Историко-литературный комментарий


Примеры историко-литературного комментария
1) Выполнен как единый, связный текст
Пятого апреля, на другой день после покушения Каракозова на Александра II, Некрасов посетил нескольких высокопоставленных лиц, в том числе зятя М. Н. Муравьева егермейстера Сергея Шувалова, министра двора Адлерберга, Г. А. Строганова, с целью узнать, чего должен ждать после каракозовского выстрела «Современник», и получил от них весьма неутешительные на этот счет сведения. Шестого апреля на экстренном заседании Литературного фонда он, вместе с прочими членами его, подписал верноподданнический адрес Александру II.Девятого апреля на торжественном обеде в Английском клубе в честь «спасителя царя» О. И. Комиссарова Некрасов прочел посвященное ему стихотворение. Шестнадцатого апреля на торжественном обеде в Английском же клубе вчесть М. Н. Муравьева Некрасов прочел восхвалявший этого последнего «мадригал»… Этот факт особенно возмутил бывших «союзников» Некрасова.
Однако уже накануне этого выступления Некрасов получил от Ф. Толстого записку, в которой тот извещал его, что участь «Современника уже предрешена и все хлопоты Некрасова напрасны. Двадцать шестого апреля Некрасов выпустил очередную «книжку» (№ 4) «Современника», не только напечатав в ней стихи Комиссарову, но и поместив большую верноподданническую статью Розанова по поводу события 4 апреля.
Среди общества растут мнения об «измене» Некрасова своим идеалам. Однако это не так. Этот факт подтверждается тем, что уже вечером 16 апреля, вернувшись из Английского клуба, находясь в шоковом состоянии, Некрасов пишет свое стихотворение:
Ликует враг, молчит в недоуменьиВчерашний друг, качая головой,
И вы, и вы отпрянули в смущеньи,
Стоявшие бессменно предо мной
Великие страдальческие тени,
О чьей судьбе так горько я рыдал,
На чьих гробах я преклонял колени
И клятвы мести грозно повторял.
Зато кричат безличные: ликуем!
Спеша в объятья к новому рабу
И пригвождая жирным поцелуем
Несчастного к позорному столбу.
(Ликует враг, молчит в недоуменьи…)
Не менее показателен и другой факт. Вскоре после выхода апрельского номера «Современника» Некрасов не побоялся явиться на квартиру только что арестованного Елисеева. Вот как описывает этот эпизод Елисеев в своих воспоминаниях: «На другой день после моего ареста Некрасов храбро явился ко мне на квартиру, чтобы осведомиться: что случилось и как. Я говорю храбро потому, что ни один из моих товарищей и вообще никто из сотрудников «Современника» не решился этого сделать. Ибо с того самого момента, как известие о выстреле Каракозова стало известно всему Петербургу, все прикосновенные к литературе тот час поняли, что как бы ни пошло дело следствия, но литература, поустановившемуся у нас обычаю, все-таки первая будет привлечена к ответу, и потому все засели дома, стараясь как можно меньше иметь между собой сообщений, исключая, разумеется, случаев крайней нужды». (Елисеев Г. З. Из воспоминаний // 37:128)
Но как ни велики были жертвы, принесенные Некрасовым в апреле 1866 года, они не достигли своей цели. Из «Дела особой комиссии под председательством князя П. П. Гагарина (началось 13 мая 1866 года, решено 21 августа того же года)» явствует, что комиссия, по настоянию М. Н. Муравьева, на заседании 23 мая постановила «поручить министру внутренних дел ныне же вовсе прекратить издание «Современника» и «Русского слова» (42:174). Первого июня Пыпин, замещавший уехавшего в Карабиху Некрасова на посту главного редактора «Современника», получил официальное извещение о запрещении журнала. Все действия Некрасова, направленные на сохранение журнала оказались тщетны. Более того, вынужденное сближение с «консервативным лагерем» соратники Некрасова восприняли как измену, большинство из них не понимало вынужденный характер этой меры. Некрасов оказался как бы «под двойным ударом» — со стороны идейных врагов и со стороны вчерашних соратников и единомышленников. Некрасов испытал несколько ударов. Первый удар – это то, что он вынужден, был «преломить себя», преломить свои убеждения. Второй удар – безрезультатность подобных его действий. И третий, самый сильный – то, что от него отвернулись все его вчерашние друзья. В обществе росли настроение недоверия к Некрасову, осуждения его поступков.
2) Выполнен как ряд выписок из текста, сопровождающихся комментарием смысловых трудностей
А.С.ПушкинД. В. Давыдову
Тебе певцу, тебе герою!
Не удалось мне за тобою
При громе пушечном, в огне
Скакать на бешеном коне.
Наездник смирного Пегаса,
Носил я старого Парнаса
Из моды вышедший мундир:
Но и по этой службе трудной,
И тут, о, мой наездник чудный,
Ты мой отец и командир.
Вот мой Пугач – при первом взгляде
Он виден – плут, казак прямой!
В передовом твоем отряде
Урядник был бы он лихой.
  1836
Денис Васильевич Давыдов – современник А. С. Пушкина, достигший успеха в военной карьере: носил звание генерал-лейтенанта, был командиров одного из партизанскихотрядов во время Отечественной войны 1812 года.«Тебе певцу, тебе герою!»
Денис Давыдов известен не только как русский герой-воин, но и как русский поэт, представитель «гусарской поэзии» или «один из самых поэтических лиц в русской армии» (по его собственной характеристике).
«Не удалось мне за тобою
При громе пушечном, в огне
Скакать на бешеном коне…»
Пушкин учился в Царскосельском лицее и был еще совсем юным, когда Наполеон вторгся в Россию. Он и его товарищи мечтали о «громе пушечном» и «бешеном коне», рвались в бой, окрыленные патриотическим чувством. Но никому из них не удалось принять участие в военных действиях.
«Наездник смирного Пегаса,
Носил я старого Парнаса
Из моды вышедший мундир»
Пегас – в греческой мифологии – крылатый конь, любимец муз, символ вдохновенного поэтического творчества.
Парнас – священная гора в Греции, считался местом обитания муз и Аполлона.
Скорее всего, Пушкин намекает в этих строках о своей приверженности в лицейские годы к канонам устаревающей уже в то время классицистической поэзии, тогда как поэзия Д.Давыдова носила черты романтизма.
«Но и по этой службе трудной,
И тут, о, мой наездник чудный,
Ты мой отец и командир…»
Пушкин еще учился в лицее, когда Д.Давыдов, легендарный партизан, стал известен как поэт. Его стихи оказали большое влияние на творчество юного поэта, «солдатские» рифмы находили отклик и в произведениях Пушкина. Примерами могут послужить стихотворения «Пирующие студенты», «Дельвигу». Ну и, конечно, само стихотворение «Тебе певцу, тебе герою…» написано в духе поэзии Дениса Давыдова.
«Вот мой Пугач — при первом взгляде
Он виден — плут, казак прямой!»
Данное стихотворение было отправлено Пушкиным Давыдову, прибывшему в Петербург в 1836 году, вместе с книгой «История Пугачевского бунта» спустя год после ее выхода в свет. Строки содержат намек на особенности характера Давыдова – его прямой нрав, горячность и прямодушие, ассоциировавшиеся с казацкой удалью. Недаром его так любили сами казаки, починенные ему по службе.

Приложенные файлы

  • docx 5018008
    Размер файла: 19 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий