2Милутин Мичович_ Мистическая беседа о книге


Милутин МичовичМистическая беседа о Книге
(Фрагменты из книги «Письма из Уранополиса»)
***
Если некоторым книгам обновляется жизнь, то говорится, что они золотой нитью связаны с невидимой Книгой. Их жизнь приходит от Неё, а не от них самих. Потому некоторые книги смогут выдержать огромную отделённость от читателей, тёмное забвение людьми, ибо невидимая Книга хранит их жизнь. Они возникают из человеческого забвения, когда люди более не могут жить без них, когда придёт время открыть, что находиться в смертном забытьи.
Тогда в этих книгах открывается жизнь, которая уже случилась, и без чего их новые читатели не могут понять, что бывает с ними.
Когда бы не было этой животворной Книги, стал бы такой хаос между книгами и читателями – люди бы сами стали разорванными книгами, а книги одиночками, на которые уже никто не взглянет.
***
Эту Книгу всегда вновь открывают одиночки, носители великой человеческой муки. Она их от этих мук спасает, потому что входит внутрь этой возрастающей муки, в муку человечества и прочитывает их, тогда эти одиночки переживают великое облегчение и радость, потому что сквозь них освобождается живая мука, которая принадлежит всем людям.
***
Многие живут, как будто эта Книга не существует, многие пишут книги, думая, что Она не существует, как бы наполняя великую пустоту.
До этой невидимой Книги нельзя дойти, если человек не придёт к сущности чтения и писания. До силы, которую одни называют: пнеума, другие: эрос, усиа, субстанция, единое, дао, вечно женственное… Она всё это, но и нечто большее. Мы никогда не можем точно прочитать Её по простой причине, что мы Ей открываемся из нашей тьмы, чтобы Она нас осветила, поучила чтению.
***
Как и женщина, Книга не открывается каждому. Если Книга ощущает, что её читатель чувствует её мистическое происхождение, её подземные ключи, её жар и жажду, Она сама жаждет ему открыться, полную себя, которую никто не может взять целиком. Эта вершина тайны приводит к Ней новых читателей, новых возлюбленных. Хорошая книга и женщина никогда не дадут себя до конца прочитать, чтобы всегда быть читаемыми. Потому в них вписана вечная жажда.
Книги, в которых существует возобновляемая востребованность чтения, мы не читаем только из нашей жажды их читать, но они нас читают своей мощью, и этим являют свою любовную власть над нами. Оттуда и эта внезапная внутренняя жажда – сгореть на их сердце.
***
Так создаются книги – во вдохновенные часы творцу книги приходит невидимая Книга, чьи слова превращены в духовный жар. Тому, который пишет надо предварительно быть внутренне исписанным, то есть налитым небесным жаром. В хорошей книге больше всего есть сокровенного как в благородной женщине. Эта мистерия расширяет ауру тайны, магнетизм мистического присутствия.
Читатель есть спаситель, как и муж. Только хороший читатель и хороший муж могут взять то, что сокрыто в тексте книге, в теле души.
Текст, который не насыщен как душа, в нём нет ни текста, ни души. А жажда книги и женщины — найти того, кому бы всё было отдано без остатка. Сгореть в отдаче, в передаче, в осуществлении.
***
Хороший читатель-возлюбленный обретает в книге-женщине, что другие не могут найти. Потому эти книги-женщины сами любят открыть возлюбленным читателям, что другим не открывают. Всякая книга и женщина имеет своих возлюбленных, которые открывают их, с которыми выходят из своих обложек, и предаются прекрасному полёту существования.
Из хороших книг и женщин всегда исходит зов для чтения, для встречи, для пути. Всё это охватывает нас, когда мы находимся вблизи них. И всё это нам недоступно вдали от них.
***
Когда люди, которые не могут ведать ни книг, ни женщин, берут их в руки, книга и женщина остаются недвижимы, не возбуждённы, холодны, пусты – пустая бумага. Закроют веки, сокроют жар под пеплом. Ждут того, который их обретёт и откроет.
***
Чтение есть путешествие в два направления, одновременно к устью и к истоку. (Кто только идёт к устью — бывает носим любовью, а сам не дается ей; кто только идёт к истоку — учиняет насилие над любовью, которая пошла ему навстречу).
Потому идём от любви, чтобы войти в чтение, и от чтения, чтобы войти в любовь.
Чтение следует неосуществимому желанию: сократить всякое путешествие, чтобы всё обрести в одном месте, в источнике. Чтобы и сами стали источником.
Перевод Натальи Блудилиной

Приложенные файлы

  • docx 5857252
    Размер файла: 19 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий