Цицерон как теоретик и практик красноречия


Цицерон как теоретик и практик красноречия. Развитию красноречия в Риме во многом способствовали образцы греческого ораторского искусства, которое со 2 века до н.э. становится предметом тщательного изучения в специальных школах. Так, Цицерон был учеником Филона и Антилоха, высшим его желанием было воплотить политический идеал греческих философов в римском государстве, но удалось это ему только в своих сочинениях («Об ораторе», «Брут», «Оратор»). Цицерон больше всего заботился в своих сочинениях о том, чтобы не повторять шаблонов риторических учебников.Для справки о видах красноречия.В красноречии были известны два направления: азианское и аттическое. Азианский стиль отличался цветистым языком, пристрастием к афоризмам и к метрическому построению периода и его частей. Представителем этого направления был старший современник Цицерона, Гортенсий Гортал.Для аттицизма был характерен сжатый, простой язык, каким писали греческий оратор Лисий и историк Фукидид. Аттическому направлению в Риме следовали Юлий Цезарь, Марк Юний Брут (ему посвятил Цицерон одноименное сочинение)Сам Цицерон выработал нечто среднее между этими двумя стилями.Теоретический процесс создания речей.1) Нахождение материала – раздел, тщательно обработанный античной риторикой, поэтому Цицерон останавливался на нем в своих сочинениях редко и неохотно. Материал для красноречия делится на две большие категории: конкретные дела и общие вопросы. Всякое конкретретное дело может быть сведено к общему вопросу посредством отвлечения от конкретных обстоятельств: места, времени, участников и т.п. Общие вопросы могут быть теоретическими и практическими. Философы обычно имеют дело с теоретическими, ораторы – с практическими. 2)Расположение материала опиралось на твердую схему строения речи, разработанную еще софистами. Речь разделялась на четыре основных части: вступление, изложение, обработка, заключение. Вступление к речи преследовало троякую цель: добиться от слушателя понимания, внимания и сочувствия. Основными требованиями к изложению были: ясность (привлечение всех необходимых подробностей), краткость (опущение всего, что не идет к делу) и правдоподобие (отсутствие внутренних противоречий).Есть еще одна часть – отступление, но Цицерон считал го неуместным, хотя, например, в его речи против Верреса было отступление о Сицилии. 3) Словесное выражение речи, разумеется, составляло главную заботу оратора. Оно должно было отвечать четырем главным требованиям: правильности, ясности, умеренности и пышности. Правильность означала соблюдение грамматических и лексических норм языка. Ясность означала употребление общепонятных слов в точных значениях и известных сочетаниях. Умеренность означала, что для каждого предмета следует употреблять соответствующий ему стиль, избегая низких выражений при высоких предметах и высоких – при низких. Пышность означала, что художественная речь должна отличаться от обыденной благозвучностью и образностью. Все эти требования соблюдались Цицероном, а восходят они еще к Феофрасту.Что касается фигур и выражений, то Цицерон с отвращением относился к мелочному педантизму риторов и не пускался в дотошную и мутную классификацию многочисленных фигур речи.4)Запоминание было наименее разработанной теоретической частью риторики. Общей чертой античной мнемоники было использование зрительных образов как основы всякого запоминания: рекомендовалось представить себе каждый кусок речи в виде какого-нибудь предмета и затем представить себе эти предметы последовательно расположенными в пространстве. Заучивая текст по написанному, предлагалось запоминать общий вид страницы и расположение строк.5) Произнесение, последняя часть теоретической риторики, было практически важнейшим элементом красноречия: блестящее произнесение могло спасти посредственно записанную речь, дурное произнесение – погубить превосходную. Цицерон любил вспоминать изречение Демосфена о том, что в красноречии первое дело – произнесение, и второе – произнесение, и третье – тоже произнесение. Теорию произнесения ввел впервые в риторику Феофраст, использовав богатейший опыт актерского искусства, накопленный классическим театром. Двумя разделами произнесения были владение голосом и владение телом. Голос оратора должен был быть звучным, внятным, богатым оттенками, но без нарочитой игры интонациями, которая ставилась в упрек азианским риторам. Осанка должна была быть полна достоинства, взгляд прямой, лицо выразительное, движения широкие, но сдержанные; подробнейшим образом описывалось, какие жесты приличествуют оратору и какие нет. Предшественники Цицерона различали по крайней мере восемь случаев речи, требующих различного произнесения: речь важную и насмешливую, объяснительную и повествовательную, связную и прерывистую, увещевательную и патетическую, — и для каждого случая были предписаны особые интонации и жесты.Такова была риторическая система, усвоенная Римом от эллинистической эпохи. Ее главный недостаток составляло то, сто при даже безукоризненном построении и исполнении речь становилась отдаленной от самой жизни, замыкалась в себе. А это было недопустимо в Риме 1 века до н.э., т.к. напряженная политическая борьба на форуме достигла наивысшего напряжения. Риму нужны были не краснобай, а политики. За это ратовал прежде всего Цицерон. Таким образом, в творчестве Цицерона объединилась критика школьной риторики: и сточки зрения теории, и с точки зрения практики = и от лица греческой философии, и от лица римской политики. Эти тенденции отразились в его трилогии «об ораторе», «Брут», «Оратор».
Основные особенности красноречия Цицерона.
Хорошая теоретическая подготовка. Со своими философскими познаниями он мог по-новому говорить о старых предметах, поражая слух толпы, не привыкшей к широким взглядам и суждениям. А риторические познания позволяли Цицерону строить речь более рассчитано, гибко и убедительно, чем его соперникам, для которых все-таки наследственная традиция римского практического красноречия всегда была сильней теоретических уроков греческой риторики.
Хороший художественный вкус. До Цицерона латинский язык не знал стилистической разработки, в языке ораторов беспорядочно соседствовали архаические выражения древних жрецов и законодателей с новомодными греческими словечками, бытовые и просторечные обороты с торжественными поэтическими речениями; Цицерон первый привел этот хаос к единым стилистическим нормам разговорного языка образованного римского общества, упорядочил, развил, обогатил средства ораторской речи, навсегда став для потомков образцом того драгоценного для оратора качества, которое древние называли «обилием» (copia).
Умение возбуждать в слушателях страсть. Для древнего оратора, которому так часто приходилось подменять логику доводов силой эмоций, это качество было первым залогом успеха. Цицерон был способен исторгать у публики смех и слезы: шутки его пользовались такой славой, что издавались отдельными сборниками. Жалость и ненависть он возбуждал с таким искусством, что когда ему приходилось делить защитительную речь с другими ораторами (как часто делалось в Риме), на его долю единодушно оставлялось заключение — самая напряженная и страстная часть речи.
Приём варьирования стиля. Нередко в речах Цицерона патетический тон сменяется простым, а серьезность изложения – шуткой, насмешкой. Для пущей убедительности Цицероном применялся прием амплификации, т.е. преувеличения., за что его часто упрекали в неискренности. Так, благодаря своему исключительному и новаторскому красноречию, в течение нескольких лет завоевал Цицерон неоспоримую славу первого римского оратора.

Приложенные файлы

  • docx 5413526
    Размер файла: 19 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий