Фридрих Ницше О страданиях


   Ницше: Заратустра: о стыде и страдании
         О сострадательныхДрузья мои, насмешливые речи достигли слуха вашего: «Взгляните на Заратустру! Не ходит ли он среди нас, словно среди зверей?».Но лучше было бы сказать так: «Познающий ходит среди людей, будто они — животные».Человека же познающий называет: животное с красными щеками.Почему получил он такое имя? Не потому ли, что слишком часто приходится ему стыдиться?О друзья мои! Так говорит познающий: «Стыд, стыд и стыд — вот история человека!».И потому благородный предписывает себе не стыдить других: стыдливость повелевает он себе перед всеми страдающими.Поистине, не люблю я милосердных, блаженных в сострадании своем: совсем лишены они стыда.Если должен я сострадать, все же не хочу я называться сострадательным; а если я сострадаю, то только на расстоянии.Я предпочитаю скрыть лицо свое и убежать прежде, чем узнают меня: поступайте так и вы, друзья мои!Пусть судьба моя всегда ведет меня дорогою тех, кто, как вы, никогда не страдает, и с кем смогу я разделить надежду, пиршество и мед.Поистине, так или иначе помогал я страждущим: но всегда казалось мне, что лучше бы делал я, если бы учился больше радоваться.С тех пор, как существуют люди, слишком мало радовался человек: только в этом, братья мои, наш первородный грех!И если научимся мы больше радоваться, то так мы лучше всего разучимся обижать других и измышлять всевозможные скорби.Поэтому умываю я руки, помогавшие страждущему, поэтому очищаю я также и душу свою.Ибо, видя страдающего, я стыжусь его из-за его же стыда; и когда я помогаю ему, я жестоко унижал гордость его.Большие одолжения вызывают не чувство благодарности, а желание мстить; и если мелкое благодеяние не забывается, словно червь, гложет оно.«Будьте же равнодушны, принимая что-либо! Оказывайте честь уже тем, что принимаете», — так советую я тем, кому нечем отдарить.Но я — дарящий: охотно дарю я, как друг дарит друзьям своим. А чужие и неимущие пусть сами срывают плоды с дерева моего: ибо это не так устыдит их.Однако нищих следовало бы вовсе уничтожить! Поистине, досадно давать им и досадно не давать.А заодно с ними грешников и тех, кого мучает совесть! Верьте мне, братья мои, укоры собственной совести учат уязвлять других.Но хуже всего — мелкие помыслы. Поистине, лучше уж совершить злое, чем помыслить мелкое!Правда, вы говорите: «Удовольствие от мелочной злобы нередко предохраняет нас от серьезных злодеяний». Однако в этом случае не следует мелочиться.Злодеяние — как нарыв: оно зудит, и чешется, и нарывает — оно заявляет о себе откровенно.«Смотри, я — болезнь», — говорит злодеяние; и в этом его честность.А ничтожная мысль подобна паразиту: она неугомонна — ползает, прилипает, прячется, пока все тело не станет вялым и дряблым от этих крошечных тварей.Но тому, кто одержим бесом, я шепчу на ухо: «Будет лучше, если демон твой станет сильнее, — помоги же ему! Есть и у тебя путь к величию!».О братья мои! Слишком много известно нам друг о друге! И многие становятся для нас прозрачными, хотя и тогда мы еще долго не можем пройти сквозь них.Трудно жить с людьми, ибо трудно хранить молчание.И более всего несправедливы мы не к тем, кто противен нам, а к тем, до кого нет нам никакого дела.Но если есть у тебя страждущий друг, стань для страданий его местом отдохновения, но вместе с тем и жестким ложем, походной кроватью: так лучше всего ты сможешь помочь ему.И если друг причинит тебе зло, скажи так: «Я прощаю тебе то, что сделал ты мне; но как простить зло, которое этим поступком ты причинил себе?»Так говорит великая любовь: она преодолевает и прощение, и жалость.Надо сдерживать сердце свое; ибо стоит только распустить его, как теряешь голову!О, кто совершил больше безрассудств, чем милосердные? И что причинило больше страданий, чем безумие сострадательных?Горе любящим, еще не достигшим той высоты, которая выше сострадания их!Так сказал мне однажды дьявол: «Даже у Бога есть свой ад — это любовь его к людям».А недавно я слышал от него: «Бог умер, из-за сострадания своего к людям умер он».Итак, опасайтесь сострадания, помните: оттуда надвигается на людей тяжелая туча! Поистине, известны мне признаки бури!Запомните же и такое слово: великая любовь выше сострадания, ибо то, что любит она, она еще жаждет — создать!«Себя самого приношу я в жертву любви моей, и ближнего своего, подобно себе», — такова речь созидающих.Но все созидающие безжалостны.Так говорил Заратустра.
     О сострадательныхДрузья мои, насмешливые речи достигли слуха вашего: «Взгляните на Заратустру! Не ходит ли он среди нас, словно среди зверей?».Но лучше было бы сказать так: «Познающий ходит среди людей, будто они — животные».Человека же познающий называет: животное с красными щеками.Почему получил он такое имя? Не потому ли, что слишком часто приходится ему стыдиться?О друзья мои! Так говорит познающий: «Стыд, стыд и стыд — вот история человека!».И потому благородный предписывает себе не стыдить других: стыдливость повелевает он себе перед всеми страдающими.Поистине, не люблю я милосердных, блаженных в сострадании своем: совсем лишены они стыда.Если должен я сострадать, все же не хочу я называться сострадательным; а если я сострадаю, то только на расстоянии.Я предпочитаю скрыть лицо свое и убежать прежде, чем узнают меня: поступайте так и вы, друзья мои!Пусть судьба моя всегда ведет меня дорогою тех, кто, как вы, никогда не страдает, и с кем смогу я разделить надежду, пиршество и мед.Поистине, так или иначе помогал я страждущим: но всегда казалось мне, что лучше бы делал я, если бы учился больше радоваться.С тех пор, как существуют люди, слишком мало радовался человек: только в этом, братья мои, наш первородный грех!И если научимся мы больше радоваться, то так мы лучше всего разучимся обижать других и измышлять всевозможные скорби.Поэтому умываю я руки, помогавшие страждущему, поэтому очищаю я также и душу свою.Ибо, видя страдающего, я стыжусь его из-за его же стыда; и когда я помогаю ему, я жестоко унижал гордость его.Большие одолжения вызывают не чувство благодарности, а желание мстить; и если мелкое благодеяние не забывается, словно червь, гложет оно.«Будьте же равнодушны, принимая что-либо! Оказывайте честь уже тем, что принимаете», — так советую я тем, кому нечем отдарить.Но я — дарящий: охотно дарю я, как друг дарит друзьям своим. А чужие и неимущие пусть сами срывают плоды с дерева моего: ибо это не так устыдит их.Однако нищих следовало бы вовсе уничтожить! Поистине, досадно давать им и досадно не давать.А заодно с ними грешников и тех, кого мучает совесть! Верьте мне, братья мои, укоры собственной совести учат уязвлять других.Но хуже всего — мелкие помыслы. Поистине, лучше уж совершить злое, чем помыслить мелкое!Правда, вы говорите: «Удовольствие от мелочной злобы нередко предохраняет нас от серьезных злодеяний». Однако в этом случае не следует мелочиться.Злодеяние — как нарыв: оно зудит, и чешется, и нарывает — оно заявляет о себе откровенно.«Смотри, я — болезнь», — говорит злодеяние; и в этом его честность.А ничтожная мысль подобна паразиту: она неугомонна — ползает, прилипает, прячется, пока все тело не станет вялым и дряблым от этих крошечных тварей.Но тому, кто одержим бесом, я шепчу на ухо: «Будет лучше, если демон твой станет сильнее, — помоги же ему! Есть и у тебя путь к величию!».О братья мои! Слишком много известно нам друг о друге! И многие становятся для нас прозрачными, хотя и тогда мы еще долго не можем пройти сквозь них.Трудно жить с людьми, ибо трудно хранить молчание.И более всего несправедливы мы не к тем, кто противен нам, а к тем, до кого нет нам никакого дела.Но если есть у тебя страждущий друг, стань для страданий его местом отдохновения, но вместе с тем и жестким ложем, походной кроватью: так лучше всего ты сможешь помочь ему.И если друг причинит тебе зло, скажи так: «Я прощаю тебе то, что сделал ты мне; но как простить зло, которое этим поступком ты причинил себе?»Так говорит великая любовь: она преодолевает и прощение, и жалость.Надо сдерживать сердце свое; ибо стоит только распустить его, как теряешь голову!О, кто совершил больше безрассудств, чем милосердные? И что причинило больше страданий, чем безумие сострадательных?Горе любящим, еще не достигшим той высоты, которая выше сострадания их!Так сказал мне однажды дьявол: «Даже у Бога есть свой ад — это любовь его к людям».А недавно я слышал от него: «Бог умер, из-за сострадания своего к людям умер он».Итак, опасайтесь сострадания, помните: оттуда надвигается на людей тяжелая туча! Поистине, известны мне признаки бури!Запомните же и такое слово: великая любовь выше сострадания, ибо то, что любит она, она еще жаждет — создать!«Себя самого приношу я в жертву любви моей, и ближнего своего, подобно себе», — такова речь созидающих.Но все созидающие безжалостны.Так говорил Заратустра.

Приложенные файлы

  • docx 8015435
    Размер файла: 19 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий