь прежде всего мы говорим о наличии системы институтов (главным образом в лице исполнительной власти) и (гражданского) общества. Силу государства в мире, уровень доверия к его заявлениям и действиям определяют ладно функционирующие институты и тесное взаимодействие государства и общества.
Последнее может быть активным и пассивным, консолидированным и разобщенным на основе политических, экономических, религиозных, этических и других факторов. При этом сама дифференцированность общества – только часть проблемы. Важна еще и степень социальной консолидации, а она, в свою очередь, определяется согласием относительно легитимности действующей власти и наличием разделяемой большинством национальной идеологии. Статьи данного номера, особенно о различных частях политического спектра и их видении внешней политики, а также о взглядах представителей конфессий в этом смысле показательны.
Степень согласия экономической, политической и религиозной элиты относительно национальной идеологии в современном мире приобретает еще одно значение. Работающая и привлекательная модель позволяет государству достойно выступать в мировой конкуренции ценностей. И, напротив, модель, вынужденная принимать вызов со стороны внутренних сил, не только ослабляет внешнюю политику государства, но и делает его менее убедительной силой/партнером в мире.
Наконец, в каждой стране существует система органов власти. Степень институциализации демонстрирует уровень развития государства и общества. Каждая структура выполняет определенную функцию, но также руководствуется своей логикой и представлениями о существующей реальности и должном поведении. Некоторые действия могут соответствовать существующей бюрократической системе и потому легко реализовываться, другие – противоречить ей и закономерно блокироваться исполнителями (зачастую нерационально).
Этот второй фактор, обуславливающий взаимодействие государства и общества, а также комплекс институтов, составляющих государство, делает насущными исследования неоинституционального толка, применение теорий элит и ряда других политологических концепций. Доминанта его заключается в том, что абстрактного наличия силы недостаточно, необходимо также эту силу мобилизовывать (или «извлекать», если пользоваться терминологией неоклассического реализма). А способность к извлечению пропорциональна качеству связи государства и общества и эффективности бюрократического аппарата.
Наконец, отметим, что демократизация способствует усложнению второго фактора. Но важен не политический режим, а существование в стране вето-игроков и их намерение использовать свой вес для блокирования тех или иных решений, а также степень консолидации государства и общества. Иными словами, неоклассический реализм приобретает значение, как только происходит отказ от тезиса «Государство – это я». И чем сложнее взаимодействие внутри государства, тем более изощренно и непредсказуемо функционирование «приводного ремня». В результате могут иметь место и консолидированные демократические государства (если их сплачивает консенсус и национальная идеология), и жесткие, зависящие от мнения нескольких групп элит тоталитарные или авторитарные страны.

Приложенные файлы

  • docx 7455832
    Размер файла: 20 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий